Александр Калинин. Купи-продай. Настоящие баталии развернулись вокруг нового этапа приватизации - 5 Марта 2016 - Архипелаг Святая Русь
Меню сайта


Категории раздела
Русское движение [344]
Русофобия [367]
Русская защита [1147]
Миграция, этнические конфликты [615]
Кавказ [608]
Армия и нацбезопасность [573]
Образование и наука [296]
Демография [120]
Социальная сфера [754]
Протест [517]
Власть и народ [1115]
Правопорядок [414]
Экономика [710]
Культура [676]
Религия [507]
Экология [126]
Обломки Империи [5143]
Зарубежье [990]
Внешняя политика [148]
Сербия [170]
Люди [101]
Интервью [183]
Статьи и комментарии [1639]
Разное [324]
Даты [229]
Утраты [103]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3960


Форма входа


Поиск


Календарь
«  Март 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 30.03.2017, 01:55
    Главная » 2016 » Март » 5 » Александр Калинин. Купи-продай. Настоящие баталии развернулись вокруг нового этапа приватизации
    02:07
    Александр Калинин. Купи-продай. Настоящие баталии развернулись вокруг нового этапа приватизации

    Как передача собственности в частные руки в России из системы управления экономикой превратилась в инструмент ее разрушения, а аукционные торги оборачиваются банальной скупкой чужих активов по бросовой цене в стиле 90-х.

     

    29 декабря «Российский Аукционный Дом» (РАД) выставил на продажу все 100 процентов акций «Учебно-опытного молочного завода Вологодской государственной молочно-хозяйственной академии им. Н.В. Верещагина» за 1 миллиард 80 миллионов рублей, хотя стоимость только оборудования в несколько раз превышает эту сумму. На 17 февраля были назначены торги. Но 12 февраля, за пять дней до часа икс, когда уже был завершен прием заявок на аукцион и внесен задаток, поручением Правительства торги вдруг отменили. Отменили из-за опасения, что уникальное российское предприятие приберет к рукам компания, не заинтересованная в сохранении рецептуры и технологии производства основного бренда завода – вологодского масла, и сохранении не менее уникальной учебной базы, а само предприятие может быть переориентировано на выпуск банального маргарина и более дешевых сортов масел.

    Предприятие действительно уникально. Еще в 1911 году распоряжением императора Николая II здесь организовали молочнохозяйственный институт, а при нём - завод, которому отводилась роль учебно-производственной базы. При советской власти на базе института создали уже Молочную академию, откуда вышли тысячи первоклассных специалистов. Сегодня завод не только обладает свидетельством № 1 на право изготовления товара «Вологодское масло», выпуск которого в 2015 году составил 90 процентов от общего объема продукции, но является кузницей кадров для всей молочной отрасли страны.

    - Да за здешними выпускниками очередь выстраивается, - утверждает депутат Государственной Думы, первый заместитель председателя комитета ГД по аграрным вопросам Сергей Каргинов. – Их, извините за сравнение, как борзых щенков расхватывают.

    Скушать масло вместе с заводом пытались ещё год назад. Но тогда руководство области достучалось до президента, и тот обещал не допустить уничтожения или ухудшения деятельности предприятия.

     

    Новая попытка опять сорвалась, потому что на защиту предприятия встала общественность. Жители Вологды и соседних регионов направили письмо президенту России, под которым собрали более 60 тысяч подписей, с просьбой посетить завод и лично разобраться в ситуации. Тревогу забили журналисты, депутаты, Общероссийский народный фронт, Минсельхоз России и, наконец, правительство, в лице вице-премьера Аркадия Дворковича.

    - Заводу наносят репутационный ущерб, - сетует председатель совета директоров и глава молочного союза России Людмила Маницкая. – Кто из инвесторов будет работать с предприятием, который каждый год пытаются продать?

    Депутат Госдумы Сергей Каргинов выразился еще жестче:

    - Сегодня приватизация напоминает рейдерские захваты 90-х годов, когда целью было забрать наиболее прибыльные предприятия и перепродать его, - считает он.

    Да, было время. Помню, как в середине 90-х трое авантюристов за короткий срок разрушили более десятка оборонных предприятий столицы. Одним удалось отбиться, другим нет, и после рейдерского захвата они представляли собой печальное зрелище. Оборудование было демонтировано, рабочие выброшены за проходную, их трудовые книжки обнаруживались на свалках, а опустевшие цеха сдавались в аренду под торговлю.

    Облапошивали матерых директоров сопливые пацаны. Главным из них был выпускник профтехучилища Михаил Дворников, ставленник солнцевской преступной группировки. Деньги, на которые скупались первые предприятия, давал криминал. Позже их разбавили несколькими кредитами, взятыми в различных банках столицы. Территория, в которой размещался офис Дворникова, охранялся специальным подразделением МВД, сотрудники которого подчинялись напрямую ему. Без его указания никто не мог пройти на охраняемую территорию, в том числе и представители власти.

    Работал он так. Представившись генеральному директору завода «Компрессор» Алексею Петрову финансовым директором крупной холдинговой фирмы, работающей в области энергетики и строительных материалов, предложил создать совместное предприятие, обещая в ответ заказы и финансовую помощь. В качестве взноса в уставный капитал завод должен был внести часть своих зданий и сооружений, Дворников со своей стороны - 37 миллиардов рублей наличными. Завод сидел без заказов и денег, и такому предложению был несказанно рад. Оформление документов и регистрацию СП доверили более молодым и энергичным компаньонам, ибо «Компрессор» не имел денег даже на это. И стали ждать обещанных миллиардов.

    Но когда подоспели регистрационные документы, обнаружилось, что только половина заводских акций имеет право голоса, а обещанные миллиарды оказались сомнительными бумажками. Налицо был обман. Недоумевающему Петрову сказали: поправить финансовое положение завода невозможно, надо менять стратегию: рабочих отправить в бессрочные отпуска, выбросить из цехов оборудование, а здания сдать в аренду.

    Явившийся вскоре на завод представитель «холдинговой фирмы» г-н Яблоков через пару дней объявил «Компрессор» своей собственностью, но был выдворен рабочими за проходную. Он еще попытался прорваться на территорию при поддержке вооруженных автоматами милиционеров, но поднятые по тревоге рабочие встали стеной, перед которой оказались бессильны даже автоматчики спецподразделения МВД.

    Кстати, Яблоков представлялся полковником в отставке, бывшим заместителем командира по тылу одной из дальневосточных дивизий. В компании Дворникова он выполнял номинальные функции, а их связь, по некоторым данным, была обусловлена тем, что сын Яблокова имел непосредственное отношение к солнцевской ОПГ.

     

    Почуяв неладное, коллектив «Компрессора» обратился с иском в Перовский народный суд, который признал сделку незаконной, поскольку документы сфальсифицированы и наносят вред заводу. Эта неудача их, однако, не обескуражила, потому как во многих других местах все шло по сценарию, написанному ими.

     

    К примеру, на московском заводе электровакуумных приборов «Эмитрон». На торгах, которые, как позже признал Арбитражный суд, были проведены с грубейшими нарушениями законодательства, Дворников со товарищи через подставных лиц скупили 25 процентов акций, после чего предложили создать совместное предприятие «Эмитрон-2». Тоже говорили о заказах и деньгах. Тоже подделали уставные документы, но отпор не получили. Большой пакет акций скупили у рабочих за наличные, приехав к проходной с мешком денег. А став фактическими хозяевами завода, заменили директора, 30 лет отработавшего на «Эмитроне», уже знакомым нам Яблоковым, вытурили из кабинетов остальных управленцев, выкинули из цехов уникальное оборудование, на котором делали искусственные клапаны для сердца и элементы для ракетных двигателей, а потом погнали за ворота и самих рабочих. Опустевшие цеха по старой схеме сдали в «черную» аренду различным фирмам сроком на пятьдесят лет.

    После этого они обратили внимание уже на «Московский шелк», корпуса которого примыкали к корпусам разграбленного «Эмитрона». Сочинив липовую бумагу, подали иск в Арбитражный суд. Суд, посчитав предоставленные документы недостаточными, слушанье дела отложил. Пользуясь паузой, член совета директоров «Московского шелка» Виктор Рудаков помчался в архивы. Туда же направил Дворников своего приятеля Поповского. Первый рассчитывал на силу архивных документов. Второй - на силу взятки, которая должны была дать ему в руки нужную бумагу.

    Максим Поповский являлся правой рукой Дворникова, руководил работой ряда подставных фирм-однодневок, которые использовались для незаконных операций. В июле 1992 года, скинувшись с Дворниковым по 5 тысяч рублей, он учредил фирму «4 ладьи». Затем были «4 ладьи-инвест», «Энергомеханизация», «Эвис», «Эмитронпром», много других, и наконец, фирма с глумливым названием «Рога и копыта». Эта многоликость давала возможность не только заключать сомнительные сделки, но и сливать долги предприятий в какое-либо одно, которое затем упразднялось, а прибыль уводилась от налогов. Адреса, по которым значились многие фирмы, были подставными.

    Знаковая картина, не правда ли? Не эта ли схема без сбоев работает и по сей день, позволяя жуликам разного калибра безнаказанно выводить деньги из оборота и переводить их на заграничные счета? Теперь им предлагают амнистию. Да не пойдут они на нее, слишком жирный криминальный след стелется за этими деньгами.

     

    «Московскому шелку» удалось-таки доказать необоснованность притязаний мошенников на их производственные корпуса. Те направили свои усилия на захват других предприятий. Остановить их долгое время не могли, потому что у них находились влиятельные покровители во властных структурах столицы.

     

    Но наступило другое время. На смену банальным жуликам пришли люди иного масштаба. Усилиями Гайдара, Чубайса и Коха приватизация приобрела невиданные масштабы. Некогда общенародная собственность пилилась так, что звон стоял по всей России, а опилки летели по всему миру. Наступила эпоха, получившая название «семибанкирщина». Ельцин принял решение идти на второй президентский срок. Для этого нужны были деньги. Их могли дать только вскормленные им же миллионеры. Они собрались в Давосе и выдвинули условие: президент должен пойти на залоговые аукционы. «Уже тогда они между собой договорились, кто какое себе предприятие возьмет», - вспоминает Сергей Филатов.

    В большинстве случаев новые приватизаторы действовали так же, как и пэтэушники из солнцевской ОПГ. Символом того времени стал город Пикалево. Хотя мог и любой другой, к примеру, Гаврилов-Ям Ярославской области. Гаврилов-Ямский льнокомбинат, бывший флагман индустрии, градообразующее предприятие, уже около 10 лет стоит. Рабочие разбежались. В обветшавших цехах догнивает оборудование.

    - Здесь дед и бабка мои работали, родители, я сам. И дети мои могли бы работать, - говорил мне Владимир Синицын, директор ООО «Гаврилов-Ямский льновод», одного из небольших частных предприятий, выросших на обломках развалившегося гиганта. - А ведь когда-то выпускали великолепную продукцию даже на экспорт.

    Так же были развалены и другие подобные предприятия страны. Из семи мощных льнокомбинатов России остались, по сути, два – в Костроме и Вологде. Остальные продали, как Гаврилов-Ям. И Россия, производившая когда-то 70 процентов мирового льноволокна, скатилась в аутсайдеры.

    Так что же случилось с Гаврилов-Ямским льнокомбинатом?

    У него, говорили мне в министерстве промышленности области, оказалось два хозяина. Блокирующий пакет акций принадлежит обладминистрации, контрольный – Олегу Дерипаске.

     

    Ни власти, ни олигарх по отдельности предпринять ничего не могут, а договориться якобы не получается. Власти заявляют о намерении восстановить комбинат. Дерипаска не заявляет ничего.

     

    - В спор двух хозяйствующих субъектов никто не имеет права вмешиваться, и мы не можем давить на одного или другого участника процесса, - объяснял руководитель департамента агропромышленного комплекса и потребительского рынка правительства Ярославской области. - Вопрос сложный. Предприятию требуются инвестиции, и собственник, приобретая его, должен, прежде всего, понимать, что от него ждут в первую очередь денежных вложений.

    - А разве это не было оговорено при продаже контрольного пакета акций?

    - Нет.

    - Но у собственника могут быть иные цели. Например, обесценив, выкупить комбинат полностью и продать, допустим, китайцам, которые считаются признанными мировыми лидерами в текстильной отрасли?

    - Может быть, но нам бы хотелось сохранить предприятие.

    Но чиновники, мягко говоря, лукавили. Вначале, как поведал мне тот же директор ООО «Гаврилов-Ямский льновод» Владимир Синицын, контрольный пакет был продан Гута-Банку. При этом будто бы оговаривалось, что тот вкладывает 8 миллионов долларов на развитие производства. Но банк, наоборот, эти 8 миллионов с комбината вытащил. Друг Синицына Павел Тельнов, работавший тогда директором, написал о том губернатору. И через три недели был уволен. А вскоре и умер.

    К Дерипаске комбинат перешел уже потом.

    Но если одни предприятия становились аутсайдерами, то другие, казалось бы, успешно развивающиеся, скупались или поглощались зарубежными компаниями и уходили из под юрисдикции России.

     

    Так, компания «Вимм-Билль-Данн», известная по бренду «Домик в деревне», входившая в перечень системообразующих организаций России, получавших государственную поддержку в период кризиса 2009 года, в 2011 году была поглощена американской корпораций « PepsiCo», зарегистрированной на Бермудких островах. Другая молочная компания «Юнимилк» в 2010 году слилась с французской компанией «Данон».

    Что уж говорить о мелких предприятиях. В той же Вологодской области стёрты с лица земли крупные откормочные комплексы в селе Васильевском под Вологдой и под череповецким селом Нелазкое. Прекратил существование свинокомплекс в Надеево - крупнейший в России производитель свинины. «Эффективный» собственник, за которым уже тянулся уголовный след, набил собственные карманы и… исчез, а 400 рабочих и специалистов оказались выброшенными за ворота предприятия.

    Приватизация, которая, по идее, должна представлять собой процесс передачи государственной собственности более эффективным частным собственникам, как и банкротство, стали на деле формой рейдерского захвата, цель которого не оздоровление предприятий, не повышение их эффективности, а устранение конкурента, получение прибыли за счет распродажи имущества. Все это под видом получения денег в госбюджет, которые, во-первых, мизерны, а во-вторых, при нынешнем уровне коррупции будут частично разворованы, а в результате регион и страна понесет убытки. К примеру, детский сад, проданный в Коломне частному лицу, через неделю был выставлен на продажу уже по цене, в 60 раз выше той, по которой был куплен? Не то ли ожидает и «Вологодское масло»?

    Я спросил уважаемого депутата Каргинова, почему же законодатели до сих пор не могут создать заслон рейдерству под видом приватизации?

    - Поправки такие подготовлены, но они даже не выносятся на обсуждение, - честно признался он. – В Госдуме, впрочем, как и в правительстве, очень сильно лобби, которое заинтересовано, чтобы все оставалось, как есть.

     

    Соглашаясь с необходимостью очередной волны приватизации государственных предприятий, Владимир Путин предупредил членов правительства, что в этот раз она не должна привести к распродаже госсобственности за бесценок.

     

    Инвесторы должны искать свои ресурсы, а не занимать их в государственных банках. А главное, не допустить ухода активов в оффшоры.

    Но для этого нужен целый пакет новых законов, считает профессор Финансового университета при правительстве РФ Виталий Шаров, что потребует около года. Чиновники же ждать не хотят. Уже оглашен список продаваемых с молотка предприятий. Там в компании с «Башнефтью» и АЛРОСом и «Вологодское масло».

    Опасность, что завод вместе с его уникальной учебной базой все-таки будет продан, сохранилась. «В соответствии с поручением Правительства Российской Федерации, говорится в документе Росимущества, в установленном порядке будет проведен отбор инвестиционного консультанта для определения ключевых условий и проработки возможной структуры приватизационной сделки с целью привлечения стратегических российских инвесторов в текущем году, а также утверждения условий, препятствующих последующему перепрофилированию принадлежащего обществу производства». Торги приостановили, но не отменили. Приостановили под тем предлогом, что он вызывает «широкий негативный общественный и политический резонанс. Так что борьба за «Вологодское масло» продолжается. И гарантии, что влиятельное лобби в правительстве и Госдуме не продавит решение о его продаже, и что оно все же в результате уйдет за море, нет.

    Кстати, как стало известно, по обвинению в контрабанде культурных ценностей заочно арестован и объявлен в международный розыск бывший вице-премьер Альфред Кох. Тот самый, который курировал проведение первой волны приватизации и отвечал за проведение залоговых аукционов. Которого «ушли» в связи с так называемым «делом писателей», когда пять ведущих реформаторов из правительства и администрации президента РФ – Чубайс, Бойко, Казаков, Мостовой и Кох – получили авансом по 90 тысяч долларов каждый от издательской фирмы за ещё не написанную книгу об истории приватизации.

    Так история-то еще, оказывается, и не закончилась.

    Категория: Статьи и комментарии | Просмотров: 79 | Добавил: Elena17
    Сайт создан в системе uCoz