Меню сайта


Категории раздела
Русское движение [344]
Русофобия [367]
Русская защита [1147]
Миграция, этнические конфликты [615]
Кавказ [608]
Армия и нацбезопасность [573]
Образование и наука [296]
Демография [120]
Социальная сфера [754]
Протест [517]
Власть и народ [1115]
Правопорядок [414]
Экономика [710]
Культура [676]
Религия [507]
Экология [126]
Обломки Империи [5143]
Зарубежье [990]
Внешняя политика [148]
Сербия [170]
Люди [101]
Интервью [183]
Статьи и комментарии [1639]
Разное [324]
Даты [229]
Утраты [103]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3970


Форма входа


Поиск


Календарь
«  Апрель 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 25.04.2017, 03:56
    Главная » 2016 » Апрель » 16 » Д.К. Матлин. Возвращение забытых имён...
    02:34
    Д.К. Матлин. Возвращение забытых имён...

    Возвращение забытых имён на примере выявления, числившихся утерянными, могил государственных и общественных деятелей Императорской России, погребенных на погостах Свято Троицкой Александро-Невской Лавры.
    (Доклад прочитанный 9 апреля 2016 года на конференции «Сакральная География» Русского Географического Общества в Синем Зале Епархиального Управления Александро-Невской Лавры).

     

    Тема моего доклада, посвящена проблеме сохранения зримой исторической памяти о лучших людях России, на примере нашего с вами отношения к местам их последнего земного пристанища — могилам.
    Если более конкретно, о том, в каком ужасающем состоянии иные из них находятся в настоящее время, причем ни где-нибудь в «не прекрасном далеко», а буквально под окнами нашего с вами высокого собрания — на исторической территории погостов Александро-Невской Лавры.
    Я не открою Америки если скажу, что прошлый век было во многом катастрофичен, как для России в целом так и для её культуры, духовной и материальной. Не избежали этого «погрома» и, казалось бы, такие тихие, «неконфликтные места», как исторические кладбища. И это не удивительно если вспомнить, что люди, захватившие власть в России в октябре 1917 года, объявили войну не только своим политическим противникам, но и историческим памятникам прежних эпох, по праву считавшихся гордостью нашего Отечества!
    Помимо известного Ленинского «Декрета о памятниках Республики», по сути вынесшего «смертный приговор» лучшим и известнейшим монументам и национальным мемориалам Российской Империи, среди которых назову лишь основные: Мемориал Царю Освободителю в Кремле Московском (ск. А. Опекушин арх. Султанов); Мемориал Царю Миротворцу у Храма Христа Спасителя в Москве (ск. А Опекушин); генералу Скобелеву в Москве (ск. Саймонов) а в Петрограде конный монумент Великого Князя Николая Николаевича старшего (ск. П. Каноника), (фото 1) вероятно был и другой, возможно «негласный» документ согласно которому подлежали уничтожению и захоронения «политических противников» большевистского режима, даже если они отошли в мир иной задолго до событий «великой октябрьской...».

    В качестве подобного скорбного примера приведу разрушение надгробного памятника Великому Столыпину в Киево-Печерской Лавре (к счастью восстановленному несколько лет назад) и менее известный случай — уничтожение некрополя семьи Петербургского градоначальника Генерал Адъютанта Фёдора Трепова в Киевском Выдубоцком монастыре и честных останков его сына — Дмитрия Федоровича — Дворцового Коменданта Императора Николая Второго, (отдавшего войскам в 1905 году известный приказ «холостых залпов не давать!», кстати сохранивший сотни жизней столичных обывателей так как после его объявления никаких «залпов» давать не пришлось а сами революционные волнения в Петербурге практически прекратились) погребенного в часовне-склепе Петропавловского Собора в Петергофе. В конце 90 х. годов прошлого века, при реставрации Храма и археологических работах внутри часовни, выяснилось, что склеп Трепова был вскрыт, а его гроб уничтожен.
    В последующие годы, когда идеологический натиск безбожной власти несколько поутих, на смену «воинствующим безбожникам» и борцам с покойниками пришла иная напасть — мародеры! Расхитители могил, охотники за «бесхозным камнем» и прочие негодяи, падкие до поиска сокровищ в чужих гробах, существовали с глубокой древности, но именно в России в 20 веке их отвратительная деятельность смогла расцвести с небывалым до сей поры размахом.
    Этому способствовали и отсутствие должной охраны и контроля со стороны советских властей (за небольшими исключениями) и тот факт, что многие ценные исторические захоронения остались по сути безнадзорными. Для примера можно назвать разграбленное, по сути исчезнувшее захоронение Николая Врангеля (Брата Петра Николаевича Врангеля — знаменитого «Чёрного Барона») на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры. Все ближайшие родственники Николая Николаевича, известного деятеля русской культуры «Серебряного Века», в силу известных событий оказались в эмиграции, и его могила затерялась...
    Автору данного сообщения и его соратникам из Общества «Русское Знамя», а в последствие «Александровского Исторического Общества», начиная с 1988 года, пришлось немало потрудиться на городских погостах Петербурга и иных городов России в поисках и выявлении считавшихся на тот момент утраченными захоронений незаслуженно забытых героев нашего Отечества, а также принять участие в полном или же частичном восстановлении оных.


    Не в качестве похвальбы а лишь для примера упомяну выявленное нами в 1989 г. и восстановленное в прежнем виде ( в 2007 г. )братское захоронение чинов СПБ полиции Алексея Тяпкина и Антипа Самсонова, погибших при охране общественной безопасности в 1869 году, (фото 2), установленный кенотаф юнкеру Георгию Александровичу, убитому большевиками при штурме Владимирского училища в ноябре 1917 года и работы по благоустройству памятника 11 солдатам Лейб-Гвардии Финляндского полка павшим 5 февраля 1880 года в Зимнем Дворце при покушении террориста на жизнь Царя Освободителя (фото 3) Смоленское православное кладбище СПб. (все на Смоленском Православной кладбище СПб).


    Привожу эти примеры только с одной целью, чтобы всем было ясно, что я имею право говорить о давно назревших проблемах и предлагать способы их решения…
    Перехожу к основной части сообщения.
    За последние 25 лет постоянной, связанной с работой в архивах и библиотеках Петербурга работы, сотрудниками Александровского Исторического Общества СПБ, на разных исторических кладбищах Северной Столицы были выявлены десятки, числившихся до той поры утерянными, могил людей, внесших свой вклад в величие нашей Державы. Остановимся на Большом некрополе Александро-Невской Лавры, включающей Лазаревское, Тихвинское и Никольское кладбище.
    В целом современное состояние выявленных нами захоронений (в большинстве своём «безымянных») и самих надгробий можно последовательно охарактеризовать, как «плохое» и «очень плохое» за одним лишь исключением, но тоже не без проблем, о чем в свое время будет сказано…
    Приведём десять ярких примеров и начнём с Лазаревского некрополя взяв всего лишь одно и далеко не самое проблемное захоронение.


    • Часовня Графа Михаила Николаевича Муравьева Виленского. (Фото 4)
    Чудом сохранившийся до наших дней некрополь семьи Муравьевых-Виленских, а вместе с графом, скончавшимся летом 1866 года, здесь в последствие была погребена его жена Пелагея Васильевна урожд. Шереметьева (ск. в 1871 г.), представляет собой по форме уменьшенную в два раза копию часовни Св. Александра Невского в Вильно (современный Вильнюс) построенную по проекту арх. Резанова в 1865 г. в память погибших русских воинов в период последнего польского мятежа 1863 года, в подавлении которого деятельное участие принял граф Михаил Николаевич.
    Герой Бородинского боя, получивший на батарее Раевского тяжёлую рану ноги, от которой не мог оправиться всю оставшуюся жизнь, блестящий математик, один из Отцов Основателей Императорского Русского Географического Общества — его Вице Председатель, патриот России спасший единство страны в тяжёлые годы польской смуты безусловно достоин благодарно памяти потомков. Но до сих пор часовня на Лазаревском кладбище стоит безымянной — доски с эпитафиями, хорошо видные на дореволюционных фотографиях памятника, утеряны! А до недавнего времени в самой часовне хранился хозяйственный инвентарь Музея Городской Скульптуры, в ведении которого находится Лазаревском некрополь. Восстановить утраченные надписи, что может быть проще? Но воз и ныне там…

    • Некрополь семьи Графа Петра Валуева (Тихвинское кладбище).
    Самого надгробия Графа Петра Александровича Валуева, Председателя Комитета Министров Императора Александра Второго, человека, вынесшего на своих плечах всю тяжесть введения в действие Великих Реформ Царя Освободителя, просвещенного политика и выдающегося государственного деятеля России, равно, как и надгробия его жены и сына конногвардейца (см. Петербургский Некрополь. Саитов.) не сохранилось. Оно было снесено, когда создавался так называемый «Некрополь мастеров искусств», приведший к исчезновению сотен исторических надгробий Тихвинского кладбища. Но существует общедоступный план наиболее значительных в историческом плане захоронений Лаврского некрополя опубликованный в 1914-1917 гг. в суворинском издании «Весь Петербург. Весь Петроград». Также существует и известный специалистам план Тихвинского кладбища начала 30 годов, на котором интересуемые нас захоронения присутствуют и отмечены. Исходя из этих документальных источников легко определить, что могила Валуева находится в северо-восточной части кладбища, в нескольких метрах за могилой Достоевского ближе к стене надвратного Храма, по линии с юга на север от сохранившихся надгробий графов Дмитрия Блудова и поэта князя Петра Вяземского — близкого родственника графа Валуева. Место это ныне свободно и в настоящее время ничего не стоит установить на нем надгробную плиту, достойнейшему Сыну России, с которого, как известно литературоведам, великий Пушкин писал образ своего Петруши Гринева из «Капитанской Дочки».

     


    • Могилы адмирала Фёдора Дубасова и Зиновия Рожественского (Тихвинское кладбище).
    Надгробные памятники адмиралов Федора Дубасова и Зиновия Рожественского, известных в молодости своими подвигами в период русско-турецкой Освободительной войны 1877-1878, а в последствии ставшими выдающимися деятелями Российского Императорского Флота, постигла та же судьба, что и надгробия семьи Валуева. Они уничтожены злой волей людей прошлой эпохи. Но трудами сотрудников Александровского Исторического Общества, ещё в середине 90-х. годов места их захоронения были установлены.
    Начиная с 2012 года в дни памяти Адмирала Фёдора Дубасова (2 июля) в сослужении епархиального духовенства, при почетном карауле военных моряков, с отданием всех воинских почестей, у выявленного места упокоения бывшего Московского Генерал Губернатора и первого Георгиевского кавалера Освободительной войны, ежегодно служатся панихиды и возлагаются венки. Трудами сотрудников Фонда восстановления «Спаса на Водах» в 2015 году были изготовлены временные (Дубасову и Рожественскому) надгробные плиты (фото 5). Но каменной плиты до сих пор не установлено.
    То же самое следует сказать и о могиле адмирала Рожественского, командующего 2 Тихоокеанской эскадрой, погибшей в трагическом Цусимском бою в мае 1905 года (фото 6). Могила Адмирала, согласно плану 1917 года, находится в 30 шагах от могилы Дубасова в северо-западной части Тихвинского Кладбища, недалеко от западного (не действующего в настоящее время) входа в некрополь. Оба места захоронения адмиралов ныне свободны и никаких серьёзных трудностей с установкой памятных надмогильных плит не существует. Нужна только воля… Погрешность в выявления мест захоронения адмиралов составляет не более полутора квадратных метров, что в данной ситуации вполне допустимо и приемлемо.
    На возможные возражения о том, что ансамбль «Некрополя Мастеров Искусств» исторически сложился и появление на нем новых надгробных памятников нежелательно существует серьёзный контраргумент — имевшие место прецеденты. Правда не всегда удачные и действительно оправданные.
    Не вдаваясь в оценку целесообразности многочисленных переносов останков известных деятелей культуры и искусства с других кладбищ Петербурга на Тихвинское кладбище (в середине 20 века), чем вообще был «славен» этот Некрополь, отметим факт захоронения в 1989 году на нем Георгия Товстоногова, (при чем при рытье новой могилы были повреждены старые склепы и захоронения находившиеся на выбранном «якобы пустом месте») а уже в нынешнем веке, перезахоронения праха греческого мецената Дмитрия Бенардаки (в 2011 г) и установка в 2007 году кенотафа художнику маринисту Алексею Боголюбову (точное место перенесённого в советское время праха Боголюбова было утеряно).
    Наиболее же вопиющим, негативным примером с Тихвинским некрополем следует признать историю с так называемым «гранитным пианино», когда в 2010 г. у южной стены некрополя стараниями петербургских чиновников «от культуры» и польских «лоббистов» там было установлено подобие могильного памятника в форме музыкального инструмента. Абсурд данного проекта заключался в том, что таким образом предлагалось почтить память известной пианистки Марии Шимановской, тещи Адама Мицкевича и знакомой композитора Шопена, скончавшейся от холеры в Петербурге в 1831 году, но погребенной тогда же на холерном участке Митрофаньевского кладбища (прах не переносился!) причём, католичке!
    По сей день посетители «Некрополя Мастеров Искусств» проходя мимо странного изваяния, находятся в полной уверенности, что это историческое захоронение знаменитости и даже возлагают к нему цветы…
    Из наиболее удачных по идее, но посредственно воплощенных на практике, следует считать и открытие в 2012 году у восточной стены Тихвинского некрополя более чем скромной, если не «убогой», памятной таблички на выявленном, согласно историческом плану месте захоронения героя Отечественной Войны 1812 года. генерала Ивана Онуфриевича Сухозанета.
    Исходя из выше сказанного, можно констатировать, что никаких непреодолимых препятствий для восстановления на территории Тихвинского Кладбища достойных надгробных памятников достойным Сынам России не существует.


    • Место могилы Градоначальника Петербурга Генерал Адьютанта Петра Апполоновича Грессера. Никольское кладбище. (фото 7)
    Из всех погостов Лавры наибольшую душевную скорбь вызывает именно Никольское кладбище — самое «молодое» на исторической территории Монастыря. Серьёзную проблему создаёт тот факт, что ответственность за его состояние лежит не на Музее Городской Скульптуры и тем более Лаврском Священноначалии. Все «отдано на откуп» службе коммунального хозяйства города.
    В результате к катастрофическим утратам памятников и исторических захоронений, в период советского лихолетья, добавились потери последних 25 лет. И они не менее ужасающи…
    Для печального примера приведу факт, когда при захоронении бывшего мэра города Анатолия Собчака было уничтожено более десяти исторических могил 19 века. То же самое происходило и при захоронении политика Старовойтовой и прочих деятелей политики и бизнеса недавнего смутного прошлого. В результате весь центральный участок Никольского кладбища, расположенный к юго-западу от входа в Никольскую Церковь, полностью поменял свой исторический облик, ещё памятный нынешнему поколению петербуржцев и знатоков города.
    И никакой новой плиткой и благоустроенными дорожками близ этих «отеческих гробов» факт новой волны вандализма не скрыть!
    При чем же здесь генерал Грессер? Ответ прост. Место его захоронения, выявленное «Александровцами» уже много лет назад с точностью до сантиметра, оказалось покрыто декоративной плиткой при производстве работ по «благоустройству» территории вокруг Кладбищенской Церкви. Место могилы Грессера находится на пересечении перпендикулярных линий, проведенных от часовни певицы Вяльцевой (линия север- юг) и некрополя семьи генерала П. Ванновского (линия восток-запад). В точке пересечения этих линий и находился надгробный памятник Петра Апполоновича, одного из лучших, наравне с Треповым, администраторов Столицы Империи. На представленном снимке, человек стоит прямо на искомом месте. При поисках этого захоронения был использован уже упоминавшийся в докладе план Лаврского некрополя 1917 года (Весь Петроград. Приложение).


    • Некрополь семьи Кондратенко. (фото 8).
    В начале доклада уже было упомянуто, что состояние выявленных «Александровцами» захоронений известных лиц, оценивается, как неудовлетворительное за одним лишь исключением. Речь пойдёт о могиле Героя обороны Порт Артура, генерала Романа Исидоровича Кондратенко. Казалось бы, какие проблемы могут быть у известного, внесенного в государственный реестр памятника, не забытого ни властями, ни обществом?
    Но оказывается и здесь не все так уж безоблачно… В настоящее время на действительно благоустроенной могиле героя, установлена памятная колонна, датированная 1951 годом, когда на волне «послевоенного патриотизма», неизвестно с чьей подачи, «товарищ Сталин» вдруг вспомнил о Герое Обороны Порт Артура и дал распоряжение найти и привести в порядок надгробие Кондратенко. Что и было исполнено быстро и в срок, причём при «благоустройстве» были использованы гранитные детали, взятые с чей-то чужой могилы!
    Конфуз ситуации заключался в том, что прах Кондратенко, перенесенный из Порт Артура, был изначально перезахоронен в семейном склепе — часовне (в 1905 году), иконография которой хорошо известна специалистам. В том же 1906 и в январе 1907, в часовне, были погребены и оба брата Русского Национального Героя — Полковник корпуса военных топографов, боевой сподвижник Великого Скобелева (георгиевский крест за Хиву 1873 г.) Николай Исидорович и Действительный Статский Советник — Елисей Исидоровичи, достойнейшие слуги Царя и Отечества, о которых на современном монументе не сказано ни единого слова! (См. Новое Время 1906 NN 11033,34 ; Н.В. 1907 N 11075 C.4; Кавказ 1906 N287 с.1) Сама же ажурная хрустальная часовня семьи Кондратенко, украшение Никольского кладбища была до основания разрушена!
    Всю, собранную по крупицам информацию о братьях Кондратенко, их жизненном пути и погребении на Никольском кладбище в одном месте, нашёл и предоставил для данного сообщения, Вице Председатель Александровского Исторического Общества, его сотрудник со дня основания, ныне работающий в Государственном Эрмитаже — Дмитрий Владимирович Кудрявцев, к сожалению отсутствующий сегодня на нашем собрании. Я бесконечно благодарен ему за проделанную работу. Так же он выяснил, что единственный сын Романа Исидоровича — Владимир Романович, в последствие повторил героический путь отца, стал офицером и погиб с честью в 1917 году в одном из последних боев Великой Войны не изменив Присяге.
    Сын Романа Кондратенко был похоронен на территории нынешней Украины.
    Представляется единственно возможным и правильным, установить в ограде современного памятника генералу Кондратенко (у основания колонны) трех мемориальный табличек с именами Николая, Елисея Исидоровичей и Владимира Романовича (кенотаф).



    • Могила художника Константина Егоровича Маковского. (фото 9).
    Имя талантливого русского живописца и общественного деятеля, любимого художника Императора Александра Второго — Константина Егорович Маковского не забыто ни народом, ни историей. Его светлое, жизнерадостное и глубоко национальное искусство принадлежит всему Миру.
    В 2008-2009 годах в ГРМ с необыкновенным успехом прошла грандиозная художественная выставка, посвящённая творчеству знаменитой семьи, где работам Константина Егоровича было отведено особое место, а Русский Музей выпустил великолепный каталог. Но на этом позитив и закончился.
    В прошлом 2015 году исполнилось сто лет со дня трагической гибели художника. Приходится констатировать прискорбный факт: кроме скромных траурных мероприятий, организованных Александровским Историческим Обществом, инициировавшим работу по поиску захоронения художника (был погребен в 1915 году на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры) считавшегося утерянным, никто из культурной общественности Петербурга, а тем более представителей властей или же руководства Академии Художеств, память Великого Сына России не почтил.
    Казалось бы, объяснение простое: нет денег, в план не внесли и самое главное — могила то не сохранилась! Во всех изданиях, посвященных Маковскому, вплоть до сего дня можно прочесть именно это утверждение.
    С чувством большой радости и в осознании выполненного долга, ответственно заявляю: могила Константина Егоровича Маковского на Никольском кладбище существует. Она найдена осенью прошлого года, трудами сотрудников Александровского Исторического общества. На представленном снимке видно современное воистину удручающее состояние захоронения. Сам надгробный памятник, практически полностью уничтожен. Расхищено его каменное (гранитное или мраморное) основание, но участок могилы сохранился, что позволяет говорить о возможности в будущем его полного восстановления. На первое же время можно ограничиться и простой скромной плитой.
    В заключение, предваряя возможные вопросы, скажу как проходил поиск и идентификация могилы художника. В который уже раз нам помог «суворинский план 1917 года». В первую очередь были выявлены направления старых кладбищенских дорожек, по линии север-юг, на которой был погребен Маковский. Его дорожка перпендикулярно пересекалась с дорожкой по линии восток-запад, в конце которой находится сохранившееся до наших дней и никогда не переносимое прежде, захоронение летчика Мациевича. Ориентиром для идентификации являлись так же могилы генерала Линевича и художника Николая Каразина (находится на параллельной с Маковским дорожке) а также сохранившийся до наших дней фамильный участок семьи Пахманов, так же обозначенный на плане и находящийся на одной линии с затерявшейся могилой Константина Егоровича.
    Дальше простой математический расчёт и промер расстояний шагами. В результате на месте, обозначенном на плане 1917 года, как могила К. Е. Маковского, нами было обнаружено крупное (4,5 м на 4,5 м) основание разрушенного захоронения и остатки бетонной опалубки в основании памятника. Параллельно с обнаружением могилы Великого Художника и используя все те же расчёты нам не составило труда идентифицировать по ходу и ещё два интересных для русской военной истории захоронения. Уже используя вычисленное ранее расстояние от самой могилы Маковского в направлении прямо на север, в тридцати шагах от него, точно друг напротив друга (как и указано на плане 1917 года) были обнаружены полуразрушенные склепы генералов Дмитрия Паренсова (участника русско-турецкой войны 1877-78 гг., первого военного министра Болгарии и автора интереснейших мемуаров) и семейный участок генерала Евгения Богдановича — старосты Исаакиевского Собора, автора «истории 4 стрелкового Императорской Фамилии батальона» (1881).
    Моё сообщение завершено.
    Дабы все о чем здесь было сказано, не осталось простым сотрясением «воздухов» я предлагаю просить благословения у Владыки Варсонофия на продолжение наших скромных трудов и чтобы возглавляемая им Петербургская Епархия и Лаврское священноначалие взяли под свой действенный контроль выявленные места последнего упокоения достойных сынов Отечества (озвученные имена это только часть из большого списка!) и верных чад Русской Православной Церкви, дабы совместными с Петербургской патриотической общественностью действиями не допустить их повторной утраты и в таком случае уже без возврата.
    Благодарю Вас за внимание!

     

    Дмитрий Кириллович Матлин.
    Председатель Александровского Исторического Общества СПБ.

    Категория: Статьи и комментарии | Просмотров: 91 | Добавил: Elena17
    Сайт создан в системе uCoz