Меню сайта


Категории раздела
Русское движение [344]
Русофобия [367]
Русская защита [1147]
Миграция, этнические конфликты [615]
Кавказ [608]
Армия и нацбезопасность [573]
Образование и наука [296]
Демография [120]
Социальная сфера [754]
Протест [517]
Власть и народ [1115]
Правопорядок [414]
Экономика [710]
Культура [676]
Религия [507]
Экология [126]
Обломки Империи [5143]
Зарубежье [990]
Внешняя политика [148]
Сербия [170]
Люди [101]
Интервью [183]
Статьи и комментарии [1639]
Разное [324]
Даты [229]
Утраты [103]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3979


Форма входа


Поиск


Календарь
«  Август 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 19.08.2017, 15:58
    Главная » 2015 » Август » 22 » Где же наши пушки?
    04:17
    Где же наши пушки?

    Многие удивляются, что российские артсистемы не имеют спроса на мировом рынке. Удивление проходит, когда узнаешь об отношении к этому виду ВВТ в собственном оборонном ведомстве.

    События на Украине показали, что эффективное применение ударных огневых систем вполне возможно и без достижения оперативного превосходства над противником. Эти задачи решаются ведением контр-батарейной борьбы, поражением выдвигающихся из глубины резервов, нейтрализацией пунктов управления (радиоэлектронных средств), уничтожением прорывающихся в оборону танков, что лишает неприятеля инициативы. Это характерно как для локальных конфликтов, так и для войн будущего. Но успех возможен лишь при интеграции сил и средств в разведывательно-огневой системе.

    Смена целей

    Речь, прежде всего, об артиллерийской составляющей РВиА Сухопутных войск. Напомним: организационно она включает соединения (части, подразделения) гаубичной, пушечной, реактивной, противотанковой артиллерии, противотанковых ракетных комплексов, минометов, а также разведки, управления и обеспечения. Структура разветвленная и довольно сложная. Чтобы отвечать требованиям времени, она должна постоянно совершенствоваться, насыщаться новыми ВВТ.

    Свернуть )

    Этого требуют не только вызовы времени, но и мировые тенденции. Развитие технологий позволило осуществить интеграцию управления силами и средствами в едином информационном, разведывательном пространстве и перейти от жесткого централизованного управления по вертикали к сетецентрическому – по горизонтали. Эти процессы привели к пересмотру взглядов на организацию и ведение боевых действий, в том числе на применение артиллерийских средств поражения.

    Ведущей тенденцией, считает старший научный сотрудник 3-го ЦНИИ МО РФ, кандидат военных наук Валерий Ложников, становится создание межвидовых группировок войск, сведение к минимуму или полное исключение ведения ближнего огневого боя соединениями и частями. Акцент делается на мобильность и максимальную активацию боевого потенциала небольших группировок с опорой на новые возможности систем разведки, управления, поражения и обеспечения.

    Меняются и приоритеты огневого поражения. Основные усилия сосредоточиваются на уничтожении критически важных объектов инфраструктуры, систем государственного и военного управления.

    На оперативном уровне акцент делается на уничтожении объектов, которые определяют функционирование основных боевых и обеспечивающих систем противника. Агрессия США и других стран НАТО против Югославии, Ирака, Афганистана, Ливии стала практической проверкой этих концептуальных положений. Итоги говорят о том, что основными тенденциями вооруженной борьбы стали:

    — расширение пространственного размаха действий против боевых систем противника и масштабов поражения;
    — смещение центра военных действий в воздушно-космическую сферу;
    — использование в бою единого информационного пространства;
    — отсутствие непосредственного контакта сражающихся войск;
    — наличие открытых флангов.

    В конечном итоге наблюдается постепенное переключение воздействия с живой силы и техники противника на ключевые объекты управления. Но подобное применение РВиА может осуществляться только в едином информационно-разведывательном пространстве с максимальной маневренностью, что предполагает развертывание частей и подразделений с ходу на неподготовленные огневые позиции.

    «В последние годы в области автоматизации управления РВиА возникли проблемы, обусловленные действием как объективных, так и субъективных факторов, – говорит профессор кафедры автоматизации управления РВиА Михайловской артиллерийской академии, доктор технических наук Валерий Кежаев. – По некоторым оценкам, командиры артиллерийских дивизионов сегодня вынуждены принимать решения при наличии лишь 30 % необходимой информации, а иногда и 10 % сведений об обстановке. А ведь даже для подготовки атаки батальона (дивизиона) требуется решить около 500 различных подготовительных задач».

    В чем причина дефицита информации?

    Объем задач по огневому поражению противника резко возрос, а время для принятия решения на бой сократилось. Кроме того, данные о противнике в РВиА пригодны, если время их запаздывания не превышает 50 минут. С появлением новых маневренных средств люфт все меньше.

    Проблемы решаются только через интеграцию систем управления РВиА в разведывательно-огневую систему. К пониманию этого пришли не вчера. Но возникла еще одна проблема, связанная с внедрением робототехнических комплексов в разведывательно-огневую систему, включая подсистемы управления, разведки, целеуказания, обеспечения. Далеко не все понимают значимость подобных революционных изменений.

    Неспроста в руководстве Министерства обороны РФ, научно-исследовательских институтах сейчас идет речь даже о переиздании словаря оперативно-тактических терминов. А в армиях развитых стран резко повысилась активность научно-прикладных исследований в области применения новых форм и способов боевых действий.

    Смена принципов

    Концепция сетецентризма способствует внедрению инновационных технологий в автоматизированное управление РВиА, что позволит успешно реализовать перспективные способы выполнения огневых задач независимо от сложности боевой обстановки и характера боевых действий.

    Эти технологии приобретут определяющее значение уже в ближайшее время, что потребует соответствующей подготовки специалистов, в том числе по робототехнике. Как считает профессор кафедры РВиА Михайловской военной артиллерийской академии, доктор военных наук, доцент полковник Виталий Лукьянов, одна из задач РВиА – придание межвидовым группировкам войск на ТВД и операционных направлениях основных свойств разведывательно-огневой системы, функционирующей в едином информационном пространстве.

    Это невозможно без полной функциональной интеграции сил, участвующих в огневом поражении противника, оснащения соединений и частей РВиА высокоточными комплексами автоматизированного управления и разведки, ракетными и артиллерийскими системами нового поколения АСУНО, комплексами автоматизированного моделирования боевых действий типа «Заря-22». Перевооружение предусматривает переход к ВВТ на новых физических принципах.

    Для того чтобы подразделения РВиА находились вне зоны огневого воздействия противника, дальнобойность ракетного и артиллерийского вооружения необходимо увеличить в 1,5–2 раза, а досягаемость высокоточного оружия большой дальности Сухопутных войск – втрое, а то и впятеро.

    Мировые тенденции свидетельствуют, что применение сил и средств огневого поражения характеризуется переходом от разрушения и уничтожения объектов к нарушению их функционирования на время, необходимое войскам для выполнения поставленной задачи. Ни одна из вышеперечисленных целей, по мнению Валерия Кежаева, не будет достигнута, если не окажется людей, искренне болеющих за результат, за внедрение в войсковую практику новых методов и технологий. Такие специалисты есть, но проблем на пути реализации, казалось бы, понятных решений возникает еще немало.

    «Речь об инициативе, которая была недавно проявлена, в частности, генерал-полковником Владимиром Зарицким и генерал-лейтенантом Валерием Цукановым, – сказал на конференции в рамках форума «Армия-2015» Валерий Кежаев. – Мало найдется тех, кто бы вот так принципиально ставил вопросы, от решения которых зависит судьба рода войск».

    Смена чиновников

    Начальник штаба – первый заместитель начальника Ракетных войск и артиллерии Вооруженных Сил РФ (2001–2006), доктор военных наук генерал-лейтенант Валерий Цуканов пояснил, что анализ вооруженных конфликтов последних лет, а это и Ирак с Афганистаном, и Ливия с Сирией, и Украина, показывает: в современном бою определяющую роль играет информация, точнее, умение ее вовремя получить и быстро ею распорядиться.

    Важно, что наши ученые смогли предвосхитить эти мировые тенденции. Решать проблему стали еще под руководством начальника РВиА Сухопутных войск Вооруженных Сил РФ (2001–2008) генерал-полковника Владимира Зарицкого. В 2002-м началась работа над Концепцией развития РВиА как разведывательно-огневой системы. Она содержала семь разделов, включая ядерное обеспечение. Но на пути ее утверждения неожиданно возникли непредвиденные трудности. И спустя 13 лет они не исчезли.

    Над концепцией трудились два года, ее согласовали со всеми центральными органами военного управления, НИИ, вузами, главкомом Сухопутных войск, утверждена начальником Генерального штаба. Документы были разосланы в 68 организаций, включая ведущие предприятия промышленности. А самое главное – выполнены НИР и ОКР по интегрированным системам вооружения для РВиА. Подключались ВАГШ, Михайловская артиллерийская академия, НИИ, другие организации. Вышло много публикаций и научных трудов. Но результат не впечатляет.

    Промышленностью до 2014 года в основном выполнены завершенные ранее НИОКР и создана основа разведывательно-огневой системы. Но к этому времени разгорелся украинский конфликт, который остро поставил в повестку вопрос значимости огневого поражения противника и роли артиллерии в операциях Сухопутных войск. Казалось бы, это должно ускорить развитие созданных заделов, но вышло наоборот.

    Начиная с 2013 года попытки промышленности и основного потребителя данного вооружения (Управления РВиА) убедить распорядителей финансов, в первую очередь ГРАУ, заказать уже почти принятый на вооружение поставочный комплект для армейских дивизионов отдельной мотострелковой бригады не дали результатов. Запрос заместителю министра обороны по вооружению в апреле 2013-го также не нашел понимания. Личное обращение в ГРАУ генерал-лейтенанта Валерия Цуканова (уже как советника генерального директора одного из предприятий ОПК, на которое была возложена разработка соответствующих систем) не принесло результата.

    После этого генерал-полковник Зарицкий сделал доклад на заседании Военно-промышленной комиссии при правительстве. Членами НТС он был принят с одобрением. Однако дело опять не сдвинулось с места.

    «После чего, руководствуясь исключительно вопросами повышения обороноспособности государства, генеральным директором ОАО «Российская электроника» было принято решение обратиться по данному вопросу к заместителю председателя правительства Российской Федерации, председателю коллегии ВПК РФ Дмитрию Рогозину, – рассказал генерал-лейтенант Цуканов. – Сообщалось, что Росэлектроника при поддержке Российской академии ракетных и артиллерийских наук завершила создание интегрированной артиллерийской боевой огневой системы, которая в приказах Минобороны от 10 июня 2014 года признана годной для поступления в Вооруженные Силы РФ. Это результат многолетней целенаправленной работы управления, ГРАУ, предприятий промышленности, НИИ МО РФ».

    Данная разведывательно-огневая система увеличивает нанесение поражения противнику в 2–2,5 раза, обеспечивает экономию боеприпасов на 10–15 процентов, сокращает цикл управления в дивизионе в 3–3,5 раза, управления средствами разведки – в 4–5 раз. Есть и другие положительные характеристики, которые приводятся в акте госиспытаний.

    К сожалению, в настоящее время средства артиллерийских подразделений, которые осуществляют огневое поражение противника, далеко не всегда интегрированы с комплексами разведки и управления. А значит, в некоторых условиях неэффективны.

    Но для Вооруженных Сил РФ продолжается закупка отдельных образцов старого вооружения. Ни одного подразделения, соединения артиллерии с использованием новой боевой интегрированной разведывательно-огневой системы (кроме «Искандеров») не сформировано. В результате к 2020 году мы можем получить совершенно негативный результат: подразделений РВиА с современным вооружением не будет образовано, поскольку в гособоронзаказе комплектные поставки таких ВВТ не предусмотрены.

    Может оказаться так, что к 2020 году мы вообще останемся без нового системообразующего вооружения в РВиА. Росэлектроника, руководствуясь интересами обороноспособности государства, просила рассмотреть данную проблему с приглашением заинтересованных сторон: Минпромторга, Минобороны, предприятий промышленности, РАРАН, вузов. Предлагается:

    1) Дополнить НКЦП «Развитие артиллерийского вооружения» пунктом о конкретных поставках вооружения для оснащения разведывательно-артиллерийских систем.

    2) Назначить системного интегратора-заказчика, для которого поставить задачи формирования ГОЗ, оснащения войск, проведения слаживания подразделений в одном из учебных центров; департаменту вооружения – подготовить соответствующие документы.

    3) Определить головное предприятие промышленности по отработке общесистемного и специального программного обеспечения, научное сопровождение возложить на соответствующий институт и РАРАН.

    Что же ответил товарищ Рогозин? Он сослался на заказчика – ГРАУ. В ответе, в частности, говорилось, что оснащение артиллерийских дивизионов общевойсковых бригад ВВТ осуществляется в настоящее время в составе поставочных комплектов и в соответствии с утвержденным планом. «В связи с вышеизложенным нет необходимости рассматривать…» Словом, далее все понятно.

    Смена подходов

    Может, этим разработкам грош цена? Что кроется в таком ответе – некомпетентность, незнание основ армейской службы и боевого применения РВиА? Ведь артиллерия – это система вооружения, функционирующая в едином программном пространстве, основная ударная сила Сухопутных войск. Но такое отношение можно расценить и как неисполнение указа президента № 603, в котором шла речь как раз об этой системе. Не говоря уже о том, что с ведома самого же заказчика (государства) было затрачено немало времени и средств на ее разработку.

    «В мае 2015 года я побывал в ЦВО, где в свое время был начальником РВиА Приволжского военного округа, и убедился в том, что никаких новых средств поражения и управления в последние годы в войска не поставлялось, – с озабоченностью поделился своими наблюдениями генерал-лейтенант Валерий Цуканов. – Не говоря уже о каких-то интегрированных системах. Мы в Москве что-то создаем, изобретаем, а войска даже не имеют информации об этом. Они готовятся по старинке ходить в атаку, оставляя на полях сражений тысячи жизней».

    Профессор Михайловской академии Александр Богданов добавил, что сегодня возникла необходимость скорректировать с учетом последних изменений правила стрельбы и курс подготовки артиллерийских подразделений, который позволял бы объективно оценивать их подготовку.

    «Мы стоим перед необходимостью пересмотра практических и теоретических задач артиллерии, – уверен Богданов. – В которых ни много, ни мало – 577 статей и правил стрельбы».

    Что еще необходимо для поддержки боеспособности артиллерийских подразделений? Нынешний полигон, по мнению специалистов, – маленький пятачок, где организовать качественную подготовку управления огнем и ударами частей и подразделений РВиА крайне затруднительно. Значит, надо думать о новой площадке.

    Требует более эффективного решения и проблема внедрения робототехнических комплексов в разведывательно-огневую систему, включая подсистему управления, разведки, целеуказания и всех видов обеспечения. Намечаются перспективные направления в связи с усилением роли инновационных технологий в сфере автоматизированного управления РВиА.

    Обеспечить победу на поле боя массовыми жертвами, как это было в 1941-1945 гг., уже не удастся по многим причинам. Чтобы не повторился 1941-й, чиновники в погонах и без них должны внимательно относиться к каждой здравой мысли из войск и ВПК, каждой технической новинке, тем более системе вооружения и обеспечения боевых действий, которая рождается чаще всего благодаря энтузиастам.

    О. Фаличев
    Категория: Армия и нацбезопасность | Просмотров: 194 | Добавил: Elena17
    Сайт создан в системе uCoz