Меню сайта


Категории раздела
Русское движение [344]
Русофобия [367]
Русская защита [1147]
Миграция, этнические конфликты [615]
Кавказ [608]
Армия и нацбезопасность [573]
Образование и наука [296]
Демография [120]
Социальная сфера [754]
Протест [517]
Власть и народ [1115]
Правопорядок [414]
Экономика [710]
Культура [676]
Религия [507]
Экология [126]
Обломки Империи [5143]
Зарубежье [990]
Внешняя политика [148]
Сербия [170]
Люди [101]
Интервью [183]
Статьи и комментарии [1639]
Разное [324]
Даты [229]
Утраты [103]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3983


Форма входа


Поиск


Календарь
«  Март 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 20.09.2017, 19:33
    Главная » 2016 » Март » 5 » Игорь Стрелков в гостях у НОД (текст, ч.1)
    03:59
    Игорь Стрелков в гостях у НОД (текст, ч.1)

    Оригинал взят у chervonec_001 в Игорь Стрелков в гостях у НОД (текст, ч.1)
    Игорь Стрелков в гостях у НОД
    (вопросы задают Денис Сергеевич Ганич, председатель идеологического комитета НОД и Гой Елена Михайловна, координатор по сбору гуманитарной помощи)

    Денис Ганич: Игорь Иванович, добрый день.

    Игорь Стрелков: Здравствуйте.

    Д.Г.: Собственно говоря, пришли к Вам с вопросами, которые накопились, я думаю, у всех наших активистов НОД. Отдельно готовили вопросы — идеологический комитет прорабатывал самые, наверное, наболевшие и, может быть, несколько острые вопросы. Но все они связаны, в принципе, с текущей ситуацией, с тем, что, естественно, происходит сейчас в Донбассе.
    Поэтому, если позволите, первый вопрос начнём с Донбасса, с той ситуации, которая там сейчас происходит.

    Какова Ваша оценка той ситуации? Как, на Ваш взгляд, долго ли ещё продлится так называемое «перемирие» (опять-таки, берём его в кавычки, потому что оно довольно условное, но, всё-таки)? И к чему, вообще, в ближайшем времени (имею в виде, в этом году) могут привести те события, которые там происходят?


    01:13

    И.Стрелков: Такой объёмный вопрос, так просто и не расскажешь.
    Военная обстановка на Донбассе остаётся сложной и напряжённой, как это принято говорить. Ничего там в лучшую сторону не изменилось, скорее изменилось в худшую.

    Да, корпуса народной милиции продолжают представлять из себя относительно боеспособную силу, но эта сила морально намного слабее, чем бывшее добровольческое ополчение. Потому что набрали людей по контракту за 15 тысяч рублей, для Донбасса это сейчас большие деньги. Причём, набрали тех, кто согласен выполнять любые задачи, включая выщипывание травы, покраску бордюров, ну и остальные, самые важные на войне вещи.



    Да, очень много мёртвых душ, огромное количество. Да, люди находятся в очень тяжёлых условиях, те немногие добровольцы, которые остались (или даже многие) находятся в тяжёлых условиях, потому что непонятны перспективы этой войны. Люди сражаться за Россию туда ехали, и сражались за Россию. А теперь им предлагается удерживать позиции в интересах минского сговора, согласно которому Луганск и Донецк должны вернуться в состав Украины на правах каких-то там отдельных районов.

    В целом, украинские войска превосходят и по численности, и по вооружению, к сожалению, и по организованности, и по дисциплине даже теперь, корпуса народной милиции во много раз.

    02:47

    А, с точки зрения военной, сейчас там идут бои. В основном, в районе Донецка, бои тактические, местного значения. Украинская сторона, во-первых, фактически заняла всю нейтралку, большую её часть, которая предусматривалась минскими соглашениями, как разделительная полоса между ВСУ и корпусами. И пытается улучшить свои позиции, захватить отдельные ключевые пункты, видимо, готовясь к будущему генеральному наступлению.

    В частности, за последнее время они выбили ополчение с окраин Авдеевки, где оно цеплялось за промзону. Сейчас бои идут в районе Ясиноватской развилки — стратегически важный район, который уже неоднократно оспаривали друг у друга воюющие стороны, ещё в прошлую зимнюю кампанию. Идут бои под Докучаевском, идут бои под Марьинкой.



    Везде противник старается продвинуться по нейтральной территории, закрепиться на позициях и, таким образом, тихо-тихо, шаг за шагом отжимает ополчение, отодвигает его. И удаётся это делать по одной простой причине, что на передовой у ополчения очень разреженные боевые порядки, противник превосходят и численно, и организационно.

    04:11

    Д.Г.: Да, но при этом он боится идти на какие-то атакующие, крупномасштабные действия?

    И.Стрелков: На крупномасштабные он не идёт, по одной простой причине: я так понимаю, что они боятся вмешательства России. Больше они ничего не боятся. Если у кого-то есть иллюзии, что ополчение способно отбить наступление украинских войск, то у меня этих иллюзий нет. Самостоятельно, без поддержки российской, не отобьёт.

    Д.Г.: Боятся вмешательства России. Но у нас, наш Совет Федерации отобрал право у Путина на вмешательство вооружённых сил на Украине.



    И.Стрелков: Здесь я не буду обсуждать, что у нас там решает Совет Федерации, что они там делают, но если бы, повторяю, украинская сторона была уверена в том, что Россия никак не поможет Донецку и Луганску, то Донецка и Луганска уже бы не было. Соотношение сил пятикратное в пользу противника. И никакой доблестью такое соотношение сил не исправить.

    В целом же — на последнюю часть Вашего вопроса — я прогнозирую продолжение боевых действий в этом году. Никакие минские соглашения не будут соблюдаться. Украина себя полагает достаточно сильной, для того, чтобы вести вялотекущую войну, и выжидает просто момента, когда в самой России проблемы достигнут определённого уровня, чтобы они могли безопасно раздавить Донецк и Луганск, не рискуя большой войной с Россией.

    05:37

    Д.Г.: А, может, события повернутся таким образом, с военной точки зрения, что Украина, в районе того же Дебальцево, опять пойдёт в наступление, опять потерпит поражение (под Украиной мы, естественно, подразумеваем то правительство, которое пришло к власти в результате государственного переворота и управляется внешними силами, прежде всего, Соединёнными Штатами Америки): они пойдут в атаку, получат всё-таки под Дебальцево, и в этом случае…

    И.Стрелков: Давайте сразу разбираться.

    Под Дебальцево инициативой владели Вооружённые силы Новороссии. Которые наступали не только в направлении Дебальцево, но, потерпев поражение в ряде районов — в частности, в районе той же Авдеевки был разгромлен целый батальон, причём, наш, Славянский кадровый батальон был в своё время разгромлен в хлам, и очень хотелось бы потом, когда нибудь, посмотреть в глаза человеку, который дал эту команду, который руководил этой операцией…

    В результате всё свелось к боям вокруг Дебальцево. Но под Дебальцево, именно, ополчение владело инициативой, именно оно атаковало. Сначала взяло Углегорск, потом в Логвиново отрезало группировку, Высокое захватило, и вело бой на разгром Дебальцевской группировки.

    06:55

    Украинская сторона широкомасштабно не наступала. Имели место провоцирующие массированные артобстрелы жилого сектора, которые, собственно, и спровоцировали ополчение на наступление. Но не наступали. Как бы обернулась ситуация тогда, если бы они пошли в наступление, я не знаю.

    Сейчас ополчение самостоятельно наступать не готово. Оно может попытаться, но что из этого выйдет, не хотелось бы прогнозировать даже. Не хочу я такие вещи прогнозировать, не нравится мне такой прогноз. Сейчас наступать в состоянии только украинская армия.

    За полтора года минских соглашений, сначала первых, потом — вторых, украинская армия усилилась, организовалась; появилась у многих частей мотивация: ну, кровь пролилась. Окончательно пропаганда там хорошо поработала, промыла мозги. Мы имеем теперь совершенно другую армию, чем была год назад под Дебальцево.



    Да, она по-прежнему не настолько боеспособна, чтобы противостоять российской армии, но с ополчением она справится. К сожалению. Я высказываю своё мнение. Можно меня критиковать за пораженческие настроения, но я считаю, что так.

    08:11

    Д.Г.: Ну, вот, хорошо. Тогда продолжим тему Донбасса.

    И.Стрелков: Внутренне состояние?

    Д.Г.: Нет, не совсем об этом.

    И.Стрелков: Не хотите об этом говорить?

    Д.Г.: Почему нет, давайте, давайте.

    И.Стрелков: Там патриотизм на такой высоте, что люди, которые ко мне приезжают, говорят об одном: свинарник и бардак. Всё, что происходит в Донецке и Луганске. У меня нет оснований не верить этим людям, потому что ко мне приезжают мои боевые товарищи. Вот никто из них не приехал и не сказал: «Игорь Иванович, там стало лучше! Там всё замечательно!». Все говорят: свинарник и бардак. Вот то, что мы построили на Донбассе. Как это ни прискорбно.

    Д.Г.: Но, однако, во всяком случае, там становятся республики…

    И.Стрелков: Какие? Чем они становятся? Людям от этого становится лучше жить, от этих республик?

    Дело в том, что мы можем поставить республику, и сказать, что, вот, поставили республику… Но республика — это власть народа, кажется, переводится? Но там нет никакой власти народа. Даже близко не валялось. Там копируется современная российская олигархическая система, в ещё более ухудшенном варианте. Местами даже карикатурном. Никакой власти народа там нет. И поэтому говорить, что становление республик… Там становление олигархической диктатуры, местной.

    09:42

    Собственно, она никуда и не уходила. Те же самые лица, те же самые кадры. А сейчас массовый наплыв украинских чиновников, которые ещё недавно воевали даже, включая СБУ-шников — которые ещё недавно воевали на той стороне. Вот они теперь на должности назначаются.

    У нас сейчас исполняющей обязанности министра иностранных дел, вместо Кофмана — я очень скептически относился к Кофману — но теперь назначили мадам, любовницу Дениса Пушилина, которая ещё недавно была помощником депутата Москаля.



    Не слышали про такого?

    Елена Гой: Это буквально на днях случилось, да?

    И.Стрелков: Я просто говорю о том, что, ну, давайте, ещё скоро Аваков приедет, или помощник Авакова на должность какую-то попадёт… Это примерно то же самое. Москаль — это один из таких, «отмороженнейших» националистов. И после этого мы начинаем о республиках говорить?

    Мэром Горловки назначен человек — я не знаю, какие у него были боевые заслуги, где он там был — но факт в том, что человек, который ещё во время майданных событий попал на камеру, где он охотится за людьми с георгиевскими ленточками, и их срывает. Он сейчас мэр Горловки. Это власть народа? Кто-то его выбирал, может быть? Нет, его просто назначили. Сурков назначил Захарченко, Захарченко назначил кого угодно.

    11:03

    Д.Г.: Ну, а какие-то, на Ваш взгляд, опять-таки, есть там положительные моменты, всё-таки?

    И.Стрелков: Положительные моменты были у нас в самом начале. Когда 80% встало за Россию, когда добровольцы пошли за неё воевать, взяли в руки оружие, и готовы были голыми руками останавливать танки. Между прочим, некоторые погибли, вот так останавливая, их просто задавили. Вот тогда было у нас положительное. А всё, что совершается у нас после «минска», это не положительное. Это называется «стагнация», переходящая просто в разложение.

    Там колоссальнейшая демотивация у населения. Те люди, которые полтора года назад за Россию готовы были, действительно, сражаться, грудью идти вперёд, они сейчас считают себя преданными.

    Д.Г.: Которые в Донецке находятся?

    И.Стрелков: Которые в Донецке и в Луганске, они считают, что их предали.

    11:53

    Д.Г.: А кто их предал?

    И.Стрелков: А, извините — считают, что Россия их предала. На Путина ещё пока, ещё как бы, говоря, но, в целом, говорят, что Россия их предала. А Вы что думаете, два года сидеть под артобстрелами — это что, это как назвать? Это помощь? Если люди сидят… Сначала перемирие — причём, там-то люди отлично понимают, что их ждёт в случае, если минские перемирия будут реализованы. Они понимают, что тем, кто реально был за Россию, придётся, в лучшем случае, бежать, если они не хотят попасть на подвал СБУ или попасться в руки нацистов, которые даже никого не сажают, просто убивают, забивают насмерть.

    Знаете, со сколькими я побеседовал людьми, которые побывали в украинском плену, и сколько историй наслушался, как насмерть забивают людей, калечат людей? Вот это то, что ждёт в случае реализации наших минских соглашений. То, что ждёт Донбасс. И ничего это, никак не изменится.

    И после этого мне начинают говорить, что там что-то положительное? Положительное было, когда республики проголосовали за независимость. А потом вдруг стали «отдельными районами в составе Украины».



    Я здесь ничего положительного не вижу. Извините, если бы мне сказали, что я буду сражаться за отдельные районы в составе Украины, я бы плюнул и сказал: идите на фиг. Никогда бы я не пошёл со своими добровольцами. Которые тоже не пошли бы, они бы сказали: извините, мы идём за то, чтобы, как Крым присоединился к России, так и Донбасс, а не за отдельные районы в составе.

    13:21

    Ничего там положительного не происходит, к сожалению. Положительное было вначале. Был огромнейший капитал человеческий, который сейчас почти израсходован, почти до дна, скоро дно покажется. Вот что там осталось. А это, конечно, можно закрывать празднествами, там, генералов друг другу присваивать, звёздами друг друга обвешивать, концерты проводить.

    Знаете, как дончане, те, которые малоимущие, как они к этому относятся? У людей на хлеб не хватает, а им забабахивают гигантские концерты, с приглашением артистов мирового уровня, российского уровня, которые, причём, приезжают, за деньги выступают, не безплатно. Они относятся к этому как? — «Жируют!»

    Д.Г.: Иосиф Кобзон приезжал…

    И.Стрелков: Кобзон, по-моему, бесплатно приезжал, я врать не буду. Но там празднества, которые там проводятся, они обходятся в достаточно большие деньги. Это в то же время, когда под постоянными артиллерийскими обстрелами, и когда ни нормального социального обезпечения, ни нормальных зарплат, ни пенсий — там копеечные совершенно зарплаты у многих людей. Естественно, они к этому относятся плохо.

    Симулякр. Построили симулякр республик, вот всё, что я могу сказать. Имени Владислава Юрьевича Суркова. Он такие любит. Он в Южной Осетии руку себе набил. Когда они с господином Кокойты украли весь бюджет Южной Осетии, ещё задолго до войны.



    14:45

    Д.Г.: Позвольте, я задам Вам такой вопрос, Вы не первый раз говорите про Суркова. А есть какие-то доказательства его вмешательства, факты хотя бы? Просто людям интересно.

    И.Стрелков: Ну, а если я Вам скажу, что я даю честное слово, что там до сих пор всем рулит Сурков, и что он там неделю (чуть больше) назад проводил совещание с Ходаковским и Захарченко? Вы мне поверите на слово? Или я должен Вам предоставить документы, которых у меня нет и никогда не будет, потому что я военный пенсионер, пользующийся только своей личной конфиденциальной информацией, которую мне устно передают?

    Мне, к сожалению, никто рапортов и справок не направляет, с отчётами, кто где был и как и где участвовал, и кто что говорил, с печатями официальными, с входящими и исходящими. У меня этого нет. Хотите — верьте, хотите — нет, считайте, что я вру. Какие доказательства? О каких доказательствах может идти речь? Нет у меня никаких доказательств. Да, меня можно привлекать в суд и осуждать за клевету, смело.

    15:49

    Д.Г.: Дело в том, что, смотрите, мы вот, например — НОД, я имею в виду — сейчас занимаемся расследованием событий госпереворота 1991 года. И непосредственно наши юристы были допущены в архивы. Мы там выявили, что были, действительно, официальные документы подделаны, подделаны документы съезда, того же Лукьянова. Это те документы, которые уже можно, грубо говоря, взять, передать в суд, если он состоится, и там они будут официально расследованы. Вот о чём я говорю.

    И.Стрелков: Вот, если он состоится. Давайте сначала Ельцин-центр за семь миллиардов ещё один отстроим, да? Состоится суд… О чём Вы говорите? Не смешите мои тапочки. Когда наш президент открывает…



    Д.Г.: Но без этого никуда.

    И.Стрелков: Как, без этого никуда?

    Д.Г.: Ну, без расследования событий 1991 года.

    И.Стрелков: Ну, правильно. Но расследование событий — можно их расследовать, для чего? Для того, чтобы положить в стол? Можно. Когда президент, наш президент с Вами, открывает Ельцин-центр за семь миллиардов рублей, построенный, то о каком расследовании событий 1991 года Вы, вообще, хотите говорить? Это для собственного удовольствия Вы делаете, или для пользы граждан? Может быть, когда-нибудь это и понадобится. Может быть, когда-нибудь. Но вы — официальная организация, вы официально зарегистрированы. А у нас Движение «Новороссия» никак не зарегистрировано.

    Д.Г.: Мы тоже не зарегистрированы.

    И.Стрелков: Ну, не знаю. Но, по крайней мере, вами руководит действующий депутат, а не военный пенсионер Игорь Иванович Стрелков, да? Игорь Иванович Стрелков не может отправить депутатский запрос, по которому впустят в архив, и, тем более, покажут современные документы, наверняка сов. секретные и особой важности, по которым Владислав Юрьевич рулит в Донецке и Луганске.

    17:30

    Д.Г.: У Вас есть вопросы, вот именно, пока Донецк мы обсуждаем?

    Е.Г: Вы знаете, Игорь Иванович, я всё-таки там бываю часто, каждый месяц, и я не встречаюсь с властями, но очень много разговариваю с людьми, простыми. Но, всё равно, надежда у людей не умирает. И верят они, понимаете, я вижу — мне бы так хотелось, может быть, видеть. Да, людям очень трудно. Но они благодарны за то, что им начали давать эти копеечные пенсии. Но начали.

    И.Стрелков: Скажите, Елена Михайловна, я согласен с Вами, я всё понимаю, но зачем было людей доводить до такого состояния, чтобы они были рады даже копеечным пенсиям? Поверьте, Донецк цвёл, он реально цвёл до того, как началась эта война.

    Е.Г. : Я знаю Донецк, я знаю Луганск. Но, знаете, я тоже 11 мая 2014 года здесь, в Москве, провела референдум для того, чтобы… У меня была надежда, что мы…

    И.Стрелков: У меня тоже была надежда. И если бы у меня этой надежды не было, то, соответственно, и не было бы ничего, скорее всего. Потому что, если бы, действительно, мы не вошли в Славянск, вот, наша группа, там бы задавили, как в Харькове. В итоге, закончилось бы, то же самое, и в Славянске, скорее всего, и в Донецке, и в Луганске. Но мы-то шли не за это, не за то, что там сейчас есть.

    18:55

    Мы шли и не за то, чтобы в Сирию влезли, в эту безумную авантюру. Не знаю, будете вы мне эти вопросы задавать, или нет, я сразу скажу: безумная авантюра. Почему мы оказались готовы воевать за Асада, за тридевять земель, и оказались не готовы воевать за русских? За своих, реально своих, там не братья даже, а вот просто наши, родные люди?

    Вот за них мы оказались не способны воевать. Потому что президент Швейцарии приехал, со счетами банковскими? Ну, да.
    Так самое главное, что об этом можно было молчать и не говорить вообще, но ничего ж не меняется к лучшему у нас в стране.

    Мы ведём войну уже на двух фронтах, а у нас как сидела пятая колонна, так она не только сидит, а — вон они, на Гайдаровском форуме, все они, вылезли даже те, кого с 90-х годов не видно было.



    Я недавно Шохина увидел по телевизору, по «Россия-24». Большое интервью дал, такой солидный весь.

    Д.Г.: А я, честно говоря, даже не знаю, кто это такой.

    И.Стрелков: А Вы даже не знаете, кто это такой. Вот видите, да? Расследуете 91-й год, и не знаете, что такое Шохин. Это один из авторов вот этой программы «500 дней», который нам обещал, с Явлинским вместе, сделать… С Чубайсом, Анатолием Борисовичем — он не в отставке у нас, нет? Роснано руководит по-прежнему?

    20:18

    К сожалению, у нас сейчас идёт реанимация, в чистом виде, реанимация, здесь, в России, вот этих всех либеральных сил. Они все мобилизованы, они все готовятся власть брать, обратно.

    Подведу итог. Не вижу я, никакой радости не испытываю от того, что люди радуются копейкам. Я тоже надеюсь на то, что Донбасс удастся вернуть в состав России, рано или поздно. Больше того, я надеюсь, что русский флаг будет ещё над русским Киевом. Но сейчас, к сожалению, всё идёт в обратном направлении. Пока. До самого последнего момента. Продолжаются эти безумные минские переговоры, которые… Украина откровенно тянет время, просто откровенно. Они тянут время в расчёте на то, что Россия ослабнет ещё больше, и тогда они смогут разобраться с Донбассом без вмешательства России. А мы делаем вид, что этого не замечаем.

    21:20

    Д.Г.: Второй вопрос, который тоже просили нас обязательно задать. Вот, когда была встреча, Вас и Евгения Алексеевича, у нас в штабе НОДа, там озвучивали позицию по суверенитету. И, в общем-то, мы сошлись в одном: что суверенитет, надо бороться…

    И.Стрелков: Ну мы, практически, с Евгением Алексеевичем тогда сошлись во всём, единственно, за исключением того, что я несколько скептически относился к его оценке нынешней ситуации. А то, что цель — восстановление суверенитета, об этом даже…

    Д.Г.: Как-то изменилась Ваша позиция с этого времени?

    И.Стрелков: Нисколько не изменилась.

    Д.Г.: А изменилось ли — продолжаю вопрос — изменилось ли тогда отношение к национальному лидеру, Владимиру Владимировичу Путину?

    И.Стрелков: К Владимиру Владимировичу Путину отношение у меня не изменилось в плане того, что я по-прежнему считаю, что он единственный легитимный орган власти в России, в глазах народа. Легитимность — это не то, что прописано на бумаге. Бумагу можно какую угодно сочинить, и какие угодно печати поставить. У нас с 1991-го года вообще всё нелигитимно, если на то пошло, а в некоторых вопросах — и с 1917-го тоже.

    22:36

    А к тому, что, на мой взгляд, Владимир Владимирович — вот то, что говорилось год, полтора назад, я об этом говорил — марширует чётко по пути Милошевича, Януковича и всех остальных их предшественников. И меня вот эта маршировка категорически не устраивает.



    Изменилось в плане чего: что, если раньше я надеялся на то, что Владимир Владимирович сойдёт с этого гибельного пути, и начнёт действовать так, чтобы избежать новой смуты, нового в России слома, то сейчас у меня эта надежда почти улетучилась. Сейчас, фактически, надо готовиться к тому, что всё равно будет попытка этого переворота, попытка слома, попытка смуты. И не факт ещё, что власть, в её нынешнем виде, сможет на неё адекватно отреагировать. Вот в этом отношении — изменилось.

    23:34

    Д.Г.: Вы заявляли такую позицию, что во времена смуты, во времена, практически, войны, которую объявил Запад России, просто преступление идти против Верховного Главнокомандующего.

    И.Стрелков: Скажите, а где Вы прочитали, увидели, что мы выступаем против Верховного Главнокомандующего?

    Д.Г.: Нет, я уточняю…

    И.Стрелков: А я вот и уточняю, что эта ситуация, она на самом деле нисколько не изменилась. Если Вы имеете в виду мою позицию личную, и позицию, как главы «Комитета 25 января», то она нисколько не изменилась. И даже наш «Комитет 25 января», там сказано: «нейтралитет по отношению к власти». Почему нейтралитет, знаете? Почему нейтралитет?

    По одной простой причине: потому что власть сейчас делает всё, чтобы её свалить, и утащить за собой всю страну. Мы сейчас наблюдаем — в экономике, во внутренней политике, во внешней политике — мы наблюдаем либеральный реванш полного размера. Извините, думать, что Владимир Владимирович к этому реваншу совсем не причастен, я, честно говоря, не могу. Потому что Владимир Владимирович назначает, или не снимает, наоборот, тех людей, которые нагло обзывают свою страну, как Греф; фактически открыто заявляют о том, что Крым надо вернуть в состав Украины — и президент на этот счёт ничего не говорит…



    24:57

    Е.Г: Может, у него не хватает полномочий?

    И.Стрелков: Я не знаю, какие ещё полномочия должны быть у президента. В России президент — это всегда Царь. Первое лицо — всегда Царь, как бы он не назывался: Генеральный Секретарь, Государь Император…

    Д.Г.: Но не по Конституции.

    И.Стрелков: Послушайте, «Кто такая Конституция?» — спросил один солдат другого на площади 25 декабря 1825 года. — «Супруга цесаревича Константина» — ответил ему другой гвардеец. Какая Конституция?

    Д.Г.: По которой действует Президент, как лицо…

    И.Стрелков: Почему тогда Президент до сих пор не инициировал изменение этой конституции?
    Он, как должностное лицо — не я, полковник запаса, и даже не Евгений Алексеевич, депутат Государственной Думы. Вот, наше обращение с просьбой изменить конституцию, там, посмотрели — и выбросили. А если бы президент обратился с таким официальным обращением к Государственной Думе, или, там, в Совет Федерации, то, наверное, это имело бы совершенно другой резонанс.

    26:04

    Д.Г.: А если бы нет?

    И.Стрелков: А если нет, то референдум. Если завтра президент, как должностное лицо, призывает провести референдум, всероссийский, об изменении конституции в пользу расширения его полномочий и ликвидации зависимости юридической от Запада, и, кстати, финансовой тоже, то никто бы не смог ему помешать. Вообще никто.

    Д.Г.: А почему? Может быть, наоборот, собралась бы пятая колонна, собрался олигархический заговор, который, как мы знаем, готовится, и ударили бы по президенту.

    И.Стрелков: Замечательно. Тогда давайте ничего не делать и ждать, когда они подготовятся…

    Д.Г.: Нет, так мы-то как раз делаем.

    И.Стрелков: Так я поэтому и говорю, что президент не делает ничего, что он должен был делать в этой ситуации. Вот ничего он не делает.

    Д.Г.: Так может, просто не может сделать?

    И.Стрелков: Ну, а кто может тогда?

    Д.Г.: Народ.

    И.Стрелков: Вот. А что есть народ? Вот, «Комитет 25 января» — тоже часть народа. И мы, фактически, открыто говорим о том, что мы собираемся, в случае, если президент будет настолько глуп (а пока всё к этому идёт), что всё-таки допустит либеральный переворот, то мы не собираемся сидеть, сложа руки, как в 1991-м году все сидели и смотрели.
    Вот только об этом мы заявляем. Мы не выступаем против Путина. И не собираемся этого делать.

    27:30

    Е.Г: Вы называете себя «третья сила».

    И.Стрелков: Фактически, да. Ну, мы не третья сила, это слишком, не по Сеньке пока шапка, скажем так. То есть, мы хотим стать третьей силой. Мы просто стремимся создать ту общественную площадку, то знамя, которое, может быть, действительно станет третьей силой. Если хватит на это у нас ума, талантов, возможностей, и если мы сможем привлечь на свою сторону очень много заинтересованных людей, которые заинтересованы в создании третьей силы.

    Е.Г: Игорь Иванович, вот это, наверное, настораживает многих наших активистов, которые привыкли в Вас, не сочтите это за какую-то лесть, но привыкли в Вас видеть лидера. Лидера там, в Новороссии. И сейчас они боятся, что Стрелков ушёл куда-то в сторону…

    И.Стрелков: Внимательно надо просто. Чтобы понять мою позицию, надо вообще понимать следующее: я практически всегда говорю правду, если это не связано с какими-то тайнами государственными, которые не мои тайны. Достаточно посмотреть мои интервью, (вот, в Ставрополе…) чтобы услышать то, что есть на самом деле. Не искать за этим там…

    28:45

    Мы пожарную команду делаем. Пожарную команду людей самых разных убеждений. Там есть и люди, которые, действительно, к Путину относятся крайне отрицательно. Но, в данном случае, они, в рамках комитета, официально признают нейтралитет. То есть, они не идут к белоленточникам. Хотя некоторые из них по взглядам, и даже были в их составе. И то, они разочаровались или, там, решили что они, по разному можно судить. Может быть, даже и лицемерят в какой-то степени. Но в рамках комитета написано: нейтралитет по отношению к власти и неприятие, категорическое неприятие либеральных сил, готовящих переворот.

    Что ещё нужно? Если президент завтра, условно говоря, проведёт вот этот референдум, или резко сменит политику, избавится от этих «шифер-даунов», типа Грефа и остальных либералов, как говорится, которые нас тянут, откровенно просто, в прошлое, то комитет не будет нужен. Он сам распустится. Мы скажем снова, как, когда началась ситуация в Крыму, мы скажем снова… Даже не будем ничего говорить. Мы будем, каждый на своём месте, заниматься в пользу дела. Не ожидая за это ни наград, которыми осыпаны такие мерзавцы, как Сурков тот же, ни всего остального.

    30:05

    ...Но пока президент нас уверенно ведет по дороге к краху со своей командой нынешней, ну вот. Мы вынуждены готовиться к тому моменту, когда этот крах настанет. Заметьте, не приближать его в союзе с этими либералами, а именно готовиться к тому моменту, если вот....Условно говоря, вы видите, что к Земле приближается комета. Что вы будете делать?

    Есть несколько вариантов. Есть блиндаж вырыть, или там контр-ракету построить, чтобы сбить эту комету, а можно сидеть ничего не делать. И говорить : «А вот у нас военно-космические силы». Но если достоверно видно, что они ничего не делают, эти военно-космические силы. Ну, эта аллегория может быть неправильная, но тем не менее. Мы начали: этот комитет 25 января не намерен никак бороться против действующей власти. Он не намерен ее свергать. Это просто вынужденная мера, подготовительные меры для того, что... если мы прогнозируем правильно... если мы ошибаемся, то там над нами все посмеются и все. Правильно?

    Е.Г: То есть вы не для того, чтобы подставить ножку. Вы для того, чтобы подставить плечо.

    Категория: Статьи и комментарии | Просмотров: 359 | Добавил: Elena17
    Сайт создан в системе uCoz