Меню сайта


Категории раздела
Русское движение [344]
Русофобия [367]
Русская защита [1147]
Миграция, этнические конфликты [615]
Кавказ [608]
Армия и нацбезопасность [573]
Образование и наука [296]
Демография [120]
Социальная сфера [754]
Протест [517]
Власть и народ [1115]
Правопорядок [414]
Экономика [710]
Культура [676]
Религия [507]
Экология [126]
Обломки Империи [5143]
Зарубежье [990]
Внешняя политика [148]
Сербия [170]
Люди [101]
Интервью [183]
Статьи и комментарии [1639]
Разное [324]
Даты [229]
Утраты [103]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3986


Форма входа


Поиск


Календарь
«  Февраль 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 19.10.2017, 02:49
    Главная » 2015 » Февраль » 21 » Настасья Иванова. Зона бедствия. Мои впечатления после первой поездки в Луганск
    16:35
    Настасья Иванова. Зона бедствия. Мои впечатления после первой поездки в Луганск

    Еще один караван с гуманитарным грузом для голодающего Донбасса задержан украинскими боевиками

    Скоро год, как на Донбассе разразилась война. Внимание общественности приковал гордый и непобежденный Донецк, город во всех отношениях достойный. А Луганск оказался в тени более прославленного соседа. Меж тем, пока российские читатели учили названия населенных пунктов Донецкой агломерации, а волонтеры собирали для них помощь, Луганская республика оказалась на грани социального катаклизма. Мы, группа от Русского общественного движения, убедились в этом сами, проехав в середине января по маршруту Луганск — Алчевск — Комиссаровка — Ломоватка – Анновка с гуманитарным грузом.

    Свернуть )

    Очереди у мусорных баков и голодные смерти

    Сейчас точки бедствия на карте ЛНР – районы прошлогодних боевых действий, где были разрушены дома, и прифронтовая зона. Это и уже известный, как место гуманитарной катастрофы, Первомайск, и Ровеньки, Зимогорье, Хрящеватое, Новосветловка, Фащевка, Комиссаровка, Виргулевка, Анновка, Ломоватка, окраины Луганска. Ну а рассказать о том, что происходит на линии фронта, могут только те, кто спасается оттуда бегством. В Станице Луганская по свидетельству таких беглецов царит голод, причем и без того страдающее население грабит украинская Нацгвардия.

    Но и в Луганске, и в относительно благополучном Алчевске велико число людей, оказавшихся далеко за чертой бедности. В тяжелом положении не только и в мирное время необеспеченные категории населения — пенсионеры, инвалиды, одинокие матери, многодетные семьи. Около 70% жителей республики либо остались без работы, либо, работая, не получают зарплату — значительная часть промышленных предприятий, приносивших доход Донбассу, разрушена обстрелами, сломана экономическая структура региона.

    А вот как эта сухая теория выглядит на практике: по словам сотрудницы Алчевского территориального центра социального обслуживания, с утра у мусорных баков собирается очередь. Вынуждены были таким образом искать пропитание и молодые мамочки Луганска, с которыми нам также привелось общаться. Им даже один раз крупно повезло – магазин с названием ”Абсолют” выкинул на свалку мороженое мясо. Повезло еще одной матери, ей в сентябре родственники из России привезли мешок пшенки. Так и прожили осень и большую часть зимы – на пшенке и воде. Но пшенка — это уже роскошь, еще большая роскошь – хлеб. На столе той же семьи в новогодние праздники он занял место торта.

    Часть пенсионеров успела переоформить пенсии на украинской территории. Эти деньги помогают выжить не только старикам, но и их взрослым детям, оставшимся без средств. Остальные столкнулись с проблемой выплат – точнее, их отсутствия. Выплаты, по мнению людей, с которыми я разговаривала, получили далеко не все. Может даже, лишь немногие. Речь не только о пенсиях. Это пособия на детей, пособия по инвалидности и зарплаты. Вот одна такая история:

    -Мы начали получать выплаты, но только те из нас, кто успел оформить документы до 23 сентября. Между тем райисполком Комброда (Каменнобродского района Луганска – прим.) до 1 октября вообще не работал — не было света. Поэтому никто с документами не успел, — рассказала мне жительница Луганска, мать новорожденного ребенка. — Выплаты получили единицы, мы их не видели. Сейчас мы оставляем маленьких детей дома, и ходим, унижаемся с протянутой рукой — нас отовсюду посылают.

    Не получила деньги ни одна молодая мать, с которыми мы встретились в офисе Объединенного Луганского братства. И не все они живут в Комброде.

    — Обращались в горисполком – нет никакой помощи, — вторит луганчанкам жительница Ломоватки, мать троих детей, которых она воспитывает без мужа. — У нас детские деньги давали — по 400 гривен от ЛНР. Я их не получила, потому что паспортные данные у меня не совпали. Инвалидные не дали (одна из ее дочерей страдает эпилепсией), и полгода мы не видели никаких выплат.

    И тут та же картина. Одной из многодетных женщин помогает мать-пенсионерка с украинской пенсией, остальным – никто.

    В Перевальске и Алчевске с июня не получают зарплаты работники социальной сферы – учителя, работники Алчевского Дома культуры и Алчевского территориального центра. Многие сотрудники увольняются — из 120 человек штата Терцентра сейчас работает 98, на место ушедших пришли новые в расчете на то, что они получат зарплату или хотя бы гуманитарную помощь. Однако все, что приходит в Центр, как то и положено, раздается его подопечным.

    Гуманитарной помощи не хватает. Российскую гуманитарку, доставляемую белыми КАМАЗами МЧС, направляют в социальные учреждения. До тех же, кто не привязан к какой-либо еще снабжающейся из бюджета структуре, помощь или совсем не доходит, или доходит по остаточному принципу.

    — Для нас, для наших деток (у меня ребенку 9 месяцев) мы ничего не получаем. В последний раз нам дали в начале декабря пару кашек и пару пюре, но этим ребенка не прокормить. Мы бегаем по всем организациям, а там нам говорят, что помощь пошла то на госрезервы, то на детские дома, то на школы, а нашим детям — хотя бы тем, которым меньше года — не дают ничего. Не платятся пособия на детей, работы нет, то есть мы фактически вынуждены выживать. Даже для нас, для взрослых нет продуктов питания. А медикаменты — цены такие, что мы не можем ничего купить. Не за что. Лекарства дорогие, только капли в нос 150 гривен стоят. Средство от зубок (дентокинд) тоже 140 гривен. Жаропонижающие — 70-100 гривен, – так выглядит ситуация в описании одной из луганчанок.

    В прифронтовых деревнях то же самое. Впрочем, понятно, что помощи просто не хватает, и за нее сражаются отчаянно нуждающиеся с катастрофически нуждающимися.

    -В Ломоватку привезли гуманитарную помощь. Когда мы пришли, нам сказали, что наборы выдадут только инвалидам. А у меня трое детей, кушать совершенно нечего, а они: “не дадим”. Потом, когда ребята крупы разгрузили, хоть какие-то консервы нам выделили. Не хватает лекарств. Так что если какая-то помощь приходит, мы ее не получаем. В первый раз вы, волонтеры, у нас появились в поселке, — это слова, которые мы услышали от жительницы прифронтового поселка.

    Обращаться в органы власти, считают сельчане, бесполезно. В том числе по поводу восстановления разрушений — а квартиры тех домов, куда во время обстрелов попали снаряды, вылетели окна, сейчас заносит снегом.

    Ломоватка — поселок городского типа, то есть, здесь нет огородов, на которых летом могло вырасти что-то такое, что зимой можно было бы съесть. В чуть лучшем положении соседняя Анновка, огороды там есть. Но гуманитарной помощи до нашего появления здесь не видели вообще, если не считать конфетных наборов, привезенных под Новый год. Не дают умереть с голода только картошка и капуста. Мяса, разумеется, здесь нет – его жители и в хорошие времена себе не часто могли позволить.

    Мы неоднократно слышали, что российскую гуманитарную помощь продают в местных магазинах и ларьках – это выходит за пределы добра и зла. Но есть и явные проблемы просто с организацией централизованной доставки в отдаленные районы.

    Результаты плачевны. В бригаде “Призрак” нам рассказали о случаях голодных смертей (в Алчевске и Брянке) и случае самоубийства. На Горняцком (Перевальский район) повесилась пожилая учительница, которой нечего было есть. Много стариков, просящих подаяние – или просто стоящих в продуктовых магазинах в надежде, что добрые люди купят им хлеба.

    “Продуктов осталось на неделю”

    С обеспечением социальных учреждений обстоит тоже не лучшим образом. Хотя луганские детсады получают крупу и тушенку, на территории дислокации бригады “Призрак” школы и детские садики снабжает бригада и сотрудничающие с ней предприниматели. Гуманитарку МЧС получил Территориальный центр, но значительная часть продуктов тоже попала сюда с другими потоками.

    -В деревне Комиссаровка в училище 16 сирот – это дети, у которых ничего нет, — рассказала Елена Гладкова, глава гуманитарного подразделения бригады “Призрак”. — Им даже нечего обуть. Обувь всегда была проблемой, но сейчас дети попросту ходят по снегу в кроссовках. Плюс одежда, плюс этих 16 человек накормить. В Перевальске, хотя там и не зона боевых действий, есть училище №95. В нем 25 детей-сирот, а также дети, которые приехали с зоны боевых действий — с Вергулевки, с Комиссаровки, им больше негде жить. Никто ничего туда никогда не дал. По возможности то, что мы могли, мы выделяли и привозили туда. Самое обидное, что где-то перед Новым годом я ездила в Луганск, и там клятвенно обязались выплатить хотя бы заработную плату. Пусть не учитывают сентябрь, якобы мы тогда еще не открылись, но за октябрь хотя бы выдали! Ничего подобного! По сей день сотрудники ничего не получили, по сей день гуманитарка сюда не доставляется. В Алчевск, Перевальск, я уж молчу о периферийных зонах — ничего никогда не привозили.

    В Объединенное Луганское братство обратился столичный тубдиспансер. У него осталось продуктов питания на неделю. В результате больница не может ни содержать пациентов, которые нуждаются в усиленном питании, ни их выпустить – все больные с открытой формой туберкулеза. В Луганске, в доме престарелых, том самом, куда во время летних обстрелов угодили снаряды украинской армии, убив нескольких стариков, выдается одна таблетка от головной боли на двоих.

    Стационарное отделение Алчевского терцентра стало приютом для 40 лежачих стариков, а также несколько человек в общежитии, в том числе беженцев из фронтовой зоны. Кроме того, центр опекает одиноких и ограниченных в движении пенсионеров, малообеспеченные семьи. Всего на учете числятся 800 человек.

    Учреждение получило из российской гуманитарной помощи мясные и рыбные консервы, сгущенное молоко и сахар. Также ему помогает местный Покровский храм, идет помощь от предпринимателей, помощь от российских общественников – поэтому есть мука, картошка, капуста. “Красный крест” дает хлеб для стационарного отделения и раздач по домам. Но и тут недостаток во всем. Последние лекарства в Центре получали в апреле, моющие средства и средства гигиены – в марте. Ему нужны мыло, шампуни, порошки, туалетная бумага, обезболивающие препараты, лекарства против давления, инсулин, тонометры, которые не выдерживают ежедневных обходов. “Врачи без границ” помогли с одеялами, но не достает постельного белья, электрических чайников – их нужно хотя бы 10 штук, нужна сотня подушек, кастрюли.

    Власти пытаются выйти из положения. По крайней мере, в часть учреждений отправляются продукты МЧС. В Луганске появилась сеть относительно дешевых магазинов “Народный”, несколько социальных столовых. Обедневшие люди тоже выкручиваются, как могут — живут вскладчину, приносят детские вещи в церкви, там их могут забрать те, кому они нужнее. Продавцы дают продукты в долг – тем, кого знают. Начали появляться гуманитарные организации – мы видели работу гуманитарного отдела бригады “Призрак” и Объединенного Луганского братства. Туда идет помощь от общественных организаций и частных благотворителей России, СНГ и дальнего зарубежья.

    Но этого недостаточно. Хотя жители не платят за коммуналку, денег, с другой стороны, они тоже не видят – и зарплаты не получают уже работники ЖКХ. Денег нет и на то, чтобы купить продукты в дешевых магазинах, тем более цены в ЛНР уже подскочили до уровня московских, а где-то их обогнали. В социальных столовых чаще питается милиция. Гуманитарки не хватает.

    По-хорошему, властям ЛНР пора ввести в республике карточную систему распределения продовольствия. Если не сделать это прямо сейчас, начнется масштабная гуманитарная катастрофа.

    В качестве послесловия. Что нужно жителям республики?

    Продукты: тушенка, макароны, крупа (гречка, рис, манка, пшенка), мука, сухое молоко, сахар, овощи (картошка, капуста, свекла, морковь, лук), подсолнечное масло — в маслопроизводящем регионе урожай подсолнечника не был собран из-за боев. Детское питание, в том числе гиппоалергенные и безлактозные смеси. Памперсы – для многодетных семей, часто живущих в неотапливаемых домах, это не роскошь, а вопрос выживания детей.

    Лекарства, особенно детские — противопростудные (противовирусные, жаропонижающие, противонасморочные, противопростудные капли в уши), лекарства от колик для новорожденных, противодиарейные, противоаллергенные, противоастматические средства, средства для повышения иммунитета. Не хватает инсулина, противосудорожных лекарств для детей, страдающих эпилепсией. Наконец, нет обычных анаболиков и лекарств против гипертонии и гипотонии, корвалола и волокардина.

    Средства гигиены – мыло, шампунь, стиральный порошок, зубная паста. Детская одежда, канцелярские принадлежности для школьников.

    Шифер и стекло для восстановления крыш и окон, разрушенных обстрелами.

    http://pomogi-russkim.ru/zona-bedstviya-zametki-po-itogam-pervoj-gumanitarnoj-ekspedicii-rod-v-lnr/?utm_campaign=twitter&utm_medium=twitter&utm_source=twitter

    Категория: Обломки Империи | Просмотров: 134 | Добавил: Elena17
    Сайт создан в системе uCoz