Меню сайта


Категории раздела
Русское движение [344]
Русофобия [367]
Русская защита [1147]
Миграция, этнические конфликты [615]
Кавказ [608]
Армия и нацбезопасность [573]
Образование и наука [296]
Демография [120]
Социальная сфера [754]
Протест [517]
Власть и народ [1115]
Правопорядок [414]
Экономика [710]
Культура [676]
Религия [507]
Экология [126]
Обломки Империи [5143]
Зарубежье [990]
Внешняя политика [148]
Сербия [170]
Люди [101]
Интервью [183]
Статьи и комментарии [1639]
Разное [324]
Даты [229]
Утраты [103]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3978


Форма входа


Поиск


Календарь
«  Март 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 16.08.2017, 22:22
    Главная » 2015 » Март » 5 » Олег Неменский. Спасти кровавого гетмана
    18:13
    Олег Неменский. Спасти кровавого гетмана

    Минское соглашение: анализ

    Когда после военных побед дипломаты заключают соглашения, подобные капитуляции, закономерно возникают некоторое вопросы и трудно скрываемое недоумение. На минских переговорах 11-12 февраля было по сути две стороны: восточная и западная. Как бы Россия ни старалась представить себя «не стороной конфликта», всё же основная ответственность на продвижение и защиту интересов самопровозглашённых республик Донбасса лежала именно на ней. При этом позиции «восточной» стороны были очень сильными: народные республики доказали свою жизнеспособность, их вооружённые силы шли в наступление, и при этом имелось множество доказательств о преступных действиях противоположной стороны. И было понятно, что старые (сентябрьские) минские соглашения были ошибкой: их условия не только не были реализованы, но и не помогли остановить войну. Кроме того, они обеспечили долгие месяцы страшных обстрелов донбасских городов. Попытка заключить новые соглашения, принять качественно новый комплекс мер по остановке войны была вполне понятной и оправданной, а «восточная» сторона шла на эти переговоры с сильными козырями в руках.Свернуть )

    В результате был подписан документ, почти по пунктам совпадающий со старым минским, и лишь конкретизирующий его условия. Минские соглашения все ругали, и действительно: они не дали России и народным республикам ничего. Но теперь Москва заявляет об одобрении «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений», как будто прошедшие месяцы доказали их пользу. Имея максимально хорошие позиции по переговорам, мы ничего не получили. «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений» является довольно близким к изначальному тексту Протокола от 5 сентября 2014 г., но конкретизирующим его в пользу Украины.

    По подписанному соглашению предполагается полное уничтожение народных республик и их вооружённых сил к концу 2015 г. Документ настаивает на вступление в действие осеннего «Закона об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», который предполагает ликвидацию всех органов Донецкой и Луганской народных республик. Об этом законе в своё время писали, что он похож на издёвку, однако теперь она поддержана и Россией, и ведущими странами Запада. По 10-му пункту «Комплекса мер» должно быть проведено разоружение Вооружённых сил Новороссии («всех незаконных групп» - а они незаконные, так как законность самопровозглашённых республик нигде не признаётся). Государственная граница (по 9-му пункту) должна к концу года быть передана под полный контроль Украины – правда, с оговорками, что предварительно на территории «отдельных районов» должны быть проведены местные выборы по украинским законам (в рамках неопределённой степени децентрализации власти, ради которой потребуется конституционная реформа). Помилование и амнистия предполагаются только для лиц, обвинения которых связано с событиями «в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», но не коснётся всех политзаключённых Украины (а их за последний год оказалось по некоторым подсчётам даже не сотни, а тысячи). В 6-м пункте содержится фактический запрет на прямые поставки Россией гуманитарной помощи, теперь она должна будет задействовать для этого международные механизмы (конечно, с киевским участием и контролем). Вообще не поднят вопрос о легализации статуса русского языка, причём не только во всей Украине, но даже в «отдельных районах» - прописано лишь «право на языковое самоопределение», под которым может пониматься абсолютно всё что угодно (т.е., что угодно Киеву).

    По-прежнему документ подписан, помимо представителя ОБСЕ, лишь одним официальным лицом – послом России. Остальные подписи поставлены от лица просто трёх граждан Украины. Ни Захарченко, ни Плотницкий не обозначены как представители ДНР и ЛНР, ни Кучма как представитель официального Киева, а лишь как частное лицо, когда-то бывшее президентом. То есть с точки зрения международного права этот документ не стоит ничего, однако нет никаких сомнений, что именно от России, как представленной в нём вполне официально, будут требовать его выполнения.

    В добавок к этому в обнародованной Декларации глав государств «нормандской четвёрки» говорится о полном уважении суверенитета и территориальной целостности Украины с их стороны. То есть Россия фактически согласилась с суверенитетом Украины над Крымом, так как по Конституции Украины он является её полноправной частью. Признавать территориальную целостность «за исключением» тех или иных территорий невозможно – либо вы согласны с зафиксированными в законодательстве государства и международных договорах его территориальными пределами, либо нет. Здесь разве что можно отметить, что Декларация была неподписной, а потому юридической силы не имеет.

    Что в итоге получил Киев? В-первых, он получил военную передышку, а значит спасение своей армии от надвигающегося разгрома – причём уже не в первый раз. Во-вторых, он получил закреплённый на международном уровне отказ от обсуждения вопроса о предоставлении Донбассу автономного статуса. Также он получил заверение в ликвидации «народных республик» и возвращении границы с Россией под контроль украинских погранвойск после выполнения определённых условий по реформе местного самоуправления. Таким образом, он получил одобренный международным сообществом (включая Россию) план ликвидации ДНР с ЛНР и восстановления полноценной власти Киева на всей старой территории Донецкой и Луганской областей, что потенциально спасает украинскую армию и украинскую унитарную государственность. К этому добавилось прозвучавшее сразу после подписания «Минска-2» заявление МВФ об одобрении кредита Киеву в 17,5 млрд. долл., что может спасти Украину и от финансового краха, или по крайней мере значительно его оттянуть. Одновременно США принимают решение о дорогостоящих мерах по военной помощи Украине: и вооружением, и организацией подготовки воинов. При этом выполнение условий по государственным обязательствам Украины в отношении жителей Донбасса на деле отложено до осени.

    Фактически, это план полной сдачи Донбасса к концу 2015 г., причём одобренный Россией. Киев смог отстоять все основные переговорные позиции и не допустить пересмотра выгодных для него Минских соглашений. Военное поражение Киева и успех Вооружённых сил Новороссии удалось свести на нет: для народных республик сохраняется старая линия разграничения сил.

    Можно задаться вопросом: если Россия пошла на такие большие уступки Западу, то наверняка и Запад пошёл на уступки России? Однако найти следы этих уступок не удаётся. Что вообще Россия получила от этих соглашений? Это главный вопрос, на который пока что нет ответа.

    Собственно, а что России было нужно? Это можно перечислить, пусть только самое основное: 1) признание народных республик сторонами конфликта, начало прямого диалога между ними и Киевом (об этом по крайней мере было упомянуто); 2) постановка вопроса о федерализации Украины; 3) постановка вопроса о повышении статуса русского языка на территории всей Украины, и какие-то шаги в этом направлении (да и шире: России нужна гарантированная система защиты прав русских и русскоязычных граждан Украины); 4) признание Киевом ложности утверждений о прямой военной агрессии со стороны России и гарантии по отказу Украины от прямого втягивания России в военный конфликт (объявления войны с Россией); 5) отказ и Украины, и Запада от любых видов экономической и правовой дискриминации жителей Крыма; 6) освобождение политзаключённых по всей Украине; 7) смягчение или частичная отмена антироссийских санкций; 8) закреплённый отказ от поставок вооружения на Украину; 9) осуждение практики обстрела мирных жителей и формирование комиссии по выявлению военных преступников, ответственных как за эти обстрелы, так и за пытки пленных; 10) осуждение противозаконной мобилизации граждан в невоенное время и использования армии против мирного населения; и т.д. Это минимальные требования, о которых должна была по крайней мере идти речь. Даже если они не могли прозвучать во время закрытых заседаний, то хотя бы должны были содержаться в публичных заявлениях. России очень важно настаивать на своих формулировках, на своей трактовке происходящего: что на Украине идёт гражданская война, что Россия не является участником конфликта, что вооружённые силы Украины уничтожают мирное население. Даже если бы не удалось достичь никаких реальных подвижек по перечисленным пунктам, но были бы зафиксированы хотя бы некоторые принятые Россией формулировки – это была бы уже немалая победа.

    Но в результате мы увидели весьма неприглядную ситуацию: Киев по-прежнему отказывается сесть за стол переговоров с представителями народных республик, а вместо этого реализуется довольно сложная комбинация. Запад вначале объясняет президенту России, каковы требования к народным республикам, убеждает его, после чего Путин принуждает представителей этих республик «пойти на компромисс», демонстрируя вместе с тем степень их зависимости от Москвы. То есть Запад использует Путина для того, чтобы давить на лидеров и представителей ДНР и ЛНР и заставлять их соглашаться на неприемлемые для них вещи, о чём они сами же вынуждены были открыто сказать. Более того, это трудно назвать компромиссом – скорее просто сдачей, расписанной на многоходовку до конца года. И что самое удивительное – эта казалось бы абсурдная и несомненно унизительная для России схема работает.

    Формально подпись под «Комплексом мер» претворила народные республики из сепаратистских образований в регионалистские движения по усилению роли местного самоуправления, причём даже без федералистских требований. Сколь реально руководство ЛНР и ДНР с этим согласно – вопрос риторический, и совершенно точно, что ополченцы и всё население самопровозглашённых республик добро на это не давало и никогда с этим не согласится. И надо понимать, что на самом деле «сепаратисты» не такие уж и марионетки в руках Кремля, как это представляется на Западе и в Киеве. Доверие между ними и Москвой может быть и подорвано. Тысячи человек, из идейных соображений взявших в руки оружие и получивших уже немалый военный опыт – это не те люди, с интересами которых можно не считаться. На самом деле, на постсоветском пространстве по решительности действий с ними мало кто может соперничать, и в случае чего для Москвы они будут представлять не меньшую опасность, чем для Киева.

    За всей этой ситуацией вновь встаёт вопрос о направленности политики России. Непонятно, какова собственно цель России, какова её стратегия? При этом вполне понятно, чего хочет Киев и чего хочет Запад – об этом они и сами открыто заявляют. Да, можно думать, что Москва просто не раскрывает свои карты. Но я бы скорее предположил, что она и сама не знает, чего хочет. Доказательством этому – все постсоветские годы политики в отношении Украины, и нынешний её результат.

    Единственное, чем можно возразить на обвинение в «сдаче Донбасса» - это вполне понятное предположение, что весь этот план, все эти условия соглашения на самом деле не будут реализовываться. И это наверняка так. Более того, их провал станет очевиден ещё гораздо быстрее, чем с предыдущей версией минских соглашений.

    Во-первых, не тот формат. Без главного игрока – США – ни о чём договориться невозможно. Да, конечно, с ними постоянно созванивались и консультировались, и всё же мы имеем дело с европейской инициативой, направленной как раз против основной линии американской политики. У Вашингтона здесь другие интересы, и пока он от них не отказался, он будет сохранять основное влияние на ситуацию. С помощью США Украина активно готовится к большой и длительной войне, а американцы открыто заявили и о «летальной помощи», и о присылке своих военных инструкторов. Даже если представить, что Порошенко будет отстаивать такие выгодные для него условия нового минского соглашения, то долго играть на западных противоречиях ему всё же не удастся. Да и не контролирует он все вооружённые силы. Его основная задача сейчас – самому удержаться у власти.

    Снова, как и в прошлый раз, с Россией договаривались как с участницей конфликта, но она не признаёт себя таковой. Значит, ситуация повторится: Россию будут обвинять в невыполнении условий Минска-2, а сама она будет объяснять, что и не собиралась их выполнять – это не её ответственность. В целом можно сказать, что эти соглашения никого по-настоящему не устраивают. Кажется, в их выполнение никто всерьёз и не верит. Однако это и не «филькина грамота», и последствия у неё всё же будут. Что написано пером...

    В 2014 г. Россия одинаково отреагировала на референдум в Донбассе и выборы президента Украины – не заявляя об их признании, но обозначая лишь своё уважение к «воле народа». Теперь же Москва чётко определилась: в своей внешнеполитической деятельности она полностью признаёт легитимность нынешних властей Украины, и одновременно не считает нужным как-либо ссылаться на результаты донбасских референдумов – их для неё фактически не существует. То есть Россия делает огромный шаг навстречу уничтожающему русское население Украины Киеву, и открыто отворачивается от поддержки самих оснований существования народных республик. Не сослаться на них сейчас, а вспомнить «когда-нибудь потом» уже вряд ли будет возможно.

    В защиту соглашений можно услышать тезис, что «Москва ничего не сдала, и это главный результат». Но, во-первых, трудно, читая текст «Комплекса мер», убедить себя в том, что подписанный послом России план по полной ликвидации народных республик и их вооружённых сил не является «сдачей» только на том основании, что вряд ли его кто-нибудь будет выполнять. Во-вторых, на любых переговорах принципиальную значимость имеет фиксация позиций. Так вот Россия сдала позиции. Она не настояла ни на одном пункте своей трактовки событий и своих условий. Текст двух документов – основа для всех последующих переговоров о положении дел на Донбассе, и отмахнуться от него уже будет невозможно. Подписанный документ определяет рамки возможного на следующих переговорах. Старые минские соглашения тоже никто не выполнял, но на их текст по-прежнему ссылаются, более того – н а нём основываются новые тексты

    Декларативно Россия сейчас занимает лишь одну позицию: мир любой ценой. Очень удобно, потому что самый прямой и действенный способ установить мир – сдаться на милость врагу. Мы, кстати, этим уже занимались во второй половине 1980-х и в 1990-е гг., и были горды своим благородством. Но, как мы теперь видим, положительных результатов такой политики ждать не стоит. И игра в поддавки с Украиной может тоже дорого стоить.

    На самом деле за всей этой примирительной риторикой скрывается только одна, в сущности, довольно мелкая цель – спасти Порошенко. Не дать сейчас прийти к власти ещё более радикальным силам. И в этом плане политика России имеет шансы на успех. Какова бы ни была его критика со стороны политических оппонентов, всё же для общественного мнения Порошенко вернулся в Киев если не победителем, то по крайней мере и не предателем. Для своих же – он одержал сногсшибательную победу. А деньги МВФ дают ему шанс сохранить стабильность ещё на несколько месяцев вперёд.

    Однако сама задача сохранения Порошенко очень спорна. Во-первых, он всё равно довольно скоро падёт, и всё равно мы увидим во главе Украины ещё более «отмороженного бандеровца». Во-вторых, появление во главе Украины такого персонажа Москве скорее только выгодно. Лучший кандидат для России – Ярош, хотя интереснее было бы с Ляшко. Впрочем, неважно кто – в любом случае он будет недостаточно «джентельменом», чтобы сохранить открытую поддержку Запада. И в-третьих, не в российских интересах затягивание ситуации. Санкции и цены на нефть действуют, душат нашу экономику, и на ближайшее время можно сказать, что чем дальше, тем Россия будет слабее. Да и народный дух подувял, сник, а это очень важный момент. Если люди ощущают фальшь центральной власти, то у них пропадает и вера в победу.

    Кроме того, такой взгляд нередко исходит из расчёта, что Украина никуда не денется – всё равно развалится. Расчёт обоснованный и весьма вероятный, но всё же не гарантированный. Если Россия и дальше будет помогать сохранять стабильность центральной власти и поддерживать на плаву украинскую экономику (пусть теперь и косвенно – через создание условий для выделения кредитов МВФ), то шансы у Украины несомненно будут. И кто первый рухнет – ещё вопрос.

    Есть и другой способ аргументации: нам нужна единая (без Крыма) нейтральная Украина, нам не нужен хаос у границ, а Донбасс должен играть в составе Украины роль якоря, привязывающего её к евразийскому пространству. Вот с этой логикой, всё чаще звучащей в наших верхах, я бы категорически не согласился: именно такие надежды завели российскую политику в отношении Украины в то положение, в каком она оказалась сейчас. Надо чётко понимать: ни пророссийской, ни нейтральной Украины быть не может, а её русофобия – вовсе не «болезнь роста», а глубокое свойство, основа всего национального проекта, и чем дальше, тем её будет больше.

    И главное: политика должна иметь свои моральные основания. Грубый макиавеллизм на самом деле неэффективен. Неслучайно Запад любое политическое действие облекает в ценностные формы, придаёт ему цивилизационное обоснование. Это не просто риторика – это сама возможность действия, его условия. Да, мы можем находить моменты, когда ценностный подход Запада обусловливает его слабость или даже проигрыш в той или иной игре. Но в целом именно он обеспечивает немалую стабильность и активность, он даёт мощную мотивацию действий и направленность процессов, вводя в орбиту политики всё общество в целом – от главы государства до активисток «Общества женщин Вишнёвой улицы». Сама по себе задача «спасать Порошенко» обусловлена осознанием того, что определённым образом настроенное общество не оставит его у власти в случае дефолта или согласия на федерализацию, то есть полностью обусловлена необходимостью считаться с общественным мнением Украины.

    Если мы видим, как Россия, исходя из довольно спорных расчётов, обеспечивает сохранение у власти человека, открыто расстреливающего русское население, и помогает ему получить многомиллиардный кредит, который (это всем понятно) будет в значительной части пущён на те же военные действия, то рушатся даже намёки на патриотическую лояльность государственной линии. Государство расходится с патриотизмом, с ценностным измерением политики, лишаясь и своей социальной базы. Рушится то, что обеспечивает стабильность и силу гораздо прочнее, чем хитроумный политический расклад. Положим даже, что россияне это как-то примут. Но повстанцы на Донбассе – точно нет.

    http://www.apn.ru/publications/article33127.htm

    Категория: Статьи и комментарии | Просмотров: 141 | Добавил: Elena17
    Сайт создан в системе uCoz