Меню сайта


Категории раздела
Русское движение [344]
Русофобия [367]
Русская защита [1147]
Миграция, этнические конфликты [615]
Кавказ [608]
Армия и нацбезопасность [573]
Образование и наука [296]
Демография [120]
Социальная сфера [754]
Протест [517]
Власть и народ [1115]
Правопорядок [414]
Экономика [710]
Культура [676]
Религия [507]
Экология [126]
Обломки Империи [5143]
Зарубежье [990]
Внешняя политика [148]
Сербия [170]
Люди [101]
Интервью [183]
Статьи и комментарии [1639]
Разное [324]
Даты [229]
Утраты [103]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3979


Форма входа


Поиск


Календарь
«  Сентябрь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 24.08.2017, 13:40
    Главная » 2015 » Сентябрь » 4 » Василий Мельниченко: «50% урожая точно останется в земле»
    02:10
    Василий Мельниченко: «50% урожая точно останется в земле»

    Два года без нормального лета пустили его и 76 работников по миру

     

    4 сентября при участии свердловского премьера Дениса Паслера в селе Филатовском Сухоложского района пройдет праздник аграриев «День поля». Пашни окрест будущего действа сейчас приведены в порядок, к приезду высоких гостей они являют собой идиллическую картинку сельского быта. Но достаточно отъехать на пару десятков километров, чтобы понять – второе холодное и сырое лето на Среднем Урале довело крестьян до ручки в буквальном смысле этого слова. Мы проехали по этой, настоящей аграрной части Свердловской области вместе с самым известным свердловским фермером Василием Мельниченко и постарались разобраться, далеко ли осталось до катастрофы таким, как он. За одним осмотрели десятки тысяч гектаров пахотных земель, зарастающих с советских времен сорной травой и деревьями. И решили, что путинскую вертикаль власти надо срочно ставить с головы на ноги.

     

     

    — Василий Александрович, на днях сразу несколько свердловских аграриев поделились со Znak.com болью: из-за непрекращающихся дождей они не представляют, как копать картошку, так как то, что выкопали, приходится от налипшей грязи мыть брандспойтами…

     

    — Это уже второй год такой, и это катастрофа. Здесь я не могу свалить ни на американцев, это все природа, обычная уральская природа. Я и в 80-е помню были такие годы, но все зависит от подготовки сельских хозяйств к таким периодам…

     

     

    — Что не так было с погодой?

     

    — Мокрая тяжелая весна, затем холодное лето, значит – задержка растений. Вот, например, поле (показывает из окна автомобиля), это ячмень, и он еще не созрел – зеленый. По какой причине? Поздний посев. Если бы мы посеяли его хотя бы до 10, край 12 мая, он был бы уже готов. Мы посеяли это поле примерно 20-го числа. Еще одна проблема: было много дождей, и смотрите, как сорняк пошел! Если бы мы могли сделать правильную химическую обработку, то этого не было бы. Но на нее у нас после плохого 2014 года собственных средств не осталось, а кредитов нам никто так и не дал. Нам – это я имею в виду большинство мелких и средних крестьянских хозяйств. Получили единицы. Тему с кредитами мы поднимали еще в марте, но пришел май, а денег нам так и не дали. И мы, большинство хозяйств, либо провели дешевую химобработку, чтобы только дать первый рост, либо вообще не проводили.

     

     

    «Овес у нас зеленее всех… Только на корм скоту»

     

    — Что значит - дешевая химобработка и дорогая?

     

    — Должна работать паровая система севооборота: с осени все вспахать, весной предварительно все обработать. Как у нас вышло: мы ждали денег до мая на дизтопливо, как дождались – запустили дискаторы (специальные навесные устройства к тракторам для обработки почвы, – прим. ред.) и лупили как могли. У кого были запасы [по топливу или деньгам], к этому времени уже отсеялись давно. Потом семена мы купили однозначно не элитные, по сути, мусор купили. Мусор посеяли, мусор и пожнем.

     

     

    — Между тем, что вы называете мусором, и элитными сортами большая разница в рублях?

     

    — В два-три раза. Если мы взяли по 7-8 рублей за килограмм [семян], то элитные брали бы по 15. Взять элитные семена для нас было невозможно, причину я уже говорил: плохой прошлый год и полное отсутствие кредитов. Если бы они были, даже несмотря на 2014 год, мы бы смогли рано вывести в поле трактора и успели бы все обработать. А так мы имеем замусоренное поле и сильный зеленый подрост. Сейчас я должен либо обработать ячмень глисофатом (гербицид, – прим. ред.) и дать ему пять дней отстоять [перед уборкой], либо в валки его класть. Есть опасность, что времени в валки класть у нас нет – идут дожди, и все пропадет.

     

    — Если ничего не делать, урожай уйдет под снег?

     

    — Нет. Мы соберем его, но потеряем минимум 20-30%. Зеленная масса не дает хорошо вымолачиваться зерну. И потом, сейчас каждый день на счету, а мы время теряем. Убирать надо, а мы не можем решиться, что делать, потому что зерно у меня еще не зрелое. [По правилам] к этому дню надо ячмень уже убрать и начинать пшеницу убирать. По овсу такая же картина, он у нас зеленее всех. Овсы хорошие, может быть неплохой урожай…

     

     

    Раньше здесь колосилась пшеница. Теперь эта придорожная могила - олицетворение всего, что происходило здесь последние 15 лет

     

    — Какой?

     

    — 25-30 центнеров с гектара. При наших условиях мощнейший результат, чудесный просто. Но овес не вызрел еще. В прошлый год я убирал по снегу, телевидение, РТР, приезжало меня снимать. Смех был один: снегу намело 20 сантиметров, я на комбайне катаюсь, урожай собираю. Все потому, что дожди раньше не дали собрать.

     

    — Сколько надо еще времени, чтобы урожай вызрел?

     

    — Две недели, если будет тепло.

     

     

    — В таком состоянии зерно на что-то годно?

     

    — Только на корм скоту. Жалко.

     

    — Вы сказали – мощнейший результат…

     

    — На самом деле мы можем давать до 40 центнеров с гектара. Но пока я сею на сеялках 70-х годов, этого не будет. Дайте мне современные высокоточные сеялки, как в Европе, и, невзирая даже на погоду, никакой фермер из Польши мне будет не конкурент.

     

     

    «Смысла урожая ждать здесь уже нет, просто скосят и закатают на сено»

     

    — Это только у вас такая ситуация?

     

    — Овес я, например, посеял 6 июня, в этих числах в Свердловской области посеялись как минимум 30-40% хозяйств. Можно ссылаться на погодные условия, но, если бы у меня было две хороших, современных сеялки, если бы были трактора, то не было бы никаких проблем и при такой погоде. К 25-му мая я бы полностью закончил посевную. Мы давали заявку на 8 млн рублей кредитных ресурсов. Все просчитали, в том числе химическую защиту. Плюс подали заявку на трактор и сельхоз оборудование. Но кредит нам так и не дали, мы были вынуждены сеяться на те деньги, которые у нас еще оставались с прошлого года. На эти копейки, естественно, брали все подешевле: семена подешевле, удобрения подешевле… А как ты будешь экономить, если те же удобрения только зимой дешевые? К сезону же все производители минеральных удобрений подняли цену на 30-40%! Мы ничего не смогли сделать…

     

     

    Алогичность бытия: дискатор есть, а трактора, чтобы готовить им землю, нет

     

    — Сколько закупили удобрений для своего хозяйства и сколько планировали?

     

    — Я на свою площадь планировал на 800 тыс. рублей купить, приобрел на 600 тыс., но я купил уже дороже, то есть в объеме еще меньше. Например, планировали приобрести на 1 млн рублей химическую защиту «Титус» и «Престиж», купили только на 450 тыс. рублей. Это очень мало. Вот, смотрите, еще поля (показывает рукой на заросшие бурьяном пространства). Планировал их в этом году вспахать, но в связи с тем, что не купили вовремя трактора, не смог. Представляете, мы два года назад купили дискатор, глубокорыхлитель, а мощных тракторов к ним нет, то есть денег на них нет! Нечем все это хозяйство таскать. Пытались легкими тракторами, по два даже цепляли, но только ломаем технику, а пашню по поверхности царапаем. Были бы трактора, на сегодня мы бы смогли обрабатывать уже 1500 гектаров пашни, а сделали 500 всего. Это как раз та нехватка финансовых инструментов. И ситуация касается не только села Галкинского. Видите, лес (опять машет рукой в сторону от автодороги)? А еще 15 лет назад это было поле, сеяли здесь гречку.

     

     

    Сеялки 70-х годов выпуска по-прежнему в ходу

     

    — Мы рядом с Белоярским сейчас ехали, я вспоминал, как 20 лет назад там на полях, что сейчас сосенками заросли, комбайны работали.

     

    — Это типично все, это и есть аграрная политика страны. В чем причина? Главное – это отсутствие местной власти. Именно она должна заниматься недопущением потери своей силы, своего потенциала. То, что мы еще не доломали, надо сохранять и новое строить. Для этого на селе должны сами выбрать своего главу, местную думу, налоги здесь должны оставаться и работать на развитие территории. Тогда каждый глава будет заинтересован в том, чтобы ее развивать, он будет опекать производителей, потому что это налоги и его зарплата в конце концов.

     

     

    Гордость Мельниченко. В этом году ему удалось где-то взять три таких машины. Пусть 80-х годов выпуска, зато сумели купить «на свои» при полном отсутствии кредитов

     

    — Хотите сказать, что с богатой территории и своровать можно будет больше?

     

    — Можно и так (улыбается). Я бы каждый год менял глав и всякий раз нового брал бы из другого конца села. Потому что как стал главой, так улица, где он живет, асфальтом обязательно покрывается. Так, глядишь, через 5-7 лет все село в хороших дорогах будет.

     

    — Вы ведь предлагаете перевернуть всю вертикаль власти, которая 15 лет в стране строилась, понимаете?

     

    — Да.

     

     

    — Может быть, можно начать с отдельной области?

     

    — Не получится. Надо менять бюджетный кодекс, налоговый и так далее. Пока могу четко сказать: при всей моей лояльности к Российской Федерации последние пять лет государство предпринимало все шаги, чтобы я остановился и не работал больше. Оно, государство, меня ненавидело всеми своими органами власти. Вот смотрите – я здесь сено кошу…

     

    — Раньше это все возделывалось?

     

    — Конечно, за эти места дрались еще. Был совхоз «Галкинский» – 4000 голов крупного рогатого скота, стадо стояло в трех селах: Калине, Бутырках, Галкинском. Сейчас ничего нет, последних коров в Галкинском пустили в 2000-х именем Российской Федерации. Поэтому, когда мне сейчас говорят, что Россия имеет шанс на импортозамещение, я отвечаю: «Люди добрые, вы просто съездите по территориям и оглянитесь – 15 лет пустоты!» Какое импортозамещение, о чем вы вообще?

     

     

    В такую погоду половина картошки останется в поле даже при ручной копке

     

    — В совхозе «Галкнсиком» сколько сеялось?

     

    — 7 тыс. гектар было всего сельхозугодий, 4,5 тыс. из них было под пашни. На сегодняшний день здесь есть мое предприятие, еще одно и еще. В общей сложности мы обрабатываем 800-900 гектаров. Порядка 2 тыс. гектаров заросло так, что уже не восстановить.

     

    — Почему?

     

    — Вот такие деревья (руками показывает стволы сантиметров 15-20 в диаметре). Это сейчас денег столько надо затратить… не реально.

     

     

    — Сколько?

     

    — Минимум 30 тыс. рублей в расчете на гектар пашни. Таких денег нет ни у кого сейчас, даже у самых мощных хозяйств. Это надо зимой запустить Т-170 и срезать под корень все деревья, сжечь, потом глисофатом обработать, дискатор пустить и так года 3-4, только потом можно сеять.

     

    — Это как в притче, где старик сажает оливу для детей.

     

    — У нас тысячи гектар земли брошено. Вот аналогичная ситуация (останавливаемся около очередного поля, засеянного овсом). Это уже фермер Юрий Николаевич Калугин сеет. Типичная ситуация – отсутствие финансовых средств, поздний сев без минеральных удобрений, результат – налицо. Мужики просто так уже сеют, чтобы не пустовали поля. Смысла урожая здесь ждать уже нет, просто скосят и закатают на сено (на полях то там, то здесь виднеются гигантские рулоны сена). Это 100% уже не дозреет, разве что к декабрю (смеется). А это поле (показывает в другую сторону) вообще давно уже не сеялось. В прошлом году пытались пахать, на этом деньги кончились, сеять не стали. Его лет 10 не трогай, и деревни пойдут. Раньше это были Куровское хозяйство и Квашнинское… Короче говоря, государство всеми способами нам показывает – ну прекращайте уже трудиться, крестьянство не нужно России. Это все результат их финансовой, аграрной политики, сукины они дети – все эти банкиры и прочие.

     

     

    — С картошкой и овощами как обстоят дела?

     

    — Погода не дала возможности нам окучить картошку второй раз. И сейчас сыро, очень сыро. Сама картошка нормальная – 25 тонн с гектара есть, но надо ждать теплой погоды. Сейчас овощекомбайн в поле не пройдет, вручную тоже нормально не пойдет. 50% урожая в земле останется даже при ручной копке. Это очень дорого в такую погоду собирать картошку.

     

    — Вы сказали, что предыдущий год тоже был тяжелый…

     

    — Мы не смогли убрать 60% овощей, просто запахали их в полях. Получили прямых убытков 5 млн рублей. Если такая же погода будет и в этом году, то это еще 7 млн рублей… Это банкротство.

     

     

    — Сейчас принято обанкротить одно юрлицо и создать другое.

     

    — Нет, все (обреченно машет рукой), я ничего не смогу сделать. Ты понимаешь, мне 62 года, у меня работает 76 человек и почти все в возрасте 55-65 лет. И главное, что мы последние, за нами никого нет из молодежи. И такая ситуация в половине мелких и средних хозяйств области. Вторая половина тоже едва держится на плаву. К нашим генералам от сельского хозяйства у меня есть только один вопрос: что делать жителям Пульниково (село в нескольких километрах от Галкинского)? Прекрасное село, ни одного рабочего места. Здесь была школа, был ФАП, стояло 300 коров, овцы, работало хозяйство. Сейчас работы нет никакой. Просто бросили деревню. И таких тысячи сел и деревень по России, тысячи! Наша аграрная политика зиждится только на одном – производство продовольствия. Государство здесь справляется по подобию «Газпрома», то есть создаются госкорпорации и агрохолдинги.

     

     

    Гордость Галкинского эпохи СССР – молочная ферма. Теперь она есть только в памяти старшего поколения

     

    — Что в этом плохого, может быть, за счет аккумулирования средств в одних руках они вытянут ситуацию с сельским хозяйством?

     

    — Они произведут продукции достаточно, это правда. Но я уверен – она будет однообразная и очень дорогая. Агрохолдинг не способен на что-то другое, он заточен на выкачивание денег как из бюджета, так и из населения. Почему антисанкции у нас введены? Антисанкции были введены не потому, что мы хотели кому-то насолить. На самом деле против россиян никакая страна санкций не вводила, это были санкции против определенного круга лиц. Антисанкциями они дали шанс агрохолдингам. Это был сговор правительства типа [вице-премьеров Аркадия] Дворковича, [Игоря] Шувалова и других наших гениев с агрохолдингами. А ведь в 2013 году наши агрохолдинги практически все подошли к банкротству. Те цены, которые существовали, на фоне товаров из Европы нашим агрохолдингам неинтересны. И когда встал вопрос, либо их надо датировать со всей силы, а это порядка 400 млрд рублей и таких денег сейчас просто нет, либо банкротить их. Придумали антисанкции. Вы, наверное, заметили: как только антисанкции были введены, через две-три недели мы зашли в магазины и увидели, что цены стали в два раза выше. Это все, чем закончилось импортозамещение. Искусственно подняли цены на сельхозпродукцию и спасли агрохолдинги. И если кто-то мне дурит голову, что фермерам в Польше, Германии и Франции стало очень плохо, то меня это мало тешит – мне тоже стало как-то хреново. По той простой причине, что трактор стал тоже в два раза дороже, даже российского производства, дизтопливо дороже, все дороже. Скажите, что я как крестьянин выиграл от всего этого? Скажите, что выиграли от этого 140 млн россиян?

     

     

    — Много в стране крупных агрохолдингов?

     

    — Около 20. Это прежде всего «Мираторг», «Юг», агрохолдинги [Алексея] Гордеева – это бывший министр сельского хозяйства, семьи нынешнего министра Александра Ткачева. У «Мираторга» 800 тыс. гектаров своей земли, у ткачевского – 400-450 тыс. И они, агрохолдинги, забирают 90% всех субсидий и дотаций, крестьяне на них даже не претендуют, понимаете? Зачем им крестьянство, они всю жизнь с ним боролись. Недавно владелец «Мираторга» Линник, Виктор его зовут, по-моему, на совещании у Ткачева утверждал, что им никакие бюджетные средства не нужны. А я-то точно знаю, что весной они получили 74 млрд рублей госбюджетных средств, конечно, им больше ничего не надо! Я там был и так прямо и спросил — научите, уважаемый?! После этого совещание сразу закончилось. Еще один там был… сидит в сапогах из крокодиловой кожи, на руках часы стоимостью как весь бюджет Тамбова. Уверял, что Россия готова прокормить 300 млн человек. Ткачеву не понравилось – мало, 800 млн надо! Я понимаю – он министр новый, ему надо сейчас заявить о себе. Но скажите, какую страну они собрались кормить? По-моему, точно не Россию. А вообще, раньше таким ребятам на селе даже спички не давали, они же все сожгут.

    http://znak.com/svrdl/articles/02-09-18-59/104373.html

    Категория: Интервью | Просмотров: 281 | Добавил: Elena17
    Сайт создан в системе uCoz