Меню сайта


Категории раздела
Революция и Гражданская война [64]
Красный террор [136]
Террор против крестьян, Голод [169]
Новый Геноцид [52]
Геноцид русских в бывшем СССР [106]
Чечня [69]
Правление Путина [482]
Разное [57]
Террор против Церкви [153]
Культурный геноцид [34]
ГУЛАГ [164]
Русская Защита [93]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3970


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 01.05.2017, 07:23
    Главная » Статьи » Русский Геноцид » Террор против крестьян, Голод

    А.Г. Зарубин: Сопротивление «чрезвычайщине» в Крыму (1928 - 1931 гг.)

    К началу 1928 г. СССР подошел в состоянии хлебозаготовительного кризиса. Крестьяне, не имея достаточной компенсации, не спешили сдавать хлеб по низким госценам. После поездки И.В. Сталина в Сибирь в январе 1928 г. сверху были спущены указания, требовавшие применения самых жестких мер по отношению к тем крестьянам, которые «срывали» хлебозаготовки. Так началась историческая полоса, которая знаменовала собой конец нэпа, - «чрезвычайщина». Сами крестьяне характеризовали этот поворот понимающе: «восстановление продразверстки и возврат к принципам военного коммунизма» (1, л.221).

    Были введены карточки на хлеб, затем - на прочие продукты первой необходимости. Все население в зависимости от социального положения снова разбивалось на категории по нормам снабжения. Таких категорий в Крыму было введено три, причем каждая из них делилась на четыре подгруппы.
    С июня 1928 г. партийной (а, следовательно, и государственной) директивой стал тезис генерального секретаря ЦК ВКП(б) об «обострении классовой борьбы». Власть реанимировала гражданскую войну.

    V пленумом обкома в октябре 1928 г. была санкционирована борьба с так называемым правым уклоном, другими словами - сторонниками нэпа. Главной мишенью нападок стал М. Сенцов - старый партиец, кандидат в члены бюро ОК, зампред СНК, председатель Крымплана. Сенцов не разделял всех позиций лидера «правого уклона» - Н. Бухарина, однако, его встревожила внедрявшаяся в деревню практика всеобъемлющего насилия. На заседании партийной фракции СНК 30 июня 1929г. он выступил, казалось бы, по частному, но вытекающему из новых подходов к деревне вопросу: против установления директивных цен (заниженных) для внеплановых заготовителей - кустарей и кооперированных инвалидов. Такую практику он квалифицировал как отмену нэпа.

    Сенцов «настойчиво продолжал отстаивать свои взгляды вопреки мнению подавляющего большинства присутствовавших на заседании обкома (2 августа. - А.З.), отражая тем самым напор и чаяния буржуазной и мелкобуржуазной стихии» (1, л.183об.), - говорилось в резолюции объединенного заседания бюро ОК и президиума ОКК 29 августа.
    Но главной причиной снятия М. Сенцова со всех постов и высылки его из Крыма послужило не это. Еще в марте 1929 г. он, обеспокоенный состоянием дел в партийных верхах, ре шился перед облпартактивом поделиться своей давней, как он сам говорил, мыслью: «Вам, я думаю, небезынтересно политическое завещание т. Ленина. В целях дальнейшей коллективной работы партии надо ставить вопрос о смене т. Сталина, потому что не все, что происходит, основано только на массе принципиальных расхождений, но в известной степени зависит и от тех особенностей, которыми данный товарищ обладает. Необходимо обеспечить партии на будущее такое руководство, которое, в отличие от Сталина, отличалось бы лояльностью и способностью к коллективному руководству» (1, л.223 - 224) (так в тексте - А.3.).
    Это был поступок невероятной смелости. Однако участь «правых» была предрешена. На 1 ноября 1929 г. из рядов Крымской парторганизации было исключено 5,5% ее состава (2).

    С октября 1929 г. в Крыму развернулась массовая коллективизация. Народ рассудил так (частушка, гулявшая по Симферопольскому району):
    Ново-Зуевка - в тревоге,
    Ново-Зуевка в беде,
    Об излишках, о налоге
    Бабы ссорятся везде.

    Мужики то ж ходят злые,
    Похудели, обросли.
    Закрома у всех пустые:
    Государству хлеб свезли.

    Одно горе не забыли,
    Тут другая канитель:
    Коммунисты рот раскрыли
    И кричат: «В артель», «В артель»!

    К началу октября на крымских землях уже образовалось 1254 колхоза - 20,6% крестьянских хозяйств (4) (по стране этот процент не превышал 7,6%). Республика выходила на опережение высших союзных показателей. VI пленум Крымобкома (декабрь) поставил задачу «проведения в ближайшее время (к весне 1931 г. - А.3.) коллективизации всего сельского хозяйства Крыма, превратив, таким образом, его в республику сплошной коллективизации» (5). 1 и 5 февраля 1930 г. бюро обкома сократило эти сроки до лета текущего пода. А Севастопольский райком постановил обеспечить 100%-ый уровень коллективизации к... 15 февраля (6).

    После известного постановления ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 г. началось раскулачивание. Крымский обком откли кнулся целой серией директив и постановлений, - от 29 января до 14 февраля.
    Началась вакханалия очередного закрепощения крестьян и развала сельского хозяйства. На расширенном заседании обкома 26 марта звучали весьма откровенные речи. Соколов (колхоз «Гигант»): «Хозяйственное положение колхозников: весь рабочий скот обобществлен и работает в конных колоннах, причем работа этих колонн страдает отсутствием фуража. Бывают случаи, когда лошади падают прямо на поле. Ко мне подошел один татарин и спросил: «Что мне делать, лошадь шел, шел, упал, снова пошел, снова упал...». Поскребов (Джанкой): «Крестьяне, несмотря на то, что руководитель, может быть, вышел из рабочих или крестьян, видели в нем только командира, они сами отстранены от работы». Пичахчи (Бахчисарайский район): «... Отрыв крестьян от самих процессов производства» (7, лл.10,15,34,37).

    Сводки о выполнении решений по раскулачиванию схожи с боевыми донесениями. Шла война на уничтожение.
    Евпаторийский район. «Конфискуют имущество все под чистую: календарь, ложки, окорока, последнюю буханку хлеба, сдают все это в колхоз, и когда делят эти мелочи, то получаются скандалы. Кулаки уезжают, детей бросают, которые ходят под окнами и просят их покормить».
    Судакский район. «... Отбирали все до последней буханки, деньги, золото, подушки, самовары».
    Джанкойский, Симферопольский районы. «Как раскулачивали в Джанкойском районе - описывали имущество и тут же распродавали, лошадей колхозам продавали по 75 копеек, инвентарь тоже шел по дешевке. Настроение кулацкой части - бежать. Настроение парторганизации такое - независимо от того, лишен или не лишен избирательных прав, имущество конфисковать».
    Ялтинский район. «Секретарь партийной ячейки Ивановский (деревня Кекенеиз) приходит к кулаку и требует с наганом в руках золота выдачи имущества, мануфактуры и проч.» (8, лл.50-51,55,57,60,113).

    Председатели сельсоветов в Гурзуфе и Биют-Ламбате (Ялтинский район) нашли в себе решимость высказаться против раскулачивания. Грозная директива за подписью секретаря обкома не замедлила воспоследовать: «Такие случаи, как отмеченные по Ялтинскому району случаи голосования против раскулачивания кандидатов в члены партии или имевшие место там же случаи выступления председателей сель советов против раскулачивания, должны незамедлительно сопровождаться немедленным очищением партийной организации и советскою аппарата от этих элементов» (7 февраля 1930 г.) (8, л.70). Что и делалось.

    Удивительно свидетельство оставшегося честным перед собой коммуниста Дергачева Андрея Николаевича (заявление в Счастливцевскую ячейку ВКП (б) от 13 февраля 1930 г): «Мною овладело сомнение в правильности той политики, которую проводит сейчас партия и Советская власть в деревне, как-то вопрос раскулачивания крестьянских хозяйств. По Советскому Союзу всего насчитывается 12 миллионов крестьянских хозяйств, из них 4% кулацких хозяйств, или 480 тысяч семей, это составит около двух миллионов человек Мне не понятно, что хотят сделать с этой армией людей... В процессе выселения кулаков с Арабатской стрелки выявилось, что выселяли вместе с малолетними детьми без всяких средств к существованию. За что же страдают дети, хотя бы и кулацкие, что должен делать глава кулацкой семьи, поставленный вне закона, для того, чтобы прокормить свою семью, ответ ясен: мы сами вызываем его па грабежи и убийства, на кулацкий террор, о котором мы после пишем, раздуваем, озлобляем людей еще больше в то время, когда мы сами создаем эти условия... К примеру, Акименко Аксентий - дети мал мала меньше, я спрашиваю: почему дети должны мучиться... Я знаю последствия этого дела, учел, взвесил все, знаю, как вы ячейкой обрушитесь на меня - делайте, что хотите» (9, л.9).
    Судьбу Дергачева нетрудно представить.

    В Ялтинском районе в январе ожидали восстания. Районной тройки по раскулачиванию (таковые создавались в каждом районе республики) и местных партийцев оказалось явно недостаточно для его предупреждения. Пришлось подключать ОГПУ. Вокруг лагеря с раскулаченными толпились днями родственники и соседи. Дабы избежать «эксцессов», пустили слух, что отправка будет проводиться через два дня. Когда родственники, поверив, разошлись, немедленно закрыли Ялтинский порт на несколько часов и перебросили туда раскулаченных. И пароход уплыл... как в «Котловане» А. Платонова.

    ОГПУ развернуло сеть концентрационных лагерей (кстати, они назывались именно так) по всему Крыму. В одном Симферопольском районе их было четыре.
    Продержав в лагерях, крестьян грузили в составы, которые шли на Восток. Пик отправки пришелся на май - июнь 1930 г. В Джанкойском районе «во время погрузки в вагоны... житель дер. Воинки Колтунович бросился под поезд и был зарезан» (8, л.127).

    Сколько же их было, раскулаченных? С той же Джанкойской станции на конец марта отправили 2590 человек (8, л.127). Сошлемся та работника Крымского ОГПУ Салыня: на 26 марта 1930 г. раскулачено и определено к выселению 16 тыс. человек (7, л.35). В.Н. Земсков, поднявший в архивах НКВД документ «Сведения о выселенном кулачестве в 1930 - 1931 гг.», приводит цифру: 4325 семей (из них в Северный край - 1553, на Урал - 2772) (10, с.4). Учитывая среднюю численность семьи, это составит до 25-30 тыс. чело век.
    Раскулачивание продолжалось, по имеющимся сведениям, до1935 г.

    Насильственная коллективизация не могла не вызвать противодействия крестьян. Центром сопротивления стала деревня Ускут (ныне с. Приветное Алуштинского района). Тогда это было селение, входившее в Карасубазарский район, живописно раскинувшееся на берегу моря. Здесь проживало до трех тысяч семей, все татары. Первый всплеск недовольства случился в 1928 г. в связи с хлебозаготовками. С весны 1929 г. население Ускута начинает вооружаться. Разрабатываются планы ухода в горы, отъезд в Турцию, налаживаются связи с близлежащими селениями: Арпат, Шелен, Ворон, Ай-Серез, Кутлак, Капсихор Судакского района, Кучук-Узень, Куру-Узень, Улу-Узень Ялтинского района, Султан-Сарай, Семен, Ени-Сала Карасубазарского района, самим Карасубазаром, Алуштой.

    18 декабря 1929 г. в Ускут приезжает правительственная комиссия во главе с самим М. Кубаевым, тогдашним председателем КрымЦИКа. На собрании ему устроили обструкцию, ушло 600 человек. Это был полный разрыв с властями.
    Развернулась подлинная подготовка вооруженного восстания. В дело вовлекаются середняки и бедняки, начинается «интернационализация» движения. На 26 января было назна чено решающее совещание с приглашением представителей от русского населения.

    В ночь с 26 на 27 ОГПУ, будучи проинформированным, устраивает налет и арестовывает до 100 участников совещания. Когда начались облавы, то в деревнях Шелен, Арпат, Ай-Серез крестьяне отбили арестованных. Операцию приходится повторять два-три раза. В Ай-Серезе, свидетельствует доне сение, «одному из сотрудников разбили очки, других хватали за одежду, в уезжавших сотрудников бросали камнями» (8, л.30). В Шелене крестьянин разъяснял агентам: «Социализм мы построим двумя руками, на которых по пять пальцев. Если от этих рук отнять по три пальца - один палец - кулак, другой - духовенство всех национальностей, третий - середняк, или, как вы его называете, подкулачник, то у вас та каждой из рук останется по два пальца, т.е. бедняк и рабочий. Двумя пальцами или совсем не построим социализм, или с значительной затяжкой» (8, л.29).
    Блестящий урок политграмоты.

    Аресты закончились только 30 января. Вооруженного столкновения не произошло. К осени 1931 г. было обобществлено около 83,3% крестьянских хозяйств (11, с.67). Постановление ЦК ВКП(б) от 2 августа 1931 г. резюмировало: «Считать в основном законченной коллективизацию в Крыму, где уже коллективизировано 83% крестьянских хозяйств с охватом 88% крестьянских посевных площадей» (12).

    Это был уровень основных зерновых районов страны. «Первые в Союзе», - горделиво заявляли крымские руководители. Напряжение «великого перелома» было для них, однако, исключительным. Бесконечные директивы, зачастую противоречащие друг другу, поездки по краю, страшные кар тины и известия, разносы, бессонные ночи, страх, что где-то делается не то и не так.

    «Успешно» проведший коллективизацию в Крыму первый секретарь обкома Е.И. Вегер (с октября 1930 по январь 1933 г.; расстрелян в 1937 г.) был брошен наводить порядок в голодающую Одесскую область. А вот председатель Крым ЦИКа М. Кубаев не выдержал. (Кубаев Мемет Исмаил, родился в 1883 г. Профессия - сапожник. Самоучка. Свою малограмотность постоянно под черкивал, но и не кичился ею. С мая 1918 г. - член Коммунистической партии. 11 месяцев при белых провел в тюрьме. Когда в 1928 г. был уничтожен личный враг Сталина - В. Ибраимов, сменил последнего на посту председателя ЦИКа. Свою роль при этом, видимо, сыграла именно малограмотность Кубаева, отсутствие у него связей с крымскотатарской интеллигенцией, на которую начались гонения. Репрессирован).
    В феврале 1931 г. на партконференции Джанкойского района Кубаев выступил с заявлением, что Москва проводит политику великодержавного шовинизма, разоряет трудовые массы Крыма, прежде всего - татар. На бюро обкома это выступление было расценено как «контрреволюционное» - Кубаев был снят с поста председателя ЦИКа.
    Секретарь обкома Н. Козлов говорил на VI пленуме ОК в мае 1931 г.: Кубаев – «субъективно человек безукоризненной частности», но он попал «в идеологический плен к классовому врагу» (13, л.37). За то, что «своевременно не информировал ОК о возрастающих колебаниях т. Кубаева» (14, л.71) (другими словами, - не донес) и не отреагировал на его выступление, был снят с работы и заместитель председателя С. Кешишьянц.

    Пожалуй, это было последнее открытое проявление недовольства сталинской политикой в Крыму. Далее - полное утверждение тоталитарного режима.

    Известия Крымского республиканского
    краеведческого музея (Симферополь.
    1993. - 4. - С.40-46.

    ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
    1. Центральный Государственный архив Крыма (ЦГАК). - Ф.П-1. - Оп.1. - Д.875а.
    2. Красный Крым. - 1929. - 21 декабря.
    3. ЦГАК. - Ф.П-1. - Оп.1. - Д.1015.
    4. Красный Крым. - 1929. - 6 ноября, 31 декабря.
    5. Красный Крым. - 1929. - 7 декабря.
    6. Слава Севастополя. - 1967. - 11 августа.
    7. ЦГАК. - Ф.П-1. - Оп.1. - Д.957.
    8. ЦГАК. - Ф.П-1. - Оп.1. - Д.972.
    10. Земсков В.Н. Спецпоселенцы (по документации НКВД МВД СССР) // Социологические исследования. - 1990. - 11.
    11. Хазанов Г.И. Партийная организация Крыма в борьбе за победу кол хозного строя // Борьба большевиков за упрочение Советской власти, восстановление и
    развитие народного хозяйства Крыма. - Симферополь, 1957.
    12. Красный Крым. - 1931. - 5 августа.
    13. ЦГАК. - Ф.П-1. - Оп.1. - Д.1043.
    14. ЦГАК. - Ф.П-1. - Оп.1. - Д.105
    http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=188

    Категория: Террор против крестьян, Голод | Добавил: rys-arhipelag (09.02.2010)
    Просмотров: 967 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz