Меню сайта


Категории раздела
Антология Русской Мысли [533]
Собор [345]
Документы [12]
Русская Мысль. Современность [783]
Страницы истории [364]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3976


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 22.07.2017, 13:48
    Главная » Статьи » Публицистика » Русская Мысль. Современность

    Андрей Савельев. Сталинизм - форма русофобии

    Сталинисты смогут прочесть только заголовок этой статьи Распространение сталинизма в современной России имеет чисто психологическую природу и является наследием пропаганды, вбившей в головы нескольких поколений целый ряд ничем не обоснованных "общеизвестных" суждений. Фактически сталинизм сегодня является рядом словесных штампов, распространившихся как эпидемия только потому, что эти штампы не были преодолены идеологически. Да это и не планировалось, поскольку постсоветский режим усугубил пропагандистскую универсальность, лишь на короткий срок позволив публичное разномыслие. Старые болезни русского самосознания сами собой вскрылись, как только путинский аппарат идеологического насилия подавил и подчинил себе все политические силы.

    Формально все мифы сталинизм разоблачены как в эмигрантской публицистике, так и в период горбачевской перестройки и ельцинской "перестрелки". Но это разоблачение не получило фундаментальной основы - не опиралось на русской идеологию, а было своего рода местью обществу, обращенной на недавнее прошлое, а на рубеже 80-90-х годов ХХ века либеральная публицистика и вовсе несла в себе идею уничтожения России и до сих пор не изжитого нигилизма в отношении русской истории. Вместе со сталинизмом "разоблачалась" и вся русская история. Именно в этом смысле сегодняшний призыв к "десталинизации" сегодня выглядит как призыв русофобов, которые используют мерзости сталинского правления, чтобы определить всю русскую историю как мерзость.

    Коммунистическая идеология, как бы ни хотелось идеологом "левачества" представить ситуацию иначе, не имеет среди русских людей никакой поддержки. Сталинские штампы живут отдельно от рационального анализа действительности. Все оправдание Сталина касается лишь нескольких эпизодов его биографии - главным образом победы в Великой Отечественной войне и репрессирования нигилистических элементов в партийно-хозяйственном руководстве страны. Обе эти "заслуги" к Сталину имеют отношение, но его имя пристраивается к истории чисто символически. Риторика переходит в умозрение: "Сталин победил гитлеровскую Германию", "Сталин разгромил троцкистско-бухаринскую оппозицию".

    Нет сомнений в том, что Сталин имеет отношение к Победе 1945 года. Но точно так же он имеет отношение и к катастрофе 1941 года, когда десятилетние усилия по формированию и вооружению армии обернулись грудой обгоревшего железа, миллионами трупов солдат и миллионными же толпами военнопленных.

    Мой дед, пошедший всю войну, вспоминал о том, как наивно встретили начало войны даже кадровые офицеры, и как дорого далась эта наивность. А ведь всеобщее заблуждение по поводу готовности к войне было следствием беспощадной к собственному народу пропаганды, а также работы репрессивных органов, выжигавших в обществе и армейской среде не только антисоветские настроения (вполне естественные), но и любые проявления инициативы и личной ответственности. Не говоря уже о чувстве собственного достоинства солдата, а в особенности - офицера.

    Сталинская армия перестала быть организмом, а механизм оказалось легко разрушить. Лишь чрезвычайность ситуации, не позволившая живодерам большевизма творить свои безумства, да еще пространственная "фора", давшая стране несколько месяцев, помогли избежать катастрофы. При этом почти всю войну фронту не хватало танков и самолетов, заготовленных накануне войны в невероятных количествах. И всю войну политорганы, спецслужбы и привычка к доносительству истязали фронт и тыл. Чем и объясняются большие потери не только в первые годы войны, но и позднее - вплоть до Берлинской операции, в которой потери составили более 350 тыс., почти 80 тыс. - безвозвратные (самые высокие среднесуточне потери за всю войну - свыше 15,7 тыс. человек в день). При этом Берлин был поделен с союзникам, и проблема Западного Берлина в последующие годы оказалась яблоком раздора и плацдармом для геополитических противников.

    Сталинизм принижает подвиг народа в войне, исключает даже саму память о выдающихся полководцах Победы, исключает здравый анализ успехов и поражений в ходе войны. Он превращает наши триумфы и трагедии в тупую догму, а память о войне - в бесплодные ритуалы и поклонение бесплотным образам.

    Огромная цена, которую заплатил наш народ за Победу, не получила адекватной картины послевоенного мира. Сталин мог дать румынскому королю Михаю Орден Победы - в порядке отступного приза, но не мог заставить страны "народной демократии" поверить в злобные фантазии большевистских идеологов. Он был очарован своим собственным величием и признанием в кругу мировых лидеров. (Сталинисты и теперь со сладострастием цитируют льстивые слова Черчилля о "дяде Джо" - так могли бы и немногочисленные почитатели Горбачева цитировать слова о нем Маргарет Тэтчер). И поэтому не решил нескольких важнейших проблем: не взял Черноморские и Балтийские проливы, не закрепился на Японских островах, и СССР очень скоро оказался в геополитической блокаде.
    Сталинизм выдает продолжение гражданской войны за процесс очищения компартии от подрывных элементов. Сталин просто реализовал троцкистскую идею перманентной революции. Как пелось в песне времен "развитого социализма": "Есть у революции начало, нет у революции конца". Большевики именно поэтому получили власть, что продолжили свою революцию, когда "левые" уже победили. Выжить должен был только самый свирепый и подлый клан революционеров, которым не жалко было ни своих товарищей по борьбе, ни страны, ни народа. Именно поэтому, а не по каким-то идейным соображениям, большевики истребляли не только тех, кто боролся с ними на фронтах гражданской войны, не только тех, кто постарался остаться в стороне, но и тех, кто был с ними по одну сторону баррикад - эсеров, меньшевиков, троцкистов, анархистов и т.д.

    Анализ публицистики Троцкого показывает, что все сталинизм - это и есть "троцкизм в отдельно взятой стране". Что Троцкий предлагал "чисто машинально" - как публицист, который "ради красного словца не пожалеет и отца", то Сталин воплощал на практике. (От этом см. мою статью - " Троцкий и Сталин: разные судьбы политических близнецов" "Русский дом", №11, 2009).

    Русские люди, почитающие Сталина, конечно же видят в этой фигуре символической оформление будущей расправы над русофобами. Но это болезнь русского духа, которая превращает Сталина в божество, способное воскреснуть. Возносимые ему молитвы, конечно, не поднимут генералиссимуса из гроба. Поэтому злобное отношение к любой критике Сталина - это именно болезнь, а не стремление противодействовать русофобам. В сталинизме русофобии никак не меньше, чем в нигилистическом западничестве.
    Сталин был нерусским человеком. Опровергнуть это невозможно. Его грузинский акцент сохранился до конца жизни, его черты лица - очевидно нерусские, его лишенный всякого милосердия образ правления радикальным образом отличается от всех предшествующих правлений на Руси. Сталинская кадровая политика всегда была антирусской. Все фантазии о том, что партаппарат и органы НКВД были очищены от еврейства, не имеют ничего общего с действительностью: переписывание евреев в русские происходило лишь потому, что этнический компонент в ВКП(б) и НКВД оказался слишком уж заметен. Смена фамилий и этнической идентификации только спрятали истоки большевистского живодерства, но не отменили его.

    Как политик, Сталин был русофобом: он ненавидел русскую Россию. Всюду цитированный послевоенный тост Сталина, поднятый за русский народ, не имел никакого подкрепления в реальности. Напротив, Сталин продолжал бороться с "великодержавным шовинизмом" с ленинским рвением. Он был самым последовательным проводником ленинской национальной политики - расчленения страны на этнические уделы, выращивания "национальных кадров", развития нерусской периферии за счет русского ядра России и так далее. Тост за русский народ был чисто восточной уловкой: размахивая красным флагом, борись с красным флагом. Русофобы и теперь могут изредка хвалить русский народ, возбуждая холопью радость среди почитателей начальства.

    Сталина представляют патриотом лишь за то, что он ввел в систему наград СССР имена Александра Невского, Дмитрия Донского, Суворова, Кутузова, Ушакова и Нахимова. Но от этих имен в советскую историографию вошли лишь элементы воинского искусства, но не причины, породившие полководческий талант и русских "чудо-богатырей". В заслугу Сталину ставят изучение в школах Пушкина, Лермонтова, Толстого, Чехова. Но забывают, что весь смысл русской литературы был вывернут на изнанку и представлен как приготовление к большевистской революции. Точно так же русская история была искалечена сталинскими пропагандистами, следовавшими убогой ленинской логике: "Декабристы разбудили Герцена..." и так далее.
    Официальной линией Сталина, конечно, был интернационализм. А интернационализм всюду и везде предполагает подавление государствообразующего народа. Во внешней политике интернационализм опирается на смущение граждан других стран неким сочувствием к их проблемам. В действительности же он направлен на рекрутирование агентуры, а не на восстановление суверенности исторических наций. Неслучайно интернационалисты поддерживали крах колониальной системы, который вверх целые континенты в чудовищные войны и подчинил их по-сталински кровавым режимам, не имеющих ничего общего с интересами становления новых политических наций.

    Сталина считают весьма образованным человеком, хотя он не закончил семинарии (не сдал выпускных экзаменов и занимался лишь некоторыми предметами). Уровень образованности Сталина был и на всю жизнь остался крайне низок. Его попытки было "корифеем всех наук" присущи подобным натурам. Путин тоже публично музицирует, ныряет с аквалангом за древними амфорами, летает на дельтаплане за стерхами и инструктирует МВД и ФСБ, как им лучше подавлять русских националистов. Сталинизм был и остается стержневым элементом политической системы РФ. Поэтому все моления к Сталину - елей на голову Путина.

    Об уровне образованности и глубине мыслей Сталина говорит его "бордовое" Собрание сочинений. Кто хотя бы пытался его читать, не мог не заметить, что здесь все - язык тупого бюрократа, совершенно чуждого русской культуре. А ведь это издание было выглажено редактурой, которая устранила из немногочисленных сочинений Сталина все несуразицы и все политические колебания.

    Сталинизм был и остается мертвой материей, из которой невозможно извлечь ничего полезного - ни единой плодотворной мысли. Томики Собрания сочинений - это тоже памятник. Эти книги никто не читает, в лучшем случае удовлетворяясь видом корешков на полке. У памятника не должно быть никаких изъянов, но надгробная плита еще лучше - на ней нет никаких фигурных неровностей.

    Ложь сталинистов об индустриализации, будто бы свидетельствующей о гениальности Сталина, исключает всяческий анализ хозяйственной политики большевиков и опровергает их же выдумки об "объективных законах истории". Сталин ничего не понимал в экономике и к индустриализации не имеет никакого отношения. Зато он имеет прямое отношение к колоссальной стратегической потере - к уничтожению крестьянства, которое до сих пор в России не возродилось, а потому страна вынуждена либо жить с затянутыми поясами, либо признавать свою продовольственную несуверенность.
    Экономический рост, возникший после гражданской войны, был обусловлен рядом факторов, которые Сталин мог разве что осознавать. В тот период в русском народе еще не была уничтожена воля к жизни - заброшенные поля снова стали засевать, остановленные заводы вновь запускать. Разница показателей между остановленной и работающей промышленностью, созданной в предшествующую эпоху, была провозглашена большевиками успехом их экономической модели. Заодно решили без всяких на то оснований подтвердить, что новый общественный строй дал качественный скачек в производительности труда. Второй фактор, который сыграл на руку большевикам, - готовность России к индустриализации. В предшествующую эпоху были разработаны все научные и технические идеи, спроектированы и заложены многие предприятия, ставшие затем флагманами советской индустрии. (О том, что большевики революцией и войной затормозили на 15-20 лет индустриализацию России см. в статье Индустриализация: «русское чудо», "Русский дом" №12, 2012). Все это большевики тоже приписали себе.

    Сталин мог быть только тормозом индустриализации, поскольку совершенно не имел инженерных знаний и был полным профаном в естественных науках. Изгнание из страны технической интеллигенции (достаточно упомянуть изобретателя телевидения Зворыкина и гения вертолетостроения Сикорского), репрессии против выдающихся ученых и конструкторов (тюремные муки Королева и Туполева - на совести Сталина), убийство Николая Вавилова, "красная профессура" и "народные академики" - все это вредоносное деяния большевиков. Не говоря уже о расстреле изобретателей знаменитой "Катюши" и изощренного издевательства над конструкторами знаменитого танка Т-34.

    Особенно хотелось бы отметить идиотизм фразы: "Сталин принял Россию с сохой, а передал - с атомной бомбой". Это подлая русофобская ложь, повторяемая невежественными идиотами. До Сталина Россия не была "с сохой" - она была на самых передовых научных и технических позициях в мире. Атомная бомба в СССР была создана впопыхах и связана не только с бериевским авралом, покрытым "триждыгеройством" целого ряда быстро "обронзовевших" академиков, но и с передачей советской разведке сотен докладов "Манхэттенского проекта". И это было вовсе не следствием сочувствия большевизму, а здравым расчетом ученых и специалистов, которые понимали, что монополия США на ядерное оружие обернется человечеству миллионами трупов. Они не могли игнорировать ужасные преступления руководства США - не только Хиросиму и Нагасаки, но и ужасные бомбардировки мирных кварталов Гамбурга и Дрездена (см. статью "Что нам надо знать о геноциде", 2015). Не Сталин спас мир от ядерной войны, а ученые разных стран, которые сумели формировать баланс между ядерными державами, который сохраняется до сих пор - вопреки тупости, необразованности, вздорности ставленников олигархии.

    Образованный русский человек не может простить большевикам разрушения Российской Империи, срыва победы в Первой мировой (Германской) войне, братоубийственной гражданской войны, массовых репрессий, уничтоживших целые сословия (русское духовенство, русскую интеллигенцию, русское офицерство, русский промышленный класс, русское крестьянство). Все эти преступления оформляют исторический портрет Сталина и не могут быть оправданы особенностями переживаемой эпохи. Сталин со товарищи - творцы этой эпохи. Сталин - последовательный марксист-ленинец, русофоб, тупой бюрократ, злобный политикан, патологический лжец. Все его черты воплощены в управленческом аппарате олигархии наших времен. Поэтому сталинистам не следует на зеркало пенять, коли рожа крива.

    Русские человек совершенно справедливо отвергает "десталинизацию", которую ему подсовывают либералы. Русский человек интуитивно отвергает практический сталинизм в действиях нынешнего руководства страны. Но русское мировоззрение в состоянии получить позитивную программу государственного и хозяйственного строительства только в результате русской национальной "десталинизации" - утверждения русского национализма, сообщающего политике, истории, праву русские смыслы.

    Категория: Русская Мысль. Современность | Добавил: Elena17 (19.03.2016)
    Просмотров: 128 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz