Меню сайта


Категории раздела
Герои наших дней [554]
Тихие подвижники [131]
Святые наших дней [5]
Судьбы [39]
Острова Руси [13]
Люди искусства и науки [84]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3979


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 20.08.2017, 21:58
    Главная » Статьи » Современники » Судьбы

    Два года беды: беседы Елены Волковой с ВЕРОЙ МИХАЙЛОВНОЙ АДЕЛЬГЕЙМ

    Мы говорим с матушкой Верой до утра: столько всего наболело, так много тем, которые мало с кем обсудишь, и редкое теплое взаимопонимание. Когда открывают дверь дома Адельгеймов, я оказываюсь в теплом мире боли и правды. Старшая дочь Маша - Божий человек - делает дом иномирным, полным одновременно детской радости, горькой скорби и любви. В последний свой приезд я спросила у Веры Михайловны разрешения записать наши разговоры и опубликовать в виде интервью. Мы беседовали в большой гостиной, где со стены на нас смотрели живые глаза отца Павла. Искренность и мудрая простота Веры Михайловны проясняли сложные вопросы, не оставлявшие меня с того трагического вечера, когда мне позвонил отец Глеб Якунин и сообщил, что отца Павла убили. Не поверила. И до сего дня не могу ни принять этой трагедии, ни понять ее тайны.

    Тридцать сребреников

    - Вера Михайловна, прошло два года со дня убийства отца Павла. Как сейчас Вы понимаете то, что произошло тогда? И как относитесь к официальной версии о психически нездоровом человеке, который в приступе безумия поднял руку на отца Павла?

    - Очень сложно говорить о том, как я понимаю тот день, но он меня все время беспокоит, я о нем все время думаю. Все произошло неожиданно и безо всякой на то видимой причины. Все тихо было, спокойно. Я спрашивала у следователя: «Много ходит разных разговоров. Что вы думаете?» На что он мне ответил: «Что я вам могу сказать? Это целенаправленная рука».

    - Что значит «целенаправленная рука»? Что Сергей Пчелинцев [i] убил не по своей воле?

    - Этого я не могу вам сказать, что он имел в виду.

    Дальше: я спросила у своего кардиохирурга: «Как вы считаете? Что это?» Он сказал: «Вера Михайловна, я люблю анатомию и хорошо ее знаю. Я неплохой кардиохирург, но я бы не сумел попасть в то место, в который был нанесен удар убийцей. Даже если бы это произошло у нас, в реанимации, отца Павла спасти бы не удалось». Как хотите, так это и воспринимайте.

    - Кто все-таки прислал Сергея Пчелинцева отцу Павлу? С кем из  друзей, знакомых, духовных чад он был связан?

    - Был такой Леша Шишов [ii]. Он привозил к нам свою дочку Аню, когда она еще собиралась поступать во ВГИК. Потом Леша умер. Когда он болел, отец Павел ездил в московскую больницу причащать его. Но с Аней у нас сохранилась связь: она нам время от времени звонила. Однажды она спросила, можно ли ей приехать к нам на Рождество со своим женихом. Потом она почему-то отрицала близкие отношения с Сергеем. Но они тогда не приехали. Прошло какое-то время, и вдруг она снова позвонила летом, и сказала, что ее молодой человек хочет приехать, а сама она постарается тоже приехать, но не знает, сможет ли. И вот он приехал.

    - К Рождеству 2013 года они сначала собирались приехать?

    - Да.

    - Алексея Шишова отец Павел много лет знал?

    - Мы знали его лет тридцать, еще молодым неженатым человеком знали.

    - А мать Ани Шишовой – Татьяну Поличенко, известную как автор детективов Полина Дашкова, - вы знали?

    - Видеть видели, но связи такой близкой, как с Лешей, у нас с ней не было.

    - После трагедии эта Аня Шишова, которая, можно сказать, прислала Сергея к вам в дом, появлялась у вас? Была ли она на суде?

    - Нет. Она не появлялась у нас в доме, не звонила, ничего мне не писала, и на суде ее не было. Но она писала Виктору Яковлеву [iii], когда тот был в Англии. Он написал ей, чтобы она сходила ко мне. У меня есть их переписка. Аня написала, что ей очень тяжело встречаться со мной, и попросила о встрече с Ниной, женой Виктора, и Львом Марковичем Шлосбергом. Обе встречи состоялись, но встретиться со мной или написать мне она отказалась. Карьера Анны вскоре пошла в гору: ее фильм «Катя», который они сделали вместе с Сергеем, получил сразу несколько призов на международных фестивалях [iv]. Но у нас она так и не появилась.

    - Может быть, она искала посредников, чтобы передать вам что-то? Передавала она через них какие-то слова для вас? Могла бы написать, если ей трудно было встречаться с вами.

    - Нет, никаких слов, ни письма. Единственное, что она передала, - это тридцать тысяч рублей.

    - Звучит, как тридцать сребреников.

    - Да. Тридцать сребреников.

    Сережу мне и сейчас жалко

    -  Вера Михайловна, ходили разные рассказы о том, как мать убийцы просила у вас прощения. Как это было?

    - Меня не было в тот день дома. Я была у следователя или на службе. Когда  пришла домой, она с Машей сидела во дворе. Соседи тогда еще Машу отругали за то, что она с разговаривала с этой женщиной. Беспокоились за Машу. Когда я вошла во двор, она действительно попросила у меня прощения.

    - Рассказывали, что она упала перед вами на колени.

    - Не упала, а встала на колени и сказала, что она мать Сережи и просит простить ее, от его имени что ли. Я ответила, что мне Сережу очень жалко, что он сломал себе жизнь, что я молюсь о нем. Пригласила ее в дом. Разговора у нас никакого не получилось. Подробностей она никаких не рассказывала. Я напоила ее чаем. На этом мы и расстались. Отца Павла не вернуть, а Сережу мне и сейчас очень жалко.

    Соболезнования теплые и холодные

    - Как повела себя РПЦ МП в те трагические дни? Вы тогда были в тяжелом состоянии, Машу увезли в больницу. Кто пришел к вам на помощь, и были ли среди них представители церкви?

    - Я получила соболезнования от многих людей, в том числе от нашего губернатора, от архиепископа Брянского Александра (единственного из епископов, кто с сочувствием откликнулся тогда на трагедию). Меня очень тронуло соболезнование, которое прислал губернатор Кемеровской области Аман Тулеев (зачитывает телеграмму).

    - А митрополит Евсевий не прислал соболезнования?

    - Вроде и прислал, но оно было очень холодное, безразличное.

    - Как прошли похороны?

     - На отпевании было много приезжего духовенства. Еще до отпевания я подошла к ответственному за организацию похорон отцу Евгению Ковалеву и попросила, чтобы отпевание возглавил приезжий священник. Когда он мне сказал, что отпевание возглавит псковский священник Георгий Быков, я попросила друзей позвонить Быкову, чтобы тот этого не делал.

    - Почему?

    - На то есть личные причины: отец Георгий много делал подлостей отцу Павлу [v]. Но моя просьба не была услышана.

    - Епархия пошла против воли вдовы?

    - И общались со мной холодно, сострадания я от представителей епархии не видела. Они ни приезжему духовенству из друзей отца Павла, ни даже настоятелю храма Жён Мироносиц не разрешили возглавить отпевание. Отпевал отец Георгий Быков. Облачали отца Павла в морге отец Роман Гуцу и отец Владимир Попов из Псковской епархии.

    - Роман Гуцу был близок к отцу Павлу? Дружил с ним?

    - Роман Гуцу – сын священника Сергия Гуцу, с которым отец Павел одно время служил в псковском соборе. Мы знали Романа еще мальчиком. Потом он сослужил отцу Павлу на его последнем богослужении в Писковичах, и на отпевании говорил проповедь. Хорошо говорил.  Отпевали на улице перед храмом, народу было очень много. Накануне к нам домой пришел мужчина, сказал, что он военный (но был в штатском), и предложил поставить тент у церкви, потому что было очень жарко. Тент был большой, метра на четыре или пять.

    - Он пришел сам по себе или от армии?

    - Сам пришел. Мы сказали, что тент был бы очень кстати.

    - Трансляция отпевания была для тех, кто далеко стоял?

    - Да, транслировали для тех, кто стоял за оградой, чтобы все могли слышать.

    - Псковского духовенства много было? Говорили, что священникам было запрещено приходить на похороны.

    - Я видела молодого человека в подряснике, к которому подошел мужчина и спросил его: «Ты что здесь делаешь?» А тот ответил: «Я тоже когда-то умру, хотел вот посмотреть». Но кто это был, я не знаю. Я мало знаю псковских священников.

    - То есть вы думаете, что некоторым из местного духовенства разрешили прийти на отпевание, а тех, кто приходил сам, укоряли?

    - Думаю, да. Но могу сказать только то, что я слышала своими ушами.

    - А поминки были?

    - Настоятель предложил чай или компот во дворе возле столовой, какое-то питье на улице стояло, но я туда не подходила.

    «Вдове не окажут сострадания, и сироте не сделают добра» (Послание Иеремии, 1:37)

    - Вы остались вдвоем с дочерью, инвалидом детства. Получаете две государственные пенсии, на которые невозможно выжить. Епархия оказывала вам какую-либо помощь? Они же знают, что две беззащитные женщины остались без мужа и отца, без кормильца. Была ли вам предложена пенсия для вдовы священника, помощь ежемесячная, хоть что-то?

    - Ничего не было предложено: ни пенсии, ни помощи. Я не получила от епархии ни одного рубля. Ни одной копейки ни от кого из псковского духовенства.

    - А от патриархии?

    - То же самое. Никакой материальной помощи не было. А вот авантюристы ко мне приходили.

    - Авантюристы, которые хотели поживиться за ваш счет, предполагая, что церковь вам хорошо помогает?

    - Да. Пришла женщина, которая сказала, что она от отца Димитрия Смирнова, который просил проверить, получила ли я большую сумму денег от церкви. Я сказала ей, что никакой денежной помощи я не получила. Она все повторяла, что является полковником КГБ, а кум ее – генерал КГБ.

    - Она имя свое назвала?

    - Нет, только что она от отца Димитрия. А так как отец Павел в 1990-е годы общался с отцом Димитрием, то я ей поверила. Она оставила номер телефона и адрес электронной почты.

    - А какую авантюру она задумала, по вашему мнению?

    - Я решила позвонить прямо о. Димитрию и спросить. Нашла его телефон. Но мне сказали, что обычное духовенство до него не может дозвониться, а уж с вдовой опального священника он вовсе разговаривать не станет.

    - И что вы предприняли тогда?

    - Я позвонила следователю. Пришла к нему и дала ее контакты. Проверка показала, что ни такого номера телефона, ни мейла не существует. Тогда следователь сказал, чтобы я эту авантюристку больше в дом не пускала, и чтобы собаки с того дня были в доме, а не во дворе. (Собаки лежат рядом и преданно смотрят на хозяйку). Он предположил, что та женщина прочла в интернете, что мне много денег присылают, а у меня и счета даже не было, и не получала я ничего.

    - А вы сами обращались за помощью в епархию, в Московскую патриархию, в православные благотворительные фонды?

    - Нет, я ни к кому никогда не обращалась и..

    - …обращаться не собираетесь?

    - Не собираюсь. Но я должна сказать, что очень благодарна баптистам: они навещают меня каждый праздник, гостей своих приводят, песни поют.

    - Я помню, как мы с вами ходили на речку, где баптисты крестили девушек в реке, а прихожане пели под гитару. Одна пожилая женщина тогда мне сказала: «Вы к Адельгеймам приехали? Добрый был дедушка, к нам приходил проповедовать, хорошо говорил».

    Как сохранить память?

    - У вас большой дом, который требует ухода, уборки, ремонта. Есть ли какая-либо община, приход, люди, которые могут вам физически помочь? Пусть у них нет денег, но они бы пришли убраться, починить что-то, вскопать огород?

    - Из Питера дважды с Анатолием Осницким приезжали интеллигенты, которые мне очень много помогли и в теплице, и дома. У нас наверху была комната не доделана, я туда попросила поднять кухонный угловой диванчик, на котором убили отца Павла, и мы вместе создали небольшую мемориальную нишу. Они купили линолеум туда, и все обустроили.

    - Это очень хорошо. Спасибо, что поселили меня в той комнате. Место пронзительное и благодатное. (В нише висят большой фотопортрет отца Павла, сделанный Львом Шлосбергом,  иконы, епитрахиль, поручи, стоит большой протез, при помощи которого он ходил после ампутации ноги, а на столике - небольшая статуя Девы Марии). Давайте поговорим о том, как сохраняется память об отце Павле. В Пскове и Москве в 2014 г. проводились Адельгеймовские чтения, недавно прошли II Адельгеймовские чтения в "Мемориале", Свято-Филаретовский православно-христианский институт сделал выставку «Свидетель: священник Павел Адельгейм», которую показывали в разных городах, проходили вечера памяти, самый большой, благодаря Виктору Яковлеву, был в Пскове. В этом году 5 августа тоже будет вечер памяти...

    - Я очень благодарна Виктору. Он очень много сделал для того, чтобы дни памяти состоялись в Пскове в прошлом году. Нелегкое было дело. Он и с губернатором несколько раз встречался, и к городским властям ходил с просьбой выделить место для вечера памяти. Сначала хотели в театре провести, потом в библиотеке, а затем уже в Городском культурном центре разрешили. Если нигде не разрешат, сказал тогда Виктор, будем собирать митинг. Потом попросил меня написать письмо главе города Ивану Цецерскому. Ответа не было, тогда я дозвонилась Цецерскому, и вскоре после моего разговора с ним мне позвонили из городской думы и сообщили, что выделили помещение в ГКЦ.

    - То есть ваше обращение оказалось решающим?

    - Возможно. Или митинга испугались.

    - Мне кажется, что еще важно организовать постоянное мемориальное пространство в музее. Отец Павел был узником советского лагеря, так что псковский «Мемориал» мог бы этим заняться. Представители местных музеев или кто-либо еще обращался к вам с такими приглашениями?

    - «Мемориал» писал куда-то об этом, правозащитник Венедикт Достовалов из «Вече» тоже ходатайствовал об этом.

    - Все безрезультатно?

    - Да. Разговоры и попытки были, но говорят, что пока митрополит Евсевий у власти, ничего не получится. И время сейчас очень тяжелое: даже  существующие музеи закрывают.

    - А что бы вам хотелось, чтобы люди сделали в память об отце Павле?

    - Что бы мне хотелось? Чтобы или музей организовали, или, лучше, – музей вместе с просветительским православным центром, библиотекой. Лучшим местом сегодня могло бы быть здание школы при храме Жен Мироносиц. Но повторю: пока владыка Евсевий здесь…

    - Звучит как печальный припев. А мне видится в будущем Теологический институт имени Павла Адельгейма. Но ясно, что в современных условиях этого не будет.

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    [i] Сергей Пчелинцев (род. 1986) нанес отцу Павлу смертельный удар ножом. Судом признан невменяемым и направлен в психиатрическую больницу. По профессии оператор, работал вместе с режиссером-документалистом Анной Шишовой над фильмами «Тихий океан» (2010) и «Катя»(2012).

    [ii] Алексей Шишов (1960-2010) - режиссер-документалист, автор фильмов о Василии Аксенове, Викторе Некрасове, Иосифе Бродском и других писателях. Был женат на писательнице Полине Дашковой, дочь – Анна Шишова.

    [iii] Виктор Яковлев – заслуженный артист России, актер Псковского академического театра драмы им. А.С. Пушкина, староста прихода церкви святых Жён Мироносиц (1989-2010).

    [iv] Фильм «Катя» получил призы на фестивале Queen’s World в Нью-Йорке (http://www.queensworldfilmfestival.com/films/detail.asp?fid=370) (2014), московском кинофестивале «Будем жить» (2013), канадском фестивале Royal Reel Award (2014), Окрытом фестивале документального кино «Россия» в Екатеринбурге,  премию «Лавр» как лучший арт-фильм. Первоначально на национальную премию «Лавр» (в номинации «Лучший по профессии») был выдвинут Сергей Пчелинцев, но в ответ на протестное письмо и отказ журналиста Павла Лобкова от ранее полученной премии, которой могут наградить убийцу отца Павла, Пчелинцев был исключен из списка претендентов. Анна Шишова получила премию «Лавр» за этот фильм, но в другой номинации.

    [v] Священник Георгий Быков - благочинный церквей Псковского округа и ответственный за социальное служение, член епархиального церковного суда.

     

    Книга «Отец Павел и его Вера»

    - Не иначе как чудом можно назвать развернутую биографию «Отец Павел и его Вера», написанную Анатолием Осницким буквально за полгода. Как я понимаю, родилась эта замечательная книга из первого питерского десанта помощи? 

    - Да, огромное спасибо Толе. Я тогда попросила его написать статью об отце Павле, а получилась целая книга.

    - И какая объемная! Ее можно купить где-нибудь в Пскове?

    - Можно. В одном книжном магазине.

    - Но не в церковной лавке. Ни один храм в Москве тоже не взялся ее продавать. Недавно Анатолий Осницкий выложил текст книги в интернете, где желающие могут найти ее по адресу: http://in-synergy.ru/Menu/News.

    - Очень хорошо. Так больше людей прочтет.

    - Насколько активно вы принимали участие в создании книги?

    - Практически книга создавалась вместе с нами. Анатолий приезжал, жил у нас по несколько дней, с ним часто приезжали его коллеги и друзья. И мне помогали, и Толе с книгой. Работы было очень много. Я давала фотографии, которых у меня очень много, рассказывала.

    - В книге отчетливо слышен ваш голос, ясно, что многие детали могли быть известны только вам, их не было в воспоминаниях отца Павла. Мне книга очень понравилась. Она честная, что главное. В ней впервые последовательно рассказана история о внутрицерковный гонениях на отца Павла, многочисленных интригах против него, о доносах и клевете. Но насколько она честная, можете судить только вы.

    - Книжка хорошая и действительно честная, никаких домыслов в ней нет. Много нового материала, по сравнению с воспоминаниями самого отца Павла. Воспоминания адвоката Юдовича, например, они сами обнаружили.

    - Автор говорит, что многие материалы не уместились в книге. Будем ждать продолжения.

    Автор и архив

     - Поговорим об авторских правах: у отца Павла вышли две книги, недавно одну из них переиздали. Может быть, еще кто-то захочет издавать его труды. Вы закрепили за собой авторские права? Или вы считаете, что труды отца Павла могут свободно публиковать все, кто этого захочет?

    - Никаких прав за собой я не закрепляла, и не знаю, как вести себя в этом отношении.

    - Может быть, стоит проконсультироваться с юристами на будущее?

    - Это сложный вопрос. Не думаю, что отец Павел был заинтересован в доходе со своих книг.

    - Дело не столько в доходах, сколько в том, чтобы от имени отца Павла публиковались его настоящие тексты, чтобы не было искажений или фабрикаций. А если издание приносит деньги, то это было бы заботой отца Павла о вас теперь, когда он сам не может обеспечить вас, а его слово может помочь.

    - У меня пока нет своей позиции в этом отношении.

    - А что происходит с архивом отца Павла?

    - Его постепенно сканируют члены Преображенского содружества малых братств.

    - Это хорошо. А сам архив не хотите затем сдать в какое-либо хранилище?

    - Я думаю об этом, потому что боюсь, что его выбросят после меня.

     

    Почему прихожане не защищали?

     

    -  Матушка, отец Павел был много лет настоятелем храма апостола Матфея в Писковичах. Почему у него отняли приход?

    - Сначала владыка Евсевий забрал у него больничную церковь в Богданово, которую отец Павел там построилi]. Митрополит хотел загубить все, что отец Павел создал. Когда отца Павла назначили настоятелем в Писковичи, там храм был после пожара. Он восстановил церковь, украсил. В Никольском приделе установили новый иконостас. В  Михаило-архангельском пола не было, стены были покрыты облупившейся масляной краской.

    - Художники даже из Петербурга приезжали расписывать храм.

    - Да, Дима Шагин[ii] делал витражи. Иконописцы из Оптиной пустыни приезжали.

    - А архимандрит Зиной[iii] не расписывал тот храм?

    - В Писковичах нет, а в храме Жён Мироносиц есть его иконы Спасителя и Божией Матери, и царские врата он расписывал. Остальные иконы писала ученица Нона под его руководством.

    - Меня волнует проблема ответственности прихожан перед своим пастырем, когда тот оказывается в беде, когда по отношению к нему совершается несправедливость. Отец Павел поднял храм в Писковичах из руин, создал приход, посвятил ему много лет… И вдруг его отстраняют, отделяют от паствы. Каким-то образом прихожане защищали своего пастыря?

    - Они готовы были защитить, но отец Павел был против того, чтобы поднимали шум. Архиерей поставил его перед выбором: или Мироносицы, или Писковичи. Встала проблема, в каком из двух приходов остаться. В Писковичах был детский приют, но отец Павел к тому времени почти всем ребятам выбил квартиры.

    - А когда начались проблемы в Мироносицах, суды были, отец Павел тоже был против того, чтобы прихожане его поддерживали?

    - Прихожане защищали отца Павла, когда его сняли с должности настоятеля. Было собрано более пятисот подписей, и они были отправлены, даже лично отвезены в Москву.

    - В таком маленьком храме, где и ста человек не поместится, собрали более 500 подписей? Значит, поддержка была широкой в городе? И отец Павел был на этот раз не против?

    - Его никто не спрашивал.

    - Затем произошла трагедия, отца Павла не стало. Вы почувствовали поддержку этих пятисот?

    - Материальной поддержки не было. Сейчас я хожу в храм Мироносиц, несколько человек подходят, спрашивают, нужна ли помощь.

    - Понятно. Помогать – не подписывать.

    Трагедия сирот

    - Сколько ребят было в приюте?

    - Человек восемь получило квартиры, а всего было пятнадцать.

    - Это был государственный приют?

    - Нет, частный. Отец Павел сам все организовал.

    - Как дети его находили? Откуда они появлялись?

    - Инспектор ОБЛОНО как-то спросила меня, нельзя ли двух мальчиков из детского дома пристроить в монастырь. Отец Павел обратился к архиепископу Владимиру (Котлярову), но тот отказал: куда, мол, я их буду пристраивать, что они, больные, могут?

    - С христианской любовью ответил. В монастырь, получается, как в бизнес, нужны только здоровые и умелые?

    - И тогда отец Павел решил поселить тех мальчишек в церковном доме в Писковичах. А привезли не двух мальчиков, а мальчика с девочкой, и первое время, месяца четыре,  они жили у нас, пока домик в Писковичах ремонтировали для них. Потом стали привозить других детей из разных детских домов.

    - А кто привозил? Почему к вам?

    - Воспитатели уже знали, что мы взяли несколько детей, и привозили еще.

    - И на каждого вы оформляли опекунство?

    - Да, на каждого. Бывало, что заедут ко мне на работу и говорят: мы там детей привезли в Писковичи, документы на столе лежат. Привозили детей, которые уже окончили школу и нуждались в помощи, когда покидали детдом.

    - Теперь это называется тяжелыми словами «постинтернатный патронат».

    - Да. Если бы мы не откликнулись, их могли отправить в дом инвалидов.

    - Как же отец Павел решился оставить Писковичи в таком случае?

    - В Мироносицах была школа, и он выбрал этот храм.

    - То есть он выбирал между детьми и детьми – между приютом и школой? В Писковичах они уже были пристроены?

    - Более половины из них. А в Пскове была ответственность не только перед детьми, но и перед родителями.

    - Вернемся к поддержке в беде. Те выпускники интерната, над которыми вы взяли в свое время опекунство, обеспечили их квартирами, поддерживают вас теперь? Сохраняется ли связь между вами?

    - Леша работает в церкви и приезжает к нам, Света иногда ночует у нас, а Вова с Наташей много помогают.

    - Да, я в каждый приезд Володю здесь вижу.

    - Когда Наташа ждала ребенка, они объявили, что если будет девочка – назовут Верой, а если мальчик – Павликом. Родили Павлика. Другие ребята, может быть, приезжали бы и почаще, но мне уже тяжело принимать гостей. Квартиры им  давали по месту рождения, некоторые далеко отсюда живут. Есть два брата, которые живут в деревне: они и приезжали, и звонили, открытки присылают. Но они же семьями приезжают, а я то после операции, то мне нездоровится.

    - Я удивляюсь, как вы находите силы принимать всех, кто к вам приходит и приезжает.

    - У некоторых ребят, которые оказались без контроля, жизнь обернулась трагедией: спились, попали в тюрьмы, потеряли квартиры. Света была из города, очень хорошая девочка, отец Павел ей квартиру в Пскове выбил. Загуляла, родила двоих детей, ее парень выпивал, уговорил продать квартиру, приобрели комнату в бараке в Острове. Потом она третьего родила. Но молодец, что хотя бы не оставляла детей.

    - А кто-то из них оставлял?

    - Бывало и такое. Наташа Семенова была умственно здоровой девочкой, у нее ручки были вывихнуты. Хорошую квартиру получила, но потеряла ее. Начала пить, ребеночка родила, одно время была хорошей мамой, но потом ребенка у нее забрали, и квартиру она потеряла. Пила страшно, жила с бомжами, брат ее забрал куда-то, был один звонок от нее, она плакала, - и больше я ничего о ней не слышала. Отец Павел звонил, писал, пытался с помощью милиции ее найти, но не смог.

    - Как жалко ребят. Действительно трагедия оставленных. Если бы отца Павла не отстранили от прихода в Писковичах, их жизнь могла бы сложится иначе?

    - Да, отец Павел стал хлопотать о квартирах для ребят, когда понял, что его выживают из храма в Писковичах, и сироты могут остаться без кола без двора. А так бы они продолжали спокойно жить в церковном доме. Кстати, у тех, кто остался (отец Павел, уже уходя, договорился с новым настоятелем о. Евгением, что их не выселят), жизнь сложилась благополучно. Леша, Света и Дима по-прежнему живут там. Приход о них не заботится, но и не мешает им.

    А где школа?

    - Что произошло с школой регентов, которую создал отец Павел при церкви Жён Мироносиц?

    - Когда отца Павла сняли с настоятелей, сняли и нашего сына, Ивана Павловича, с директоров школы, следом поменялся почти весь педагогический коллектив. Отношение к школе у новых руководителей совершенно другое. Если отец Павел подбирал профессионалов, учителей высокой категории, то после него пришли преподаватели низкого уровня. Из программы школы исчезли музыкальные предметы.

    - На дне памяти в Пскове пел хор выпускников школы?

    - Им руководил очень талантливый регент А. Закревский, который тоже там больше не работает.

    - Школу перевели в новое помпезное здание. Там детям удобнее?

    - Это уже не школа регентов, а православная гимназия. Новое здание изначально строилось не для школы, а для церковной гостиницы. Там очень маленькие классы, много душевых комнат. Дети на фотографии выглядят напуганными.

    - Я проезжала вчера мимо этого здания. Оно показалось мне холодным и закрытым, а дети – грустными. Человек двадцать играли за территорией здания на пыльном пустыре. У школы  нет ни детской, ни спортивной площадки.

    - Родители детей рассказали мне о таких вещах, о которых при отце Павле и помыслить было нельзя. Например, священник потребовал, чтобы дети исповедовались только у него. Родители жалуются, что обстановка в школе при отце Андрее Вахрушеве грубая, и детям очень тяжело.

    - Ужас. Но я знаю такие случаи: в одной московской православной гимназии священник требовал, чтобы и учителя регулярно исповедовались и только у него.

    - Владыка Евсевий хотел уничтожить школу регентов, созданную отцом Павлом. Всех детей перевели в новую гимназию, и нигде не упоминается, что это бывшая регентская школа. Память об отце Павле они хотят стереть.

    - Многие в церкви хотят предать его имя забвению. В притворе Мироносицкого храма я не нашла никакого упоминания об отце Павле. Чему теперь в новой школе учат?

    - Исповедоваться, постоянно брать у священника благословение и целовать ему руку, а просвещения особого там нет.

    - Почему спешно перевели детей в другое здание?

    - Чтобы уничтожить память и о том доме, где была школа отца Павла.

    - А отец Андрей близок к митрополиту Евсевию?

    - Да. Владыка поставил его настоятелем храма Успения с Полонища, сместив замечательного архимандрита Елевферия. Там была лучшая церковная лавка в Пскове. Всех работников разогнали. Новый настоятель сказал, что работать будут только те, кто присягнет ему на верность.

    - Христианский дух выкорчевывается.

    Как ваше здоровье?

    - Давайте поговорим о вашем здоровье. Такая трагедия не могла пройти бесследно. Вы перенесли операцию. Как вы поддерживаете свои силы, и насколько это возможно в той тяжелой ситуации, в которой вы оказались?

    - У меня кардиостимулятор, который поставили при отце Павле. После смерти отца Павла пришлось его заменить на новый. Шесть раз мне меняли. Два раза в год я езжу в больницу на обследование, принимаю лекарства.

    - Я знаю, что вам требуются дорогие лекарства. Как вы справляетесь с этим?

    - Это проблема.

    - Еще ведь нужны деньги на лечение Маши?

    - Да, нужны. Моя самая большая боль - о том, что будет с Машей, когда меня не станет…

    - Вокруг вас есть люди, которые любят Машу. Меня возмущают те, кто пренебрежительно  или грубо говорят с ней: «Маша, помолчи! Маша, не мешай разговаривать!» Она нежный хрупкий сосуд, с ней нужно мягко говорить, с любовью. Ей очень тяжело. Она при каждой встрече начинает рассказывать о дне убийства, ее сердце, как и ваше, осталось в том страшном дне. Помните, как я позвала ее поехать с нами на кладбище, а она отказалась? «Маша, почему не поедешь?» - «Не могу. Если я поеду, то там останусь. С папой. Плохо без него».

    - Вы заметили, что Вова называет Машу на «вы»? Они с Наташей очень хорошо к ней относятся, уважительно.

    - Молодцы! Замечательно, что на «вы». Все бы так.

    Босс и лидер

    -  В Псковской епархии, насколько мне известно, было два ярких человека - отец Павел и иконописец архимандрит Зинон, которого тоже преследовали и запретили в служении за литургическое общение с католиками. Или это был только повод?

    - За католиков. Еще он же очень талантлив, ни перед кем не пресмыкался, был очень независимым, тверд в своих решениях, принципиален. И, конечно, этим очень многих раздражал.

    - И отец Павел – очень талантливый человек. Столкнулись босс и лидер. Несоответствие явное было в том, что возглавлял епархию человек гораздо менее талантливый и достойный, чем отец Павел, что вызывало начальственный гнев. Начальник у нас по традиции окружает себя серыми людьми, которые будут пресмыкаться и стучать, а также создавать ему фон, на котором босс будет блистать. Почти везде так, даже в университетах.

    - Да. Евсевий убрал же отца Владимира Андреева, который сначала служил в Эстонии, преподавал, вернулся в Псков, получил храм Иоанна Предтечи, бывший монастырь, и параллельно преподавал в политехе. И когда Евсевий запретил Зинона в служении, отец Владимир выразил свой протест. Владыка в ответ запретил и его в служении, даже не дал отцу Владимиру никакой надежды на то, что запрещение когда-либо будет снято. Отец Владимир тяжело заболел, у него отнялись ноги.

    - Чудовищно. В вашем письме «Крик души»[iv] вы писали о самоубийствах среди священников Псковской епархии.

    - Один священник сорок лет прослужил в храме. У него умерла жена, и он остался совсем один. Вместо того, чтобы поддержать несчастного, владыка его запретил. Человек сорвался и покончил с собой. Отец Алексий Лопухин, связанный с отцом Павлом, осмелился в присутствии городского начальства возразить Евсевию по поводу сноса исторического здания, чем вызвал такой гнев, что сердце не выдержало и умер прямо на собрании.

    - Мы начали с прямого убийства, а закончили доведением до самоубийства. Круг замкнулся. Столько насилия и горя кругом: берегите себя, Машеньку, и не отчаивайтесь.

    - Я не отчаиваюсь: скучаю, тоскую по отцу Павлу, но не сомневаюсь в нашей с ним будущей встрече.

    - Аминь.


    [i] В поселке Богданово находится Псковская областная психиатрическая больница, во дворе которой по инициативе отца Павла была построена небольшая деревянная церковь.

    [ii] Дмитрий Шагин (род. 1957) – известный художник из Петербурга, организовал творческое объединение МИТЬКИ.

    [iii] Архимандрит Зинон (в миру Владимир Теодор, род. 1953) – крупный художник-иконописец, теоретик церковного искусства. В 1996 г. архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий запретил его в служении.

    [iv] 29 марта 2008 г. Вера Михайловна направила открытое письмо митрополиту Евсевию, в котором в частности писала: «Прот. Евгений Борода из г. Дно повесился, лишившись прихода, в котором прослужил 45 лет - всю жизнь со дня хиротонии.

    Запрещение подкосило здоровье игумена Романа Загребнева: инсульт, отнялись ноги. 10 лет запрещения приковали к постели свящ. Владимира Андреева. Сколько их загубили? Зачем?! Какой конец назначили о. Павлу? (»http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=61592)

    http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=115148

     

    Категория: Судьбы | Добавил: Elena17 (08.08.2015)
    Просмотров: 156 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz