Меню сайта


Категории раздела
Светочи Земли Русской [131]
Государственные деятели [40]
Русское воинство [277]
Мыслители [100]
Учёные [84]
Люди искусства [184]
Деятели русского движения [72]
Император Александр Третий [8]
Мемориальная страница
Пётр Аркадьевич Столыпин [12]
Мемориальная страница
Николай Васильевич Гоголь [75]
Мемориальная страница
Фёдор Михайлович Достоевский [28]
Мемориальная страница
Дом Романовых [51]
Белый Крест [145]
Лица Белого Движения и эмиграции


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3971


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 30.05.2017, 16:13
    Главная » Статьи » Верноподданные России » Русское воинство

    Герой-мученик Порфирий Панасюк

    «Герой-мученик» ‒ так называлась одна из газетных статей столетней давности, посвященная подвигу старшего унтер-офицера Порфирия Герасимовича Панасюка. История, происшедшая с разведчиком в марте 1915 года, всколыхнула российское общественное мнение, поскольку стала одним из первых (но, к сожалению, не последним) примеров бесчеловечного обхождения немцев с военнопленными и, вместе с тем, этот случай демонстрировал стойкость, мужество и жертвенность, проявленную русским солдатом во имя Родины.

    Германцы захватили Порфирия Панасюка в плен, когда он находился в разведке, в ночь с 15/28 на 16/29 марта в селении Домброве (Домбрувки), откуда препроводили для допроса в местечко Росога, в штаб. «Там, ‒ информировали своих читателей "Биржевые ведомости", ‒ в присутствии 10 офицеров Панасюка начали принуждать дать сведения о расположении наших войск и предложили за денежное вознаграждение шпионить в пользу немцев. На категорический отказ Панасюка со стороны немецких офицеров последовала угроза, что ему, в случае дальнейшего упорства, будут резать по кускам уши, нос, выколют глаза и, наконец, подвесят за ноги».

    Однако угроза не поколебала мужества унтер-офицера. Он наотрез отказался давать противнику какие-либо сведения о наших войсках, чем окончательно разозлил немецких офицеров. «Тогда один из офицеров, ‒ сообщается в газетном очерке, ‒ приказал принести ножницы и приступил к зверской пытке: он собственноручно отрезал сначала мочку правого уха, затем последовательно в четыре приема в течение часа отрезал ушную раковину, оставив небольшой хрящ вокруг слухового прохода, в то же время другой офицер изуродовал нос, отделив рукою хрящ от костей и наносил удары по зубам».

    Порфирий Панасюк, мужественно и самоотверженно перенося пытку, несмотря на нестерпимую боль, упорно отказывался отвечать на предложенные ему вопросы о расположении и численности наших войск. Промучив героя больше часа, немецкие офицеры поняли, что их жестокие пытки не принесут никакого результата и приказали увести Панасюка «неизвестно куда». Но по пути унтер-офицер сумел воспользоваться темнотой ночи и невнимательностью конвоя, не ждавшего никаких сюрпризов от измученного и окровавленного пленника, совершил побег и успешно добрался до русских позиций.

    Раненного разведчика сразу же отправили в один из варшавских лазаретов, а оттуда, с военно-санитарным поездом, в Петроград. При этом командование попросило врачей обязательно составить протокол освидетельствования перенесенных Панасюком в плену пыток и сфотографировать его раны, для предоставления в последующем этих свидетельств немецких зверств на суд общества.

    Данные медицинского заключения были таковы: «При осмотре раненого 23-го марта найдено следующее: раненый телосложения нормального, питания умеренного. На лице, соответственно левому крылу носа небольшое кровоизлияние. В полости носа на слизистой оболочке заживающие ссадины. Склера правого глаза слегка желтоватого цвета. От правой ушной раковины осталась только верхнепередняя вогнутая её часть. Весь завиток и мочка уха срезаны. Рана расположена в нескольких плоскостях: мочка уха отрезана в плоскости, косо направляющейся снизу и спереди вверх и назад, средняя часть раны расположена в вертикальной, а верхняя почти в горизонтальной плоскости. Слуховой проход и барабанная перепонка целы. Внутренние органы без существенных изменений. Заключение: Принимая во внимание данные осмотра раны, можно прийти к выводу, что рассказ пленного подтверждается клиническими исследованиями. Описанная рана не могла быть произведена сразу отсеком каким-нибудь острым предметом (саблей, ножом), а нанесена в несколько приемов режущим инструментом, вероятнее всего ножницами: сначала была отрезана мочка уха, а потом последовательно производились в нескольких местах дальнейшие отрезы раковины уха. Описанное повреждение относится к неизгладимому уродству лица, и способ его нанесения сопровождался сильной болью и значительным кровотечением».

    За свой подвиг «самоотверженного служения Царю и Родине» унтер-офицер Порфирий Панасюк был награжден по одним сведениям сразу четырьмя Георгиевскими крестами, по другим ‒ Георгиевским крестом 1-й степени к уже трем имевшимся у него ранее. Подобный допрос пленного всем без исключения представлялся вопиющим попранием немцами правил ведения войны, поэтому о подвиге Порфирия Панасюка написали практически все известные издания, и помимо русских репортеров с ним беседовал и представитель союзнической прессы ‒ газеты «Таймс». Но в скором времени стало известно, что Панасюк ‒ далеко не единственная жертва немецкой жестокости, в связи с чем была Высочайше учреждена Чрезвычайная следственная комиссия под председательством сенатора А.Н.Кривцова, призванная фиксировать все военные преступления, совершенные противником. «…Порфирии Панасюки, эти герои русской чести, у нас не одиноки, – не в такой исключительно кошмарной обстановке, но их прошло и продолжает идти в эту кровавую годину бесчисленное множество, – отмечала одна из газет. – Все они бестрепетно подставляют свою грудь злобным врагам, претерпевают муки и самую смерть, – но никто из них не забывает в самые тягчайшие минуты страданий, что он – русский воин, верный слуга своему Царю и верный сын своего народа… Слава этим героям-мученикам, неувядаемый венец народного признания на их изумительные подвиги чести!..»

    Как сложилась дальнейшая судьба героя, увы, неизвестно. Мы знаем лишь, что в том же 1915 году, находясь на лечении в Петрограде, Порфирий Панасюк был принят в Аничковом дворце вдовствующей Императрицей Марией Федоровной, которая «изволила удостоить его милостивых распросов», подарила ему пасхальное яйцо, серебряный позолоченный образок и вручила денежный подарок.

    Подвиг Порфирия Панасюка нашел отражение во многих стихотворениях того времени, одним из которых мы и закончим данный очерк.

    Порфирий Панасюк

    Попавши в плен к суровым супостатам,
    Порфирий Панасюк, разведчик удалой,
    Не позабыл, что русским был солдатом
    И пытки выдержал он, мученик-герой.
    Тевтоны дикие, как истые вандалы
    Хотели пытками героя устрашить,
    И надругавшися, как гнусные шакалы,
    Пред редким мужеством решили уступить.
    Ни слова не сказал страдалец на допросе,
    Врагам он, мученик, отчизны не предал!
    При каждом вражеском убийственном вопросе
    Герой себя страданьям подвергал.
    Ему почет и почет и деньги предлагали –
    Он все отверг, России верный сын!
    Его мученьям, пыткам подвергали –
    Он вынес все, среди врагов один!
    И убежал от них под кровом ночи темной
    С лицом изрезанным, но светлою душой,
    С заслугою пред родиной огромной,
    Неколебимый в твердости герой!
    Порфирий Панасюк, еще один из славных,
    Которым родина гордится и живет.
    И в мужестве ему найдется много равных
    И слава родины во веки не умрет!

    Тихон Иванов (1915).

    Подготовил Андрей Иванов, доктор исторических наук

    Категория: Русское воинство | Добавил: Elena17 (27.02.2016)
    Просмотров: 154 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz