Меню сайта


Категории раздела
Антология Русской Мысли [533]
Собор [345]
Документы [12]
Русская Мысль. Современность [783]
Страницы истории [358]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3996


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 18.12.2017, 19:39
    Главная » Статьи » Публицистика » Антология Русской Мысли

    Иван Шмелёв. ПУТИ МЕРТВЫЕ И ЖИВЫЕ

    Кто сомневается в праве и долге нашем  думать об  устроении  будущей России! Все  меняется  на сем свете. Сроков  никто не знает,  время придет,  и будет Россия  новая. 

    Будем верить.  И, веря,  будем готовиться,  будем думать.  Не все мыслящие погибли,  не все утратили  чувство  жизни.  Духовно мертвы  лишь те,  кого не  научил  страшный урок  России, кто  все еще  призывает  идти  размытыми и мертвыми путями. 

    Какие  же пути называю я мертвыми?  

    Один путь − решительного социализма − коммунизма.  О нем  мы теперь   в с е  знаем. Его порочат и социалисты других толков,  но не хотят  увидеть,  что и собственный их путь  мертв.  Не ищите у  них основы  жизни, − деятельной  любви:  живой человек,  для них лишь  значок в мертвой  формуле − «человечество».  Помните, старец Зосима, у Достоевского,  передает слова доктора: 

    − «Чем больше я  люблю человечество вообще,  тем меньше я  люблю  людей  порознь!»  

    Кто всех громче кричал  о «человечестве» и кто  всех больше  истребил  людей порознь?! Скажут:  есть другие  социалисты,  у тех − любовь! А помните  гамбургский  конгресс? Какую  резолюцию он  принял? Охранять мировой  форпост  завоеваний  мирового пролетариата.  В «мировом пролетариате» потонули живые люди,  отдельные  живые  человечки,  гибнущие  и погибшие, −  имена же их (а у них  и лица и   и м е н а  были!)  Ты Один, Господи,  веси! Одобрили резолюцию  вожди социализма, ибо − о «человечестве»  у них  забота. Тысячи  заложников расстреляны по России  за одного-двоих,  имевших  и м е н а  − заложников,  тоже  с в о и   и м е н а  имевших,  составлявших  некоторую  часть «человечества»…  И что  же!  Социалисты, которые  так любят  «человечество»,  протестовали?  Они  протестовали по всему миру, − добились  результата! − когда  судили в Москве  социалистов. Конечно,  в своем протесте  они безусловно правы: надо, надо  протестовать!  Но не  во имя  же  т о л ь к о  социалистов!  Во имя  л ю д е й,  с человеческими именами и лицами,  протестовать  надо!  А когда  многие  тысячи  русской молодежи, культурной молодежи, всех классов! − русских офицеров,  убивали и мучили, − любители  «человечества» нашли  ли  нужным  протестовать? 

    Это  же не человеческая мораль, а мораль  волчьей стаи!  

    Мы − люди,  и у нас  должно быть не волчье,  а человеческое слово, Святое Слово.  Из этого  Слова  родились  чудесные  основы  демократизма: свобода,  равенство,  братство и право  всякого  человека  раскрывать  во всей полноте  все возможности  свои и  все силы. 

    Идея  социализма  находила свою  опору  в христианстве, но она  потеряла  Бога   и пошла  путем мертвым. 

    Где свобода?!  Христос  учил: «Я  сделаю  вас  свободными!»[i]  Массами командуют  вожаки,  а рядовая  личность  задавлена.  Ей  внушают,  что она должна  поступаться, − в интересах  все той же массы! − для  далекого «человечества» − в идее! Свободой − не в идее! −  пользуются  «вожди».  Вожди пользуются почетом,  властью неограниченной,  благами жизни, и делают − при портфелях − приятное  для них дело.   

    «Мы, − внушают  они покорным массам, − п р и з в а н ы  (кем?)  руководить  отсталыми массами, «хаосом»,  но вот  когда  выведем  вас из «хаоса», − уж  потерпите! − тогда…!»  Когда? − Это только  им  известно.  А что будет −  т о г д а  − не сказывают.  Иногда  говорят  «о  розах на пятом  етажу» и о том,  как поведал один  простачок-матрос,  что «все тогда  будем спать… в ванных!» А пока  до «пятого етажу» и  прочего,  вожди  проходят  свой путь спешно: у них  и розы, и етажи,  и ванны. 

    Помните почтенного дармоеда,  профессора Серебрякова,  из Чеховского  «Дяди Вани»?  Он тоже  своего рода «вождь»: 

    − Надо, господа,  дело делать! На-до  де-ло  де-лать!   

    Ну,  и делал свои  дела удачно. 

    Беспорно,  демократический идеал прекрасен. Но где  же осуществление?!  Вглядываешься − и видишь,  как  духовные основы демократизма гаснут. Современная  политическая мысль  остро  видит  и подтверждает (сколько  об этом  книг написано!),  что демократия − на распутьи,  перед  дорогами,  перед темным лесом.  Куда  идем?!  Массы устали верить. Массы куда-то  рвутся. Да в чем  же дело?!  П о у м н е л и  массы. Верили массы,  что стоит  «дать  хорошую революцию» и объявить  все свободы − и чудесная  демократия готова.  Но чудеса  не всегда бывают,  и на смену  старому  деспотизму  приходит новый,  демагогический. Мы это видели. Ибо для водворения  истинного  демократизма  требуется  высокая  духовная  культура и высокая нравственность. Написать ведь все  можно: можно и  на игорном  доме  повесить  вывеску − «вход  в часовню»! 

    И вот, − сами  идеологи  демократизма  все больше начинают  задумываться  о духовном  возрождении человечества,  о значении  религиозного  воспитания и чувства.  

    Основа  демократии  − народоправство. Но при  низкой культуре  масс,  для управления, над массами  неизбежно  выдвигаются  «вожди», не всегда  безупречные  (нравственности их поучить их  могут многие и многие из массы!), и демократия  вырождается  в «управление кучки»,  которая  ревниво  цепляется за  власть,  играя  на слабостях  наивного народа,  на его  страсти  к равенству,  пусть даже  к призрачному  равенству, − хотя  бы в рабстве и нищете! Ну,  и дают  ему и то, и другое. 

    Водители  народа  говорят  верно, что «без присущего массам  высокого  почитания  «аристократических» типов людей и высших культурных  ценностей (массы  чутки!)  немыслима  демократия». Нужна  «аристократическая соль»!  Верно: очень нужна. Но…  соль и соль!  Много этой «соли» было за революцию − кусочки ее и теперь  еще  валяются  по Европе − и мы знаем,  сколь была   с о л о н а  она: отпиться  никак не могут!   

    Верно, ни в одной государственной форме не встретить  совершенства. Без «л ю д е й»  любая форма − ничто.  Чудесное  вино  будет чудесным  − пьешь  ли его  из царской  братины или  из республиканского  бокала. Все дело в  л ю д я х! Не  в формах дело, а в  чем-то  совсем  ином.  

    Найдите   с у щ н о с т ь, повелевающую  без насилия,  без подавления  ч е л о в е к а, − жизнь  расцветет  чудесно − под всеми  ярлыками. Я вижу  только  одну  такую  с у щ н о с т ь:               

    В о з р о ж д е н и е    ж и з н и    н а    о с н о в е   р е л и г и о з н о й,   н а   о с н о в е   в ы с о к о-н р а в ст в е н н о й, − Е в а н г е л ь с к о е    у ч е н и е   д е я т е л ь н о й    Л ю б в и.   

    Народы − на распутьи. Всюду  чувствуется  тревога:  куда идти?!  Всюду  жаждут перемен  и потрясений. Падает  сила права  и морали,  и цинизм  уже не прячется  под маской.  Цену  международной нравственности  мы знаем, и «братство» народов знаем, и отношение  их к России. И заметьте:  руководят не мужики от сохи  (если бы они руководили!),  не проходимцы  с большой дороги, а…  «высококультурнейшие», «вожди»!  И вспоминается  горькое  русское:   

    «Хорошо тому на свете жить,

    «У кого  нету стыда  в глазах,

    «Ни стыда нету, ни совести!»  

    Стихийно  зреет  протест  в народах. Приходит  на смену  новое, и имя  ему − фашизм. Это спазмы  новых  родов,  заглядывание  в  с в о и  недра, искание сил − в  себе. Это  сугубый  национализм,  родившийся  из крови  и ран  войны, «удар  по  братству»  народов. Это отход  от «человечества» − в  с е б я.  К этому  идет дело?  Конвульсивно  ищут  выход  из тупика?.. 

    И так − три  вида путей.  Первый − долой  императивы высшего,  нравственного  порядка, и пусть  интересы  материальные,  цели производства и потребления,  руководят  при  диктатуре  пролетариата или, вернее,  кучки.  Второй − руководят  и нравственные  мотивы  при власти  как бы  «аристократической  соли». Но без  религиозного  оживления,  без  высокодуховного  воодушевления, − этот  путь будет  взорван  жаждущими  благ  земных, − и затеряется,  отомрет. 

    Но намечается  путь  живой:  устроение  жизни  на основе  религиозно-нравственного  пылания, на жажде  деятельной любви.  На этом  пути  народы  должны  признать,  после  горчайшего  опыта, что есть  в мире  Божественная  воля,  перед  которой, как  перед  Высшим  Судией,  как перед  Идеалом,  должна  преклониться  заблудшая  воля человека,  этого несчастного Прометея,  растерявшего  весь огонь. Будущее  от этого  зависит. 

    Который же путь изберет Россия? 

    Опыт безбожного устроения проделан, может быть − демократия?  Духовные основы ее прекрасны,  но как  же осуществить  их? В России − средневековье,  лучина,  лапоть,  полное бездорожье  и одичание. Но души  там  насыщены электричеством,  великою жаждой  правды.  Не по ним  будет  тепленькая мораль,  и слабы  будут зовы  вождей  демократии  для оглушенного уха.  Оглушенному уху  нужен  небесный  гром, Божий Гром!  Глаза,  залитые слезами,  лучше видят  как попрана  Божья  Правда.  Задерганная  душа ждет  чуда,  познавши  «дьявольское  прельщенье». Ей  же  иконы  обновляться стали!  Кресты  на церквах  горят! Не  начинается  ли великое  чудо  Воскресения?.. 

    Не тем,  которые  отвергают  религиозное  возрождение,  не им  быть  водителями  русского народа.  Он захочет   с в о и х  водителей. 

    Но не годятся в вожди и те,  которые  исповедуют  лишь  мертвую  оболочку  церковности, «победоносцевщину»  казенного образца.  Их пути  также  мертвы.  Слишком  личное.  Узкое,  думают  прикрывать  они  пышной ризой  идолопоклонства и,  воспевая  «Царю Небесный»  вовсе  не о небесном  думают. И эти  не выведут  к свободной  и равноправной  жизни. Этих  народ  не примет.  Получит −  сбросит. 

    Я мыслю пути  иные,  ведущие к  заветному  царству  мыслимой  на земле свободы. На разгроме сразу  нельзя создать  его. Придется  очищать почву  и приводить ее в порядок. И вот −  жизнь  потребует воли организующей,  воли  − власти духовного  обновления.  Возрождение будет, если  за  основу  строительства  взято  будет  подлинное  Христово  Слово, во всей глубине его: ни  злобы,  ни разделений  на умытых и неумытых,  на иудеев и эллинов,  на бедных и богатых.  Все  − граждане  и все − братья, и все − одно!  Только   т а к а я  власть,  только с  т а к и м и  заповедями поведет  к чудесному  Идеалу,  о котором тщетно  мечтать  демократии. Власть  деятельной любви  и воли,  покорная Богу-Слову, как  Высшей  Воле.  Как  ее назовут − кто скажет?..  Но создасться*  ли   ли власть такая − ведь  это граничит  с чудом! Если  сумеют  понять  духовные недра  нашего  народа,  если  поверит народ,  что не обманывают его − может  случиться  чудо. Народ это чудо  может родить из недр. Ибо Солнца  жаждет  после  кромешной тьмы. Неба − после залившей  грязи. 

    Путь  религиозного  обновления  жизни  − истинный  путь  духовного  демократизма. Иных  путей  возрождения не будет. Или − не будет  и возрождения. 

    Новому  поколению  России, быть может,  выпадет  подвиг  великого  созидания,  подвиг, как  бы  революционеров  христианских! Откроются  цели  высокой  ценности,  родные  по духу тем, каких  жаждали  многие  поколения  русской  интеллигенции. Только  − иными  путями,  иными средствами.   

             

    22. IV.  1925  г.            

     


    *  создастся

     

     


    [i]   Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, 32 и познаете истину, и истина сделает вас свободными. (Иоанн. 8:31-32)

    Категория: Антология Русской Мысли | Добавил: Elena17 (13.09.2014)
    Просмотров: 384 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz