Меню сайта


Категории раздела
Антология Русской Мысли [533]
Собор [345]
Документы [12]
Русская Мысль. Современность [783]
Страницы истории [358]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3987


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 23.10.2017, 16:20
    Главная » Статьи » Публицистика » Русская Мысль. Современность

    Ю.А.Лисовский. Радикальный национализм и глобализация против национального государства. Ч.2

    4.      Украина

                После обретения Украиной независимости в 1991 г. вопрос о национальной самоиндефикации стал предметом острой дискуссии и вызвал раскол в обществе.

    Конфликт идентичностей возник между идеей общерусского единства и зародившейся в ХIХ веке украинской идеей, ориентированной исключительно на Запад, отрицающей культурные и этнические связи Украины с Россией. Те, кто считал Украину Малороссией, частью Российской империи, рассматривал Русь как единое государство, которое русские и украинцы вместе строили и защищали от врагов, одерживая совместные победы над врагами Южной Руси - Речью Посполитой, Крымским ханством и Османской империей.

    Исторически идея объединения Украины и России не навязывалась Россией, она изначально являлась украинской и исходила от части казачьей элиты, которая перестала воспринимать Речь Посполитую как своё отечество. Известно по крайней мере о шести обращениях гетманов Войска Запорожского в XVI - XVII веке с просьбой принять их в русское подданство[1]. Этот процесс привёл к политическому объединению Гетманщины с Российским царством.

    Противостояние малороссийства и украинства имело прямое отношение к противостоянию между православием с одной стороны и униатством и католицизмом  с другой. Оно закончилось победой «православнороссийского народа» - обоснованием религиозно-династической связи между Малой и Великой Русью.[2].

    Базу для путча на Украине в ноябре 2013-феврале 2014 года   зародили исторические процессы в конце ХIХ – начале ХХ века в западных регионах Украины (особенно на территории австро-венгерской Галиции), участниками которых являлись Австро–Венгрия, Германия, Румыния и Польша. Национальная политика большевистского руководства России после революции 1917 г. также способствовала распространению этнического конфликта на всю территорию Украины.

    Большевистская власть создала искусственное образование Украина, существенно превышавшее по территории то государство, с которым пришёл Хмельницкий, за счёт произвольного присоединения русских земель т.н. Новороссии. Политика ВКП(б) в этой искусственно созданной республике была направлена на принудительную украинизацию населения. Особое внимание уделялось насильственному внедрению украинского языка. В. Ленин ещё в 1919 г.  поставил задачу «чтобы... все служащие умели объясняться на украинском языке»[3], хотя большинство жителей Украины не знали вводимого языка. Несмотря на то, что в 1927 г. уже 97% детей учились на украинском языке[4], народ продолжал говорить и писать на русском языке. Даже в конце 30-х годов Председатель Совета Народных Комиссаров Украины В. Чубарь вынужден был признать: «Нам необходимо приблизить украинский язык к пониманию широких масс украинского народа».  

    В 20-30-х годах принудительная украинизация коснулась не только Украины, но и Кубани, Ставропольского края, части Северного Кавказа, Курской и Воронежской областей, ряда  областей Северного Казахстана, исторически частично заселённых выходцами с Украины. В приказном порядке школы, организации, предприятия, газеты переводились на украинский язык[5].

    Формально ЦК РКП(б) декларировал своей задачей борьбу как с великорусским шовинизмом, так и с шовинизмом малых народов, но реально внутрипартийная борьба за влияние на местные партийные элиты выливалась в поддержку шовинизма малых этносов

     

    « Когда говорят, что нужно поставить во главу угла по национальному вопросу борьбу с великорусским шовинизмом, этим хотят отметить обязанности русского коммуниста … самому вести борьбу с русским шовинизмом.  Если бы не русские, а туркестанские или грузинские коммунисты взялись за борьбу с русским шовинизмом, то их такую борьбу расценили бы, как антирусский шовинизм.  Это запутало бы все дело и укрепило бы великорусский шовинизм.  … А что хотят сказать, когда предлагают борьбу с местным антирусским шовинизмом? Этим хотят отметить обязанность местных коммунистов, обязанность нерусских коммунистов бороться со своим шовинизмом….   Русские коммунисты не могут бороться с татарским, грузинским, башкирским шовинизмом, потому что если русский коммунист возьмет на себя тяжелую задачу борьбы с татарским или грузинским шовинизмом, то эта борьба его будет расценена как борьба великорусского шовиниста против татар или грузин … Вот почему необходимо отметить в тезисах эту двустороннюю задачу коммунистов русских (…борьбу с великорусским шовинизмом) и коммунистов нерусских (…борьбу с шовинизмом антиармянским, антитатарским, антирусским)». 

    И. Сталин. Выступление на XII съезде ВКП(б)[6]

     

     

    Насильственную украинизацию проводили не только украинцы, но и большевики других  национальностей:  Христиан Раковский ( председатель Совнаркома УкрССР в 1919-1923 г.г.), В. Чубарь (председатель СНК Украины в 1923 -1934 г.г.), Станислав Косиор (генеральный и первый секретарь ЦК КП(б) Украины в 1928 - 1938 г.г.), ставленник И. Сталина Лазарь Каганович (Генеральный секретарь ЦК КП(б) Украины в 1925 – 1928 г.г.). «За два с половиной года пребывания на посту Генерального секретаря ЦК партии Украины Каганович заменил все руководящие партийные кадры и везде расставил своих людей»[7].  В действительности «борьба с русским языком на Украине, как последствием самодержавия», являлась инструментом борьбы за власть в национальной местной партийной элите.

    Результаты украинизации можно видеть и на примере национального состава компартии Украины: в 1922 г. украинцы составляли 23,3% от численности, в 1933 г. - 60%. В коллегиях наркоматов Украины в 1923 г. насчитывалось 47% русских, 26% евреев и 12% украинцев. Но уже к 1927 г. количество украинцев - госслужащих возросла до 54%[8].

    Процесс украинизации проходил и после Великой Отечественной войны. В начале 1950-х Президиум ЦК КПСС принял решение «организовать подготовку выращивания и широкое выдвижение на руководящую работу людей местной национальности; отменить практику выдвижения кадров не из местной национальности; освобождающихся номенклатурных работников, не знающих местный язык, отозвать в распоряжение ЦК КПСС» и «смелее <выдвигать> работников из населения Западной Украины на руководящие посты в партийные, советские и хозяйственные органы»[9]. Особенно сильно эта политика затронула вновь присоединённую Западную Украину, где многие выходцы из Восточной Украины и  России лишились своих постов.

    В 1960-е по приказу Москвы ректоров многих ВУЗов Украины обязали в течение двух лет перевести преподавание с русского языка на украинский, документацию в парторганах разрешали вести исключительно на украинском, а отчёты  направлялись в Москву только в виде переводов на русский язык с украинского[10].

    Можно утверждать, что именно политика Советской власти превратила украинский язык из одного из диалектов русского в полноценный язык. Однако в современном мире с единым информационным пространством глобальные интеграционные процессы способствуют сближению родственных наречий и языков и добиться языковой изоляции определённой территории невозможно. По данным фонда «Общественное мнение» (2002 г.), в областных центрах Украины 75 % населения предпочитает общаться на русском языке (и только 9 % - на украинском)[11].

     Любопытна ситуация в Киеве. Соцопрос 2000 г. показал, что 76% киевлян - украинцев по происхождению - назвали родным украинский язык. При этом только 24% киевлян - украинцев сказали, что говорят в семье на украинском. Только 8% от общего числа киевлян говорят на украинском языке[12].  Примечательно, что по-украински чаще говорит старшее поколение (результат многочисленных компаний украинизации в советское время), молодёжь предпочитает русский язык[13].

    В постсоветскую эпоху начинается новая, более мощная волна насильственной стимуляции украинства в самой радикальной форме. Процесс развивался преимущественно в западных регионах, которым дали возможность влиять на политические процессы на всей Украине. Украинский национализм стал орудием  созданных в 1991 г. правящих элит в деле создания отдельного государства на территории, подаренной ей «главным врагом украинцев» - Россией.  Таков парадокс «украинского национализма».

    Но, несмотря на новый витой украинизации, малороссийская идентичность (общность с Россией) продолжает существовать для значительной части граждан Украины[14]. Малороссийский проект имеет шансы на успех, если его возьмёт на вооружение элита юго-востока Украины, не желающая существовать на положении «непоноценнных украинцев».

    Но пока украинский национализм является мощной идеологической и политической силой, разрушающей Украину. Националистические идеи, которые сегодня популярны на Украине, сплошь состоят из мифов, которые, в отличие от научных истин, привлекательны своей простотой и доступностью. 

    Попытка построить политическую нацию на откровенной лжи заведомо обречена на провал. Но бывший президент Украины В. Ющенко в 2004 г. заявил: «Ни один архив не подтвердит сегодня ни одной акции карательного типа, в которой принимали бы участие бойцы УПА или другие подобные организации»[15].

    Такую оценку событиям 40-х годов могут поддержать только те, кто совсем не умеет читать – архивы и интернет забиты информацией о действиях радикальных националистов на территории западной Украины[16]. Оценку деятельности В. Ющенко дал сам украинский народ на выборах Президента Украины в  2010 г., отдав ему лишь 5,45 % голосов избирателей – это мировой  рекорд минимального процента голосов, отданных действующему президенту[17].

    Широкое распространение радикального этнонационалистического бреда в украинском обществе связано с потерей обществом иммунитета к технологиям управления сознанием вследствие длительного периода «вбивания в мозги» упрощённых догм религиозных и коммунистических утопий[18]

     

    ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

    Ю.А.Лисовский. Радикальный национализм и глобализация против национального государства. Ч.2

    Категория: Русская Мысль. Современность | Добавил: rys-arhipelag (05.04.2014)
    Просмотров: 151 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz