Юлия Андриенко. Дед Мороз с донецкой пропиской - Герои наших дней - Современники - Каталог статей - Архипелаг Святая Русь
Меню сайта


Категории раздела
Герои наших дней [554]
Тихие подвижники [131]
Святые наших дней [5]
Судьбы [39]
Острова Руси [13]
Люди искусства и науки [84]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3960


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 27.03.2017, 07:38
    Главная » Статьи » Современники » Герои наших дней

    Юлия Андриенко. Дед Мороз с донецкой пропиской

    Знакомство мое с этой удивительной дончанкой состоялось 1 марта. Символизм этого в том, что она называет себя Дед Мороз, только в отличие от сказочного персонажа помогает людям круглый год. Ежуновой Людмиле Владимировне 64 года, у нее есть внуки, масса домашних обязанностей, но вот уже третий год она старается сделать жизнь простых людей на передовой хоть немного легче.

    Помощь была даже от киевлян

    А началось все еще в 2013 году, тогда Людмила Владимировна впервые пришла под стены ОГА (сейчас – Дом правительства).

    Двигало ей любопытство. Увиденное потрясло - молодежь, люди постарше, кто-то с окрестных городов и сел – все были готовы в любую погоду отстаивать свой выбор, при чем на голом энтузиазме, без оружия или денежных поощрений, как на майдане. Ей, недавно перенесшей инсульт, от эмоций вдруг стало плохо, неравнодушные люди завели вовнутрь административного здания, оказали помощь.

    - Мне стало легче, давление снизилось, – вспоминает Людмила Владимировна. - Посмотрела вокруг, вижу - помощь нужна, что сидеть зря. Начала резать бутерброды, заваривать чай. С тех пор каждый день я приходила туда. И так вот продолжается по сей день, только теперь на передовой.

    Тогда где-то нашелся костюм Деда Мороза, и она облачилась в него, чтобы шутками и угощениями приободрить народ. Это имя словно хотело быть ее, ведь строилась новая республика, новая жизнь, новая веха в истории, а значит и Дед Мороз, как символ веры в чудо. Она пекла пирожки, варила борщ и кормила людей. Нужно сказать, что донецкому Деду Морозу никакие фонды, как сказочные эльфы, не помогали и не помогают.
    - Мне помогали те, кто знал мою честность, а еще друзья, как ни странно, коренные киевляне. Они очень поддерживали нас, передавали лекарства, деньги. Знаете, то время было самым счастливым, все были заодно плечо к плечу, - улыбается она. - Спала я от силы пару часов и снова варила, пекла и кормила. Господь давал силы.

    В добро от бюрократов не верит

    А потом были Славянск, Семеновка, куда она возила продукты, медикаменты. Тогда впервые попала под обстрелы, видела настоящее пекло и поняла, что только Донецком ограничиться уже не сможет. Там ее тоже словно хранила высшая сила, за эти годы из всех передряг женщина выходила без ранений.
    После этого не было горячей точки на карте Донбасса, где бы она не побывала с помощью. За свои деньги заправляет с сыном машину, покупает хлеб, продукты и едет практически на передовую. Часто в такие места не рискуют ехать волонтеры или едут уже по ее следам, узнав от Людмилы Владимировны, в чем в основном там нуждаются люди.

    - Знаете, у нас много фондов, комитетов и прочих организаций. На ту территорию, что осталась от Донецкой области их слишком много, - вздыхает она. – А значит и бюрократизма с лихвой. Как-то попыталась выбить нам помощь, меня загоняли по кабинетам. Плюнула на это, говорю: «Пока вы бумажки перекладываете, где-то у людей хлеба нет!» Теперь обхожусь своими силами и помощью людей, которые в меня верят.

    Кортеж Деда Мороза украшен флагами и звездами

    Пока я раздумываю над важностью веры в Деда Мороза, у моей собеседницы звонит телефон. Сын сообщает ей, что сможет завтра выкроить время, чтобы отвезти в Новогригоровку уже приготовленные вещи и продукты. Она тут же дает распоряжение, чтобы заказал в магазине сто буханок хлеба. А я набираюсь дерзости и напрашиваюсь с ними, на что неожиданно получаю согласие.

    Утром за мной приезжает кортеж Деда Мороза. Машину украшают красные звезды с серпом и молотом, сверху развеваются два огромных флага – республики и православный стяг с изображением Спаса Нерукотворного, а довершается тюнинг нашей «десятки» двумя вымпелами на капоте с надписью: «Дед Мороз за мир и правду!» Сама Дед Мороз облачена в футболку с таким же призывом, говорит, раньше там было написано «Дед Мороз сердится!», но новый лозунг считает более актуальным.

    Все заднее сидение машины занято мешками с вещами, игрушками, канцелярией, а еще хлебом. Только его мы везем в Новогригоровку сто буханок! По дороге, Людмила Владимировна рассказывает мне, что село это находится неподалеку от Дебальцево и люди там в бедственном положении.

    Чем дальше от Донецка, тем печальнее картина открывается глазам. Разбитые дороги, на которых все меньше встречается иномарок, хаты с затянутыми полиэтиленом окнами, а кое-где только остовы от жилища. Справедливости ради, в Дебальцево то тут, то там видим бригады рабочих в оранжевых комбинезонах – идет восстановление домов.

    Новогригоровка новой не выглядит

     


    Нам приходится часто спрашивать дорогу у прохожих и всех Дед Мороз одаривает леденцами из своего красного холщового мешочка.

    А через три км от Дебальцево уже Новогригоровка. Она практически на передовой. Когда-то село было в подчинении Артемовска, а сейчас относится к нашей республике. Разделено небольшим прудом, живописно и тихо тут, наверное, летом. Сейчас же до нашего уха доносятся гулкие звуки артиллерии, словно великан шагает и заставляет содрогаться все вокруг. Досталось селу немало - ни одного целого дома. Когда-то в Новогригоровке жило около трехсот человек, сейчас – чуть более ста.

    Не сразу можно понять, что здесь есть люди. Встречаем военного, тот указывает на двухэтажку, зияющую черными оконными проемами, говорит, там живет квартальная. На двери в подъезд надпись мелом: «Тут живут люди!» и риторические строки: «Кому нужна эта война?»

    К нам выходит квартальная Надежда, приглашает к себе. У женщины дома порядок и чистота, хотя, когда мы были в селе, ни воды, ни света там не было. Блага цивилизации там по часам. Рассказываем кто мы и с какой целью, просим созвать жильцов.

    Хлеб за стишок

     


    Во дворе собираются несколько человек. Получают от Деда Мороза хлеб, вещи.
    - Магазинов, аптек тут нет. Хлеб привозят через день. А вот сегодня нам установили киоск, может будут хлеб скоро продавать, - Надежда указывает на синий ларек, единственное яркое пятно в безрадостном пейзаже. – Кроме того, совсем нет медицинской помощи.

    На шум из-за построек выбегает черноглазый мальчишка трех лет. Его мама говорит, что садика в селе нет, разрушен, а возить сына в садик Дебальцево не может себе позволить. Развлекается ребенок мультиком про Лунтика, когда есть электричество. Единственный диск он выучил уже наизусть. Друзей здесь у него нет, ведь детей в селе почти не осталось.


    В разговор вступает еще одна соседка. У женщины онкологическое заболевание, но денег на дорогу в Донецк для консультации, а также на обследование и лечение у нее нет. Она выезжала от бомбежек, а когда вернулась, увидела, что квартира ее разворована. Сейчас ей даже выйти не в чем – остатки вещей погрызли мыши. А потому она очень радуется тем вещам, которые мы привезли в подарок.


    Замечаем дедушку на инвалидной коляске, его ноги отняты выше колена, несем несколько буханок ему. Ноги он отморозил из-за долгих часов в подвале, где прятался от бомбежек. Живет инвалид с семьей в маленькой летней кухне, это все, что осталось от его дома. Но неподалеку рабочие из Донецка уже возводят новый дом для его семьи.

    А мы двигаемся дальше. Едем на соседнюю улицу, когда-то добротные дома стоят в следах от снарядов, где-то нет крыши, где-то – окон, а в импровизированной песочнице лежат засыпанные прошлогодними листьями игрушки. Дед Мороз сложив руки рупором кричит: «Хлеб! Идите брать хлеб!»
    На ее возглас выходят несколько стариков. Один вдруг поворачивает назад.

    - Эй, дедушка, тебе что хлеб не нужен? – изумляется Людмила Владимировна.
    - Нужен, я за грошима, - отвечает тот.
    - Ну, ты даешь? Где же ты видел, чтобы Дед Мороз за гостинцы деньги брал? – Она сует в руки растерянного старика пахучий батон и буханку хлеба. И видя его смущение, добавляет – Ну, если так хочешь, можешь мне так и быть стишок рассказать.

    Руководство села начеку


    Вдруг к нам подъезжает машина, оказывается – администрация Новогригоровки.

    - Мы от местных узнали, что в село приехали какие-то люди. Решили выяснить кто вы, - признается нам помощник мера Дебальцево Роман Хузяхметов. - Тут у нас часто под видом помощников украинские шпионы шныряют. Ведь Новогригоровку и еще одно село – Коммуну только недавно присоединили к Дебальцево. Сейчас мы проводим дефектовку, составляем сметы. При Украине вода здесь подавалась дважды в сутки по три часа, мы увеличили до пяти часов. Дефектовка по электричеству составила 10 млн рублей, Глава республики ее уже подписал и работы ведутся. Это же касается и дорог, а на 2016 год планируем газификацию села, будем прокладывать магистраль со станции высокого давления. Это обойдется в 145 млн рублей. Также займемся расселением людей, если их жилище восстановить нельзя.

    Хочется верить, что люди дождутся всех этих благ. А верить будут не только в Деда Мороза, но и в представителей власти. Мы покидаем Новогригоровку, по пути в Дебальцево раздаем оставшийся хлеб и игрушки детям. А моя героиня уже планирует куда ехать в следующий раз с помощью.

    Категория: Герои наших дней | Добавил: Elena17 (12.03.2016)
    Просмотров: 112 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz