Меню сайта


Категории раздела
Революция и Гражданская война [64]
Красный террор [136]
Террор против крестьян, Голод [169]
Новый Геноцид [52]
Геноцид русских в бывшем СССР [106]
Чечня [69]
Правление Путина [482]
Разное [57]
Террор против Церкви [153]
Культурный геноцид [34]
ГУЛАГ [164]
Русская Защита [93]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3996


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 12.12.2017, 13:24
    Главная » Статьи » Русский Геноцид » Революция и Гражданская война

    Лето 1918 года: антибольшевистское восстание в Ставрополе...
    «ЗА РОДИНУ И СВОБОДУ!»

    К годовщине ставропольской трагедии 1918г.

      Ровно 95 лет назад – летом 1918 г – в Ставрополе произошли события, которые до сих пор стараются не предавать широкой исторической огласке. Вместе с тем, развязанный ставропольскими большевиками террор и ставшее ответом на него восстание русских офицеров можно назвать переломным моментом в истории губернии: Ставрополье охватил грандиозный пожар гражданской войны.

    Тихие отголоски февраля

      Февральская революция 1917 г не привнесла существенных изменений в размеренную жизнь Ставрополя. Политические перемены, несомненно, присутствовали, но они не носили радикального характера. Так, распоряжением Временного правительства был отстранен от должности губернатор князь С.Д. Оболенский, а власть перешла в руки губернского комиссара Д.Д. Старлочанова, назначенного Керенским.

      В августе 1917г. в Ставрополе прошли выборы в городскую думу, был избран городской голова. Октябрьский переворот был встречен губернским руководством без энтузиазма, а городская дума и вообще не признала насильственную смену власти в Петрограде.

      Революционные потрясения пока что обходили край стороной, но тучи уже сгущались. Гроза была неминуема.

    Накануне большого террора

    В ночь на 1 января 1918г. представители радикально-революционных партий – большевики и эсеры – повторили в Ставрополе октябрьский сценарий и совершили переворот. Была упразднена должность губернского комиссара, ликвидирована городская дума. Носителями власти стали совнарком, во главе с большевиком А.А. Пономаревым и губернский исполком, возглавляемый эсером Г.И. Мещеряковым.

    В течение ближайших недель стало ясно, что новая власть не способна обеспечить работу городских предприятий: в снабжении продуктами начались сбои, забастовали служащие банков, телеграфа, работники образования и здравоохранения. Одно за другим закрывались предприятия.

    Любые попытки горожан бороться за элементарные права и социальные гарантии расценивались «властью пролетариата» как контрреволюционные выступления, для борьбы с которыми был специально создан революционный трибунал.

    Одновременно активизировались криминальные элементы, в первую очередь - осевшие в городе анархически настроенные фронтовые дезертиры – «краса и гордость революции». Так, в Ставрополь вернулся 112-й запасной революционный полк, принимавший участие в февральских боях за Ростов против частей Добровольческой армии генерала А.И. Деникина. Славы на поле боя этот полк не снискал, зато отметился как небоеспособное и склонное к грабежу и насилиям формирование.

    Вскоре не замедлил появиться и Бонапарт местного разлива. В марте 1918г. в Ставрополь прибыл Александр Коппе, имевший при себе мандат на формирование частей Красной армии за подписью самого товарища Л.Д. Троцкого. В его лице банды большевиков и анархистов обрели вождя. А жители - руководителя команды профессиональных палачей.

    Красный диктатор

    С приездом Коппе события стали развиваться стремительно. Ставший диктатором, посланец Троцкого установил в городе новый, в буквальном смысле, красный от пролитой крови, порядок.

    Для начала он фактически отстранил от дел главу совнаркома Пономарева, которого обвинил в создании на территории губернии "буржуазной республики". Опасаясь расправы со стороны бывших коллег-революционеров, Пономарев был вынужден пуститься в бега. К маю 1918г. Коппе являлся полноправным хозяином Ставрополя, отдав его во власть новой революционной «элиты».

    Первый же приказ, изданный им, обязывал всех офицеров и юнкеров явиться в комендантское управление для постановки на учет. Так же от горожан требовалось зарегистрировать имеющееся у них личное оружие. В городе начали практиковать систему заложников, целью которой стало получение выкупа с зажиточных жителей.

      Но молох революции требовал пролития крови.

    И вот, 17 июня на митинге Красной армии было официально объявлено о начале «немедленного уничтожения контрреволюционеров на местах». 19 числа издали и соответствующий приказ, который подписал начальник ставропольского гарнизона Д.С. Ашихин. С этого момента город погрузился в кошмар массовых казней, продолжавшийся несколько недель подряд.

    Кровавый кошмар в Ставрополе

    Террор начался в ночь с 19 на 20 июня. Первой его жертвой стал гласный городской Думы А.А. Чернышов, не боявшийся критиковать действия новой власти. Дальше последовали повальные аресты представителей городской интеллигенции, военных, чиновников. Пытки и казни совершались круглосуточно. Автомобили под черными и красными флагами разъезжали по ночному городу. Жители дома, у которого останавливался такой автомобиль, были обречены…

    Одним из первых от рук красных карателей пал 79-летний русский генерал, герой Крымской, Кавказской и Русско-турецкой войн Павел Александрович Мачканин. Спустя несколько дней был зверски замучен его сын Николай. Обезглавленное тело престарелого героя, с вырезанными на плечах погонами и многочисленными колотыми ранами, было брошено на всеобщее обозрение у Холодного родника вместе с телами других мучеников. Разрешения на похороны казненных не выдавались на протяжении нескольких дней: жители города должны были своими глазами видеть беспощадность и неотвратимость революционного возмездия.

    Из Ставрополя террор перекинулся на всю губернию и прилегающие области. Его жертвы исчисляются сотнями.

    К оружию, господа офицеры!

    Но добровольно идти на убой собирались далеко не все. Предчувствие надвигающейся катастрофы охватило многих бывших офицеров уничтоженной большевиками императорской армии. Часть из них не подчинились приказу о регистрации, благодаря чему сумели сохранить жизнь. В городе ходили слухи о том, что где-то рядом ведет кровопролитные бои с большевиками героическая Добровольческая армия, что казаки, объединившиеся вокруг лихого полковника Шкуро, уже движутся на Ставрополь.

    К лету была сформирована тайная офицерская организация возглавляемая полковником Павлом Федоровичем Ртищевым. Павла поддерживал родной брат – поручик Петр Ртищев. Личный состав организации насчитывал до 400 человек, офицеров и штатских, поддерживавших связь с казачьими станицами и рабочими дружинами, которые в случае успеха обещали выступить на стороне восставших.

    «Божье да белое твое дело…»

      Восставшие не являлись белогвардейцами в прямом смысле этого слова. Среди них не было чинов Добрармии, они не имели связи с деникинской контрразведкой или казаками полковника Шкуро (что явилось существенным просчетом). Это были русские люди, которые одними из первых бросили вызов только начинающей набирать обороты машине государственного террора.

      В 2 часа ночи 28 июня участники восстания собрались на Варваринской площади (на месте сегодняшнего строительного лицея). С самого начала стало ясно, что выступление обречено на провал: вместо предполагаемых 400 человек на место сбора прибыли всего 86. Оружием располагали не все…

      Тем не менее, было принято решение о выступлении. Первая фаза восстания прошла успешно: офицерские отряды захватили осетинские казармы (сегодня это воинская часть за Домом детского творчества по ул. Ленина). Но это стало единственным удачным эпизодом. Обещавшие поддержку рабочие, увидев незначительное число восставших, перешли на сторону стекающихся со всего города красноармейцев. Так же поступили и солдаты воинских частей, обещавшие соблюдать нейтралитет.

    Неся урон, восставшие разбились на группы и сделали попытку с боем прорваться за городскую черту. 18 человек во главе с полковником Ртищевым отступили в сторону Татарки. Им удалось покинуть Ставрополь. Большинство же либо погибли в перестрелке, либо были схвачены рабочими и красноармейцами.

      Группе Павла Ртищева так же не повезло. Достигнув Татарки, офицеры укрылись в овраге, но были выданы местными жителями красноармейцам Дербентского полка. Большую часть отряда зарубили шашками. Братьев Ртищевы доставили в Ставрополь и на следующий день прилюдно казнили на Ярмарочной площади.

      Кроме руководивших восстанием братьев, было арестовано еще 12 участников мятежа. 11 человек были казнены, только одному – штабс-капитану Новикову – удалось выжить: его, тяжелораненого, не добили, а сжалившиеся рабочие доставили в больницу.

      Спаслись единицы. Это были те, кому посчастливилось добраться до передовых отрядов Добровольческой армии.

    Что было после…

      Красный террор бушевал в Ставрополе еще 10 дней. Общее число жертв, согласно официальной версии, составляет 96 человек (без учета бесследно пропавших). И это только в губернском центре! А еще были массовые казни в окрестных селах и станицах. Свыше 100 человек было замучено в курортном Пятигорске.

      7 июля подошедший к Ставрополю полковник А.Г. Шкуро дал большевикам 24 часа на то, чтобы покинуть город, который на следующий день был занят казаками и добровольцами без единого выстрела. Красные правители поспешно бежали, вывозя награбленное имущество.

      Спустя несколько дней в стычке с казаками погиб Фома Шпак - один из большевистских карателей, руководивших подавлением офицерского восстания. Был арестован и выдан добровольцам палач мирного населения Дмитрий Ашихин, казненный по приговору военно-полевого суда Добрармии.

      В городе прошли панихиды по жертвам красного террора, тела которых были с почестями преданы земле. Расследованием преступлений большевиков занялась созданная по личному распоряжению генерала А.И. Деникина Особая комиссия.

      Но все это было позже…

      Сегодня лукавые миротворцы предлагают нам предать забвению трагические события лета 1918г. Они призывают к гражданскому согласию и примирению путем предательства памяти тех, кто отдал свои жизни не за химеру «мировой революции», но за свободную, просвещенную Россию. Возможно ли примирение красных и белых? Возможно, но только в случае публичного признания и осуждения преступлений большевизма на самом высоком - государственном - уровне.

    Ростислав ВОЛЬФ

    (опубликовано в еженедельнике "Ставропольский репортер" № 26 (184) от 02 июля 2013г.)


    Категория: Революция и Гражданская война | Добавил: rys-arhipelag (06.07.2013)
    Просмотров: 1676 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz