Меню сайта


Категории раздела
Революция и Гражданская война [64]
Красный террор [136]
Террор против крестьян, Голод [169]
Новый Геноцид [52]
Геноцид русских в бывшем СССР [106]
Чечня [69]
Правление Путина [482]
Разное [57]
Террор против Церкви [153]
Культурный геноцид [34]
ГУЛАГ [164]
Русская Защита [93]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3975


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 24.06.2017, 18:44
    Главная » Статьи » Русский Геноцид » Террор против крестьян, Голод

    Малоизвестные страницы истории коллективизации. Павлоградское восстание
    Романец Н. Р., аспирантка ДГУ
    Ченцов В. В., к. и. г.р., сотрудник СБУ

    Павлоградское восстание - одна из малоизвестных страниц истории коллективизации 1. Долгое время в связи с существующими идеологическими догмами о нем было запрещено даже упоминать, поскольку правда о вооруженном выступлении крестьянства означала бы и правду о коллективизации в целом. Сегодня идеологических запретов не существует, секретные архивы открывают свои двери, и это сделало возможным освещение трагических событий 5-6 апреля 1930 года.
    Как свидетельствуют документы, главные причины крестьянского вооруженного выступления связаны с методами и практикой осуществления коллективизации на территории Днепропетровского округа. С принятием постановления ЦК ВКП (б) от 5 января 1930 года «О темпах коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» партийное руководство Днепропетровщины взяло курс на принудительное создание колхозов. Несмотря на то, что районами сплошной коллективизации были провозглашены лишь Юрьевский, Карлмарксивський, Верхнеднепровский, Межевский и Новомосковский районы, массовое раскулачивание и создание товариществ по совместной обработке земли и коммун началось повсеместно. Крестьяне не желали вступать в колхозы, поскольку не видели особых преимуществ в коллективном ведении хозяйства. Для них колхозы были новой барщиной, даже хуже старорежимной. В Павлоградском районе во время коллективизации распространялись слухи, что те, кто вступят в коммун или Тсози, будут все получать за билетами, и, что коммунисты будут господами, а крестьяне на них будут работать 2.
    Поскольку крестьяне не желали объединяться, их надо было заставить это сделать. Формы принуждения, которые практиковало местное руководство, были разнообразны: угрозы раскулачивания, изъятие имущества, обещания уменьшить налоги, издевательства над единоличниками. В докладной записке Днепропетровского окружкома партии от 28 марта 1930 отмечалось, что в селе Путятина Близнюковский район уполномоченный райисполкома и председатель сельсовета заставляли крестьян вступать в колхоз, угрожая объявить их врагами Соввласти, арестовать и выслать на Соловки 3.
    Что касается районов, где возникло крестьянское восстание, то надо принять во внимание, что это были районы, в которых преобладала хуторская и смешанно-чересполосное форма землепользования.
    Хутора Павлоградского, Близнюковского и Петропавловского районов возникли еще в дореволюционные времена главным образом через поселение крестьян на купленной у помещиков или через бывший Крестьянский банк земли. Эти поселенцы, в большинстве зажиточное крестьянство, развиваясь на купленных участках, зачастую неоднократно прикупали еще землю чересполосную, не при хуторе. После революции чересполосность хуторов увеличилось в результате произвольного жительства жителей крупных поселков и путем деления старых хуторов, по поводу чего многие образовано мелких населенных пунктов с хуторян. В результате только в Близнюковском районе в 1929 г. землезабезпеченисть во двор составляла в среднем 12-13 га. Многочисленнее здесь была богатая и середняцкая группа: по данным налогообложения на 1929 соответственно 13% и 83,8%, бедняков - лишь 3,2% (по Украине на 1927 это соотношение было совсем другим: батрацкая группа - 7,5% , бедняков - 20,4%, середняцкая - 68% и кулацкая - 4,1% - Закономерно, что в этих районах, где преобладало зажиточное хуторское населения в период раскулачивания под пресс репрессивной политики попали значительные слои крестьянства, в Близнюковском районе - каждое, десятое хозяйство, если учитывать, что раскулачивали не только експертникив, но зачастую и менее зажиточных крестьян, становится понятным, почему жители Павлоградского, Петропавловского и Близнюковского районов взялись за оружие. Последней же каплей в чашу, общего терпения было то, что после публикации статьи Сталина «Головокружение от успехов» крестьяне в наделы получили хуже, чем имели землю 4.
    Восстание началось рано утром 5 апреля 1930 года на хуторе Осадчему Петропавловского района. Накануне, ночью до хутора прибыла вооруженная группа из села Богдановны, в состав которой входило 25 человек. В Осадчему к ним присоединились семьи «кулаков»: всего 30 человек, вооруженные берданками, охотничьими ружьями, дробовиками, обрезами и холодным оружием.
    5 апреля сначала крестьяне отправились в конюшню колхоза и разобрали лошадей. Во дворе конюшни повстанцы расправились с двумя активистами - братьями Пашковым. Затем группа крестьян отправилась к председателю сельсовета Сивокобильського. Когда они подошли к его квартиры, один из крестьян начал кричать: «Бейте его, он забирал у нас кур, масло и сало. Другие требовали, чтобы Сивокобильський бросил оружие и вышел на улицу. Он этого не сделал, и крестьяне открыли стрельбу по квартире. Сивокобильський выпрыгнул в окно и бросился бежать. Крестьяне побежали за ним. Во время перестрелки Сивокобильського были ранены, а когда он упал, повстанцы подбежали и добили его 5.
    Кроме председателя сельсовета и братьев Пашковым крестьяне расправились с уполномоченными РВКу Олейником и Петровым, секретарем сельсовета, членом партии Винниченко и двумя местными активистами.
    После хутора Осадчего повстанцы отправились по маршруту - хутора Водяной, Сухой, Путятина, коммуна им. Рыкова, села Марьевка, Каховка, Новая Дача, Богдановка. В этих населенных пунктах они расправлялись с активистами и громили коммуны. В докладных записках ГПУ подчеркивалось, что в тех местностях, где проходили повстанцы, к ним присоединялось почти все мужское население. В селах оставались только женщины, дети и старики.
    Повстанцы выступали под лозунгами: «Долой коммуну и советской власти», «Да здравствует Крестьянская власть», «Долой коммунистов», «Мы - производители хлеба, а нам его не дают». Анализ показывает, что все эти требования являются типичными для крестьянских антиколгоспних движений периода коллективизации. Крестьяне боролись с принудительным введением колхозов, за единый сельхозналог, за крестьянскую власть, которая бы не мешала свободно работать на своей земле. Так называемых самостийницких или украинских лозунгов повстанцы не выдвигали, поскольку по национальному признаку основную массу повстанцев составляло население состоятельных российских сел - Терновки, Богдановки и хуторов Осадчий и Богдано-Вербской. Из 210 человек, были привлечены к ответственности, 156 были русскими и только 53 украинским 6.
    В 12 часов 30 минут 5 апреля 1930 Днепропетровский окротделов ГПУ получил первое сообщение о событиях в Петропавловском, Павлоградском и Близнюковском районах. После получения уведомления органы ГПУ Днепропетровского округа сразу начали активную оперативную работу. В районы, охваченные восстанием, была направлена группа чекистов во главе с заместителем начальника окротделов ГПУ Галицким. Из Днепропетровска специальным паровозом выехало 50 человек милиции. Из Павлограда в 14 часа в направлении села Богдановки отправилась группа местной милиции - 54 человека. Из Лозовой до станции Самойловка и крыштоповка Близнюковский район выехала также группа охранников и милиционеров. Кроме того, в Близнюковском районе провели мобилизацию 80 коммунистов. Оперативное руководство этими силами было возложено на Галицкого.
    В своей борьбе с повстанцами органы ГПУ широко использовали заложников. В заложники, как правило, принимали родителей крестьян, принимавших активное участие в восстании. Как видим, практика времен гражданской войны применялась и в период коллективизации.
    5 апреля где-то около шести часов вечера отряд Павлоградской милиции - 54 человек, находившийся в 2-х километрах от Богдановки, двинулся по направлению к селу. У Богдановки произошло столкновение с повстанцами. Крестьяне открыли по милиционерам стрельбу. Отряд милиции, как отмечал в своем сообщении руководитель Днепропетровского окротделов ГПУ Леонюк, сначала отступил, но потом открыл обратный огонь и вытеснил повстанцев. Милиционеры заняли Богдановну, но отступающих не преследовали В результате повстанцы рассеялись в расположенных вблизи хуторах Петропавловского района. 7
    Одновременно с выступлением крестьян хутора Осадчего началось восстание на хуторе Солнцев Петропавловского района. Его возглавили крестьяне - Дмитрий Черкашин, Иван Волокитин и Семен Зеленой. Среди руководителей восстания был и бывший красный партизан Алексей Мальцев.
    В 12 часа в центре хутора крестьяне провели собрание, на котором решили выступить на Богдановну: «Гам много сел бьют коммунистов и Советскую власть», «в Богдановке нам дадут оружие». К Богдановны отправилось 40 человек верхом, из которых только четверо были вооружены (два обреза и два нагана. При переходе повстанцы убили командира кавалерийской части Красной армии Романа Коренькова 8.
    Подъехав к Богдановны, Черкашин оставил отряд и вместе с помощником поехал в село. Но через пять минут вернулся и заявил, что всем надо разъезжаться по домам, потому что «в Богдановке большевики». По дороге домой после неудачного выступления Мальцев советовал соседям никого не выдавать, а если спросят, советовал он, говорить, что были взяты силой оружия.
    События на хуторах так называемой Богдано-Вербской-Терновский группы развернулись одновременно с восстанием на хуторах Осадчему и Солнцев. Выступление началось с хутора Богдано-Вербского, где крестьяне расправились с активом, а затем сформировали отряд, который отправился в Терновки.
    С приездом в Терновки Богдано-Вербской группы повстанцев на площади посреди села собрались все его жители. Сюда явился и захваченных коммунистов - уполномоченого райисполкома Гонтаренко, рабочего, который был послан для работы на селе, и голову Новодачивськои сельсовета Ковригина. Возбужденная, наэлектризованная толпа стала требовать расправы над ними. Подстрекаемые повстанцы убили активистов. Одновременно группа крестьян отправилась в сельсовет и сделала там погром: уничтожила делопроизводственная бумаги, оборвала телефонная связь. Затем объединенный отряд повстанцев двух сел во главе с «главнокомандующим» Тимофеем Аксеновым выступил на Богдановну. Вперед выслали разведку, которая сообщила, что в селе уже находится милиция. В этой связи Аксенов предложил вернуться в Терновку, переночевать, а утром продолжить наступление.
    Выступление 6 апреля начался в шесть часов утра. Крестьяне отправились сначала в направлении села Новая Дача, а затем повернули на Богдановку. Перед подходом к селу отряд разделился на две части: одна должна была зайти в тыл, а вторым - ударить прямо 9.
    ГПУ, получив сообщение о пребывании отряда повстанцев в Терновке, направила против него группу Галицкого, которая выехала в 7 часа 30 минут утра на автомашине. На Терновской горе чекисты встретились с крестьянами. Повстанцы попытались организовать сопротивление, ударили в набат, но группа Галицкого открыла огонь. Крестьяне стали разбегаться. Во время столкновения, по официальным данным, были убиты 4 повстанцев, один ранен и 10 попали в плен. (По другим данным было убито 13, 5 ранены и 51 арестованы. Со стороны милиции и ГПУ пострадал лишь начальник Петропавловской раймилиции, он был ранен. По показаниям арестованных, после столкновения крестьяне, убегая от преследователей, бросали оружие на полях и в реку, что возле Богдановны. Впоследствии во время обысков было изъято: 47 ружей, 18 обрезов, 4 гранаты, 1 карабин, 11 револьверов, 220 патронов, 11 штыков 10.
    После поражения повстанцев начались массовые аресты. Только в результате операции 6-го апреля были арестованы 213 человек. В ночь с 6-го на 7-е апреля обнаружили еще 150 человек. На местах проводилось ускоренное следствие, и дела передавались на рассмотрение в чрезвычайной тройки. Уже 27 апреля был сформулирован обвинительное заключение. 210 человек привлекли к уголовной ответственности. Все они проходили по статье 54 № 2 Уголовного кодекса УССР, что означало участие в вооруженном восстании с целью захвата власти в центре и на местах 11.
    7-19 мая 1930 состоялась чрезвычайная сессия Днепропетровского окружного суда. Согласно приговору суда 27 активных участников восстания были расстреляны, других лишили свободы сроком от 10 до 3 лет, 19 человек были оправданы и освобождены из-под стражи. Участники Павлоградского восстания, участвовавших в убийствах, не реабилитированы в соответствии с Законом Украины «О реабилитации жертв политических репрессий» от 17 апреля 1991 12.
    И судом над повстанцами «Павлоградская дело» не окончилась. Были проведены новые чистки, новые процессы. Известно, что в отдельное производство выделили дело повстанцев хутора Богдано-Вербской. К ответственности по стандартным обвинениям были привлечены 24 человека, из которых 4-х приговорили к расстрелу 13.
    После подавления восстания ситуация в селах Петропавловского, Павлоградского, Близнюковского и сопредельных с ними районах оставалась довольно напряженной. Согласно агентурным сообщениям, настроения крестьянства были не в пользу советской власти. Партийное же и советское руководство округа надлежащих выводов из трагических событий 5-6 апреля не сделало. В деле коллективизации все осталось на своих местах.14

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    1. Конквест Р. Жатва скорби: Советская коллективизация и голодомор. - К. 1993. - С. 174.
    Очерки истории Днепропетровской областной организации. 1979, с. 300. Кульчицкий С. В. Цена «большого перелома». - К. 1991. - С. 111.
    2. Государственный архив Днепропетровской области (Дадо). - Ф. 305. - Оп. 2 д. 60. - Л. 223.
    3. Дадо. - Ф. 1517. - Оп. 1. - Д. 4. - Л. 50.
    4. Дадо. - Ф. 305. - Оп. 1. - Д. 83. - Л. 99, 100.
    5. Архив управления Службы безопасности Днепропетровской области (архив УСБУ) - фонд уголовных дел. - П-23866. - Т. 9. - Л. 40.
    6. Там же. - Т. 9. - Л. 4, т. 2 - л. 377.
    7. Там же. - Т. 2. - Л. 104.
    8. Там же. - Т. 9. - Л. 123, 125.
    9. Там же. - Т. 2. - Л. 64, 65.
    10. Там же. - Л. 378.
    11. Там же. - Л. 45.
    12. Там же. -П-21905. - Т. 6, П-23866. - Т. 9. - Л. 313. Правда Украины. 1991. - 13 мая.
    13. Архив УСБУ - П-21271. - Т. 1.
    14. Дадо. ф. 305. - Оп. 2, - д. 77. - Л. 80, ф. 594. - Оп. 1 - д. 22 - л. 101.
    http://futazh.kiev.ua/ru/science/results/dnepr/133-dnepr/1364-historycollectivization.html

    Категория: Террор против крестьян, Голод | Добавил: rys-arhipelag (01.02.2010)
    Просмотров: 2572 | Рейтинг: 3.3/3
    Сайт создан в системе uCoz