Меню сайта


Категории раздела
Светочи Земли Русской [131]
Государственные деятели [40]
Русское воинство [277]
Мыслители [100]
Учёные [84]
Люди искусства [184]
Деятели русского движения [72]
Император Александр Третий [8]
Мемориальная страница
Пётр Аркадьевич Столыпин [12]
Мемориальная страница
Николай Васильевич Гоголь [75]
Мемориальная страница
Фёдор Михайлович Достоевский [28]
Мемориальная страница
Дом Романовых [51]
Белый Крест [145]
Лица Белого Движения и эмиграции


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3996


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 12.12.2017, 17:09
    Главная » Статьи » Верноподданные России » Русское воинство

    Михаил Бахирев, последний флотоводец Российской империи

    Он успел дать последнее сражение российского флота за 18 дней до того, как тот официально сделался советским. 17 июля 1868 года родился вице-адмирал Михаил Бахирев, командующий Силами обороны Рижского залива в Моонзундском сражении.

    Михаил Коронатович Бахирев («Адмирал Коронат», как прозвали его на флоте) родился в 1868 году В Новочеркасске. По происхождению донской казак, отец его, Коронат Григорьевич, — сотник Войска Донского. Но в отличие от него, Михаил пошел по морской линии.

     

    Новочеркасск в конце 19 века


    Новочеркасск в конце 19 века

     

    Начинал службу, прямо скажем, не на выдающихся должностях.

    Кастовая система русского флота была одной из самых жестких, и происхождение человека нередко сдерживало его карьеру.

    А ведь Бахирев был дворянином. Помыкавшись штурманом на транспортах, Бахирев попал на дальневосточную канонерку «Гиляк», где ему открылся случай. В 1900 году, во время штурма китайских фортов Таку при подавлении Боксерского восстания, Бахирев, командовавший десантной партией, отличился настолько, что получил орден Святого Георгия 4-й степени — на большее младший офицер и рассчитывать не мог.

    С этого момента карьера молодого офицера пошла не то чтобы в гору, но из тихого омута вырвалась. Он стал получать назначения на крупные корабли — броненосный крейсер «Россия» и эскадренный броненосец «Наварин». Русско-японскую войну лейтенант Бахирев встретил комнадиром эсминца «Сильный», а провел уже на должности командира эскадренного миноносца «Смелый» в Порт-Артуре.

     

    Эскадренный миноносец "Смелый". Фото: <a data-cke-saved-href='http://www.etoretro.ru/pic57579.htm' href='http://www.etoretro.ru/pic57579.htm' target='_blank'>etoretro.ru</a>


    Эскадренный миноносец «Смелый»

     

    20 декабря 1904 года, накануне сдачи крепости Порт-Артур, из гавани вырвались шесть миноносцев с приказом уйти в нейтральные порты Китая. Вел их лейтенант Михаил Бахирев. На одном из миноносцев был вывезены знамена гарнизона и секретная документация. В феврале 1905 года Бахирев за отличия в дальневосточной кампании получил золотое оружие, а в декабре того же года — звание капитана 2-го ранга.

    В 1907 году Бахирев вернулся служить на Балтику. Командовал различными кораблями, в частности с 1911 года — броненосным крейсером «Рюрик», флагманом командующего Балтфлота Николая Эссена (еще одного героического «артурца»).

    Простые нравы Михаила Бахирева были притчей во языцех на всем Балтийском флоте. Настоящая военная косточка, он не был утонченным аристократом английского образца, к которому стремились многие флотские офицеры того времени.

    Умнейший и грамотный морской офицер скрывался за образом упрямого, прямолинейного, грубоватого служаки, охочего до рюмки и женского общества.

    Гуляк и бабников на флоте хватало, но популярен Бахирев был неимоверно именно за свои знания и командирскую хватку.

    В 1914 году- контр-адмирал и командующий бригады крейсеров, с 1915 года — на бригаде линкоров. В 1916 — вице-адмирал. Быстрая военная карьера талантливого офицера, но не более.

    Обстановка на флоте стремительно ухудшалась, нарастал откровенный бардак.

    Двоевластие в стране (Временное правительство и Советы) отразилось и на флоте. Командиров теперь не назначали, а выбирали экипажи.

    Решения командиров утверждали «судовые комитеты» и контролировали комиссары Центробалта (координационной инстанции революционных матросов, «без одобрения которой ни один приказ, касающийся жизни Балтийского флота, не может иметь силы»). На флоте начали убивать офицеров.

     

     Адмирал Михаил Коронатович Бахирев (в центре) на кормовом мостике линкора

    Характер прямого, грубоватого казака Бахирева прекрасно оттеняет сцена, случившаяся после Февральской революции.

     

    Выйдя на палубу флагмана, где «авралила» команда, адмирал задал вопрос личному составу: «Вы мне доверяете?». «Доверяем!» — отозвались матросы, действительно уважавшие своего командующего. «А я вам нет! — отрезал Бахирев, — Вы до чего себя довели, от вас царь отрекся!». И ушел.

    Час адмирала Бахирева пробил уже после Февральской революции. 21 августа 1917 года он был назначен командующим Морскими силами обороны Рижского залива. В этой должности он и дал последнее сражение Российского императорского флота — через полгода после отречения императора.

    Рижской залив, прикрытый с моря архипелагом Моонзундских островов, притягивал к себе внимание германского флота с самого начала войны. Уже в 1915 году немцы попытались ворваться в залив, однако завязнув на тралении минных заграждений и в отражении набегов легких сил русского флота, повернули назад. Осенью 1917 года в Берлине решили, что рижский вопрос пора решать радикально. Началась операция «Альбион».

    Операцию эту проще было назвать «против лома нет приема».

    Значительно превосходящие силы немцев, включая новейшие дредноуты с крупнокалиберной артиллерией, прикрывали десант на острова. Отражать это вторжение могли лишь легкие силы Балтфлота — эсминцы, крейсера, да устаревшие эскадренные броненосцы. Бригада линейных кораблей из Гельсингфорса была ненадежна, да и не прошла бы узким Моонзундским каналом. Подспорьем были и береговые батареи.

    В ночь на 13 октября «революционная» система управления Балтфлотом показала себя во всей красе. Минный заградитель «Припять» получил от Бахирева приказ выставить минное заграждение в проливе Соэлозунд, куда уже совали нос немцы.

    Однако судовой комитет отказался исполнять приказ, аргументировав это опасностью для корабля: ставить мины пришлось бы в зоне досягаемости артиллерии германских кораблей.

    Это «героическое» поведение оголило Кассарский плес и привело к жестокому сражению с эсминцами противника, проникшими туда.

    Тем не менее, флот Бахирева слушался. Уступая немцам по численности, тоннажу, калибру артиллерии, весу залпа — силы обороны Рижского залива дрались в узких проливах между островами Моонзунда до последнего. Эскадренный броненосец «Слава», например, тот и вовсе притопили на один борт, чтобы увеличить угол возвышения устаревших пушек, не добивавших до ордера германских кораблей. Нахлебавшийся воды броненосец при отходе не мог войти в Моонзундский канал, и был затоплен у входа в него.

    Моонзундским сражением трудно гордиться с точки зрения результата. Формально этот бой Россия проиграла, уступив архипелаг немцам.

    По сути же вещей, если держать в уме ту стадию разложения, до которой дошли российские вооруженные силы к осени 1917 года, то работа Балтфлота в Моонзунде должна оцениваться чрезвычайно высоко.

    И огромная роль в налаживании элементарного управления утратившим всякую дисциплину и организацию флотом принадлежит Михаилу Бахиреву, как и его формальному начальнику — командующему флотом Развозову.

     

    Линкор "Слава" после сражения в Моонзунде


    Линкор «Слава» после сражения в Моонзунде

     

    20 октября 1917 года немцы заняли остров Даго. Сражение за Моонзунд, последняя морская битва российского уже-не-императорского флота, окончилось. Через пять дней в Петрограде взяли штурмом Зимний дворец.

    Бахирев, и к февральским-то республиканским порядкам относившийся скептически, новую октябрьскую власть ценил еще меньше, и она отвечала ему взаимностью.

    На предложение послужить в красном флоте, он ответил: «Каждый человек ищет себе оправдание. Ничего этого не нужно».

    В январе 1918 года адмирал Бахирев был уволен с военной службы «без права на пенсию» и довольно скоро попал в тюрьму, где и просидел почти семь месяцев, до весны 1919 года.

    Выйдя из тюрьмы, Бахирев пошел работать в Мориском (Морскую историческую комиссию), изучавшую опыт Первой мировой войны на море. Именно благодаря этой работе Михаил Коронатович сумел оставить свой взгляд на происходившее в Моонзунде — так называемый «Отчет о действиях Морских сил Рижского залива 29 сентября — 7 октября 1917 г.», подписанный им 11 июля 1919 года.

    Осенью 1919 года по Петрограду прокатилась волна арестов среди «бывших»: новая власть искала в городе заговор с целью открыть ворота Юденичу, наступавшему из Прибалтики. В ноября 1919 года был арестован и Михаил Бахирев, известный своими дружескими связями с офицерами армии Юденича и с адмиралом Колчаком.

    Бахирева предупредили о готовящемся аресте и предложили тайно бежать в Финляндию, но Михаил Коронатович отказался.

    Был ли Бахирев реальным антибольшевистским заговорщиком или пал случайной жертвой «красного террора» из-за своего послужного списка? Отдельные документы и свидетельства показывают, что не только был в курсе дел тайной организации офицеров в Петрограде, но и участвовал в ее работе, считаясь кандидатом номер один на место «главы морских сил Балтики» в случае победы над большевиками.

    Так что «адмирал Коронат» прекрасно понимал всю свою ответственность, когда заявил на следствии «с телом моим вы можете делать что угодно, а душу мою я вам не продам».

    9 января 1920 года коллегия ВЧК вынесла решение в отношение Бахирева: «расстрелять, приговор привести в исполнение по особому постановлению Президиума ВЧК, оставив Бахирева в качестве заложника на случай террористических актов со стороны агентов белогвардейцев».

    Особое постановление вышло через неделю, и 16 января 1920 года адмирал был расстрелян. Место захоронения последнего флотоводца Российской империи неизвестно, по ряду сведений оно было зарыто где-то в окрестностях Сестрорецка.

    http://defendingrussia.ru/a/mihail_bahirev_poslednij_flotovodec_rossijskoj_imperii-572/

    Категория: Русское воинство | Добавил: Elena17 (23.01.2016)
    Просмотров: 232 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz