Меню сайта


Категории раздела
Герои наших дней [554]
Тихие подвижники [131]
Святые наших дней [5]
Судьбы [39]
Острова Руси [13]
Люди искусства и науки [84]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3986


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 19.10.2017, 23:13
    Главная » Статьи » Современники » Герои наших дней

    Русский Обще-Воинский Союз в боях за Новороссию (2)
    (без названия)

    Начало: http://od-novorossia.livejournal.com/1205644.html

    По приходе в Донецк майор армии ДНР Иванов был назначен главой Политотдела армии. «Вопрос, какую политику он проводил, - рассказывал Игорь Борисович в интервью интернет-изданию fontanka.ru. - Это все видели — мы проводили надпартийную политику. В ополчении было братское единство всех солдат и офицеров, у нас не было разделения по партийной линии. У нас был конкретный враг, который был в десять раз сильнее. Если бы мы позволяли себе выяснять политические пристрастия и взгляды внутри ополчения, кто как относится к Русскому корпусу, к Буденному, Чапаеву и так далее, — не было бы ничего хорошего в укреплении наших рядов. Мы проводили надпартийную политику — русскую, патриотическую, православную».

    Кроме идеологической работы Иванов выступал с ежедневной программой «Вестник Ополчения», в которой давал краткий обзор боевой обстановки. Его появление в рядах ополчение удивило многих. И даже ближайшие соратники открыли в своём командире дотоле неведомые качества.

    «Помню впечатление, которое произвело первое знакомство с Игорем Борисовичем, n-ное количество лет назад, - пишет штабс-капитан Белый. - Скромный, тактичный, выдержанный, образованный, отличный оратор, с острым умом, прозорливый в сложных политических вопросах, с непоколебимой верой в Белую Идею. И все-таки он всегда казался мне слишком мягким, слишком интеллигентным, более штабным офицером, чем строевым. Но мои умозаключения ждало «горькое разочарование». Несколько иным увидел я нашего Председателя на Юго-Востоке Украины…

    Началось с того, что в Краматорске Игорь Борисович наотрез отказался от предложения Начальника разведки Народного Ополчения остаться офицером в Разведуправлении и выбрал строевую сержантскую должность – командира отделения в штурмовой роте. В Славянске нас встретил сам Командующий – Игорь Иванович Стрелков, поблагодарил всех, пожал каждому руку, распорядился выдать оружие. По улыбке Командующего было видно, что встрече с Игорем Борисовичем он был рад. В тот же день мы были в Николаевке.

    Подумал я тогда про Офицерский генерала Дроздовского полк. Подумал про капитана Иванова, того самого, которому Генерал Туркул посвятил главу «Дроздовцев в огне». Интересные получались совпадения… И отделение у нас получилось примечательное, как и было у Дроздовцев – в подавляющем большинстве из офицеров. И Игорь Борисович чем-то напоминал того капитана Иванова… быть может своим всегда бодрым солдатским видом, хладнокровием, кажущейся простотой в общении с людьми.

    Через несколько дней пребывания в Николаевке я был переведен снайпером в развед-взвод. Помню, как Игорь Борисович подошел ко мне, пожал руку и сказал: «Поручик, может и хорошо, что наши пути разошлись, кто-нибудь да останется в живых…». Так мы и простились. Перед глазами поплыли развед-выходы, и с Игорем Борисовичем мы встречались лишь мельком и случайно всего пару раз.

    В первых числах июля началось наступление украинских частей на Николаевку, и наша разведгруппа попала в окружение. Ополченцы с тяжелыми боями пробивались из Николаевки в направлении Славянска, а украинские каратели после боя добивали наших раненых. Те четверо суток окружения мне почему-то казалось, что Игорь Борисович мог погибнуть, слишком жестокая была мясорубка. Лишь позже с облегчением я узнал, что капитан Иванов и другие наши соратники пробились к Славянску. И еще много позже я узнал, что во время обороны Николаевки, когда наша разведгруппа уже была вооружена безоткатной пушкой и ожидала наступления противника, Игорь Борисович находился на позициях, между нами и подразделением «Мотороллы», практически прикрывая нас.

    В следующий раз Игоря Борисовича мне довелось увидеть уже в Донецке. До этого я был в разведке бригады «Призрак» Мозгового, где оказался после выхода из окружения в Николаевке. Игоря Борисовича к тому моменту командующий уже назначил Начальником вновь созданного Политотдела Ополчения. Подумал тогда: все как в ту Гражданскую, когда офицеры с должностей рядовых, проявив себя в бою, быстро продвигались по служебной лестнице, становились командирами батальонов и полков.

    Во главе политотдела Донецкого народного ополчения, структуры отвечающей за идеологию, воспитание, морально-психологическое и информационное обеспечение войск, стал не просто до мозга костей БЕЛЫЙ офицер, но сам Председатель старейшей русской воинской организации. Началась организационная работа по реформированию ополчения и превращения его в армию, по взращиванию в войсках традиций Русской Армии. Работа сложная, тонкая, требующая недюжинного таланта, профессионализма и кругозора. Мне посчастливилось принять участие в работе, которую Игорь Борисович проводил, чем и горжусь. Видел, с каким уважением относится к Игорю Борисовичу сам Командующий, старшие офицеры и рядовые бойцы его бывшего батальона.

    А как Игорь Борисович умеет решать сложные служебные вопросы, смотреть было и вовсе одно удовольствие. В каких-то вопросах - тонкий дипломат, готовый пойти на уступки, в каких-то – твердый командир, до конца отстаивающий свою позицию. Но вот когда один человек попытался саботировать его приказ, Игорь Борисович не долго думая достал ТТ, передернул затвор и выстрелил в воздух. Проблема была решена молниеносно».

    Одной из самых значимых операций августа 2014-го стал Иловайский котёл. Потерпевшие там сокрушительное поражение нацгвардейцы, как водится, пытались всё списать на мнимый «российский спецназ». Так небезызвестный командир карательного батальона Донбасс Семенченко, позорно бежавший и оставивший на произвол судьбы своих подчиненных, заявил, что под Иловайском с ним сражались некие "российские десантники". «Битый Семен может плести на своем ТВ, что угодно (оправдываться за очередное поражение ему как-то надо), но никаких российских десантников под Иловайском не было отродясь, - прокомментировал это событие Иванов. - На самом деле Иловайск защищала одна из рот "стрелковской" бригады. А точнее - моя родня рота, та самая, что дралась под Ямполем и Николаевкой, прикрывая Славянск. Могу наверное назвать по позывным всех командиров и многих бойцов, что отоварили под Иловайском Семёна с его пресловутым ДОНБАССОМ. Кстати, абсолютное большинство солдат и офицеров моей бывшей роты - коренные донбассцы, добровольцев же из центральной России в ней сейчас можно пересчитать по пальцам одной руки, но и они к российскому десанту, как и вообще к ВС РФ, никакого отношения не имеют. Отличился под Иловайском и отряд "Моторолы". Ребята они боевые, но это тоже - не российский десант... Сопли Семенченко про то, как ополченцы размещают свои позиции рядом с детскими садиками - сказки для впечатлительных и слабонервных евро-телезрителей (эти, может, и поверят...) На деле Семен-то отлично знает, что с обстрелами мирного населения всё обстоит с точностью наоборот. Ложь - визитная карточка укропов на этой войне. Прав Семен только в одном: профессиональный уровень Армии ДНР сейчас, действительно, очень высок. Мы по-настоящему научились воевать. Воевать, находясь в меньшинстве, и при этом бить вооружённого до зубов противника. Не зря автор этих строк в одном из своих телевизионных выступлений сказал, что сегодня Ополченцы ДНР - это лучше солдаты Европы».

    21 июля 2014 года, сражаясь в тяжёлом бою на подступах к Донецку, был ранен в обе ноги подпрапорщик Антон Раевский. «Начинал он ещё с Одессы, - писал о своём соратнике Игорь Борисович. - Мы вместе дрались под Николаевкой, в составе штурмовой роты "Мачете", служил "Немец" сначала непосредственно под моей командой, затем в разведвзводе. После Николаевки - снова вместе, но при прорыве из Славянска попали в разные подразделения».

    К сожалению, построить в Новороссии модель подлинной России, вернувшейся к своим корням, Православной, основанной на таких понятиях, как совесть и справедливость, РФ не позволила. Игорь Борисович оказался прав в своей оценке правящей «элиты» нашей страны и её намерений…

    Эта-то оценка, помноженная на изрядную долю лжи, и послужила основой для провокации диковинного тандема Казанцев-Кургинян в отношении командования ДНР. Надёргав отдельных цитат из статей Иванова и смешав их с собственными измышлениями, Казанцев выдал новый номер «Нашей Страны» с аршинным заголовком, гласящим, что ополчение воюет и простив Украины, и против Путина. Данная цитата была приписана Иванову и помещена под его портретом, хотя подобных слов Игорь Борисович не говорил никогда. И уж тем более не мог говорить, находясь при исполнении в критической для армии и всего Донбасса ситуации. Тут же были помещены положительные отзывы об ополчении ветеранов «Русского Корпуса». Кургинян и его подручные мгновенно поймали пас и устроили гомерическую истерику на тему, что армией ДНР командуют «власовцы» Стрелков и Иванов…

    «Свидетели Кургиняна» мгновенно получили гневный ответ от выведенного из себя полковника Стрелкова: «…мне наплевать на мнение тех, кто вместо того, чтобы отстаивать русских Новороссии, занимается “плевками в спину” тем, кто реально его защищает. Вы называете меня “власовцем”? Пытаетесь “натянуть” на меня ярлык предателя? А где же вы сами, “герои-защитники”? Почему в окопах со мной оказался (реально оказался и участвовал в боях в Николаевке на должности командира отделения, прежде чем занять пост начальника политотдела) именно Игорь Борисович Иванов, а не “коммунисты-интернационалисты”? Именно он привез сюда 7 человек, которые сражались с фашистами и трое из которых пали под Николаевкой смертью храбрых. А вы, называющее его “власовцем” (и меня заодно) – вы хотя бы в одного фашиста выстрелили? Посидели в окопах под минами и снарядами этих фашистов?

    Сейчас вы “вангуете” (как теперь модно говорить), что мы (и я лично) готовимся “слить Новороссию”… Ну так приезжайте и помогите ее отстоять! Когда ваш “гуру” Кургинян был в Донецке, я предлагал ему встретиться и поговорить, в справедливой надежде на то, что патриотически настроенный человек в состоянии хотя бы выслушать аргументы другого человека, аналогично настроенного. Но он от встречи уклонился. То ли струсил, то ли просто счел неудобным посмотреть мне в глаза после того ушата лжи и грязи, что на меня вылил.

    У нас в бригаде масса людей самых разных убеждений. Мой начальник связи носит на берете красную звезду и никто не пытается ему сделать замечание – даже тот же “белогвардеец” Иванов. Потому что у нас ОБЩИЙ ВРАГ, независимо от наших личных политических убеждений. И все мы – боевые товарищи, противостоящие этому врагу. Да, мне ближе идеология Белой Гвардии. В исторической ретроспективе, естественно. Да, мне “греют душу” традиции дореволюционной Российской Императорской Армии. Но вместе с Георгиевским Крестом в нашем ополчении возрождена медаль “За боевые заслуги” – вполне себе советская, отмененная в 1991 году. Потому что история России для нас не оканчивается 1917-м годом (хотя и не начинается, естественно).

    Бредовые обвинения меня в “подготовке белоленточного переворота” я вообще не комментирую – оставляю на совести (или на том, что ее заменяет) тех, кто такие сентенции выдает.

    Радуйтесь: благодаря в том числе вашему письменному поносу, мне пришлось снять Игоря Борисовича с должности начальника Политотдела. Пойдет снова в строй – в пехоту. Но мое уважение к нему останется неизменным, чтобы ни насочиняли вы вкупе с провокатором-Казанцевым, приписавшим Игорю Борисовичу много того, что тот не говорил никогда. Что ж, я остался в штабе без хорошего помощника, но в одну из рот вернулся хороший и заботящийся о своих бойцах командир.

    Валяйте, пишите бредятину дальше… Только не считайте, что делаете что-то “полезное для Новороссии”. Потому что вы работаете в одном лагере с врагами Новороссии. Которых и без вас хватает с излишком. Современные “власовцы” – это не мы с Игорем Ивановым, а вы».

    После этой в высшей степени справедливой отповеди Казанцев признает, что публикация его действительно носила провокационный характер – её целью якобы было проверить, настоящие ли «белые» в руководстве Новороссии. Иванова же он среди прочего обвинит в нелюбви к Власову, и это обвинение вместе с другими охотно повторят «белые докрасна» дезертиры…

    Сам Игорь Борисович найдёт время ответить провокатору лишь несколько месяцев спустя: «Власова героизировать не собираюсь, хотя мне известно, что у этого исторического деятеля есть свои поклонники и за рубежом, и в РФ. Мотивы их пиетета к Власову понятны. Но каждый волен выбирать себе героев сам. И, как правило, выбирает именно тех, кто соответствует собственному духу и психологическому типу. Героем моего романа советский генерал Власов не является. Ибо, в отличие от Казанцева и других обожателей Андрея Андреевича, я с советскими генералами знаком не по книжкам и не по «патриотическим» конференциям, а по собственной солдатской шкуре. Цену их генеральству и «идейности» знаю отлично. Ни одному из советских генералов и бывших партноменклатурщиков никогда не верил. На их перебегания из коммунистов-ленинцев в демократы, из демократов в «православные» и в «монархисты», из интернационалистов в «националисты» – насмотрелся. Изначальная внутренняя гниль этой советской публики, как они ни перекрашивайся, остаётся та же.

    Не может быть уважаем мною человек, какими бы мотивами его не оправдывали, боровшийся против Исторической России и её защитницы – Белой Армии, то есть против своего православного русского народа. Как это и делал большевик Власов во время Гражданской войны.

    И далеко не один только генерал Краснов заявлял: «Мы не сойдёмся с Власовым. Он и его генералы выступают против Сталина, но сами – бухаринцы или троцкисты. Мне же не по душе не только Бухарин с Троцкий, но и тот же Керенский. Я русский православный монархист». В Русском Обще-Воинском Союзе фигуру Власова, всегда расценивали неоднозначно и это-то г-ну Казанцеву должно быть известно.

    К тому же тип генерала Власова я не могу принять за образец не только с точки зрения его большевицко-номенклатурного прошлого и антимонархических взглядов, но и с точки зрения понятий о воинской чести. Что такое оказаться в окружении без воды, пищи и без малейшей надежды на то, что свои придут на помощь, знаю, в отличие от моих критиков, опять же не по книжкам. Проходил под Николаевкой. Как должен вести себя русский офицер, попав в окружение, представляю не теоретически. Так вот, власовского варианта поведения в такой ситуации – сдачи в плен – я для себя не приемлю.

    Антибольшевицкое движение на территории СССР в годы 2-й Мировой войны возникло бы и безо всякого участия Власова и его генералов (оно, как известно, без Власова и возникло). Нравится это кому-то сегодня или нет, но исторически оно было неизбежно, ибо явилось – ответной реакцией на политику геноцида и этноцида, проводившуюся Лениными-Сталиными против русских с 1917 года. В том-то и была трагедия нашего народа, что в 1941-м он попал между молотом и наковальней двух тоталитарных, человеконенавистнических режимов.

    Кстати, нынешние киевские руководители – сегодня самые пламенные последователи коммунистической практики в национальном вопросе: очертелая русофобия есть тот цементирующий элемент, который кровно роднит их с большевиками-ленинцами, и никакими запоздалыми скидываниями ленинских статуй этого не прикрыть.

    Но все попытки затеять сегодня, во время реальной Гражданской войны, полемику вокруг Власова и тому подобных тем – только способ отвлечения внимания от главного и, действительно, сейчас важного.

    Летом 2014-го Вы организовали на страницах своей газетки – точно рассчитанную провокацию, в результате которой был нанесён удар в спину не только мне лично, но всем русским православным добровольцам, монархистам, белогвардейцам, державшим фронт в Новороссии.

    То, что в Новороссии сражаются монархисты, знали многие. Хотя политическая основа Ополчения изначально была подчёркнуто надпартийной, его идейный костяк в Славянске составили именно православные добровольцы из самых разных патриотических организаций, как местных – малороссийских и новороссийских – так и центрально-российских. Это-то, по всей видимости, и перепугало ненавистников идеи Новороссии и единства Русского Мира – и тех, что сидят в Вашингтоне, и их коллег во властных структурах в Москве. Тем и другим было понятно, что ТАКОЕ Ополчение – православное, национально-ориентированное – Новороссию не сдаст, её криминализации и коррумпирования не допустит, на предательские «договорённости» с проамериканским киевским режимом, типа пресловутых Минских, не пойдёт никогда, и если не помешать, Ополчение Стрелкова сделает всё, чтобы освободить Мать Городов Русских и навсегда покончить с последним удавшимся проектом КПСС – украинством.

    После блестящего по замыслу и исполнению прорыва из Славянска стало очевидно: уничтожить стрелковцев прямым ударом с фронта не выйдет. Ни регулярные ВСУ с их многочисленным тяжёлым вооружением, ни карательные батальоны украинских сепаратистов в открытом бою славянцев сломить не могут. «Слить» Новороссию – а именно к этому уже тогда готовились «герои тыла» в Донецке – не удастся до тех пор, пока существует Стрелков с его Славянской бригадой! Образовавшуюся свободную территорию Русской Земли можно ликвидировать, только устранив идейный костяк Ополчения.

    Тут противники Новороссии и попыталась спровоцировать удар по Ополчению с тыла – из Российской Федерации, подняв через свои информационные ресурсы, типа коммунистической «Сути времени» и ей подобных, вой о том, что Стрелков и стрелковцы собираются развернуть войска и двинуться на Кремль. Заявления эти были прямой провокацией, да и кто бы поверил бредням каких-то красных сект, зная реальное трагическое положение ополченцев, сражавшихся с многократно превосходящими силами регулярных Вооружённых Сил Украины в соотношении один к десяти!

    И в этот момент у красных «сливщиков» объявился союзник в США, в лице «Нашей страны», словно по команде из единого центра, подыгравшей большевицким пропагандистам публикацией 9 августа 2014 года провокаторской статьи Н.Л. Казанцева под заголовком: «Глава РОВСа И.Б. Иванов: со Стрелковым против Путина и киевских карателей, за новую Россию».

    Проще говоря, от моего (!) имени – в то время, напомню, я занимал должность начальника Политотдела Ополчения – казанцевская газета, попыталась объявить войну на два фронта. И тем самым Ополчение Стрелкова добить, не дав ему укрепиться. Потому, что практический итог заявлений, подобных казанцевским, мог быть только один – поставить ополченцев меж двух огней – Украиной и РФ – побудить Российскую Федерацию удушить Новороссию, раздавить Ополченцев с тыла, сдав Донбасс Украине (читай – американцам).

    Is fecit cui prodest (Сделал тот, кому выгодно – лат.) А выгоден такой вариант развития событий был только подлинным хозяевам Украины (Вашингтону) и их коллегам по борьбе с Новороссией в Москве.

    Знаю, что в этой провокации против Ополчения Новороссии Н.Л. Казанцев был только пешкой. Не найдись в США Казанцева, нашли бы другого. Мир полнится слухами и информацией, Николай Леонидович. И о Ваших связях с Central Intelligence Agency я слышу уже не в первый раз. Понимаю, что Вас тоже могут намеренно подставлять и потому безоглядно всякую информацию на веру не принимаю. В моём характере всегда о человеке думать хорошо, и мне долго хотелось верить, что Ваш поступок, предательский удар в спину лично мне и Командующему Ополчением, а в итоге – всем защитникам Новороссии мог быть следствием использования Вас «вслепую» или результатом Ваших, уж извините за прямоту, глупости, известного «знания» России и всегдашней безответственности. Вины за содеянное это с Вас ничуть не снимает, но «восторженный дурак» – всё же лучший диагноз, чем «сознательный предатель».

    Этот ответ будет написан уже в Петербурге, куда Иванов вынужден был вернуться в августе вскоре после отставки Стрелкова, так как дальнейшее нахождение на территории ДНР грозило близким соратникам опального командующего заключением в «подвал» – новые руководители давно имели против них немалый зуб. Ведь Стрелковцы последовательно боролись за водворение в ополчении сугубой законности, единоначалия, трезвления… И если Славянцы были за месяцы войны воспитаны в этой традиции, то ряд других подразделений имел совсем иные обычаи – обычаи в духе Гражданской войны, в духе махновской вольницы. И суровая срелковская дисциплина, те «старорежимные» порядки, которые возвращались в создаваемую армию, им были совсем не по нутру.

     

    Елена Семёнова

    Категория: Герои наших дней | Добавил: Elena17 (18.09.2015)
    Просмотров: 99 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz