Меню сайта


Категории раздела
Антология Русской Мысли [533]
Собор [345]
Документы [12]
Русская Мысль. Современность [783]
Страницы истории [358]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3996


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 13.12.2017, 12:21
    Главная » Статьи » Публицистика » Русская Мысль. Современность

    Сергей Губанов: «Компрадорский режим держится на волоске истории» (+ комментарий М.В. Назарова). Ч1.

    Профессор МГУ Сергей Семенович Губанов изложил «БИЗНЕС Online» радикальный рецепт выхода из кризиса через воссоздание плановой экономики.

    Чтобы спасти страну от надвигающейся катастрофы, нужна новая экономическая модель и неординарные меры, например, директивный план кредитования промышленности и сельского хозяйства на 2015 год, полная заморозка тарифов и введение социальных карточек для малоимущих. Такую точку зрения высказал доктор экономических наук, главный редактор журнала «Экономист» Сергей Губанов в развернутом интервью корреспонденту «БИЗНЕС Online».

    Министр финансов Антон Силуанов
    Министр финансов Антон Силуанов

    «ЛОЖЬ ВОЗВЕДЕНА В СИСТЕМУ»

    – Сергей Семенович, первый мой вопрос про бюджет на 2015 год. Он сверстан, принят Госдумой и Советом Федерации исходя из среднегодовой цены на нефть в 100 долларов за баррель. Однако министр финансов Антон Силуанов, который еще недавно защищал проект бюджета, внезапно заявил, что теперь бюджет надо переверстать, исходя из цены на нефть не выше 80 долларов. По вашему мнению, какая цена все-таки будет более реалистична? О чем же минфин думал раньше?

    – В стране сложная экономическая ситуация. Оценки разные. И верные, и неверные. Эксперты упоминают стагнацию и стагфляцию. Кремль настаивает, что есть маленький, но рост – около 0,5 - 0,6 процента, то есть в пределах статистической погрешности. В действительности же экономика в спаде, пока умеренном. С 2013 года страна в состоянии автономной рецессии. Идет снижение покупательной способности трех главнейших категорий народного хозяйства: государства, то есть бюджета, населения и хозяйств. С 2014 года стремительно стал обесцениваться рубль. Вошла в галоп дороговизна. Короче, Россия в рецессии, отчетливой по всем позициям, включая бюджет.

    Почему официальные оценки показывают не рецессию, а плюс? Это принципиальный вопрос, который обычно стараются обходить стороной. Дело в том, что тот якобы наноприрост, в который верит Кремль, получен чисто статистическими уловками. Само по себе очковтирательство бесхитростно. Оно сводится к уменьшению либо базы, то есть точки отсчета, либо дефлятора. В 2013 году был использован первый метод, затем возобладал второй. На фоне сокращенной базы текущий показатель всегда выглядит бодрее. Такую операцию и проделало ведомство во главе с Улюкаевым 30 декабря 2013 года, изменив третью, августовскую оценку объема ВВП России за 2012 год. Третья оценка в соответствии со стандартами национального счетоводства означает последнюю, финальную и неприкасаемую. Потом могут быть лишь коррекции, связанные с изменением формата расчета. Методология системы национальных счетов (СНС) пересматривается регулярно, но особенность в том, что на протяжении 2013 года не переходили к новому формату СНС, то есть в данном случае это не оправдание.

    Поскольку профессионалы постоянно ведут базу данных, особенно по национальным счетам нашей страны и ведущих зарубежных стран, то, естественно, заботятся о непрерывности и достоверности исходных статистических рядов, потому что это азбука аналитической работы. Если ряды искажены, то наука лишается мощного аналитического инструментария для сравнения. Всякое изменение, особенно после третьей статистической оценки Росстата, равносильно ЧП. Такое ЧП и зафиксировано 30 декабря 2013 года. Цифра была сокращена примерно на 900 миллиардов рублей, что по тогдашнему еще курсу доллара составляло около 25 - 27 миллиардов долларов. Как раз эти суммы позволили ведомству Улюкаева нарисовать по итогам 2013 года 1,3 процента роста ВВП, которого на самом деле не было.

    – А сколько было?

    – Минус 0,7 процента, а в долларовом выражении падение больше – примерно на 1,2 процента. Вместо спада был статистически нарисован липовый рост. Но реально прибавки ресурсов нет. И потому с самого начала 2014 года до принятия бюджета на следующий период пришлось идти на бюджетный секвестр, который страна тут же почувствовало на себе.

    Итоги 2014 года подправлены уже тоньше – уменьшением дефлятора. Минус 1,5 процента превращены в плюс 0,6 процента. Подобная манера макроэкономического очковтирательства, пожалуй, единственная новация, которую привнес Улюкаев в работу министерства экономического развития. Ложь возведена в систему. В свою очередь, ошибочные, искаженные аналитические данные ведут к заведомо неправильным государственным решениям, лишь усугубляющим тяжесть ситуации.

    Кремль втянут в спираль ошибочных решений. А в экономике ошибочные решения бьют весьма болезненно, обходятся очень дорого для каждого человека, предприятия и государства. Похожая спираль была в позднем СССР при правящей фракции Горбачева. Тогда еще советское (формально) руководство действовало так, словно лишилось сознания. Оно было парализовано. Почему? Потому что полностью слетело с колеи общесоюзных, общегосударственных интересов. Наркотик продажных, компрадорских, карманных интересов, привязанных к доллару, был тем, с чего началась потеря сознания. Затем пошла череда абсолютно разрушительных партийно-государственных решений, равносильных самоубийству, чем все и закончилось. То, что привнес Улюкаев, взято из горбачевской политики обмана самих себя, власти и страны.

    Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев
    Глава минэкономразвития Алексей Улюкаев

    ПОЧЕМУ НАШИ ЛИБЕРАЛЫ НА САМОМ ДЕЛЕ НЕОКОНЫ?

    – Паралич, о котором вы говорите, свойственен нынешней власти?

    – Как раз эту аналогию и провожу. Тогда экономический развал Советского Союза принял открытые формы, чему очень радовались наши геополитические противники, старательно помогая мешками долларов, чтобы горбачевские компрадоры случайно не выскочили из трясины продажности, самообмана и саморазрушения. Та же опасность напрямую угрожает России. Представители олигархически-компрадорской власти не хотят смотреть правде в лицо, убеждают самих себя, что еще не все потеряно и можно спасти ситуацию рыночными методами, монетаристскими, без прямых и плановых, то есть без подъема промышленного производства. Это пустые иллюзии, с которыми носятся самозваные либералы типа Кудрина, Силуанова, Улюкаева и прочих, а вместе с ними и Кремль.

    – Может, им просто страшно признать перед народом свой провал?

    – Страшиться уже нечего. Нас пугают рецессией. Отовсюду раздаются вести, словно военные сводки советского информбюро, что МВФ пересмотрел в сторону снижения темпы роста российский экономики, следом Всемирный банк, следом рейтинговое агентство Standard&Poor’s, затем Кудрин и так далее. Соревнуются в том, кто больший минус нарисует для нашей экономики. Но зачем пугать тем, что уже есть? Россия впала в рецессию еще со второй половины 2013 года. И скоро уже два года как живет в автономной рецессии, в состоянии бюджетного секвестра, кризиса регионов.

    Ни санкции, ни цена на нефть здесь ни при чем. Причины падения внутренние и фундаментальные. Россия вступила в финальную фазу системного кризиса компрадорской власти и собственности.

    Именно системного характера кризиса не хотят признавать идеологи компрадорской власти вроде Кудрина, Мау, Кузьминова, Ясина. Они называют себя либералами. И тоже лгут. Они вовсе не либералы. На каком основании они провозгласили себя таковыми? На том основании, что отдали рубль и цены на растерзание инфляцией, избавили их от ограничения издержками, открыли настежь двери и окна страны для захватнического иностранного капитала и доллара? Это что, либерализм? Представим себе, Троя находится в осаде, ее не могут взять, не могут расшатать оборону, ворваться, разграбить, изнасиловать женщин, сжечь жилища. Неприступная крепость. В этих условиях некий троянец решает открыть настежь ворота. Так как назвать такого троянца? Либералом?

    Точно такую же «свободу» уготовили России банальные разрушители, реакционеры, которые сами себя мнят либералами. В США либералы выступают за интересы людей труда, против американского империализма, против американской агрессии во всем мире. Они выступают за социальное государство, за социальные гарантии, за свободный доступ к образованию и здравоохранению, за повышение почасового минимума заработной платы. Вот это либералы. А тех, кто ратует за американский империализм, тех называют неоконсерваторами. Так вот наши фиктивные, самозваные либералы какие ценности исповедуют? Ценности американских либералов? Они что, выступают против американской агрессии, за то, чтобы вышвырнуть американских вояк из Афганистана, из Ирака, из Северной Африки, из Западной Европы, чтобы американская военщина не стремилась к нашим границам, чтобы она убралась из Прибалтики? Они за это выступают? Нет. Они за человека труда выступают? Нет. Они выступают как американские «ястребы» как неоконсерваторы, как самые худшие реакционеры, которые везде в мире сеют конфликты, распри и гигантские дисбалансы, обусловленные империализмом доллара.

    Долларизация повсюду несет с собой террор, насилие, войну, разруху, страдания миллионов и вымирание. США не просто живут не по средствам, такую жизнь им оплачивает остальной мир, в том числе и Россия. Это, опять же, та ситуация, к созданию которой приложил руку и Кудрин, вовсю ныне раздуваемый.

    ed4f39b52fbfeb8a26ae6ea24a602952.jpg
    «Американский империализм не успокоится,
    пока не превратит Россию в полную колонию»

    «ИМЕЯ СОТНИ МИЛЛИАРДОВ, РОССИЯ НЕ МОЖЕТ КУПИТЬ INTEL СО ВСЕМИ ТЕХНОЛОГИЯМИ»

    – А что такого сделал Кудрин?

    – Будучи министром финансов, он напрямую участвовал в создании колониального стабилизационного фонда, который является фондом стабилизации доллара в ущерб рублю. Это не что иное, как фонд импорта долларовой инфляции в Россию. Инфляция нефтедоллара в 2000 - 2008 годах выдавалась за рост ВВП. В советское время любой профессионально грамотный экономист знал, что такое империализм доллара и что такое импорт инфляции. Сегодня, к сожалению, профессиональных экономистов очень мало благодаря американизации экономического образования. Поэтому такой феномен, как импорт инфляции, чуть ли не открытие для многих. На самом деле это очень банальная вещь, но смертоносная для экономики той страны, которая этому подвергается. В постсоветский период наша страна предсказуемо стала жертвой классического империалистического механизма.

    – Поясните, что значат эти понятия.

    – Сегодня фактически сложилась система двух долларов. Первый доллар – это тот, который находится во внутреннем обращении США, по сути, на 99 процентов безналичный доллар – электронный оборот. Поэтому люди с чемоданами наличных денег – фигуранты для федерального бюро расследований. Второй доллар внешний, как бы на вынос, на экспорт, для остального мира. Это прежде всего нефтедоллар.

    По внутреннему доллару покупательная способность поддерживается американскими товарами. А покупательная способность нефтедоллара обеспечивается нефтью и ресурсами остального мира, в том числе России. США не несут никакой ответственности за покупательную способность нефтедоллара, не обеспечивают его своими товарами.

    Получается, когда страна продает сырье за нефтедоллар, то в обмен получает пустышку, никаким американским товаром не подкрепленную. Эту пустышку можно отоварить только за пределами США, то есть купить что-то в Европе, что-то в Азии. А там полно своих долларов, не совсем нефтяных, но таких же товарно-необеспеченных. Получается, что наши компрадоры меняют товар на фантик или, иначе готворя, меняют товарное на бестоварное, реальное на фиктивное. Чтобы этот фантик дал хоть что-то материальное, надо прикладывать неимоверные усилия, потому что во всем мире можно отоварить нефтедоллары только тем, что ничем не помогает промышленному развитию. Так, нужны высокие технологии и высокотехнологичное оборудование, а они в списке запрещенных для экспорта в Россию. Никто не отменял запретных списков.

    Это сущий обман, будто существует свободный рынок высоких технологий. При всем желании, имея валютные резервы на сотни миллиардов долларов, Россия не может купить корпорацию Boeing с ее начинкой, не может купить корпорацию Intel, чтобы выставить своего микропроцессорного конкурента американцам, не может купить General Electric, чтобы приобщиться к технологиям по современным авиадвигателям, не может купить Microsoft, чтобы сделать свою национальную операционную систему и конкурировать и т.д. Почему? Потому что все высокие технологии запрещены к вывозу за пределы США, даже в Японию, Западную Европу. Не только Россия в этом списке. Просто категория технологий, запрещенных к передаче из США в Европу, Японию, Израиль, поменьше. США всегда считали Россию и будут считать своим геополитическим врагом. В 1992 году я написал, что Западу во главе с США не нужна никакая Россия: ни социалистическая, ни капиталистическая. С тех пор каждый день подтверждает этот давний вывод.

    – Это в крови у американцев?

    – Это не в крови, это законы современного мирового хозяйства. Американский империализм не успокоится, пока не превратит Россию в полную колонию.

    – Почему именно Россию?

    – Потому что Россия остается как-никак 1/7 частью планеты. Это огромная ресурсная провинция, на которую точат зубы все. Мы в Советском Союзе, когда имели планетарное, а не местечковое колониальное мышление, с легкостью ставили себя на место наших геополитических противников, не уступали им в масштабе понимания мирового хозяйства, поэтому могли уравнивать возможности и слабости за счет своего индустриального потенциала. Где-то нас теснили, но и мы находили, где и как потеснить наших геополитических конкурентов. Сегодня и ресурсы, и возможности для такой политики в прошлом. Получилось полное несоответствие между масштабом территории и уровнем представления о современных противоречиях. У компрадоров карликовое государственное сознание, а территория Гулливера. Великан без адекватного сознания, с ограниченными до экспорта сырья интеллектуальными способностями очень быстро становится жертвой тех, кто хорошо представляет противоречия современного мирового устройства и прекрасно играет на них. Так что здесь изменения произошли тоже не в нашу пользу.

    И сдвигов пока нет. О том, увы, свидетельствуют конференции и форумы, где солируют наши реакционеры, а по сути, просто носители компрадорской идеологии, идеологии подчинения наших национальных интересов интересам США.

    1376281921_kydrin.jpg
    Экс-глава минфина Алексей Кудрин

    «КАДРЫ ПОДОБРАНЫ ПО КЛАНОВОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ»

    – Давайте вернемся к бюджету.

    – Первое: раз страна в автономной рецессии, то и бюджет рецессивный. Речь идет о его сокращении на 15 процентов, что эквивалентно падению ВВП на 3-4 процента. Второе: бюджет остается в зависимости от нефтедоллара и, соответственно, валютного курса рубля. Третье: поскольку экспортно-сырьевая экономика, подорванная деиндустриализацией, не наполняет бюджет, то бюджет наполняется девальвацией рубля. Что это значит? В расчете на один нефтедоллар печатается больше рублей, которые и составляют инфляционный источник пополнения бюджета. Кстати, совершенно непростительно, когда Улюкаев в ранге министра экономики (без развития) утешает государственное руководство, что цена на нефть падает, но зато доллар крепнет, рубль падает, на каждый доллар печатается больше рублей, и бюджет не страдает. Это уже такой запредельный абсурд... Радоваться наполнению бюджета инфляцией может лишь тот, кто далек от общегосударственных интересов.

    – Но и сам Путин об этом говорил.

    – Кабинет Путина разделяет все иллюзии компрадорской власти и собственности, как самодержавие разделяло иллюзии монархического строя. В 2012 году я написал об этом в книге «Державный прорыв. Неоиндустриализация России и вертикальная интеграция». Вообще, главе государства необязательно разбираться во всем и вся. Зато он обязан организовать такой госаппарат, который разбирается во всех тонкостях финансов и функционирования современной экономики. А с этим-то как раз крайне плохо. Кадры подобраны не по деловому принципу и преданности государственным интересам, а по клановой принадлежности.

    Так вот, бюджет рецессивный и инфляционный. И чем больше там рублей из трубы нефтедоллара, тем ниже покупательная способность рубля, ибо товарной массы внутри страны не прибавилось. Деньги суть средство товарообмена. Если величина товарной массы не изменилась, а денег больше, значит, политика власти превращает девальвационный шок в инфляционный, в шок массовой дороговизны и массового обнищания. Притом не поднимает обрабатывающую промышленность и не создает высокопроизводительные рабочие места. Россия ввергнута компрадорами в ситуацию беспросветности, что похуже всякой рецессии.

    «ТЕЗИС О САНКЦИЯХ – ОБМАН»

    – Но ЦБ своей главной целью как раз ставит борьбу с инфляцией, рассуждая примерно так: «Вот инфляцию победим, а потом все остальное». ЦБ не ошибся в приоритетах?

    – Думаю, в приоритетах ошибиться трудно, потому что они везде одни и те же – это покупательная способность национальной валюты. Но наш ЦБ отличается тем, что хорошо говорит, но плохо делает. Почему? ЦБ – одно из звеньев в экономической системе. А каково целое, такова и часть. Все пороки компрадорской системы, которая способна только на то, что превращает российскую собственность в иностранную, полностью свойственны и ЦБ. Если страна живет на экспорте сырья и ресурсов за долларовые фантики, то ЦБ просто-напросто обогащает олигархический клан ценой обнищания социального большинства.

    Опять же, в чем уверяют Улюкаев, Греф, Медведев, Кудрин – вся правящая когорта, чуждая общегосударственным интересам? В том, будто санкции и цена на нефть есть два самых больших противника экономического роста России. Не во внутренних факторах якобы дело, а во внешних. Звучит достаточно правдоподобно. Одно только но: еще Аристотель знал, что правдоподобие не есть истина.

    Круглая неправда, будто скатывание российской экономики в состояние рецессии связано с санкциями и ценами на нефть. Во-первых, с приходом 2015 года отмечаем уже двухлетие автономной рецессии в России. О наступлении спада было известно минимум за год до 2013 года. Можно взять первый номер журнала «Экономист» за 2012 год, где черным по белому написано, что второй волны рецессии в «Большой семерке» не будет, зато Россия стоит перед угрозой автономной рецессии. Это я написал. Этот материал перепечатан, он называется «Вероятна ли мировая рецессия-2012?» В то время (2011 год) все мировые финансово-экономические институты, Всемирный банк, эксперты ООН, нобелевские лауреаты и пророки поменьше криком кричали, что в 2012 году последует вторая волна кризиса, которая будет еще глубже и сильнее, чем было до 2012 года.

    Проверка по моей модели показала, что вероятность второй волны кризиса в 2012 году равна нулю. Расчеты мы выполняли в декабре 2011 года. Был выбор – печатать или нет. Обнародовать – значит подставить голову под топор ответственности на целый год вперед. Уверенный в модели, я взял на себя профессиональную ответственность. И не ошибся. Более того, в том материале, а он доступен в интернете, указано, что темпы роста американской экономики будут не ниже, а выше, то есть там будет бум, что и случилось в 2012 - 2014 годах.

    «В 2009 году Путин выступил с совершенно грамотной постановкой — из кризиса нужно выйти с новой посткризисной моделью. Однако, когда появилось поручение Путина о разработке новой модели, то удивлению специалистов не было границ, так же, как и тогда, когда на пост министра экономики назначили Улюкаева».
    «В 2009 году Путин выступил с совершенно грамотной постановкой:
    из кризиса нужно выйти с новой посткризисной моделью.
    Однако когда появилось поручение Путина о разработке новой модели,
    то удивлению специалистов не было границ так же,
    как и тогда, когда на пост министра экономики назначили Улюкаева»

    – Тогда Нобелевскую премию надо было вам давать!

    – Нобелевскую премию по экономике дают ныне не за науку, а за идеологию. Поэтому у меня нет иллюзий. Я не ради премий занимаюсь экономическими и системными кризисами, мне интересен наработанный научный инструментарий, работает он на практике или нет, отвечает ли истине. 2012 год показал, что отвечает ей по модели предсказания кризиса «большой семерки», а 2013 год показал, что отвечает и по предсказанию автономной рецессии в России. Это было, я повторяю, до всяких санкций, когда их даже в мыслях ни у кого не проскальзывало, это было за год до майдана, до киевских и последующих событий. Поэтому когда Кудрин или академик Аганбегян, с которым мы поспорили на одной академической конференции, мусолят тему санкций как причину наших экономических проблем, то это просто нечестная позиция, которой не должно быть у профессионалов. Это обман. Между тем наука не занимается обманом, она занимается истиной. Тезис о санкциях – это обман.

    – Раз уж вы заговорили о санкциях, то они благо или беда для России? Как долго они продлятся?

    – Дело не в санкциях и не во внешних условиях. Страшны ли санкции КНР с ее планово-корпоративной системой? Ответ очевиден. Санкции – лишь один из множества внешних факторов. Вспомните, в 2008 году те же Кудрин и Набиуллина, которые были министрами, убедили Путина в том, что Россия – островок стабильности, фундаментально устойчива, ипотечный кризис ее не затронет, ничто ей не угрожает. Это опять же был самообман, но государственное руководство было радо обмануться. Потом оно принимало антикризисные меры в пожарном порядке, спасая прежде всего банки, естественно, без какого-либо положительного эффекта для производительных сил страны. Позднее оно склонилось к точке зрения, что кризис – это еще и возможности. В кризис много правильных вещей произносится, ибо происходит переоценка ценностей.

    В 2009 году Путин выступил с совершенно грамотной постановкой: из кризиса нужно выйти с новой посткризисной моделью. В принципе, это та постановка, с которой безотносительно к кризису выступали авторы нашего журнала, что стране так или иначе нужна новая, созидательная экономическая система, которая позволяет быстро перевооружить производство, особенно промышленный аппарат, высокими технологиями технотронного уровня, для чего прежде всего надо убрать деиндустриализацию, то есть соединить добычу сырья с его высокотехнологичной переработкой. России в любом случае нужна не компрадорская, а суверенная система хозяйствования, есть кризис или нет. Многие очень порадовались тогда, что, наконец, сверху прозвучали вменяемая постановка вопроса и призыв выйти из кризиса с новой, посткризисной экономической моделью. Более того, к тому времени была уже разработана и обсуждена экономическая система неоиндустриального развития (новой индустриализации России). И ученые полагали, что приоритеты государственного руководства будут развернуты из компрадорской плоскости в промышленную, от продажи сырья к промышленному производству своей высокотехнологичной продукции. Однако когда появилось поручение Путина о разработке новой модели, то удивлению специалистов не было границ так же, как и тогда, когда на пост министра экономики назначили Улюкаева.

    Путин поручил разработать новую экономическую модель, но кому? Кто получил задание? Мау, Кузьминов, которые написали письмо с инициативой, что разработают эту модель в рамках обновления «Стратегии-2020», сразу перечеркнутой кризисом вместе с ее цифровым обоснованием.

    – Чем все закончилось?

    – Мы знали их отношение к новой индустриализации, знали, что они не поддерживают ее и находятся в плену постиндустриальной утопии. Для них бредовый миф о постиндустриальной эпохе стал просто удобной ширмой, способом оправдания деиндустриализации и, следовательно, экспортно-сырьевой модели. Соответственно, было ясно, что никуда от компрадорской модели они не уйдут. Так и вышло.

    Столь ответственным вопросом, таким социально значимым поручением могли заниматься только профессионалы, которые полностью, на 100 процентов и даже 200 процентов следуют общегосударственным интересам. Так что нам было заранее ясно, что будет на выходе. Мау и Кузьминов ввели в заблуждение тысячи экономистов, которые, поверив, покатили вал своих разработок и предложений. Но все это было не нужно, потому что реакционеры попросту перевели американские тексты с рекомендациями касательно России и выдали это за обновленную «Стратегию-2020». Все закончилось пшиком под видом «экономики предложения» на основе той же сырьевой модели: устройте вторую волну приватизации для иностранного капитала, перестаньте отбирать у олигархов экспортно-сырьевую ренту в бюджет, откажитесь от национализации валютной выручки, поднимите пенсионный возраст, сократите бюджетные расходы. Вот и все их требования. О положении людей труда, о новых рабочих местах, о новой индустриализации, о подъеме производительности труда и уровня жизни на базе развития отечественной промышленности не было ни слова.

    – Что это означает?

    – Призыв назад, в 1990-е годы, к тогдашней системе хаоса, дерегулирования и кровавого передела собственности, с бандитизмом, недовольством национальных элит в автономных республиках и образованиях, с резким нарастанием угрозы отделения от недееспособного центра, то есть тенденции развала России как федерации.

    942125158.jpg
    «Дело не в персоналиях, а в господствующей системе.
    Господствует олигархически-компрадорская система,
    и от нее неотделима вся власть, включая Путина»

     

     

     

    Категория: Русская Мысль. Современность | Добавил: Elena17 (14.03.2015)
    Просмотров: 189 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz