Меню сайта


Категории раздела
Антология Русской Мысли [533]
Собор [345]
Документы [12]
Русская Мысль. Современность [783]
Страницы истории [358]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3987


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 21.10.2017, 11:42
    Главная » Статьи » Публицистика » Собор

    Свт. Иннокентий Херсонский. Крест – древо жизни

    «На другой день множество народа, пришедшего на праздник, услышав, что Иисус идет в Иерусалим, взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: осанна! благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев!» (Ин.12:12-13)

    Откуда такая перемена в поступках нашего Спасителя?.. Тот, Который запрещал духам нечистым, «чтобы не делали Его известным» (Мар.3:12), ныне с благоволением слышит от детей еврейских Божественное осанна: Тот, Который уклонился от народа, хотевшего взять Его, и сделать себе царем, ныне свободно позволяет Себя именовать Царем Израилевым; Тот, Который торжественно признал, что царство Его «не от мира сего» (Иоан.18:36), ныне является окруженным всем блеском земного царя. Что это значит? Или вечное предопределение, «не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою» (Лук.24:26), изменилось, и Он, подобно как на небесах в ненарушимом мире сидит на престоле Отца, и на земле, без сражения со врагами, идет воссесть на престол Давидов? Но первосвященник Иудейский в непонятном для него самого вдохновении изрек уже приговор, «что лучше нам, чтобы один человек умер за людей» (Иоан.11:50), но сатана простер уже руку свою, дабы вложить «в сердце Иуде… предать Его» (Иоан.13:2), своего учителя; но Отец Небесный растворил уже чашу гнева, которую Сын любви Его должен испить до дна; но древо креста уже возросло, гвозди наточены, копьё направлено, смерть веет над главою Его, и гроб, из которого Он вызвал друга Своего, кажется для того разверз недра свои, дабы принять Самого Иисуса. И под тучею этих бедствий, которая готова разразиться над главою Иисуса, Он совершает царственный вход в Иерусалим – в место Своего осуждения, Своей смерти, Своего гроба? Драгоценейший Спаситель наш! Мы не дерзаем перечить славе, которая подобает Тебе во веки веков; мы желали бы, если возможно, умножить ее нашими хвалениями; но мы желали бы научиться от Тебя, для чего Ты, идя на Крест, облекаешься сею славою, тем более, что и нам должно последовать за Тобою на Крест Твой, приобщиться Твоей смерти. Не для того ли, дабы лучами этой славы озарить мрак, окружающий Крест Твой? Или более, для того, что Крест Твой, столь ужасный в очах наших, есть для Тебя Престол, на который Ты идешь воссесть со славою Царя? Если же для Тебя Крест Твой есть Престол, то и для нас, которым Ты завещал Царство Свое, нет другого престола, кроме Креста. Но сколь мало разумеем мы эту славную тайну Твоего и вместе нашего Креста! Да озарит она, хоть ныне, при наступлении страданий Твоих, умы и сердца наши! Беседа о Кресте не чужда славы, которою Ты ныне облекаешься, тем более, что и на Фаворе, представшие Тебе Моисей и Илия «говорили об исходе» Твоем (Лук.9:31). Крест Христов, будучи водружен посреди всей земли и для спасения всей земли, равно открыт для зрения всех; но не все видят в нем одно. Взирает на него мир – и, видя лютые болезни Висящего на нем, бежит, вопия: «что не знает Сего Человека» (Матф.26:74). Взирает закон – и, видя в нем исполнение правосудия Божия, кивая головою, гласит: «проклят всяк, висящий на древе» (Гал.3:13). Взирает разум – и, видя крайнее уничижение, окружающее Крест, гордо вопрошает: «Собирают ли… с репейника смоквы?» (Матф.7:16). Наконец взирает на Крест вера – и, видя на нем Божию силу и Божию премудрость (1Кор.1:24), идет сама на Крест, вопия: «помяни меня, Господи, когда придешь в Царствие Твое!» (Лук.23:42). Что это за сила, столь крепкая, что привлекает человека на крест? Что это за премудрость столь тайная, что заключена во гробе. Это сила Креста, умерщвляющая все порожденное в нас грехом. Это премудрость слова крестного, указующая новую, Божественную жизнь в этом умерщвлении! Если мы страшимся Креста, то это оттого, что мы не видим, что в нас распять должно; а если нам и указывают в нас что-либо такое, говоря, сие да будет распято, мы гордо отвечаем: разве мы слепые? ни какой вины не нахожу в этом человеке. Но если бы мы, оставив предубеждение к самим себе, решились искренне рассмотреть самих себя, подвергнуть испытанию то, что мы находим в себе добрым, судить внутреннего человека нашего, не говорю, по закону Божию, перед светом Которого вся правда наша есть только мрак, но хотя бы по закону нашему, то есть по закону нашей совести; мы увидели бы, что, несмотря на то, что стерлись в нем многие слова, еще не изгладилось это определение: должен умереть. Усомнится в этом плотской человек? Приди и посмотри. Не должен ли ты признаться, что разум твой, сей незаконный владыка беззаконного царства, «едва» может «постигать и то, что на земле, и с трудом» понимает «то, что под руками, а что на небесах» ни познать, ни принять не может?(Прем.Сол.9:16). Он должен умереть. Что воля твоя, сия рабыня рабов своих, не делает, что хочет, доброе, но делает, что ненавидит, злое? (См. Рим.7:15). Она должна умереть. Что внутри тебя есть закон, непрестанно воюющий против закона ума твоего и пленяющий тебя законом греховным? (См. Рим.7:23). Он должен умереть. Что внутри тебя живет похоть злая, которая, непрестанно искушая и прельщая тебя, непрестанно зачинает грех, а сей рождает смерть? (См. Иак.1:15). Она должна умереть.

    Наконец, убеждаясь собственным своим и всех окружающих тебя растлением греховным, которое, без сомнения, не может быть делом рук Божиих, не должен ли ты признаться и в том, что ты, подобно как и все в Адаме, покушался на похищение Божественной славы и в знамение сего покушения вкусил устами отца человеков от плода запрещенного? Если же так, то все благие помыслы, оставшиеся в сердце, возопиют: «по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим» (Иоан.19:7). Сколько взоров на самого себя, столько признаний; сколько признаний, столько осуждений на смерть, столько крестов. "Но что пользы от крестов сих?" – вопрошает пригвождаемый ветхий человек. "Умри, – ответствует вера. – Для тебя нет рая. Он есть наследие грядущего по тебе, которому и ты «не достоин понести обувь» (Матф.3:11)".

    Кто же сей грядущий?.. По имени – это, новый человек, нисходящий со креста, и созданный крестом по Богу «в праведности и святости истины» (Еф.4:24). Это, «сокровенный сердца человек», изведенный крестом из темницы (1Пет.3:4) плоти, в которой он был связан узами похотей прелестных. Это, сын Божий (см. Ин.1:12), рожденный не от крови жены, но из крови Агнца, закланного на кресте.

    По свойствам – это воин Христов, носящий язвы Вождя своего на теле своем и побеждающий этими язвами весь мир. Это ученик Христов, который не желает казаться знающим что-либо, «кроме Иисуса Христа, и притом распятого» (1Кор.2:2). Это новая тварь, одушевленная не живою душою Адама перстнаго, но проникнутая животворящим духом Адама небесного (см. 1Кор.15:49).

    По назначению – это священник (Откр.1:6), который, принесши, по чину Иисусову, самого себя в жертву на кресте, идет все обратить в жертву Господа. Это пророк, который, запечатлев кровью своею учение своего Господа, идет благовестить премудрость слова крестного. Это царь, который, победив крестом Спасителя врагов царства своего, идет принять небесное наследие. Это распявшийся Христу и воскресший с Ним.

    Воскреснуть со Христом! Вот единственная надежда, которая одушевляла подвижников веры среди самых жесточайших гонений и заставляла их радоваться в страданиях своих. "Оставьте, – вопиял один из них, – оставьте меня быть пищею зверей жестоких, дабы они, сокрушая бренное тело мое во устах своих, соделали его сладким хлебом на трапезу Господню. Я не хочу иметь другого гроба, кроме их чрева. Если они против желания своего сомкнут уста свои, я буду раздражать, дабы они растерзали меня. Если вы ощущаете, – продолжал он, – в себе присутствие Христово, то вам легко понять, чего я алчу: желаю разрешиться и со Христом быть".

    Если бы и мы, слушатели, ощущали в себе присутствие Христово, то не только не удалялись бы от Креста Христова, но, может быть, сами стали бы искать его, умолять других, да распнут нас на нем, почитать милостью возлагаемые на нас язвы, и врагом того, кто покусился бы снять нас, прежде смерти нашей, со креста. Но мы, будучи далеки от Христа, не смеем приблизиться ко Кресту Его. Ибо без Христа мы не можем найти в нем ничего, кроме смерти. Счастливы были бы мы, если бы примечали славное действие Креста над другими. Но тайна воскресения духовного – плод смерти крестной, хотя совершается со всею славою в душе верующих, но сия слава, подобно как слава присутствия Божия в скинии, здесь сокрыта под грубыми кожами – бренной плотью, и мы, не видя прозябения ни собственного креста, ни креста других, повергая его, как бесплодное древо, бежим под сень древ мирских, надеясь не только насытить плодами их плоть свою, но и укрыться в них от лица взыскующего нас, Господа.

    Остановись, текущая на собственную погибель душа! Взгляни еще раз на Крест, от которого ты убегаешь! Он уже не на земле, но на небесах; не на Голгофе, но на Сионе; не в соблазн Иудеев, но в исцеление народов. «Сии облеченные в белые одежды», и пальмовые ветви в руках их, которые вокруг престола Агнца, «кто, и откуда пришли?»«это те, которые пришли от великой скорби... и убелили одежды свои Кровию Агнца» (Откр.7:13-14). Итак, тщетно ты убегаешь креста на земле, он встретит тебя на небесах: ты найдешь его во вратах Иерусалима Небесного, подобно тому, как он стоит перед вратами Иерусалима земного. Как же ты войдешь в эти врата? Но положим, что дух злобный, покровитель твой, подобно как сам некогда проник в Едем, какими-либо подземными путями извел тебя на середину града Божия. Как явишься ты в смрадных рубищах греховных среди сонма облеченных в убеленные кровью Агнца одежды? Или подобно тем мужам галаадским скажешь к Небесному Вождю: «одежда наша... обветшала от весьма дальней дороги» (Иис.Нав.9:13). Подлинно долог путь твой: путем мира через целую вечность нельзя достигнуть вечного жилища. Но поскольку перед взором небесных духов не может укрыться никакое коварство, то ты, подобно Деннице, свержен будешь в пропасть адскую.

    Но почему мы помышляем о вторжении в светлый град Божий? Не очищенные крестом, мы не нашли бы в нем для себя ничего, хотя бы милосердие Божие, как обыкновенно льстит себе наше сердце, дозволило нам войти в него и обитать в нем. Дабы наслаждаться благами небесными, надобно чувствовать цену их; дабы чувствовать, потребны орудия чувствования. Имеем ли мы их? Имеем ли те очеса сердца, которые одни могут взирать на богатство славы достояния Божия во святых! (Еф.1:20).

    Ах! Многие из нас едва ли и знают, что, кроме ока телесного, есть око духовное. Имеем ли те уши, которые одни могли внимать премудрости Спасителя на земле, одни только могут слышать ее на небесах? Ах! Мы едва можем верить тем, которые говорят нам об этом слухе. Имеем ли тот вкус, которым верующие вкушают Господа, и без которого мы при самом источнике благ останемся голодными? Ах! В устах наших едва ли что бывало, кроме мяса египетского. Если же духовные чувства наши, которыми блага небесные могут быть ощущаемы, заключены, то хотя бы отверст был для нас рай небесный, мы не нашли бы в нем никакого удовольствия, подобно как лишенный чувств телесных не получил бы никакого удовольствия от обитания в раю земном.

    Не тем ли должен быть вожделенней для нас Крест Христов, который не только отверзает очи видеть, но и дарует блага, которые мы могли бы видеть; не только пробуждает уши слышать, но и содержит в себе тайны, которые должны слышать; не только очищает вкус, но и подает вкушаемое – славу Господа Иисуса? Дивна премудрость Твоя, Господи, нас врачующая! Все болезни наши истекли от одного древа: она все врачевства против них заключает в одном древе.

    И если бы слабый взор наш мог проникнуть во внутренность сего древа Божественного, мы увидели бы в нем художественную храмину, в которой Дух Святой, Сей великий Обновитель ветхого человека, «сядет переплавлять и очищать» все существо его «как серебро, и как золото» (Мал.3:3), дабы переплавить его вновь в чистый образ Божества. Но если мы не можем видеть тайны сей в самих себе, да видим ее в подобострастных нам человеках. Да видим ее в кротких Авелях, в целомудренных Иосифах, в Иовах, Захариях, Иоаннах, более же да зрим ее в разбойнике. Провидение, кажется, особенно утвердило крест его при Кресте Спасителя для того, дабы показать, сколь велика сила Креста Христова, сколь краток, удобен, безопасен путь от креста на небо.

    Кажется бы, что путь сей, которого окончание столь славно, должен соделаться царственным путем для всех, а путь мира, концы которого зрят во дно адово, должен быть отвергаем, как опасный путь; что Голгофа, где распят Спаситель, должна превратиться в державный град всего мира, а Иерусалим, в котором Он осужден, соделается местом преступников; что смерть Христова должна обновиться на языке и в сердце каждого, а жизнь, чуждая Христа, изгладиться из памяти всех. Кажется...

    Но что видим мы? Путь мира, сам в себе широкий, расширяется непрестанно; путь Креста, и без того узкий, кажется, исчезает перед широтою его. Умолчим о врагах Креста Христова, которые «вышли от нас, но не были наши» (1Иоан.2:19): они с плачем некогда принуждены будут взирать на пронзенного ими ныне Иисуса. Из тех, которые поклялись при крещении, подобно Петру, не оставлять Иисуса, хотя бы то стоило жизни, сколь часто отрекаются от Него из-за одного страха какой-либо рабыни; из тех, которые сопровождают Его по крестному пути и присутствуют при распятии Его, и даже делают некие приношения веры, сколь многие возвращаются вспять, не получив Божественного усыновления! Из тех даже, которые несут Крест Спасителя, сколь многие слагают его, подобно Симону Киринейскому, не получив никакого плода от своего несения? Есть и такие, которые распинаются вместе со Христом, но поскольку распинаются не за Христа, не воскресают с Ним. Кто же входит в рай, когда столь мало восходит на крест? Ах, драгоценнейший Спаситель наш, напрасно Ты поспешил взойти на небо, дабы уготовать место последователям Твоим; они сами обрели для себя место на земле! Обитая на земле, Ты был другом мытарям и грешникам; едва ли сии мытари и грешники не составляют большей части друзей твоих на небесах.

    Христиане – сыны царствия! Да пробудится в сердцах наших священная ревность ко званию нашему! Если мы попустили мытарям и грешникам опередить нас в Царствии, нам завещанном, не допустим, по крайней мере, чтобы они остались единственными оного наследниками. Иисус Христос снова ныне начинает путь от Вифании до Голгофы; последуем за Ним, восприняв в руки не пальмовые ветви – символ Иудейского лицемерия, но Крест – знамение любви ко Христу. – Имеем ли нужду в кресте? Да взглянет каждый на самого себя, и узрит в себе крест. Крест сей возложен на каждого из нас Самим Богом. В нашей воле состоит соделать его Крестом Христовым или разбойничьим, но не в нашей воле сложить его с себя. Он останется вечным достоянием нашим и составит или вечное блаженство наше, вознося нас с собою на небо, или вечный позор, увлекая нас за собою в ад. Аминь.

    (Свт. Иннокентий Херсонский. «Слова и беседы на праздники Господни», Слово в неделю Ваий).

    Категория: Собор | Добавил: rys-arhipelag (27.04.2013)
    Просмотров: 537 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz