Меню сайта


Категории раздела
Революция и Гражданская война [64]
Красный террор [136]
Террор против крестьян, Голод [169]
Новый Геноцид [52]
Геноцид русских в бывшем СССР [106]
Чечня [69]
Правление Путина [482]
Разное [57]
Террор против Церкви [153]
Культурный геноцид [34]
ГУЛАГ [164]
Русская Защита [93]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3978


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 18.08.2017, 13:35
    Главная » Статьи » Русский Геноцид » Террор против Церкви

    Архим.Феодосий(Алмазов).Мои воспоминания(Записки соловецкого узника). ГлаваIV. Религия, Церковь и большевизм в России до 1931 г. (4)

    За осуждение декларации митр. Сергия Рыбинский еп. Вениамин отправлен в Туркестан в одном вагоне с сифилитиками. Архимандрит Неофит (Осипов), мой приятель, дивный монах (кандидат богословия Петроградской духовной академии, приятель и митр. Сергия), отправлен в ссылку в Сибирь, на р. Ангару; Серафим, еп. Дмитровский (Московская губерния) — там же. Епископ Виктор, викарий Вятский — в Соловках, еп. Алексий (Буй) — выслан из Воронежа, откуда два протоиерея отправлены в ссылку севернее митр. Кирилла (Туруханский край). С ним вместе Николай, архиеп. Владимирский.

    Собор не будет созван, да он был бы и опасен митр. Сергию, ибо на соборе большинство епископов даже его ориентации отказалось бы от него, особенно после «интервью».

    По данным Сергиевского синода из Соловков и из ссылки возвращено (к 1928 г.) до сорока епископов принявших декларацию. Но большинство из них, ознакомившись в Москве с положением Церкви, отвергли декларацию и ушли на покой, а некоторые поехали обратно в Соловки и ссылку.

    Лично мы по своим сведениям признаем цифру сорок весьма преувеличенной. Ведь освобождаемые из Соловков проходят через административную часть первого отделения УСЛОНа, а я точно знаю, что в 1927 г. с последними пароходами уехали архиепископ Херсонский Прокопий, Подольский епископ Амвросий и епископ Петроградский Мануил. Но епископ Амвросий — архипастырь твердый. В 1928 г. осенью с пароходом уехал один еп. Василий (Зеленцов), тоже непокладистый иерарх. Да едва ли они уехали свободными, а не в Сибирь. Про ссылку судить трудно.

    За митр. Сергием идут те епископы, которые потеряли чистоту, прямоту и твердость убеждений, которые при том или всем ему обязаны или получили от него хиротонию. Мы имеем данные судить, что митрополиты Арсений и Кирилл, канонически не порывая с митр. Сергием, всё же отстранились от активной церковной политики. Вот выдержки из письма Казанского митр. Кирилла (Смирнова): «...по целому ряду оснований я нахожу для себя невозможным принимать к исполнению, какие бы то ни было распоряжения митр. Сергия совместные с его сотрудниками... Глубоко скорблю, что среди единомысленных митр. Сергию архипастырей, нарушение братской любви, уже применяется к несогласным с ними и обличающим их неправоту, клички «отщепенцев, раскольников»... Воздержанием от братского общения с митр. Сергием ничуть не утверждается якобы безблагодатность совершаемых «сергианами» священнодействий и таинств. Литургисать с митр. Сергием и ему единомысленными иерархами не стану, но в случае смертной опасности со спокойной совестью приму елеосвящение и последнее напутствие от иерея Сергиева поставления».

    До семнадцати епископов совершенно порвали с митр. Сергием, объявлены им контрреволюционерами, и ГПУ их сослало. Митрополит Михаил (Ермаков), экзарх Украины, основавший там древнеславянскую Православную Церковь с отделением ее от «липковцев», «самосвятов» и др., объявил себя сторонником церковной политики митр. Сергия и энергично работает в его духе. Кажется, он сошел со сцены, всеми православными покинутый с получением от митр. Сергия белого клобука.

    Митрополит Петр, Патриарший Местоблюститель, после двух месяцев тюрьмы в Тобольске выслан был вниз по Иртышу и Оби в Обскую губу, на остров Хэ. Это в двухстах верстах к северу от Обдорска, в тундре. Лишенный сношений с внешним миром и помощи от верных, хотя паства его помнила посылками и деньгами, но ему не передавалось ни то, ни другое, он здесь стал страдать грудной жабой. Прогулки прекратились, и он не покидал постели. Просьба его о переводе в здоровый климат оставлена без удовлетворения. Пароход приходит к острову Хэ один раз в год. В 1928 г. кончился срок его ссылки. Его перевели в Тобольскую тюрьму. На предложение Тучкова получить свободу за отказ от местоблюстительства он не согласился и его снова отправили на остров Хэ, дав снова три года ссылки.

    Соловецкие узники в конце 1927 г. — разумеем епископат — послали в Москву митр. Сергию признание его декларации на следующих условиях: 1) если всё соловецкое духовенство и сибирская ссылка будут освобождены и водворены по своим церковным местам; 2) если прекратятся репрессии ГПУ без суда по одним закрытым постановлениям ГПУ; 3) если будет созван Всероссийский Поместный Собор с выборами без давления со стороны безбожных коммунистов и 4) если в силу декрета об отделении Церкви от государства и школы от Церкви, большевики перестанут вмешиваться во внутреннюю жизнь Церкви, дав ей полную автономию. Пока совершалась (до 1929 г.) церковная служба в Соловках, мы поминали митрополитов Петра и Сергия.

    Все эти условия-оговорки к данному времени (1930 г.) не выполнены. И епископат русской Патриаршей Церкви, видя ее пленение в лице ее главы-митрополита Сергия, отошел от церковных дел. Активной церковной политики в России уже нет. Масса храмов закрыта. Почти все стойкие иерархи в ссылках. Духовенство переобложно, бесправно и нет просвета. Антирелигиозная пропаганда в общем крепнет, за отсутствием отпора. Церковных пастырских школ нет. Проповедь замолкла.

    Верующий народ в течение десяти лет (1917-1927 гг.), боровшийся за Церковь, чистоту ее учения и канонов, ясно сознававший, где правда и где измена, где Церковь и где отступники, свято чтивший имена иерархов и пастырей-исповедников и за верность им шедший на мученичество, теперь — это самый страшный результат подлой политики митр. Сергия — потерял ясность церковного сознания, границы правды и лжи, Церкви и отступников стерлись, имена исповедников забыты.

    Началась новая, страшная и последняя смута в Церкви, а вместе с нею и муки для ее иерархов и верных чад. Началось бесцеремонное развенчивание мученичества и исповедничества (Святейшего Патриарха Тихона и других исповедников). На смену религиозному подъему и стоянию за веру и Церковь приходят равнодушие, безразличие и апатия. Раньше смотрели на митр. Сергия (до 1927 г.) как на несокрушимый оплот православия. Теперь (с июня 1927 г.) смотрят на него, как на предателя и вспоминают, как он в угоду Распутину рукополагал во епископа Варнаву и в угоду ГПУ отрекся от Патриарха и принял принципы «Живой церкви» в 1922 г.

    Митрополит Сергий отрекся от всего, чему поклонялся до 1927 г., и стал поклоняться тому, что до того же года отрицал. Нетерпимость его к церковно-политическим противникам возросла до крайних границ. Его указом от шестого августа 1929 г. постановлено в отношении обновленцев, григорианцев, иосифлян и др. «отщепенцев»: «таинства, ими совершенные в отделении от единства церковного», считать недействительными и обращающихся от этих расколов принимать через миропомазание; браки, заключенные в расколе, так же завершать церковным благословением и чтением заключительной в чине венчания молитвы: «Отец, Сын и Св. Дух». Умерших в расколах не следует отпевать, как не следует совершать по ним и заупокойную литургию: разрешать только проводы на кладбище».

    Епископат в растерянности, потому что видит ярый натиск большевизма на погибель Церкви и не видит способов оградить Церковь от погибели. И в Соловках, и в ссылке — мы являемся тому очевидцем — пастырство уже не активно, а только пассивно. Оно ждет неизбежного конца, потеряв мужество и бодрость. Оно способно теперь только постыдно умереть, не проявив подвиг мученичества. Оно разложилось. И среди него нет уже никакой дисциплины. «Интервью» погасило последние искры церковного смысла. Ссыльное духовенство — гнилые трупы, годные только на уничтожение. Живого духа, горения духа уже нет в нём.

    В истории Русской Церкви имя митр. Сергия будет гораздо более позорным, чем имена обновленцев, вместе взятых. Вследствие подлой работы митр. Сергия, Православная Церковь потеряла весь блеск своей чистоты и непорочности. Безрезультатны, судя по-человечески, оказались все подвиги ее мучеников и исповедников настоящего лихолетья.

    Острым, режущим до нестерпимой боли, клином, врывается в наше повествование «интервью» — беседа, веденная митр. Сергием (Страгородским) с корреспондентами большевистских газет, явившимися к нему на квартиру. Это интервью напечатано в московских газетах по поводу религиозных преследований в России. Оно подписано митр. Сергием, митр. Серафимом (второразрядный семинарист, проходимец), архиепп: Алексием (Симанским) и Филиппом (Гумилевским) и еп. Питиримом.

    Приводим его полностью.

    Вопрос:

    Действительно ли в Советском Союзе религия подвергается преследованиям, и в каких формах эти преследования выражаются?

    Ответ:

    В Советском Союзе никогда не было и в настоящее время не происходит каких-либо религиозных преследований. Согласно декрету об отделении Церкви от государства в СССР существует полная свобода совести и религиозные убеждения не преследуются какими-либо государственными органами. Последние декреты ЦИК СССР и СНК РСФСР по поводу религиозных обществ не содержат в себе даже намека на религиозные преследования.

    Вопрос:

    Правда ли, что атеисты закрывают церкви и как относятся к этому верующие?

    Ответ:

    Да, многие церкви, действительно, закрыты, но закрываются они не по приказу властей, а по желанию населения, во многих случаях даже по решению верующих. Атеисты в Советском Союзе составляют частное общество, а посему их требования о закрытии церквей не являются обязательными для советского правительства.

    Вопрос:

    Правда ли, что священники и верующие подвергаются за их религиозные убеждения различного рода преследованиям, арестам и ссылкам?

    Ответ:

    Предпринятые советским правительством репрессии по адресу верующих и священников не имеют никакого отношения к их религиозным убеждениям. Эти репрессии вызваны исключительно антиправительственными действиями. Несчастье церкви состоит в том, что она в прошлые времена, как это весьма известно, слишком срослась с монархическим режимом. Поэтому церковные круги не в состоянии своевременно понять всё значение совершившихся великих социальных переворотов и долгое время выступали как открытые враги советской власти, содействуя Колчаку, Деникину и другим. Лучшие представители Церкви, как, например, Патриарх Тихон, поняв это, стремились исправить создавшееся положение и рекомендовали своим приверженцам не противиться воле народа и быть верными советскому правительству. К сожалению, многие из них еще и теперь не могут понять, что прошлого вернуть нельзя и выступают поэтому как политические противники советского государства.

    Вопрос:

    Существует ли в Советском Союзе свобода религиозной пропаганды?

    Ответ:

    Священникам разрешены богослужения и проповеди. К сожалению, мы сами не слишком ревностно выполняем это право. Разрешено также преподавание Закона Божия взрослым.

    Вопрос:

    Правильны ли появившиеся в иностранной печати сообщения о жестокостях агентов Советской власти по отношению к отдельным священникам?

    Ответ:

    Эти сообщения абсолютно не соответствуют действительности и являются ложными. Отдельные священники привлекались к ответственности, не вследствие их религиозной деятельности, а вследствие антиправительственной деятельности. Само собою разумеется, что это привлечение происходило не в виде каких-либо преследований и жестокостей, а в тех формах, которые обычно применяются к обвиняемым.

    Вопрос:

    Существуют ли какие-либо ограничения для управления церковью?

    Ответ:

    Никаких ограничений не существует.

    Вопрос:

    Пользуется ли в СССР какое-либо вероисповедание преимуществом?

    Ответ:

    Согласно советскому законодательству все религиозные организации, независимо от того, к какому вероисповеданию они относятся, пользуются равными правами.

    Вопрос:

    Что вы думаете относительно будущего религии?

    Ответ:

    Нас, конечно, беспокоит сильное развитие атеизма, но мы твердо убеждены, что Божественный свет не исчезнет и что со временем озарит сердца людей.

    Вопрос:

    Что вы думаете относительно материальной помощи из-за границы?

    Ответ:

    Священники в достаточной степени получают материальную поддержку от верующих. Получение материальной поддержки от представителей других вероисповеданий будет для нас унизительным и наложит значительные моральные, а, может быть, и политические обязательства, которые затруднят нашу деятельность.

    Вопрос:

    Известны ли Вам случаи, когда священников казнили за неуплату налогов?

    Ответ:

    Подобные случаи нам не известны.

    Вопрос:

    Каково теперешнее положение церкви?

    Ответ:

    Оно значительно отличается от прежнего времени. Вследствие радикального изменения народного хозяйства (коллективизации и индустриализации) положение церкви значительно ухудшилось. Однако мы не отказываемся от надежды, что при новом экономическом положении вера и Церковь Христова сохранятся.

    Вопрос:

    Существуют ли в Советском Союзе богословские школы?

    Ответ:

    В Москве существует до сих пор Богословская академия «Живой церкви». То, что у нас нет академий, объясняется отсутствием материальных средств. Кроме того, мы считаем более рациональным индивидуальное воспитание лиц, чувствующих себя призванными к священнической деятельности.

    Вопрос:

    Как Вы относитесь к заявлению Папы?

    Ответ:

    Папа перешел в лагерь английских помещиков и франко-итальянских денежных мешков. История Католической церкви есть непрерывная цепь религиозных преследований представителей других вероисповеданий. Поэтому Папа, натравливая свою паству на Советский Союз и подготовляя войны против него, поступает согласно со своими традициями.

    Вопрос:

    Как Вы относитесь к заявлению архиеп. Кентерберийского?

    Ответ:

    Лондонский пролетариат оценит эту речь, как пахнущую нефтью. Если это даже неверно, то, во всяком случае, она является призывом к новой интервенции.

    Мы утверждаем, что мысли митр. Сергия здесь изложены подлинными его словами. Подложного или извращенного здесь нет ничего.

    От позорной декларации митр. Сергия 1927 г. до ужасающей, циничной лжи этой беседы один только шаг. Русская пословица говорит: «нанялся — продался».

    Нижеследующее вполне подтверждает наше утверждение. Через два дня после этой беседы митр. Сергием была подана девятнадцатого февраля 1930 г. за номером 525 советскому правительству памятная записка о нуждах Православной патриаршей Церкви в СССР, через П. Г. Смидовича, члена ЦИКа СССР.

    Вот ее текст:

    «1. Страховое обложение церквей, особенно в сельских местностях, иногда достигает таких размеров, что лишает общину возможности пользоваться церковным зданием. Необходимо снизить как оценку церковных зданий (отнюдь не приравнивая их к зданиям доходным), так и самый тариф страхового обложения.

    2. Сбор авторского гонорара в пользу Драматического Союза необходимо поставить в строго законные рамки, т. е., чтобы сбор производился только за исполнение в церкви тех музыкальных произведений, которые или национализированы или же по авторскому праву принадлежат какому-либо лицу, а не вообще, за пение в церкви чего бы то ни было, в частности при богослужении; чтобы исполнение служителями культа своих богослужебных обязанностей не рассматривалось как исполнение артистами музыкальных произведений и потому церкви не привлекались бы к уплате пяти процентов сбора со всего дохода, получаемого духовенством, т. е. и дохода от треб, совершаемых даже вне храма.

    3. Необходимо прекратить взимание сбора за страхование певчих, отмененного в июне 1929 г. и взимаемого с церквей за пропущенные годы (иногда с 1922 г.) по день отмены, причем сбор вместе с пеней иногда достигает очень значительных сумм (например, 4000 рублей с лишком).

    4. Необходимо отменить обложение церквей различными сельскохозяйственными и другими продуктами (например, зерновым или печеным хлебом, шерстью и т. п.), а также специально хозяйственными сборами, например, на тракторизацию, индустриализацию, на покупку облигаций государственных займов и т. п. в принудительном порядке. За неимением у церквей хозяйства налог, естественно, падает на членов религиозных общин, является, таким образом, как бы особым налогом за веру, сверх других налогов, уплачиваемых верующими наравне с прочими гражданами.

    5. Необходимо распространить распоряжение Народного Комиссариата Финансов от пятого января 1930 г. за номером 195 о неналожении штрафов, ареста и пр. на имущество членов общины и приходских советов за неуплату налогов на церковь — распространить и на страховой налог, авторский и др.

    6. Необходимо разъяснить, чтобы члены приходских советов, церковные старосты, сторожа и др. лица, обслуживающие местный храм, не приравнивались за это к кулакам и не облагались усиленными налогами.

    7. Необходимо разъяснить, чтобы представители прокуратуры на местах, в случае обращения к ним православных общин или духовенства с жалобами, не отказывали им в защите их законных прав при нарушении их местными органами власти или какими-либо организациями.

    8. Необходимо признать за правило, чтобы при закрытии церквей решающим считалось не желание неверующей части населения, а наличие верующих, желающих и могущих пользоваться данным зданием; чтобы православный храм по ликвидации одной общины мог быть передан только православной же общине, если в наличии есть достаточное количество желающих образовать такую общину и чтобы по упразднении храма (от каких бы причин оно не зависело) членам православной общины предоставлено было право приглашать своего священника для исполнения всех их семейных треб у себя на дому.

    9. Необходимо сделать разъяснение касательно вступления в силу постановления СНК РСФСР от восьмого апреля 1929 г. о религиозных объединениях, а равно и относящейся к этому постановлению инструкции от первого октября 1929 г. и дополнительных распоряжений, так как иногда местные власти не принимают от общины заявлений о регистрации и даже запрещают делать какие-либо подготовительные шаги к регистрации (между тем как в законе ясно указан предельный срок — первое мая 1930 г., до истечения которого обязаны зарегистрироваться все общины, желающие продолжать свое существование).

    10. Пожелания духовенства:

    — чтобы служители культа, не пользующиеся при извлечении дохода наемным трудом, приравнены были по-прежнему к лицам свободных профессий, а не к трудовому элементу. Тем более не к кулакам;

    — чтобы при обложении подоходными налогами сумма дохода не обозначалась произвольно, иногда вне всяких возможностей (например, в Ижевске на еп. Синезия Зарубина наложено 10300 рублей и потом еще 7000 рублей с сотнями в качестве аванса на будущий год), и чтобы обложение приравнено было к лицам свободных профессий;

    — чтобы в отношении служителей культа, как элемента некулацкого, дана была сельским властям ясная инструкция, устанавливающая некоторые границы касательно сроков и размеров местных налогов в порядке самообложения;

    — чтобы служители культа, не занимающиеся сельским хозяйством, скотоводством, охотой и т.п., не облагались продуктами упомянутых занятий (зерновым или печеным хлебом, шерстью, маслом, дичью и т.п.), при чём иногда в экстренном порядке в 24 часа;

    — чтобы при описи имущества за неуплату налогов оставлялся законный минимум обстановки, одежды, обуви и т.п.;

    — чтобы при назначении трудовой повинности принимались во внимание как сообразный со здравым разумом размер налагаемой повинности (например, на священника с. Люк Вятской области наложено срубить, распилить и наколоть 200 куб. саженей дров), так и возраст и состояние здоровья подвергаемых повинности;

    — чтобы служители культа не лишались права иметь квартиру в пределах своего прихода и около храма в сельских местностях, хотя бы и в селениях, перешедших на коллективную форму хозяйства, и чтобы лица, предоставляющие служителям культа таковую квартиру, не облагались за это налогами в усиленной степени;

    — чтобы детям духовенства разрешено было учиться в школах первой и второй степени и чтобы те из них, кто к осени 1929 г. уже были зачислены в состав студентов высших учебных заведений, не изгонялись за одно свое происхождение, а уже изгнанным предоставлено было право закончить свое образование;

    11. Желательно, чтобы певчие-любители и профессионалы, состоящие в союзе работников искусства и других профессиональных союзах, и для постороннего заработка участвующие в церковных хорах, за это участие не исключались бы из союза работников искусства и других союзов.

    12. Летом 1929 г. возбуждалось ходатайство об открытии в Ленинграде Высших богословских курсов Православной Патриаршей Церкви. Весьма желательно получить удовлетворение этого ходатайства, хотя бы в целях уравнения нашего церковного течения с обновленчеством, у которого есть академия.

    13. Давно существует потребность иметь в Патриархии какое-нибудь периодическое издание, хотя бы в виде ежемесячного бюллетеня для печатания распоряжений, постановлений, посланий и пр. центральной церковной власти, имеющих общецерковный интерес.

    14. В виду газетных статей о необходимости пересмотра конституции СССР, в смысле совершенного запрещения религиозной пропаганды и дальнейших ограничений церковной деятельности, просим защиты и сохранения за Православной Церковью тех прав, какие предоставлены ей действующими распоряжениями СССР.

    Подлинный подписал Иван Николаевич Страгородский

    (митрополит Нижегородский Сергий, Заместитель Патриаршего Местоблюстителя).

    Какой же мог быть, и был, результат этой унизительной лакейской записки для Русской церкви? Мы уверены, что на жест митр. Сергия было отвечено брезгливой презрительностью со стороны тех, кому он предался. Рука, протянутая за «подачкой», осталась висеть в воздухе. А если, согласно записке, и были сделаны по советской линии незначительные послабления, то по партийной линии были даны тайные приказы возместить эти «послабления» нажимом на другие стороны церковной жизни для восстановления «искривленной» классовой системы.

    Ведь о чём просил митр. Сергий? Об уничтожении гонения на классового врага коммунизма — самого страшного врага материалистической культуры. Мог ли дать эту «пощаду» Сталин? Нужно очень немного сообразительности и здравого смысла, чтобы дать себе отрицательный ответ. Несомненно, «искривленная» линия, «право-церковный» уклон был быстро ликвидирован, отцвел, не успевши расцвести.

    Сопоставление двух документов — «беседы» с корреспондентами и «записки» с наглядностью показывает, что:

    1. Организация Православной Русской Церкви совершенно разгромлена; в дальнейшем может идти речь только об окончательном закрытии всех мест отправления богослужения; мне, сосланному в Соловки в 1927 г. и потерявшему в силу этого личное ясное представление о действительном состоянии Православной Церкви, теперь даже непонятно, как может в последние годы Церковь выполнять свое назначение при создавшихся невыносимых условиях ее бытовой жизни. В 1926-1927 гг. духовенство в городах платило только высокую квартирную плату и подоходный налог, если сумма доходов превышала тысячу рублей в год, а потом шесть тысяч в год; в деревнях духовенство платило только единый сельскохозяйственный налог.

    2. Митрополит Сергий отлично знал действительное положение Церкви в момент беседы с корреспондентами, так как его «записка» подана двумя днями позже интервью; а писана была именно накануне или в день «беседы» сними; следовательно, ложь митр. Сергия в данном им корреспондентам сообщении является умышленной и злостно сознательной, с целью получения наибольших выгод в наихудшей обстановке от непримиримых врагов Бога и Церкви, само собою разумеется, что милостей митр. Сергий со своим синодом никак не добился, а в среду своей скорбной, мученически настроенной паствы внес полное, окончательное и бесповоротное разложение; нужно учесть, что «записка» нигде в России не напечатана, а корреспондентская «беседа» распространена по всему миру.

    3. Объем «прошения» митр. Сергия не идет глубже мелких сравнительно вопросов материального характера, имеющих значение только для клириков, находящихся на свободе — для его единомышленников и друзей; заботы об основных трагических нуждах Церкви (библиотеки, например) — о судьбе ссыльных, о судьбе Местоблюстителя в памятной записке нет ни слова; трусливый ученик и друг митр. Антония Храповицкого и, кроме того, бессовестный. От него должен отказаться всякий честный человек, даже если этот Иуда наших дней и покаялся — во второй раз.

    В заключение по вопросу организации Православной Патриаршей Церкви к данному (1930-1931 гг.) моменту добавляю, что:

    — с декабря 1925 г. Патриарший Местоблюститель Петр, митр. Крутицкий, пропадает в ссылке на острове Хэ в Обской губе при Северном Ледовитом океане, за полярным кругом;

    — столпы православия митрополиты Кирилл, Арсений, Иосиф, Никандр, архиепп. Феодор (Поздеевский, бывший ректор МДА), Николай и другие уже 10 лет в ссылке, в изгнании;

    — законное Высшее Церковное Управление, организованное Собором Православной Церкви 1917-1918 гг. в лице Священного синода и Высшего церковного совета, разогнано еще с 1922 г.;

    — канонически верные епископы Христовой Церкви удалены из своих епархий и управляют ими издалека, что приводит к непосильной тяготе сношений с ними.

    Рухнуло здание Православной Церкви в пожаре революции. И никогда русский народ не был «богоносцем», как утверждали о нём славянофилы. Да и революция совершилась именно потому, что русский народ нравственно разложился в своей массе. Незачем прикрывать еврейским нахальством русской трусости. Разве до революции было оружие в руках евреев? По законам русской империи ни один еврей не мог быть офицером. И если русские люди хотели защищать свою империю, то как могли 170-175 миллионов населения выпустить из рук оружие и отдать его евреям? Церковь в России столь обширна (1/6 часть суши), что никогда не истребится, но может потерять из-за гонений верную, канонически правильную иерархию, верное учение и дисциплину.

    Даже уход в «подполье» при коммунистическом строе жизни не даст спасения целостности организма церковного. Ведь книг нельзя будет печатать, а церковные рукописи будут искажаться. Ведь скоро нельзя будет разобраться в каноничности епископов, именно из-за гонений. Но Христианство вообще будет жить на Руси. Не настолько сильны большевики, чтобы истребить искру Божию из души народа.

    Вот пример. У большевиков есть присяжный «рифмоплет» — восхвалитель и певец коммунистического строя — Демьян Бедный. Это псевдоним — фамилию его забыл. Он написал в стихах кощунственную переделку наших св. Евангелий, мерзкую, отвратительную, возмутившую массы крестьянства. Напечатана в «Красной газете», впрочем, сколько помню, печатанием не окончена.

    Был на Руси поэт Есенин, дореволюционный, но революционно настроенный. Он хотел своей поэзией охватить и ощутить «правду» коммунизма, но поперхнулся пулей — застрелился от крайне раздвоенного сознания, мысли и настроения. Он был неверующий и жизнь Спасителя считал мифом. Но и он был возмущен кощунственной «переделкой» Демьяна настолько, что, быв его приятелем, великолепно разделал его «переделку» в особом стихотворении. Оно бойко написано. В нём Есенин буквально назвал Демьяна свиньей. Это стихотворение я любил читать знакомым. Так даже неверующая, но чувствующая душа возмущается нападками на красоту христианства, которые могут быть только нелепыми и сатанински наглыми.

    Категория: Террор против Церкви | Добавил: Elena17 (12.06.2015)
    Просмотров: 166 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz