Меню сайта


Категории раздела
Революция и Гражданская война [64]
Красный террор [136]
Террор против крестьян, Голод [169]
Новый Геноцид [52]
Геноцид русских в бывшем СССР [106]
Чечня [69]
Правление Путина [482]
Разное [57]
Террор против Церкви [153]
Культурный геноцид [34]
ГУЛАГ [164]
Русская Защита [93]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3979


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 19.08.2017, 16:04
    Главная » Статьи » Русский Геноцид » Террор против Церкви

    К обличению Митрополита Сергия. Часть 1. Не публиковавшийся ранее документ из сборника "Дело митрополита Сергия"

    «Портал-Credo.Ru» продолжает публикацию малоизвестных документов из машинописного сборника катакомбной Церкви "Дело митрополита Сергия", который хранится в Государственном архиве Российской Федерации. Орфография и пунктуация подлинника сохранены. 

    Документ номер 113. К обличению Митрополита Сергия.

    Св. Нифонт предрекал, что в «последние времена занимающие престолы священства во всем мире будут вовсе не искусны и не будут знать художества добродетели… ибо все будут низложены чревоугодием и тщеславием»… (1). Так же и препод. Серафим Саровский предсказывал: «… будет время, когда архиереи земли русской и проч. духовные лица уклонятся от сохранения православия во всей его чистоте и за это гнев Божий поразит их»… (2)

    Эти слова наиболее оправдываются на епископате нашего времени: в течении вот уже 10 лет ни один из православных русских архиереев не дерзнул разобрать больной для всех вопрос о взаимоотношениях между Церковью и нынешней гражданской властью с точки зрения нравоучения П.Ц. На протяжении 10 лет мы имеем диаметрально противоположные решения этого вопроса и даже одними и теми лицами. Так, например, покойный Патриарх Тихон в 1918 г. анафематствовал власть а в 1923 г. раскаивался в этом перед им же самим анафематствованной властью. Он же в 1923–4 году издает распоряжение о поминовении ее за богослужением, но он вынужден был отказаться от этого шага. Те же самые архиереи, которые в 1918 году подписывали особое постановление от 22 января, «с любовью приветствовали послание свят.патриарха» об анафематствовании власти и «свидетельствовали» о своей готовности «жертвенно исповедывать свою веру» (3), в 1927 г. «перекрасившись в советские цвета» с той же любовию свидетельствовали, что «их радость – наша радость» (4) и что те, которых они раньше, в 1918 г. приняли было за «злых лиходеев и врагов Церкви» - суть власть «законная и нормальная, при которой в благочестии можно жить «тихо и безмятежно».

    Удивляться, однако, такому явлению не следует. Из истории видно, что даже в наиболее цветущие времена ее жизни большинство епископата почти всегда стояли не на высоте своего звания, уклоняясь от истины. Выразителями истины и борцами за нее являлись большею частью отдельные лица (Афонасий Великий, Кирилл Александрийский, Марк Ефесск.), часто даже не епископского достоинства (Максим Исповедник), Иоанн Дамаск., Феодор Студит). Бывало даже и так, что почти весь епископат целой поместной Церкви уклонялся в ересь. Так, например, было на известном соборе 754 г. на котором присутствовало 338 епископов и почти все они голосовали против иконопочитания (5). Впрочем хотя и тогда были времена лютые, но на тверди церковной были и великие светила, освещавшие путь к истине всем, способным к ее восприятию. В нынешнее время при всем желании, менее всего можно полагаться на авторитет тех или других лиц, ибо святыми отцами за много веков предсказано, что «занимающие престолы священства будут вовсе неискусны», а иноки «отнюдь не будут иметь монашеского делания» (6). Епископ Брянчанинов еще 70 лет назад писал, что «есть много боговедцев по свидетельству человеческому, но трудно найти Богом засвидетельствованного боговедца и богочтеца (7). В беседах с некоторыми «боговедцами и богочтецами свидетельствовавших человеками», мы не нашли удовлетворения по этому больному вопросу: обычное плавание по течению, и, в лучшем случае, решительное уклонение от бесед на эту тему под благовидным предлогом нежелания смешивать Церковь с политикой. Но может ли Церковь быть аполитичной доколе чада ее обитают на территории какого либо государства, независимо от того – находится ли она в союзе с государством или нет. Все наши действия, мысли, чувства – или положительны, или отрицательны: их нравственное достоинство определяет Церковь, ибо она входит во все стороны человеческой жизни, в том числе и в гражданскую жизнь, определяя нравственное достоинство каждого деяния человека, как гражданина. Из истории Церкви мы видим не только Сергиев и Ермогенов, благословлявших к свержению «чужего ярма», но и Филиппов, обличающих «грозных» Амвросиев, отлучающих императоров от Церкви. Амвросий Медиоланский потребовал даже от императора Феодосия В. издания закона о том, чтобы между произнесением смертного приговора и приведением его в исполнение проходило не менее месяца (8). Ныне к приходским священникам приходят и спрашивают – можно ли отдавать детей в «ясли, детские дома», или жертвовать на разные филантропические учреждения с богоборческими целями. Все это есть вмешательство Церкви в политику. Между Церковью и политикой такое же взаимоотношение, какое существует между душею и телом. Душа может жить без тела, когда она отделяется от него, но пока она живет в теле, она не может не влиять на физическую жизнь тела. Церковь может быть аполитична, но только тогда, когда будет жить в пустыне, доколе же она живет в государстве, аполитичной она быть не может. А раз так, то нужно ставить вопрос ребром – можно ли христианину признавать так называемую советскую власть?

    Решение этого вопроса весьма затемняется тем, что мы отожествляем понятие о «признании» власти с понятием о «повиновении» власти, тогда как эти понятия далеко не тождественные. Когда мы попадаем в плен к разбойникам, то мы повинуемся им, если нас заставляют мыть полы, стряпать и т.п., поскольку их требования не идут в разрез с христианской совестью: но это отнюдь не значит, что исполняя эти требования мы считаем себя членами их шайки, или «признаем» их, т.е. те задачи и цели, к которым направлена их деятельность: это не значит, что «их радости и успехи» мы признаем за свои.

    «Признавать» власть значит солидаризироваться с нею и оправдывать те задачи и цели, к достижению которых она стремится, как таковая и считать противление ей противлением Самому Богу (Римл. XIII, 2), солидаризация эта, конечно, не всегда распространяется и на практические способы их осуществления.

    Теперь, когда карты большевиков раскрыты и ими самими и некоторыми последователями, едва ли можно оспаривать, что сравнение их с шайкой разбойников является лишь слабым подобием печальной действительности, что эпитет разбойника в отношении идеологии, способов осуществления и происхождения советской власти является слишком мягким, что гораздо ближе к истине было бы характеризовать их как сатанистов, как и предполагалось на Соборе 1917–18 г. Но хотя вышеприведенная аналогия и не вполне точна, тем не менее она вполне разрешает те недоумения, которые возникают в связи с вопросом об отношении к советской власти. Проведя параллель между советской властью и шайкой разбойников мы легко уясним себе, что повиновение им допустимо под влиянием насилия в пределах заповеди «повиноваться подобает Богови паче нежели человеком» (Деян. V, 29). Признание же их и добровольное служение им во всех видах совершено недопустимо, как недопустимо служение и признание (добровольное конечно) разбойникам.

    Тем чудовищнее представляется признание советской власти властию от Бога, со стороны нашего епископата. В основание такого утверждения приводится обычно известный текст из послания к Римл.: «Всяка душа властем предержащим да повинуется: несть бо власть аща не от Бога» (Рим. XIII, 1) известно что все ереси и заблуждения происходят от того, что в основу понимания свящ. писания ставится свое личное разумение. Поэтому как бы ни казалось ясным какое-либо место из Свящ. Писания православная церковь вменяет всем своим чадам, не исключая, конечно, и архиереев, в непременную обязанность руководствоваться в понимании слова Божия святоотеческим разумом.

    Ссылки

    (1) Варсануф. и Иоан. Руковож., М. 1893, с. 496.

    (2) Душепол. Чт. 1912 №2

    (3) См. Церковн. Ведомости 1918 г. №5

    (4) Воззвание злочестивого Сергия.

    (5) Болотов Н.В. т. IV 1912(?неразб.) г., стр. 522. Лекция по ист.древ. II

    (6) Еп. Иг. Бр. т. V, изд. 2-ое стр. 137.

    (7) Еп. Иг. Бр. неизд.письма

    (8) Б. Поселянин Жития Св. XII.

     (Продолжение следует)

    Категория: Террор против Церкви | Добавил: rys-arhipelag (23.11.2013)
    Просмотров: 231 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz