Меню сайта


Категории раздела
Антология Русской Мысли [533]
Собор [345]
Документы [12]
Русская Мысль. Современность [783]
Страницы истории [364]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3979


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 22.08.2017, 00:30
    Главная » Статьи » Публицистика » Русская Мысль. Современность

    В.Катасонов: «Изменения в экономике страны в 2013 неизбежны – заранее запланированные или стихийные

    Недавно С. Глазьев направил Президенту записку, в которой обрисовал экономические угрозы, связанные с целенаправленным ограблением или «финансовой войной» со стороны Запада.

     

    katasonov1_.jpg

     Поскольку Институт имеет к этому некоторое отношение, мы продолжаем серию интервью с председателем Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, д.э.н. В.Ю. Катасоновым

    Профессора Катасонова мы застали в его кабинете за работой, но он смог уделить нам несколько минут. Продолжаем беседу о текущей ситуации в экономике, неумолимо дошедшей до системных изменений.

    В: Валентин Юрьевич, по Вашему мнению, ожидается ли какой-либо поворот в экономической политике наших властей в 2013 году?

    О: Думаю, что изменения в экономике страны в 2013 г. почти неизбежны. В принципе возможны два варианта изменений: заранее спланированные и стихийные, следовательно, более разрушительные.

    Стихийные изменения могут прийти, прежде всего, извне, в виде второй волны мирового финансового кризиса. Я помню, как в мае 2009 году наш тогдашний министр финансов Кудрин говорил, что Россия – «оазис стабильности», никакой подготовки к кризису мы не вели. В результате уже в начале сентября 2009 г. на нашем фондовом рынке начался обвал, который оказался намного более глубоким, чем на Западе.

    Сегодня наше руководство пытается выбрать первый вариант изменений, т.е. осуществить превентивные, запланированные изменения. Вторая «волна» кризиса может оказаться более серьезной, и нашего «запаса прочности» может не хватить. Россия сегодня более уязвима перед кризисом, чем в 2009г. Ведь с лета прошлого года мы находимся в ВТО, что делает российскую экономику совершенно беззащитной. А тут еще «список Магницкого». Этот документ не только и не столько политический. Он является «тонким» намеком нашим олигархам и коррумпированным чиновникам, что их заокеанские активы в острый момент могут быть использованы в качестве «подушки безопасности» для спасения западной экономики. А это сотни миллиардов долларов.

    Впрочем, далеко не все, находящиеся на верхних этажах власти в нашей стране, пытаются что-то менять в экономике для укрепления ее устойчивости. Премьер-министр Медведев как лидер либерального крыла продолжает свою разрушительную деятельность, проталкивая решения по приватизации стратегически значимых предприятий российской экономики. Свою полную беспомощность и некомпетентность Дмитрий Анатольевич в полной красе продемонстрировал на только что завершившемся форуме в Давосе.

    На этом фоне сравнительно благоприятно выглядит наш Президент. Еще в декабре 2012 года Владимир Путин поручил президенту РАН Юрию Осипову подготовить доклад «О комплексе мер по обеспечению устойчивого развития России в условиях глобальной нестабильности» и пакет документов, необходимых для реализации этих мер. В администрации президента эту работу координирует советник президента академик РАН экономист Сергей Глазьев, а рабочую группу возглавил вице-президент РАН и член совета директоров «Роснефти» Александр Некипелов. По словам участника этой группы бизнесмена и члена-корреспондента РАН Глеба Фетисова, работа уже началась, доклад и предложения планируется представить в марте: сначала - на президиум РАН, а потом - президенту. Впрочем, «раскачка» идет очень медленно. К тому же удивительно: президент опирается не на экспертов из своего окружения, не на специалистов из правительства, а на Академию наук. Видимо, президенту не на кого положиться в своем ближайшем окружении: либо законченные либералы, либо некомпетентные, непрофессиональные сотрудники. Такого нелепого, неэффективного, неоперативного механизма подготовки решений для первых лиц страны в советское время не было.

    В.: А что Вы думаете по поводу записки С. Глазьева Президенту, которую наши СМИ называют «письмом о финансовой войне»?

    О.: Фактически не дожидаясь подготовки окончательной версии доклада, С. Глазьев направил Президенту в середине января записку, в которой он обрисовал основные экономические угрозы нашей стране. Важно подчеркнуть, что это в первую очередь внешние угрозы. Но не просто угрозы, связанные со стихией мирового рынка (экономический и финансовый кризисы). Это угрозы, связанные с целенаправленным ограблением и закабалением нашей страны. Сергей Юрьевич назвал это «финансовой войной» со стороны Запада. Стиль письма беспрецедентен для записок, которые привыкли готовить чиновники Администрации Президента своему боссу. Все это вызвало переполох в «сонном царстве» президентского окружения.

    Я думаю, что указанная записка - правильный ход. Сергей Юрьевич как экономический советник Президента проявляет оперативность и на 1,5 - 2 месяца раньше запланированного срока доводит до Президента в лаконичной и острой форме основные мысли. Думаю, что в доклад РАН не будет содержать чего-то принципиально нового. Доклад будет лишь своеобразным «ритуальным» документом, «приложением» к записке, демонстрирующим, что наша научная общественность поддерживает идеи экономического советника Президента.

    В.: А что же главное в записке Глазьева?

    О.: Поскольку это лаконичный документ, то в записке все – главное. Там несколько основных пунктов.

    Против России ведется перманентная «финансовая война». Суть ее в том, что ФРС США, Европейский центральный банк, центральные банки других стран Запада выпускают громадные количества денежной массы, за счет которой происходит захват российской экономики западными банками и корпорациями. Сегодня в связи с так называемыми «количественными ослаблениями» (фактически за этой «умной» скрывается увеличение скупки на рынке центральными банками «плохих» ценных бумаг и увеличение таки способом предложения «бумажной продукции» «печатных станков»).

    Россия имеет все необходимое и достаточное для того, чтобы защититься от глобальной экономической и финансовой нестабильности, демонстрировать в обозримом будущем устойчивые темпы прироста ВВП на уровне 10% в год.

    В мировой экономике резкий экономический спад может произойти в течение ближайших двух лет. Если к моменту начала этого спада мы успеем подготовиться, то для нас это будет «звездный час». Вернее, момент начала «большого рывка».

    Для «большого рывка» нам необходима мобилизационная модель экономики. На языке макроэкономики это означает, что нам надо будет выделять на инвестиции в основной капитала 35-40 % ВВП (сегодня реально этот показатель примерно на уровне 15%). А расходы на НИОКР – не менее 4% ВВП.

    Для формирования модели «мобилизационной экономики» и практической реализации «большого рывка» необходимы следующие элементы:

    - долгосрочное планирование, в виде принятия закона «О стратегическом планировании»;

    - перестройка денежно-кредитной политики, переход к внутренним источникам формирования денежного предложения, вместо происходящего выпуска рублей в обмен на иностранную валюту;

    - бюджет развития для финансирования стратегически важных проектов. И формирование этого бюджета, прежде всего, за счет Резервного фонда и Фонда национального благосостояния;

    - расширение экономического пространства за счет евразийской интеграции.

    В.: А что же главное в списке названных вами элементов модели «мобилизационной экономики»?

    О.: Там все главное. Более того, там не все названо. Например, к указанному списку следует добавить еще ряд пунктов:

    - поэтапное восстановление валютного регулирования и валютного контроля (для того, чтоб предотвратить свободное блуждание через нашу границу мирового спекулятивного капитала и предотвращение бегства отечественного капитала за рубеж);

    - ликвидация оффшоров, в которые уходят российские капиталы и из которых ведется фактическое управление российскими активами;

    - остановка приватизации стратегически важных предприятий и национализация незаконно приватизированных ранее предприятий;

    - введение государственного регулирования цен и тарифов, эффективная антимонопольная политика;

    - демонтаж фондового рынка и других торговых площадок, на которых осуществляются спекулятивные операции;

    - поэтапное восстановление государственной монополии внешней торговли и государственной валютной монополии;

    - выход из Всемирной торговой организации, сворачивание нашего активного участия в работе Всемирного банка и МВФ.

    Хотя этих пунктов в записке Глазьева нет, но они логически вытекают из того диагноза, который в ней содержится: против России ведется целенаправленная, скоординированная, постоянная финансовая война.

    В.: Я знаю, что Вы регулярно выступаете в СМИ по вопросам денежно-кредитной политики. Не могли бы Вы подробнее раскрыть пункт записки, касающийся перестройки денежно-кредитной политики России.

    О.: Думаю, кстати, что это действительно ключевой пункт программы Глазьева. Пункт, который можно назвать: «самый равный среди равных». Денежно-кредитная система (ДКС) в экономике подобно кроветворной и сердечнососудистой системе в человеческом организме. Ныне существующая в России ДКС подавляет все жизненные процессы в организме отечественной экономики. Ее «сердцем» является центральный банк, имеющий официальное название «Банк России». Однако это формальное название. Фактически он может быть назван «филиалом Федеральной резервной системы США». Банк России осуществляет выпуск национальных денежных единиц – рублей в результате покупки иностранной валюты, прежде всего долларов США – «продукции» ФРС. Доллары, накапливаемые Банком России в валютных резервах, размещаются за рубежом – на депозитах иностранных банков или в долговых бумагах правительства (казначейства) США и некоторых других стран. Фактически Банк России обслуживает экономику США и других стран Запада. Это даже не центральный банк, а пункт по обмену иностранной валюты. А валютный обменник своей политики иметь не может. Такие учреждения распространены в странах третьего мира и называются «валютными управлениями» (так называемый currency board).

    Нам нужен настоящий центральный банк, который был бы развернут в сторону национальной экономики, обеспечивая финансовую безопасность. Он должен выпускать законные денежные знаки в виде кредитов, обеспечивающих, в конечном счете, финансирование инвестиционных проектов в реальном секторе экономики. У банкиров это называется рефинансированием (центральный банк выдает кредиты коммерческим банкам под обеспечение векселей и других ценных бумаг, с помощью которых оформляются кредиты и займы предприятиям реального сектора). Наш центральный банк в принципе не предназначен для такого рода операций. Модель нашего ЦБ разрабатывалась и «проталкивалась» еще в 1990-е гг. при активнейшем участии «экспертов» из МВФ и тех организаций, которые связаны с ФРС и казначейством США. Изменить модель нашего ЦБ – сложнейшая и актуальнейшая задача наших властей. В самом начале прошлого десятилетия Путин, став Президентом России, попытался «взять» Банк России под свой контроль. Ничего не получилось. Это крепка крепость противника, расположенная на территории нашей страны. Без захвата этой крепости все наши попытки «по обеспечению устойчивого развития России в условиях глобальной нестабильности» заведомо будут обречены на неуспех.

    Мне трудно сказать, насколько наши специалисты из РАН понимают значимость этих проблем и насколько они способны отразить необходимость радикальной перестройки нашего ЦБ в докладе, подготавливаемого для Президента. Хочу лишь сказать, что Сергей Юрьевич Глазьев все это прекрасно понимает. О необходимости перестройки Банка России он начал писать еще 15 лет назад, после дефолта 1998 года, показав тогда роковую роль центрального банка в организации этого потрясения. Думаю, что об основных направлениях перестройки нашего ЦБ есть смысл поговорить следующий раз.

    Интервью взял Кирилл Мямлин, директор Института высокого коммунитаризма.

    Сайт Института высокого коммунитаризма (communitarian.ru)

    Категория: Русская Мысль. Современность | Добавил: rys-arhipelag (02.02.2013)
    Просмотров: 514 | Рейтинг: 1.0/1
    Сайт создан в системе uCoz