Меню сайта


Категории раздела
Светочи Земли Русской [131]
Государственные деятели [40]
Русское воинство [277]
Мыслители [100]
Учёные [84]
Люди искусства [184]
Деятели русского движения [72]
Император Александр Третий [8]
Мемориальная страница
Пётр Аркадьевич Столыпин [12]
Мемориальная страница
Николай Васильевич Гоголь [75]
Мемориальная страница
Фёдор Михайлович Достоевский [28]
Мемориальная страница
Дом Романовых [51]
Белый Крест [145]
Лица Белого Движения и эмиграции


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3987


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 23.10.2017, 16:26
    Главная » Статьи » Верноподданные России » Белый Крест

    В. ЛОБЫЦИН. РУССКАЯ АРМИЯ В ГАЛЛИПОЛИ (2)
    ***
     
    14. Офицерская Гимнастическо-фехтовальная школа
     
      Не публиковалась. Изображена группа офицеров Гимнастическо-фехтовальной школы, учрежденной в Галлиполи в январе 1921 г. для подготовки «офицеров-инструкторов по физическому развитию». Занятия в школе проходили по программе прежней Главной гимнастическо-фехтовальной школы в Санкт-Петербурге.
      На фотографии крестиком отмечен начальник школы полковник Б. Н. Де-Поллини (сидит третьим слева) и шеф школы генерал-майор А. В. Фок (сидит рядом справа, отмечен двумя крестиками).
     
    Анатолий Владимирович Фок (1879—1937), уроженец Оренбурга, окончил Константиновское артиллерийское училище и Офицерскую гимнастическо-фехтовальную школу в Санкт-Петербурге. В 1910—1914 гг. занимал должность инструктора этой школы. Был одним из основателей Русского сокольства, возникшего в России в начале XX века и взявшего за основу «Сокольское движение» — систему национального и физического воспитания молодежи, возникшую в 1862 г. в Чехии.
      В Первую мировую войну воевал на Кавказском фронте, Георгиевский кавалер, в 1917 г. произведен в полковники. В Добровольческую армию прибыл летом 1918 г. и поступил рядовым в батарею капитана Колзакова, во время Первой мировой войны служившего под командой полковника Фока. Вскоре был назначен командиром батареи и далее занимал различные командные артиллерийские должности. В апреле 1919 г. был произведен в генерал-майоры. Весной 1920 г. был начальником артиллерии Перекопа, с лета того же года состоял инспектором артиллерии 1-го армейского корпуса.
      В Галлиполи командовал Сводно-артиллерийской бригадой. После Галлиполи находился в Болгарии, откуда был выслан в 1922 г. Уехал во Францию, где вначале был чернорабочим, а затем мелким служащим. Активный член Русского общевоинского союза (РОВС), созданного П. Н. Врангелем в 1924 г. (членский билет № 8).
      Во время гражданской войны в Испании воевал на стороне генерала Франко, начав службу рядовым. За отличие в боях был произведен в лейтенанты. В сентябре 1937 г. на Арагонском фронте, командуя остатками роты, в течение двух недель удерживал деревню Кинто в долине реки Эбро близ Сарагоссы. Погиб в рукопашной схватке при попытке выхода из окружения. С уважением упомянут в «Испанском дневнике» Михаила Кольцова, находившегося в рядах республиканцев при осаде Кинто.
    ***

     
              
    15-16. Гимнастический праздник в июле 1921 г.
     
      Занятия в гимнастической школе
      На этих фотографиях запечатлен гимнастический праздник в городке Офицерской гимнастическо-фехтовальной школы в июле 1921 г. В сборнике «Русские в Галлиполи» (С. 325, 327) приведены интересные подробности «изготовления гимнастических снарядов и постройки гимнастических костюмов».
      «Гимнастические снаряды изготовлялись из подручного материала (труб, рельсов узкоколейки, стоек проволочных заграждений), рапиры — из стальных стержней и панцирей черепах. ...
      Вязаное белье, полученное от корпусного интенданта, перекрашивалось в местных греческих красильнях в темно-синий цвет; красные английские платки служили материалом для кантов на тельнике, а также шли на составную часть пояса национальных цветов; гимнастические туфли изготовлялись из мешочков, извлеченных из брошенного турецкого склада, в котором хранились противогазные маски; подошвы за отсутствием кожи делались из вывернутой овчины старых полушубков, можно было встретить подошвы, сделанные из консервных банок
    ***
     
    17. Церковь Гвардейской батареи
     
      На фотографии сделана надпись карандашом, означающая: «Корниловская церковь в Галлиполи». В сборнике «Русская армия на чужбине» (1-й альбом, 21-я по порядку фотография) она подписана: «Церковь Алексеевского полка». На самом деле на снимке изображена церковь Гвардейской батареи. В книге А. Ф. Аккермана «Лейб-гвардии 2-я артиллерийская бригада» (Белград. 1931) к этой фотографии дана следующая подпись: «Походная Спасо-Преображенская церковь Гвардейской артиллерии (Гвардейской батареи) в лагерях под г. Галлиполи».
      В сборнике «Русские в Галлиполи» (С. 264—265) приведена фотография церкви и дано ее описание: «Оригинальна по своему внешнему виду церковь Гвардейской батареи. Восьмигранный алтарь, купол над ним, главка и весь иконостас сделаны из годовых погонов земляничного дерева с листьями.»
      У стены слева от церкви хорошо виден значок (белый Мальтийский крест с наложенным двуглавым орлом) бывшей лейб-гвардии 2-й артиллерийской бригады, ставшей в августе 1921 г. Гвардейской батареей в составе Алексеевского артиллерийского дивизиона.
    ***
     
    18. Духовенство 1-го армейского корпуса
     
      Помещена в сборнике «Крестный путь...» (С. 72) с подписью: «Духовенство 1-го армейского корпуса». Среди священнослужителей: благочинный корпуса о. Федор Миляновский (сидит во втором ряду третьим слева), благочинный 1-й пехотной дивизии о. Николай Бутков (сидит рядом слева), священник Корниловского ударного полка о. Леонид Розанов (сидит пятым слева). Судя по парному снимку с греческим митрополитом Константином, фотография сделана 8 сентября 1921 г., когда русское духовенство чествовало галлиполийского митрополита.
     
      о. Федор (Миляновский) начал службу священником на Черноморскос флоте, затем служил в Сергиевском артиллерийском училище в Одессе. В эмиграции состоял благочинным Общества галлиполийцев в Болгарии, где 28 ноября 1932 г. в Велико Тырново погиб, попав под поезд.
     
      о. Николай (Николай Георгиевич Бутков) родился в 1889 г. в Новочеркасске, где окончил Донскую духовную семинарию. Первую мировую войну начал священником в 17-м Донском казачьем полку. С конца 1914 г. состоял благочинным 2-й сводной казачьей дивизии. Был тяжело ранен, награжден орденами Св. Анны 2-й и 3-й степеней с мечами, Св. Владимира 4-й степени с мечами.
      Рядовым участвовал в 1-м Кубанском («Ледяном») походе Добровольческой армии, был ранен. Затем продолжил службу священником в Самурском полку Дроздовской дивизии. Награжден наперсным золотым крестом на георгиевской ленте и удостоен сана протоиерея. В 1919—1920 гг. был благочинным Дроздовской дивизии. (Кандидов Борис. Церковь и Гражданская война на Юге России. М. 1934. С. 22—23.) В сентябре 1919 г. был назначен главным священником 1-го армейского корпуса.
      В эмиграции о. Николай жил в Болгарии, состоя священником Марковского пехотного полка. Умер в Софии 23 июля 1944 г.
     
    о. Леонид (Розанов) во время Первой мировой войны был священником в одной из частей 4-й стрелковой Железной дивизии 8-й армии генерала А. А. Брусилова, сражавшейся на Юго-Западном фронте, был ранен. Генерал А. И. Деникин, в течение двух лет войны командовавший дивизией, в своей книге «Путь русского офицера» (М. 1990. С. 251) приводит высказывание А. А. Брусилова: «Эта дивизия всегда выручала меня в критические моменты, и я неизменно возлагал на нее самые трудные задачи, которые она каждый раз честно выполняла
      В Гражданскую войну служил в Корниловской дивизии, в эмиграции жил в Берлине, где скоропостижно скончался 26 мая 1936 г.
    ***
     
    19. Паек в марте 1921 г.
     
      Помещена под № 66 в таблице III фотостенда с подписью: «Паек в марте 1921 г.». В ежедневный паек галлиполийца включались также сухие овощи или равнозначные продукты: картофель, свежие овощи и тесто в кубиках — 100 г.
      Продукты питания чинам 1-го армейского корпуса в начале его пребывания в Галиполи французским командованием выдавались произвольно. Наконец, 27 декабря 1920 г. по настоятельной просьбе командира корпуса французский комендант сообщил «размер ежедневного пайка, назначенного для русских беженцев». Продуктов было явно недостаточно, и генерал А. П. Кутепов возбудил ходатайство об увеличении рациона: хлеба — до 800 г, жиров и сахара — до 40 г, овощей — до 640 г. 24 января французский комендант подполковник Вейлер ответил отказом, сославшись на то, что галлиполийский рацион «значительно выше того, который Советы выдают в России Красной армии». («Русские в Галлиполи». С. 62—63.)
    ***
     
    20. Разгрузка продуктов с парохода
     
      Воспроизведена в сборнике «Русские в Галлиполи» (С. 70) с той же подписью.
      Продуктами русские части в Галлиполи снабжало французское оккупационное командование в Константинополе. Продукты доставлялись пароходами в Галлиполи, где разгружались чинами корпуса в присутствии французских офицеров (двое из них видны в центре снимка). После этого часть продуктов, предназначавшаяся для лагерей, грузилась на вагонетки и отправлялась по конно-железной дороге, построенной русскими.
    ***
     
    21. Узкоколейная железная дорога на разъезде
     
      Фотография под № 238 помещена в таблице IV фотостенда с той же подписью. На снимке запечатлена доставка продовольствия в лагеря из города по конно-железной узкоколейке, на французский манер называвшейся дековилькой. В центре снимка справа от офицера с шашкой стоит баронесса О. М. Врангель, приехавшая в Галлиполи 18 июля 1921 г. и пробывшая там до начала августа.
    ***
     
    22. Хлебопекарня
     
      Русская хлебопекарня в Галлиполи. Нигде не печатавшаяся фотография. На обороте надпись красными чернилами: «Хлебопекарня».
      Французы неохотно выпускали из своих рук хлебопечение. И тем не менее, с февраля 1921 г. снабжение хлебом стало производиться исключительно из русской хлебопекарни. Ежедневно для корпуса выпекалось до 15 тысяч килограмм хлеба. В пекарне работало 350 человек, из них около 90 — офицеры, обучавшиеся хлебопечению в Галлиполи (в одном из приказов генерала А. П. Кутепова было сказано: «Никакой труд не может быть унизителен, если работает русский офицер»).
      Посетивший Галлиполи командир французского оккупационного корпуса генерал П. Шарпи, отличавшийся крайним педантизмом и взыскательностью, остался «весьма доволен» русской хлебопекарней.
    ***
     
    23. Приготовление угля для выпечки хлеба-лаваша
     
      Лаваш выпекался в специальных печах — тамдырах (в Средней Азии такие печи называются тандырами или тонурами). Внутренний свод печи нагревается мангалом с раскаленными углями. Тесто в виде лепешек изнутри «прихлопывается» к стенкам свода.
      В Галлиполи углежжение вместо ям, как это делалось в России, производилось в железных бочках, накрытых металлическими листами.
    ***
     
    24. Гарнизонная столовая
     
      Фотография под № 61 помещена в таблице II фотостенда. В сборнике «Русские в Галлиполи» (С. 36) рассказывается: «Среди первых попыток улучшить и удешевить быт была организация кружком лиц гарнизонной столовой. Небольшой паевой капитал, усиленный субсидией штаба корпуса, позволил нанять и оборудовать двухэтажное помещение в центре Галлиполи; низ был занят столовой, а верх — библиотекой-читальней и аудиторией для лекций. В столовой можно было получить по дешевой цене обеды, ужины, чай, прочесть газеты; часто в ней устраивались товарищеские собрания и обеды различных офицерских объединений».
    ***
     
    25. Корпусной театр
     
      Фотография под № 270 помещена в таблице II фотостенда с той же подписью. Театр был построен силами русских галлиполийцев (кроме него существовал летний лагерный театр). В сборнике «Русские в Галлиполи» (С. 314) приведены подробности устройства корпусного театра и его жизни.
      «Среди развалин древней цитадели была выбрана подходящая площадка и расчищена от заваливавших ее мусора и камней. Из земли и камней насыпали подмостки, сделали выемку для оркестра и т. д. ... Работать приходилось при полном отсутствии инструментов. Интендантство корпуса отпустило пятьдесят одеял и необходимое количество простых ящиков, американский Красный Крест выдал несколько штатских костюмов, санитарных халатов и отрезов материи; корпусный интендант уделил из своего склада одну треть старой палатки и т. д.
      Юнкера Александровского генерала Алексеева военного училища добровольно предложили свой труд и в течение недели превратили заваленную мусором площадку в зрительный зал с партером, ложами и галеркой.
      Скудость в материальных средствах театра была настолько велика, что вместо вазелина или хотя бы свиного сала артисты для снятия грима применяли ружейное сало, а овечья шерсть использовалась для накладывания бород и усов.
      Театр сразу же собрал большую аудиторию. Расположенный среди развалин он был очень живописен и вмещал свыше тысячи зрителей. Труппа театра насчитывала около пятнадцати артистов-профессионалов. Было поставлено свыше восьмидесяти спектаклей, среди которых — классика, пьесы современных русских авторов и водевили.
      Все спектакли, за редким исключением, были бесплатными. Для покрытия постановочных расходов продавалось лишь ограниченное количество билетов. За весь сезон корпусному театру для улучшения постановок было разрешено дать четыре платных спектакля
    ***
     
    26. Детский сад и гимназия им. барона Врангеля
     
      В конце февраля 1921 г. американским Красным Крестом был устроен детский питательный пункт и при нем детский сад как приют для малолетних сирот. В июле в этом же здании разместилась гимназия, которую стала содержать баронесса О. М. Врангель. Постоянное внимание гимназии оказывал командир корпуса генерал А. П. Кутепов, сам когда-то бывший гимназистом в Архангельске. Из Галлиполи гимназия переехала в Болгарию, где содержалась на средства армии.
    ***
     
    27. Дети Галлиполи
    ***

    28. Гимнастические упражнения девочек
     
    Опубликована в книге «Русские в Галлиполи».(С.251)
    ***

    29. Посадка 1-го эшелона
     
      Фотография с той же подписью под № 250 помещена в таблице III фотостенда. В сборнике «Русские в Галлиполи» (С. 438) уточняется: «Отъезд первого эшелона кавалерии в Сербию». На этой же странице рассказывается, как это происходило.
      «Пришел транспорт 410-й, зашевелился кавалерийский лагерь, быстро были перевезены и погружены вещи, а затем после торжественного молебна на площади у набережной началась первая посадка галлиполийцев-кавалеристов. ... Около семи часов вечера транспорт под восторженные крики «ура» и звуки Преображенского марша отошел в Салоники, откуда по железной дороге эшелон был переброшен в Сербию
    ***
     
     

    30-31. Галлиполийский памятник в день открытия 16 июля 1921 г.
     
      На фронтоне памятника надпись:
    «Упокой, Господи, души усопших. 1-й корпус Русской армии своим братьям-воинам в борьбе за честь Родины нашедшим вечный покой на чужбине в 1920—21 гг. и в 1854—55 гг. и памяти своих предков-запорожцев, умерших в турецком плену.» (Надпись повторена по-французски, по-гречески и по-арабски.)
      Памятник был установлен в центре Большого русского военного кладбища на северо-западной окраине г. Галлиполи. Автор проекта и строитель — подпоручик Технического полка Н. Н. Акатьев. Памятник заложен 9 мая 1921 г. Построен как древний курган из принесенных русскими галлиполийцами 20 тысяч камней. После ухода корпуса был оставлен на сохранение мэрии города Галлиполи. До начала Второй мировой войны содержался на присылаемые из Парижа средства Общества галлиполийцев. Обветшавший памятник был разрушен землетрясением в 1949 г. («Часовой». Париж. 1949. № 289. С. 21). В настоящее время русское кладбище ликвидировано, на его месте — сельскохозяйственные угодья, к которым подступают строения города. С 1995 г. Министерство иностранных дел России предпринимало попытки получить разрешение турецкой стороны восстановить памятник неподалеку от прежнего места. В октябре 2003 г. такое разрешение было получено и Российскому посольству был передан сохранившийся комплект строительных документов памятника.
    ***
     
    32. Генерал А. П. Кутепов у Галлиполийского памятника
     
      Снимок сделан зимой 1921 г. перед отъездом А. П. Кутепова из Галлиполи в Болгарию 15 декабря 1921 г.
      Слева от командира корпуса генерала А. П. Кутепова стоит благочинный корпуса о. Федор Миляновский, между ними во втором ряду — генерал-майор З. А. Мартынов, остающийся начальником «Отряда Русской армии в Галлиполи». Справа, позади от А. П. Кутепова с медалью на груди стоит местный житель Исмаил Исан, оставленный смотрителем русского кладбища и памятника (русскую медаль «За усердие» он получил за участие в сооружении памятника — он высекал орла на фронтоне). Ему был выстроен дом-сторожка и было разрешено использовать для посадок свободные участки земли. До конца 1930-х гг. его сообщения о состоянии памятника и произведенном ремонте регулярно печатались в журналах «Вестник Общества галлиполийцев» (София) и «Часовой» (Париж).
     
    Публикация В. ЛОБЫЦИНА
    Категория: Белый Крест | Добавил: rys-arhipelag (04.05.2013)
    Просмотров: 996 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz