Меню сайта


Категории раздела
Антология Русской Мысли [533]
Собор [345]
Документы [12]
Русская Мысль. Современность [783]
Страницы истории [364]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3979


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 21.08.2017, 22:39
    Главная » Статьи » Публицистика » Русская Мысль. Современность

    В.Н. Турченко. Чертополох на ниве российской науки
    «Сколково, нанотехнологии, ЧМ 2018, Олимпиада 2014, Остров Русский – это бизнес. 40% рентабельности чистыми откатами на зарубежных счетах. Очень хороший бизнес». / Из интервью Н. Асмолова «Новому русскому слову». 15.12.2011 /.  

    I.                  Надо ли нам такое нано?

    Разгром отечественной науки, вызванный сокрушительным поражением Советского Союза в Третьей (холодной) мировой войне и «либеральными реформами», привёл к её отставанию, угрожающему нашей национальной безопасности. В современную эпоху особое значение приобретают нанотехнологии, с которыми связана новая волна научно-технической и промышленной революции. По инициативе В.В. Путина в 2007 г. была создана госкорпорация «Роснанотех», которая по декларируемым замыслам призвана обеспечить прорыв российской наноиндустрии с почти нулевого уровня на передовые позиции в мире.

    Уставной капитал этой корпорации составил 112 млрд. руб. и 182 млрд. – госгарантии. На её развитие из федерального бюджета выделялось 130 млрд. руб., в том числе, 30 млрд. во второй половине 2007 года. Для сравнения: объём финансирования нанотехнологических программ, реализуемых всеми институтами РАН, составил всего 170 млн. рублей. Отсюда следует, что правительство основную роль в развитии российской наноиндустрии возлагает на вновь созданную инновационную госкорпорацию. Оправдываются ли эти надежды?

    В любом, тем более столь масштабном, деле решающим фактором являются кадры, особенно, планирующие и возглавляющие конкретное дело. Как известно, создание и развитие нанотехнологий опирается, прежде всего, на результаты фундаментальных исследований. Но почему-то госкорпорацией «Роснанотех» поручено управлять не учёным уровня Курчатова, Королёва, Лаврентьева или Копюга, а людям, известными своими грандиозными, но весьма сомнительными денежными махинациями. Сначала ею покомандовал с годик Л. Меламед – врач по образованию, по призванию создатель «стоимости в прямом денежном выражении». К 2007 году он с капиталом 90 млн. долл. стал одним из 500 самых богатых российских граждан. Способ наживы довольно прост – входить в руководство коммерческих компаний (например, мобильной связи МТС) и выжимать из потребителей как можно больше денег.

    Меламед считает, что финансист, находящийся вне любой организации (медицинской, учебной, промышленной, научной и т.п.), способен ею эффективно управлять. «Мы можем иметь такую наглость утверждать, что можем создавать стоимость через управление компаниями», – вот его кредо. Однако целевая функция больницы – лечить, школы – учить, промышленности – создавать полезный материальный продукт, науки – производить новое знание, а деньги – лишь одно из средств достижения этих целей. Когда же в таких сферах главной целью объявляется прибыль, то деятельность занятых там людей становится аморальной или даже преступной.

    Тем не менее, при создании «Роснанотех» акцент ставился именно на финансовую сторону. Главную его задачу Меламед видел в том, чтобы «подстраховывать бизнес, а именно инвестировать его на самых рискованных направлениях». Следовательно, эта гигантская государственная корпорация изначально проектировалась как посредническая организация, инвестирующая по своему усмотрению те или иные структуры, занимающиеся разработками нанотехнологий. Причём, получив право заниматься любыми видами деятельности, приносящимися доход, она выведена из-под действия закона «О банкротстве». Иначе, говоря, ей предоставлена полная свобода любых финансовых операций при отсутствии какой-либо ответственности за их результаты. Ни один бизнесмен даже мечтать не мог о столь благоприятных условиях. На вопрос о том, что станет первой продукцией «Роснанотеха», Л. Меламед не мог ответить, но бодренько заявлял: «Главная задача заключается в коммерциализации прикладной науки, или в создании условий её коммерциализации».

    По данному проекту в 2007 г. было предложено заместителю директора Института прикладной математики РАН Г.Г. Малинецкому выступить в ГосДуме на заседании фракции «Единая Россия». Он, как серьёзный учёный, подготовил обстоятельный доклад, в котором была резкая критика проекта, показывались опасности, связанные с нанотехнологиями, предлагались альтернативная программа их развития. Однако, руководители фракции, ознакомившись с предварительно разосланным текстом доклада, отменили своё приглашение автору. Прежде всего он не понравился Л. Меламеду, заверяющему, что уже в 2008 году «Роснанотех» принесёт 5 млрд. прибыли, а к 2015 году Россия займёт 4% мирового рынка нанотехнологий с годовым оборотом 1,35 трлн. руб. Однако специалисты оценивали нарисованные им блестящие перспективы как весьма сомнительные, что подтвердилось уже в 2008 году, когда госкорпорация вместо прибыли понесла сплошные убытки. Однако личные доходы Л. Меламеда существенно выросли, в том числе не менее чем на 4 млн. рублей за счёт  «Роснанотеха».

    Обильное и бесконтрольное госбюджетное финансирование оказалось столь привлекательным, что А. Чубайс, воспользовавшись критикой своего давнего подельника Меламеда, уже в 2008 году сменил его на «хлебном» месте. Член наблюдательного совета Э. Набиулина отмечала парадоксальную ситуацию: «Несмотря на то, что проектная компания находится в юрисдикции РФ, её основным владельцем являются иностранные юридические лица (курсив мой, В.Т.). В связи с этим представляется, что ГК «Роснанотех» финансирует на льготных условиях иностранную  компанию  с частью производства в России, осуществляемого на основе лицензии». Но сия государственная дама сделала весьма странный вывод – предлагала передать «Роснанотех» … в частную собственность Чубайса.

    «Инновации» нового главы корпорации состояли в том, что он, следуя излюбленному принципу: «больше наглости», во-первых, назначил себе «зарплату» 2 млн. руб. в месяц – в 5 раз выше, чем у своего «скромного» предшественника. «Не обидел» и своих подельников, подняв им среднюю зарплату с 65 тыс. до 593 тысяч рублей – больше, чем в 9 раз! Во-вторых, «стесняющее» название: государственная корпорация «Роснанотех» заменил на лукавое ОАО «Роснано». Хотя единственным акционером общества остаётся Российская Федерация, убыточность которой на одну акцию только с 2011 по 2012 гг. увеличилась с 0,4599 до 0,5313 рублей. В-третьих, произвольно снизил уставной капитал с 112 млрд. в 2007 г. до 6,5 млрд. рублей в 2012 году. В-четвёртых, закрыл 13 ранее одобренных проектов, первостепенной медицинской важности. В-пятых, вместо запланированных на 2007-2012 гг. госбюджетных затрат 130 млрд. руб. израсходовал более 196 млрд. рублей. В-шестых, несколько умерил прогнозы своего предшественника Л. Меламеда, обещая сформировать конкурентно способный сектор нанотехнологий лишь к 2011 г., но уже в 2012 году обеспечить выручку российских наноцентров 365 млрд. рублей и к 2015 году занять не 4%, а 3% мирового рынка.

     Все эти «прогнозы» не более, чем блеф, прикрывающий беспрецедентное разворовывание государственных денег. Проверка Счётной палаты РФ показала, что по итогам 2012 года убыток ОАО «Роснано» составил 24,3 млрд. рублей, тем не менее, члены правления получили 500 миллионов дохода. Причём, с учётом непомерных затрат на оплату труда и сверхроскошное существование реальные убытки во много раз больше. И хотя высшие чиновники, санкционировавшие чубайсовые деяния, наоборот, склоны убыток преуменьшать в десять раз, факт провала данной программы отрицать невозможно. Это в июне 2013 т. был вынужден признать сам Чубайс, назвав четыре причины неудач проектов «Роснано». Рассмотрим их по порядку.

    1.                   «Бизнес растёт быстрее, чем управляющая команда». Как известно, эта «команда» получила от государства практически неограниченные возможности роста. Следовательно, отставание обусловлено нежеланием или неспособностью её членов расти в соответствие с требованиями времени.

    2.                  «Бизнес модель ошибочна». Именно на это неоднократно указывали Г. Малинецкий и другие оппоненты, но чиновники и руководители программы игнорировали их выводы.

    3.                  «Рынок не соответствует ожиданиям».

    4.                  «Научно-технические риски недооценены».

     

    Что касается третьей и четвёртой причин неудач проектов «Роснано», то  они свидетельствуют лишь о профессиональной некомпетентности Л. Меламеда и А. Чубайса, заявивших  себя специалистами  именно в прогнозировании рынков и в оценках научно-технических рисков. Хотя на аналитические исследования только в 2010 г. было потрачено 110,6 млн. рублей.

    Следовательно, действительные причины провала  «Роснано», во-первых, в методологической порочности данного проекта, а во-вторых, в вопиющей профессиональной некомпетентности и сверхнаглости А. Чубайса, озабоченного ненасытной жаждой личного обогащения. Так, в 2011 г. он учредил компанию ООО «Девелопменткапитал» по управлению недвижимым имуществом и увеличил за год личные доходы на 23% – до 260 млн. руб., из них доходы от участия в других коммерческих организациях и от ценных бумаг выросли с 43 до 92 млн. и на 22,8 млн. рублей – за счёт «зарплаты» в «Роснано», при убытке данного ОАО более 24 млрд. рублей.

    Вызывает недоумение, что выросший в органах госбезопасности Президент страны В. В. Путин видит лишь «много всего смешного» в том, что Чубайс, будучи Первым заместителем председателя правительства России и главой Госкомимущества, вместе с кадровыми сотрудникам ЦРУ подрывал основы российской государственности. «По масштабу совершенных преступлений А. Чубайса нельзя сравнить ни с одним гитлеровским преступником, отправленным на виселицу Нюрнбергским трибуналом, – злодеяния Чубайса страшнее», – к такому выводу приходят люди, изучающие тома официальных документов, сообщений СМИ, исследований известных учёных и публицистов.

    В органах государственной власти Чубайс с 2000 года не значится, но почему-то именно ему власть вверяла важнейшую государственную систему РАО ЕЭС, которую он развалил, а затем поручила создавать российскую наноиндустрию. Алгоритм его руководящей деятельности любым предприятием или отраслью разработан ещё в 90-е годы американскими советниками: обанкрочивание, разделение на части, приватизация, коммерциализация, распродажа по дешёвке иностранцам. Тем самым преследуются далеко идущие политические цели: во-первых, укрепление социальной базы компрадорского капитала «олигархов» за счёт увеличения численности средней и мелкой буржуазии, и самое главное, во-вторых, подготовка условий, благоприятных для реализации планов Запада по расчленению России на ряд «независимых» государств. «Он (Чубайс) вирус и разрушитель нашей государственной системы в пользу других государств. Возможно (власти) его не трогают, потому что "заслуги" его считают положительными. Или они с ним заодно?» – спрашивают наши граждане.

     

    II.              Сколково или Скольково?

    В современных условиях успешное развитие любой научно-производственной сферы, в том числе наноиндустрии, возможно только в сопряжении с множеством других научно-технических направлений. Д.А. Медведев, будучи Первым вице-премьером, представлял в 2007 году в Давосе мировой «элите» свою модернизационную политику. Особое значение он придавал проекту нового междисциплинарного научного центра «Сколково», создаваемого на принципах экстерриториальности, особых налоговых льгот, визового режима и правопорядка, чтобы туда пошли потоком иностранные инвестиции, и «Сколково» стало локомотивом российской модернизации. Заняв пост Президента РФ, Медведев немедленно начал форсированными темпами осуществлять эту идею, тупо копируя американские формы организации. Так, высшим органом данного проекта был объявлен «попечительский совет», возглавляемый самим Медведевым и особо приближённым к нему вице-премьером Дворковичем, отличающимся авантюризмом, сверхнаглостью и проамериканской ориентацией.

    Непосредственное управление создаваемым инновационным центром осуществляет названный на американский манер фонд «Сколково», главой которого назначен В. Ф. Вексельберг («Гора векселей»), известный не научными достижениями, а финансовыми махинациями и уникальными яйцами. Одновременно он является председателем совета директоров транснациональной корпорации Ренова, возглавляет Попечительский совет Еврейского музея и Центра толерантности. Этот «олигарх» не брезгует любыми способами наживы. Так, здание на Красной Пресне он продал Правительству РФ по цене в 7 раз выше, чем купил. Чтобы американцы не сомневались в том, что их интересы в «Сколково» надёжно гарантированы, инновационным фондом управляет на равных правах с Вексельбергом сопредседатель – гражданин США Крейг Барретт, экс-руководитель транснациональной корпорации Intel.

    Причём В.Ф. Вексельберг проживает, в основном, в… Швейцарии – там власти предъявляют к нему серьёзные претензии, даже уголовные дела возбуждают. А что? Управлял же Рома Абрамович Чукоткой из Лондона! Другие ключевые фигуры этого «фонда» также вызывают вопросы. Так, от имени Вексельберга заправляет делами «Сколково» некто А. Шторх с журналистским образованием. Главным исполнительным директором этого фонда побывал и Меир Мошиашвли, который часто ездит в Израиль как «консультант по вопросам шоколада», где был там задержан при попытке вывезти алмазы на сумму 300 тыс. долларов. Недолго поработав в «Сколкове» директором кластера информационных технологий, А. Туркот покинул этот пост, выразив удовлетворение тем, что успел сделать, и, в частности, используя старые связи, создать центр «Израиль-Сколково» во главе с гражданами Израиля. Это – всего лишь некоторые, взятые навскидку сведения из СМИ, но говорящие о многом.

    Согласно особого юридического статуса «Сколково», работающим там иностранцам предоставляются равные, а фактически преимущественные права по сравнению с российскими гражданами. Предполагается, что туда будут стекаться результаты, получаемые другими научными центрами и учреждениями России. Оппоненты данного проекта справедливо указывают, что при таких условиях наработанные в России идеи и инновационные технологии будут перехватываться зарубежными кампаниями и транснациональными корпорациями (вроде «Intel» или руководимой Вексельбергом «Реновы»), которые будут доводить их до коммерческой стадии в интересах других государств.

    Однако самую главную опасность критики почему-то не замечают. Как известно, основными направлениями исследований в «Сколково» проектируются информационные, биомедицинские, энергоэффективные, ядерные и космические. Об их стратегическом значении и первостепенной государственной важности говорить излишне. Следовательно, допуск в «Сколково» агентов зарубежных спецслужб и «открывание дверей» иностранным гражданам, тем более из государств, фактически ведущих «ползучую» войну против России, являются актами государственной измены. Взаимовыгодное сотрудничество с зарубежными специалистами, конечно, необходимо, но только при надёжном сохранении секретов, необходимых для обеспечения нашей национальной безопасности.

    Кроме того, бессмысленно рассматривать данный проект независимо от общей ситуации в отечественной науке. Нет сомнения в том, что развёртывание в России исследований по выше указанным направлениям абсолютно необходимо. В 2007-2008 гг. вопрос стоял только в том, как лучше это делать практически: интенсивным путём за счёт увеличения инвестиций в уже имеющиеся в стране научные центры или же экстенсивным путём, направляя основные ресурсы в создание новых. Идея возведения даже одного, тем более, супернового научного центра на пустом месте имеет свои плюсы, но простые расчёты показывают, что в таком случае строительные работы займут в лучшем случае от 3 до 7 лет, а для формирования научной среды, способной производить в достаточных объёмах конкурентоспособный продукт, потребуется не менее 10-15 лет. Потому «отдача» инвестиций в данный проект возможна лишь в довольно отдалённом будущем. Причём, учитывая острый недостаток необходимых материально-финансовых ресурсов, такое решение приводит к существенному ухудшению условий деятельности множества других научных центров. Так, в 2009 году финансирование из федерального бюджета 14 научных центров, имеющих официальный статус наукоградов, составило из федерального бюджета 1,5 млрд. руб., а в 2010 году было сокращено в 3 раза. «Сколково» же в том же году вместо первоначально намеченных 4 млрд. получило из госбюджета 15 млрд. рублей. Его годовой бюджет в 2012 г. оказался больше, чем Сибирского, Уральского и Дальне-Восточного отделений РАН вместе взятых. Столь крутой финансовый перекос, вне зависимости от будущей эффективности сколковского проекта, представляет явный просчёт в стратегии развития российской науки, ибо является проигрышем в факторе времени, имеющем сегодня решающее значение не только с точки зрения конкурентоспособности России, но и обеспечения её суверенитета.

    Д.А. Медведев в защиту своего проекта любит ссылаться на опыт создания Кремниевой долины США. Академик Б.Е. Черток и многие другие известные учёные указывали, что такая «долина» в России уже есть – это Зеленоград, кремниевая электроника которого до сих пор используется в отечественной космической технике. Потому миллиарды, вкладываемые в неведомое Сколково, во всех отношениях было бы гораздо эффективнее направлять на развитие Зеленограда, а также других научных центров, давно и весьма успешно работающих по всем направлениям, которые планируются во вновь создаваемом центре.

    К сожалению, голоса ведущих специалистов страны Медведев не услышал, с маниакальной настойчивостью цепляясь за любимую идею, подброшенную финансовыми дельцами. В пользу Сколково он выдвинул аргумент: «есть задел для того, чтобы быстро строить», имея ввиду строительные мощности Москвы и Московской области. Хотя учёные понимают под «заделом» уже достигнутые научные результаты. Медведев рассчитывал, что сам процесс строительства «Сколково» повлечёт бурный поток инвестиций из-за рубежа. В действительности же, как показывают проверки, пока растёт отток ресурсов на Запад. «Сколково» – лишь механизм для отработки подобных проектов, – признаёт член Попечительского фонда А. Кудрин. К сожалению, «механизм» чрезвычайно затратный и не эффективный, выражающий победу бюрократии над здравым смыслом и корыстных интересов отдельных лиц над интересом нации.

    При проектировании этого инновационного центра ставилась также задача создать в стране хотя бы один город, защищённый от рейдерства и коррупции, где российский и зарубежный инновационный бизнес мог бы чувствовать себя спокойно. Однако имеющий большой опыт работы в нашей стране по внедрению инновационных технологий Джон Т. Коннор, посетив вотчины Чубайса и Вексельбега, советует ни цента не вкладывать в российскую экономику из-за риска рейдерства и коррупции. И для подобных суждений появляется всё больше оснований.

    Наряду с Попечительским советом и Советом фонда в структуре управления учреждён Научно-консультативный совет (НКС) из весьма авторитетных учёных, сопредседателями которого были приглашены нобелевские лауреаты Ж. Алферов и Р. Корнберг (США). «Однако, – рассказывает Ж. И. Алферов, – Попечительский совет и Совет фонда «Сколково» обходились не только без нас, сопредседателей НКС, но и вообще без высококвалифицированных и реально работающих учёных. … С самого начала возникли сомнения: не пиар ли это и новый способ «распиливать» выделяемые государством средства, которые усилились «по мере участия в работе, точнее, по мере мягкого недопущения участия в ней. Как тут было не вспомнить, что мне сказал один из самых уважаемых людей в стране академик Е.М. Примаков после моего согласия стать сопредседателем НКС: «Жорес, они просто используют тебя, как декорацию».

    Сомнения подтверждают многочисленные проверки по линии СКР, ФСБ и Счётной палаты РФ, которые постоянно выявляют хищения и нецелевые использования госбюджетных средств. Топ-менеджеры установили себе ежемесячные оклады по 600 тысяч руб. и выше, например, у Вексельберга он составлял 2 млн. рублей. В начале 2013 г. было выявлено, что 3,5 млрд. рублей «прокручивались» через частный банк вексельберговской корпорации «Ренова». Бюджетные деньги использовались также для финансирования «Болотной» оппозиции и Массачусетского технологического института.

    По итогам проверок возбуждались уголовные дела на вице-президента фонда «Сколково» А. Бельтюкова, главу финансового департамента фонда К. Луговцова и на ряд других высших должностных лиц, но пока все они глушатся на уровне Правительства РФ. Независимый экономист Н. Вардуль пишет, что Сколково в кулуарах правительства заслуженно называют «Скольково». По сути дела, к такому же выводу приходит Г. Малинецкий: «Чиновничий аппарат РФ, вливая миллиарды в ещё (или уже) несуществующие отрасли, просто-напросто собирается разворовывать их под патриотическим предлогом, под прикрытием плана «большого рывка».

     

    III

    Могут ли учёные быть вне политики?

    Несмотря на все различия, нанотехнологический и сколковский проекты – близнецы, строящиеся на общей методологии «рыночного фундаментализма» – приоритетах финансовой сферы перед реальной экономикой, торгово-спекулятивной деятельности перед производительной, частного интереса перед общим. Оба проекта управляются группой лиц, тесно связанных общими финансово-экономическими интересами, корпоративными, этническими и родственными связями. Многоликий и вездесущий Л. Меламед не только продолжает качать прибыли во многих финансовых структурах и создавать новые, но одновременно является членом Наблюдательного совета «Роснано» и Координационного совета «Сколково». Чубайс входит в Совет фонда «Сколково», а Вексельберг – в состав директоров «Роснано».  

    Оба проекта широко открывают двери иностранцам для доступа к государственным секретам, предоставляют максимально благоприятные условия другим государствам для эксплуатации и выкачивания интеллектуального потенциала России при минимальных для них затратах. В этих целях внутри данных проектов даже создаются специальные структуры. Например, при Чубайсе – фирма «Rоsnano Israel», возглавляемая бывшим послом Израиля в России А. Милманом, а при Вексельберге – «Израиль-Сколково» во главе с гражданином Израиля А. Зиниградом.

    Тот и другой проект получают практически неограниченное госбюджетное финансирование, пользуются чрезвычайными налоговыми льготами, имеют право заниматься любыми видами деятельности, приносящимися доход, на них не распространяется закон «О банкротстве». Оплата занятых в них во много раз выше, чем в любых других государственных учреждениях. Руководство не несёт ответственности за результаты своей деятельности. В отчётах показываются результаты, полученные в основном другими компаниями и фирмами, финансируемыми через «Роснано» и «Сколково».

    Положительные результаты деятельности этих двух «инновационных» структур столь скромны и несопоставимы с затратами, что возлагаемые на них надежды явно не оправдываются. Огромные ресурсы, направляемые в «Роснано» и «Сколково», элементарно разворовываются. Деятельность этих структур способствует утрате необходимых государственных секретов, патентных и коммерческих преимуществ нашей страны и направлена на использование российского интеллектуального потенциала в интересах других государств и иностранных фирм.

    Сверхобильное финансирование «Роснано» и «Сколково» с предоставлением чрезвычайных льгот происходит за счёт сокращений без того скудного финансирования и лишения традиционных льгот всех других государственных научно-исследовательских и опытно-конструкторских учреждений, в том числе академических. Налогообложение этих государственных организаций за использование ими имущества и земельных участков, являющихся государственной собственностью, абсурдно по сути, тем не менее, оно вопреки здравому смыслу существует и растёт. Потому действительное влияние «Роснано» и «Сколково» на развитие всей российской науки подобно чертополоху, удушающему хлебные злаки.

    Как известно, наука и образование – две стороны одной системы производства и распространения знаний, постоянно взаимодействующие и друг друга питающие. Потому разрушительное «либеральное реформирование» образования, происходящее в течение последних 20 лет, крайне негативно сказалось на результатах всей научно-исследовательской работы в стране. Резкое снижение госбюджетного финансирования, «ЕГЭзация» средней школы и «болонизация» высшей вызовут полную деградацию всей научно-образовательной сферы. К сожалению, Российская академия наук решительно запротестовала только тогда, когда пожар «реформ» перекинулся на стены их собственного дома – когда опьянённые властью чиновники ринулись отбирать находящуюся испокон веков в её пользовании и распоряжении государственную собственность, лишая учёных элементарно необходимых условий продуктивной работы.

    Когда принимаются государственные решения по поводу науки и образования, где сегодня закладывается будущее нашей страны, российское научно-педагогическое сообщество и, в первую очередь, РАН, как его наиболее авторитетное представительство, обязано отстаивать интересы всего сообщества. Защита лишь с узко ведомственных, а не общегосударственных позиций, мало убедительна. По отношению к неразумным действиям властвующих чиновников учёные, используя результаты своих исследований, должны вести не оборонительную, а наступательную политику, вплоть до требований всенародного референдума. Нужно не смиренно «просить» Президента страны и Председателя правительства, а настойчиво требовать обеспечить их конституционное право участвовать в принятии государственных решений.

    Эти вопросы я поставил в письме Председателю Сибирского отделения РАН А.Л. Асееву. Получил ответ от исполняющего обязанности главного учёного секретаря Н.Г. Никулина с разъяснением: «Российская академия наук не имеет полномочий для политической деятельности, так как не является политической организацией (по уставу)». Как известно, «политическими» являются организации, осуществляющие государственную власть и борющиеся за государственную власть (партии, движения). Запрета на политическую деятельность «неполитических» организаций отсюда не следует. Политической называется деятельность, направленная на защиту интересов государства, классов, социально-профессиональных, этно-национальных групп, которые противоречат интересам других подобных субъектов. Ею занимаются, чаще всего того не ведая, практически все неполитические организации уже потому, что любые социальные проблемы (производственно-экономические, экологические, культурные правовые, научные, педагогические и т. д.) имеют политическую сторону. В современном мире быть человеку вне политики невозможно. Если не хочешь быть субъектом политики, будешь объектом чей-то политики.

    Учёные, более чем кто-либо, не имеют морального права быть вне политики. Критический анализ политики государства и борющихся партий, всестороннее и конструктивное научное обоснование политических решений, отвечающих нашим национальным интересам – их прямой профессиональный и гражданский долг. Эффективно защищать результаты своих исследований учёные могут только через свои «неполитические» объединения (академии, ассоциации и др.).

    Конституция РФ утверждает, что Россия есть демократическое правовое государство и что её граждане имеют право участвовать в  управлении государством. Наши СМИ, научные журналы и книги сегодня переполнены протестами научно-педагогического сообщества по поводу некомпетентного или злонамеренного управления сферой образования и науки. Однако обнаглевшие властвующие чиновники действуют по гитлеровскому рецепту: «с массой нужно обращаться как с женщиной, а женщина любит покоряться силе».

    Российская академия наук оказалась неспособной выработать общую научно обоснованную позицию по отношению ко всему тому, что творят «либеральные реформаторы» с нашей страной и народом. Её руководство лишь иногда горько сетовало на крайне неудовлетворительное госбюджетное финансирование науки, что выделенные средства расходуются на провальные «инновационные» проекты и элементарно разворовываются, что насильственная перекройка отечественного образования по худшим западным образцам резко ухудшает процесс воспроизводства научных кадров. Морально разложившиеся высшие чиновники решили, что с этой академией, как со слабовольной женщиной, можно делать всё, что угодно. Погром Российской академии наук происходит потому, что она, приняв всерьёз миф о запрете на политическую деятельность, не осмелилась стать политической силой и позволила властвующим наглецам свершить над собой насилие.

     

    3 октября 2013 г.

    _________________________

    Об авторе:  Турченко Владимир Николаевич, член Координационного совета регионального объединения социологов Сибири, профессор, д.филос.н., действительный член  Международных славянской и педагогической академий, эксперт ЮНЕСКО по проблемам непрерывного образования..

    630090, Новосибирск, Цветной проезд, 29,кв. 9. VNT28@yandex.ru

    Категория: Русская Мысль. Современность | Добавил: rys-arhipelag (26.10.2013)
    Просмотров: 184 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz