Меню сайта


Категории раздела
Революция и Гражданская война [64]
Красный террор [136]
Террор против крестьян, Голод [169]
Новый Геноцид [52]
Геноцид русских в бывшем СССР [106]
Чечня [69]
Правление Путина [482]
Разное [57]
Террор против Церкви [153]
Культурный геноцид [34]
ГУЛАГ [164]
Русская Защита [93]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3987


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 23.10.2017, 08:53
    Главная » Статьи » Русский Геноцид » Геноцид русских в бывшем СССР

    Военные преступления украинских силовиков: пытки и бесчеловечное обращение с жителями Донбасса (1)
    Азов

    Введение

    Доклад подготовлен негосударственной организацией «Фонд исследования проблем демократии» ( директор — М . С . Григорьев ) и Российским общественным советом по международному сотрудничеству и публичной дипломатии ( председатель — С . А . Орджоникидзе ) при поддержке В. М. Джабарова, С. В. Мамедова, И. Н. Морозова и других членов Комитета общественной поддержки жителей Юго-Востока Украины .

    Для расследования конкретных случаев применения пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения эксперты Фонда фиксировали свидетельства тех, кто был передан украинской стороной при обмене пленными. С некоторыми из них беседа происходила через 5 – 10  минут после их передачи . В подготовленном Фондом докладе использованы результаты опроса более чем 100 пленных , переданных украинской стороной. Опрос проводился экспертами Фонда в период с  25  августа по  4  ноября 2014  года.

    Необходимо также учесть то, что, по мнению опрошенных, украинская сторона предоставляет для обмена лишь тех пленных , которые находятся в сравнительно удовлетворительном состоянии . Это позволяет сделать предположение , что в действительности ситуация с пытками на Украине находится в более тяжелом состоянии , чем описано в данном докладе .

     

     

    Согласно определению Европейского суда по правам человека Конвенция по правам человека полностью запрещает использование пыток вне зависимости от любых других условий . Более того, законодательство ЕС исходит из того , что «государство несет ответственность за действия всех своих агентов, таких как полиция , спецслужбы и другие правоохранительные органы , а также любые другие государственные органы, осуществляющие контроль над тем или иным лицом , независимо от того , выполняют ли те приказ или действуют по своему усмотрению» . В отличие от других прав, закрепленных Конвенцией, статья 3 не может являться предметом частичной отмены ( оговорки ) в случае войны или иной чрезвычайной ситуации , угрожающей национальной безопасности . Статья 15 (2) ясно исключает возможность какой бы то ни было частичной отмены или умаления статьи  3  в рамках Конвенции .

    Полученные Фондом исследования проблем демократии данные позволяют утверждать , что украинские вооруженные силы, Национальная гвардия и другие формирования Министерства внутренних дел Украины, а также Служба безопасности Украины (СБУ)  систематически и намеренно нарушает статью 3 «Европейской конвенции по правам человека»: «Никто не должен подвергаться ни пыткам , ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

    Масштаб и системность применения пыток позволяет также говорить , что их использование является намеренной политикой этих структур , санкционированной их руководством.

    Оценивая практику применения ими пыток, Лилия Родионова , представитель Комитета по делам беженцев и военнопленных (г.Донецк), которая непосредственно занимается обменом пленных, рассказывает о тех , кого передает украинская сторона : «Практически все люди возвращаются с переломанными ребрами, руками, ногами, вырванными зубами . Без побоев нет ни одного . Только к моменту обмена их начинают лечить. Один парень получил восемь пулевых ранений . Его даже в больнице избивали, засовывали пальцы в раны. Зубы выдергивают плоскогубцами. Бьют в места ранений. Много людей с проломленными черепами. Пытают шилом, колют. В последнее время хватают не ополченцев, а простых людей. Людей пытают порохом, электрошоком, клеймят. Кого-то бросали в яму с трупами, давили ковшом экскаватора , засовывали паяльник в рот . Людей содержали в железных контейнерах без доступа воздуха . Пытки изощренные , страшные — люди становятся калеками.

    Людям не оказывают медпомощь, даже больным сахарным диабетом. Наших пленных можно отличить по цвету кожи . Она у них становится сероватой . Каждый раз составляются списки с фамилиями людей , которые находятся в тяжелом состоянии , но нам их не отдают» . Симон Вердиян — волонтер , оказывающий помощь Комитету и освобожденный в сентябре 2014  года, говорит: «Я знаю случаи , когда людям сыпали порох на гениталии , клеймили горячим железом , расстреливали на глазах у других , отправляли на минное поле , вдавливали тракторными ковшами в землю , оставляли ночевать в ямах с трупами . Кормят их в основном только водой и хлебом».

    Часть I. Методы и обстоятельства применения пыток украинскими силовиками

    Жестоким и систематическим избиениям подвергается подавляющее большинство захваченных украинской стороной .
    Например , пострадавший Андрей рассказывает, как его избивали и подвешивали на крюк в СБУ : «Нас задержали сотрудники СБУ , переодетые в форму ГАИ . Отвели в блок — пост , угрожали , приставляли оружие , говорили : » Мы тебя сейчас застрелим , нам за это ничего не будет». Угрожали пытками током , били ногами в голову , это там же , на посту . Наручники постоянно были затянуты настолько, что руки синели. Отвезли в СБУ , там уже продолжилось то же самое , только с использованием уже пластиковых бутылок , наполненных водой , наручники сзади — и на крюк . Позабирали абсолютно все — все личные вещи , телефоны , деньги , карточки — все , что было . Ничего не вернули , даже когда мы выходили на обмен».

    Ополченец Сергей тоже рассказывает , как его подвешивали на цепи в наручниках: «Нас захватили около Луганска , отвезли на площадку вертолетную , потом перебросили вертолетом на другую площадку . Оттуда поместили нас в яму, моему товарищу Александру больше доставалось , ввиду того , что при приемке ему сломали нос , били прикладом по голове , разбили голову , сломали челюсть . Потом нас снова перегрузили в вертолет — и в Краматорск.

    В Краматорске , естественно , снова в ямы , скованные в наручниках , подвешивали цепями к верху и избивали . Потом перевезли в город Изюм , отвели в подвал , мешок на голове , пристегнули наручниками к батарее , растянули на растяжку . Руки онемели , так как это продолжалось в течение трех дней . Отвезли в СБУ , там уже все это сняли , перевязали и обработали руки . Потом нас обменяли».
    Пострадавший Юрий говорит : «После » неваляшки » меня отвели в помещение бетонное 1,5  на  2,5  метра ), пристегнули наручниками к анкерной скобе на стене , посадили , сняли повязку . Через некоторое время туда пришел человек в камуфляже , не представляясь , начал спрашивать , кто я , откуда я , как я сюда попал , почему попал . Он показал шеврон на левом рукаве , зеленый , со знаком укропа , говорит : » Я горжусь , что я укроп «. У меня забрали деньги , золотые украшения — обручальное кольцо , венчальное кольцо , цепочку , крестик . Со мной разговаривал вроде бы вежливо , без угроз , сказал , что я вру , развернулся , ушел . Через некоторое время за мной пришли двое военнослужащих Украины уже в камуфляже , на рукавах у них были желтые повязки , и начали меня избивать . Избивали ногами и кленовой палкой , свежевырезанной из дерева. Удары в основном наносили выше колен до лица , по рукам , избивали до тех пор, пока я не упал. Потом они успокоились, ушли, через некоторое время пришел опять офицер и сказал, что, если я не буду разговаривать , это будет повторяться регулярно и постоянно.

    Ночью практически каждые два часа военные в балаклавах регулярно , постоянно и профессионально нас избивали . Все спрашивали , не агент ли я ФСБ».

    Захваченные женщины при этом нередко подвергаются изнасилованиям. Пострадавший от пыток Юрий рассказывает , как около его помещения военнослужащие Украины с западно — украинским акцентом избивали и насиловали захваченную женщину:

    «В одну из ночей я услышал , как избивали женщину , она кричала . Эти молодые военнослужащие ( от  18  до  25  лет , не старше ) разговаривали на украинском языке с западным акцентом , то есть некоторые слова были вперемешку с польским . Потом эти молодчики ( насколько я понимаю , их по голосам было около четырех — пяти человек ) глумились над ней , то есть насиловали , избивали , при этом ржали , как лошади , это был нечеловеческий смех , то есть они были то ли под наркотическим воздействием , то ли под алкогольным . Они получали большое удовольствие , избивая ее , насилуя . Что именно было , я потом услышал уже от нее сам . Даже просто то , что я слышал, для меня, как для человека, это было унизительно».

    Согласно свидетельствам пострадавших , Украинская армия , Национальная гвардия , различные формирования Министерства внутренних дел и Служба безопасности Украины используют целый арсенал пыток.

    Например, целый ряд пострадавших свидетельствуют , что используются такие пытки , как прижигание тела с помощью горелки или раскаленных предметов , выжигание на теле арестованных различных надписей.

    Например, ополченец Александр рассказывает , как украинская Национальная гвардия жгла его горелкой и подвешивала за руки:

    «Мы попали на засаду, нас захватила Национальная гвардия. Трое суток над нами издевались, без перерыва, били, жгли, вешали. Меня жгли, я так понял, что горелкой, мешок был на голове.

    Меня подвешивали за руки, еще даже не зажили шрамы , правая рука — немая , я ее не чувствую. Ребра еще болят. Избивали ногами , сзади руки пристегивали , привязывали к пальцам кольцо гранаты , и надо было сидеть . Если пошевельнусь , то , само собой , выдергиваешь чеку . Нужно было сидеть ночь , чтобы не шевелиться, потому что выдернешь чеку. Приходилось сидеть , хотя иногда хотелось даже вырвать. Просили застрелить, но они говорили , что это легкая смерть , хотя не один раз ставили к стенке , приставляли пистолет к голове , нажимали на курок , это просто щелчок был , выстрела не было. Некоторые просили даже, чтобы пристрелили , чтобы не мучили . Но они говорили, что для нас это легкая смерть , что мы нелюди , что предали свою страну. Это не люди вообще, это звери» .

    Ополченец С. Станкевич рассказывает, как его пытала Национальная гвардия,  — на груди раскаленной цепью ему выжгли слово «сепр» (сокращенное от «сепаратист») и раскаленным штык — ножом немецкую свастику на ягодице:

    «24 августа 2014 года мы ехали проводить человека до границы. По пути машину расстреляли. Нас двоих, меня и водителя , увезли в Краматорск , где пытали , допрашивали , избивали , избивала Национальная гвардия . Выжигали на груди цепью раскаленной надпись «сепр» и на ягодице немецкий крест . После трех дней избиения отвезли в службу безопасности в городе Харькове . Сутки мы пролежали на каменном полу в туалете , только потом запустили нас в общие камеры . Лечились на свои деньги . Отпустили вчера вместе со всеми . Служба безопасности Украины выделила 1500 гривен на лекарства , чтобы зажило все, выжигали цепью. На бедре выжгли немецкий крест раскаленным штык — ножом. Били так, что повредили глаз. Теперь я им не вижу».

    Михаил, ополченец ДНР, захваченный в плен в районе с. Волновахи, рассказывает: «Потом , когда перевели в СБУ , приезжали еще люди . Показывали выжженное на теле слово » сепар «, свастика на ягодице , звезда на спине. И все ожоги 3- й степени».

    Пострадавший Роман рассказывает: «Я был задержан 5  апреля 2014  года при прохождении границы . В Харьковском СИЗО познакомился с человеком , которому поджигали пятки каленым железом . В настоящее время я его судьбу не знаю . В автобусах на обмен его с нами не было».

    Используются такие формы пыток, как раздробление тех или иных частей тела . Например , ополченец Алексей, попавший в плен 26  августа 2014  года , рассказывает, как военнослужащие Украинской армии кувалдой и молотком его били по пальцам ног и коленям:

    «Когда в плен попал, положили лицом на землю, я только услышал: «Берем вот этого большого, маленького и старого, остальных в расход». А группа наша была в составе девяти человек. Нас поместили в БТР и увезли меня в неизвестный населенный пункт, потом я из разговоров понял : какой-то 11-й разведбат .

    Там нас кувалдой били по пальцам ног, молотком по коленям били, соответственно по ногам , черенками от лопат били… ночью привязали к какой — то ограде, раздели до трусов и всю ночь обливали холодной водой. С утра продолжили избиения, ближе к обеду нас увезли в какой — то штаб , где избиения продолжились . Потом в СБУ города Изюма уже относились чуть — чуть попроще. Кормили когда один раз в день, когда два, когда просто забывали. А потом уже обменяли».

    Ополченец Олег также рассказывает, как он подвергался жестоким пыткам, а его товарищу украинские военнослужащие разбивали кувалдой пальцы ног :

    «Нас задержали на блок — посту. Сначала нас не били, потом приехали люди из какого-то карательного батальона, началось сразу же избиение. Рассекли губу , прыгали на грудной клетке , прыгали на спине , били прикладами и били стволами автоматов по позвоночнику . Нас троих связали , набросили мешки , погрузили в БТР , пятерых товарищей расстреляли на блок — посту . Нас привезли в расположение , и избиение продолжилось , обливали водой . Вечером посадили в какой — то сарай , потом еще одного товарища посадили со мной же . Третьего товарища на улице пытали . Ему разбили кувалдой пальцы ног , обливали холодной водой ночью . Утром нас погрузили в автомобиль , при этом набросив мешки и связав скотчем глаза . Привезли в какое — то место , где избиение продолжилось , то есть избивали по нескольку человек . Били резиновым шлангом по спине . Потом загрузили опять в машину , привезли в штаб в городе Краматорск , где избиение продолжилось. Били группой в три — четыре человека , били электрошоком , ставили на колени в мешке , стреляли возле уха . Потом пришел их командир , забрал нас всех и посадил нас в яму на цепь, надели наручники . Сидеть я не мог , стоять я не мог , то есть я висел на этой цепи , потому что у меня были сломаны ребра и пальцы рук».

    Пострадавший от пыток Андрей рассказывает , как к нему применяли такой прием пыток , как «неваляшка» :

    «Взяли меня по доносу просто из — за того , что я остался в городе. Брали Нацгвардия и СБУшники . Они привезли меня в Краматорск и трое с половиной суток издевались. Кленовой палочкой избивали от локтей до шеи и коленки . Полностью фиолетовое все тело . При этом были удары в живот, внутренние кровотечения. Потом они делали из меня «неваляшку», то есть два человека заходят , бьют прикладами по голове . Один спереди , другой сзади , справа и слева , потом наносится удар ботинком в живот и теряешь сознание . Валялся на земле . Когда привезли на медицинское освидетельствование , медики , которые осматривали меня , были в шоке от того , что увидели . Это была сплошная гематома от шеи до колен и по локти».

    Жертвой этого приема пытки стал и пострадавший Юрий : «10 сентября 2014  года меня арестовали и привезли в Краматорский аэропорт. Пристегнули к цепи длиной в метр наручниками . Через 15 – 20  минут подошли практически тихо , незаметно двое ( так как глаза у меня было завязаны , я просто по шагам определил , что двое ), сделали меня , так сказать , » неваляшкой «, то есть плоской частью приклада наносили удары : сначала справа по голове , потом слева , раскачивая меня , потом один подошел , сделал шаг вперед , ударил меня сзади прикладом по голове , а второй ударил меня прикладом в лоб , после чего отклонился назад , и нанесли мне удар ногой в брюшную полость . Я потерял сознание , упал , не знаю , сколько я времени лежал без сознания . Кто — то подошел , объяснил , что ребята мне сделали » неваляшку » Меня пересадили на табурет где — то метрах в пяти , присоединили к другой цепи . Я опять сидел и опять же ( не знаю , через какое время ) подошли двое человек и опять же проделали » неваляшку «. Я опять потерял сознание, упал, при этом обмочился, удары наносились в живот очень и очень сильно в район печени, профессионально» .

    Пострадавший от пыток Игорь, задержанный 14 сентября сотрудниками батальона «Днепр» , рассказывает о таком приеме , как «качели»: «…длинный ломик — шестигранник . Руки под ноги в наручниках и надевается ломик . И потом кружили меня этим ломиком , оставляли, и я висел на нем. Кости чуть не повылазили у меня . До сих пор не работают руки, эти части».

    В качестве орудия устрашения и пыток используют и так называемую «бандеровскую удавку» .

    Захваченная 15 октября 2014 года медсестра Ольга рассказывает: «Когда допрашивали в СБУ, один показал железную проволоку, как спираль. Спрашивает: «Знаешь, как это называется? Это — «бандеровская удавка». Я тебя буду ей душить, пока не будешь говорить».

    Ополченец Евгений, захваченный 10  сентября 2014  года сотрудниками СБУ , рассказывает: «В СБУ мне накидывали удавку на шею , били ногами , прикладом по голове , прикладом по почкам , одевался мешок , лили воду . И потом уже в следственном изоляторе били по голове Уголовным кодексом Украины».

    Стандартным методом пыток Украинской армии и подразделений Министерства внутренних дел является использование электрического тока. Например, пострадавший от пыток Игорь , захваченный 14  сентября 2014  года , рассказывает : «Последний раз они 20  минут продержали на ломике , сняли , начали обливать водой и бить током , электрошокерами» . Пострадавший Станислав, задержанный представителями батальона «Азов» , также рассказывает об этой методике: «В процессе избиения были сломаны ребра , нарушена грудная клетка и повреждены легкие . Потом меня отвезли в суд . Там я под угрозами подписал документы . Я их даже не мог прочитать . Постоянно избивали , угрожали . Они клали мокрую тряпку на меня и включали электрошокер . Это происходило часто . Пробили грудную клетку . Впоследствии была операция на легких . Били по голове , рукам . Голова опухла , рука не двигалась , ребра сломаны почти все , печень смещена».

    Ополченец Александр рассказывает, как его тоже подвергали пыткам электротоком: «Ворвались в дом, связали руки фиксирующей пластмассовой лентой и уложили в микроавтобус , порядка двух часов везли. Вывели из микроавтобуса, и я услышал , что кого-то проводят рядышком и по отношению к этому человеку они очень негативно настроены . Кричали , угрожали , я услышал выстрел. И звук падающего тела . Потом я услышал: «Что вырыл такую маленькую яму ?»

    Меня привели в подвал, усадили на ступени, пристегнули наручником заднюю руку к трубе . Минут через пятнадцать я услышал , что выводили еще какого — то человека , тоже на него кричали , угрожали в этом плане, и опять я услышал выстрелы . И опять звук падающего тела.

    После чего ко мне периодически заходили и избивали ногами , кулаками в область головы , тела . Облили водой , привязали колени к руке , разули и один контакт был на руке , другой на ноге . В течение всего этого времени , где — то ориентировочно часов с  12, точно не помню , до вечера следующего дня , ориентировочно часов до  17 – 18 и в течение всего этого промежутка были допросы , были пытки . Мне присоединили провода от аккумулятора к руке , облили водой и били током . Я терял сознание , как только отойду , они обливают водой и через время опять допрашивают .

    Еще помню , как привели меня на допрос , вложили гранату и зажали . Я так понял , для оставления отпечатков на ней , после чего с меня сняли шапку и начали допрос . У них еще когда производились пытки , они сказали , что у них есть такой террариум , куда бросают людей и ничего после них не остается» .

    Пострадавшие от пыток отмечают , что в последнее время армия и правоохранительные органы Украины стали системно задействовать такой метод пытки , как «утопление» . Ранее этот метод использовался американскими спецслужбами .

    Например , 18- летний пострадавший Влад рассказывает : «Я приехал из Донецка домой . Днем мне позвонила знакомая и предложила встретиться . Со мной еще были трое друзей . Только из такси выходим , подъезжает микроавтобус и сразу нас схватили . Мешок на голову — и потащили . Начали сразу допрос : уложили на спину , положили сверху тряпку и водой заливали . Руки в наручниках , я перевернутый . Руки сзади на спине , и я лежал на спине . Я уже терял сознание , потом откачивали . Три раза делали и каждый раз откачивали . Потом снимали меня на видео , как я давал показания . Отвезли к следователю , писали протокол , что я возил на скорой помощи и собирал раненых в Донецке» .

    Пострадавший от пыток Денис , задержанный украинской Нацгвардией 31  июля 2014  года и переданный батальону «Азов» , также рассказывает : «Глаза были завязаны , клали на лицо полотенце или тряпку . Я не видел . Руки при этом были прикованы сзади . И , держа меня сзади за голову , положив мне на лицо тряпку , поливали сверху . Не знаю , из чего — из бутылки , из чайника… . Состояние — утопление . Потом приводили в чувство . Ну и так далее» .

    Целый ряд опрошенных свидетельствовали , что некоторых арестованных украинские войска отправляют на минные поля . Например , Василий , ополченец ДНР , захваченный в районе с .  Петровское 18  августа , говорит : «…потом в яму уволокли . Двух отправляли на минное поле . Было семь взрывов . Меня собрались расстрелять» . Пострадавший от пыток Константин , также захваченный 18 августа , рассказывает : «…потом отправили в Краматорск . Там посадили в яму , периодически избивали , оскорбляли . Потом привезли новых , и все внимание переключилось на них . К одному из них подошел десантник и увел его и еще одного парня . Потом выяснилось — их отправили на минное поле» .

    Председатель гуманитарного фонда Алла рассказывает : «В аэропорту Краматорска молодые ребята , которым я гожусь в матери , оскорбляли , унижали , говорили : » изнасилуем и пустим на минное поле » » .

    Практически все заявляют , что Украинская армия и карательные батальоны также стреляют в конечности заключенных , совершают наезды военной техникой . Системной практикой также является имитация расстрелов .

    Ополченец Михаил рассказывает : «Я был задержан в ходе проведения операции . Двое товарищей погибли , двое сумели скрыться , а нас взяли . Нам связали руки и посадили в машину . Приехали в неизвестное место . Сначала сидели в яме , потом нас вызвали на допрос . Я не чувствовал рук . Я видел , как тракторным ковшом засыпали парня по пояс , а потом просто отпустили его на него . Двух ополченцев отправили на минное поле . Один сказал — лучше здесь меня пристрелите . И тогда они начали стрелять от пальцев ноги вверх , расстояние между пулями примерно пять сантиметров . Когда он дошел по одной ноге до паховой зоны , переключился на другую ногу . Стрелял из автомата» .

    Пострадавший Денис , задержанный украинской Нацгвардией 31  июля 2014  года и переданный батальону «Азов» , говорит : «Закидывали в яму с трупами . Расстреливали , короче . Закидывают в яму , специфический запах — эффект расстрела» .

    Пострадавший от пыток ополченец Донецкой Народной Республики Владимир рассказывает об угрозах родственникам и имитации наезда на него БТР : «Меня взяли в плен 5  июля 2014  года . Пока везли в машине , меня избивали . По прибытии кинули в яму . На допросе руки были связаны , били , хотели прострелить колено . Потом положили меня под БТР и пытались переехать . Пугали так . Вытащили , побили , я потерял сознание . Кинули в яму с отходами , стреляли рядом , потом вытащили и продолжили допрос . В процессе него я много раз терял сознание . Потом мы провели ночь в яме , под дождем . Нас погрузили и отвезли в СБУ . Там нас избивали , угрожали расправой с семьей . После этого отвезли в СИЗО , там провели осмотр , после этого не трогали» .

    Ополченец Анатолий рассказывает , как украинские военнослужащие в пьяном виде застрелили одну из заключенных :
    «В начале сентября со мной встретился мой знакомый . Он говорит , что один человек хочет встретиться со мной , чтоб вступить в ряды ополчения . Я с ним встретился . Он посидел , купил мне пива и сказал : » Мне надо переставить машину поближе «. Когда он ушел , вышло шесть автоматчиков и милиционер . Когда завели в горотдел милиции , начали уже грубо со мной разговаривать .
    Меня увезли , привезли , закрыли в морозильную камеру , посадили и там держали . Избивали , били по ребрам с двух сторон с ноги . Потом душили пакетом , давили наручниками и поднимали вверх . Когда мне выбили челюсть , я еле жевал .
    Потом перевезли , сказали , что в Изюм . Нас держали в подвале , как котельная . Каждый раз они напивались , приходили и прикалывались над нами холостыми патронами . По потолкам стреляли . Потом » Правый сектор » приходил , тоже пьяные . Там была Катя из города Краматорска . Ее пристрелили там на месте , когда они напились .

    Пришли три человека , зашли с  » калашом «, а у одного был ПМ с боевыми патронами . Ходили по камерам — стреляли , потом дошли до нее , насколько мы слышали , стреляли в потолок , потом слышали выстрел и звук как хрипение , и кто — то из сокамерников сказал , что последние слова у нее были » Зачем ?» И все . Начался крик , шум поднялся . На следующий день ходили , как будто ничего не бывало» .



    Часть 2.: http://od-novorossia.livejournal.com/77628.html
    Часть 3.: http://od-novorossia.livejournal.com/78064.html

    Категория: Геноцид русских в бывшем СССР | Добавил: Elena17 (29.11.2014)
    Просмотров: 191 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz