Меню сайта


Категории раздела
Революция и Гражданская война [64]
Красный террор [136]
Террор против крестьян, Голод [169]
Новый Геноцид [52]
Геноцид русских в бывшем СССР [106]
Чечня [69]
Правление Путина [482]
Разное [57]
Террор против Церкви [153]
Культурный геноцид [34]
ГУЛАГ [164]
Русская Защита [93]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3979


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 19.08.2017, 02:45
    Главная » Статьи » Русский Геноцид » Геноцид русских в бывшем СССР

    Военные преступления украинских силовиков: пытки и бесчеловечное обращение с жителями Донбасса (2)

    Часть 1: http://od-novorossia.livejournal.com/77322.html

    Стандартным способом запугивания со стороны Украинской армии , карательных батальонов и СБУ являются угрозы родственникам задержанных людей . Используют также такие методы давления , как содержание в одной камере с уголовниками .

    При таких угрозах в большинстве потерпевшие подписывают предложенные им показания .

    Например , пострадавший Павел рассказывает : « 9  июля меня схватили , били . Схватили мою девушку , тоже повезли на базу . Заставляли ее давать признательные показания в том , что я командир , который командовал отрядом , который сбивал вертолеты . Говорили , что твоя девушка с базы не выедет , мы ее будем насиловать на твоих глазах и убьем в конце концов . Стали мне предлагать подписывать чистые листы бумаги . Заставили меня признаться в том , что я командовал этим отрядом , и ее отпустили» .

     

     

    Ополченец Константин , подвергавшийся пыткам и избиениям в «пресс — камере» , рассказывает , что сотрудники СБУ угрожали ему тем , что «отрежут голову жене и детям» :

    « 26  мая 2014  года я выехал в г .  Харьков по семейным обстоятельствам . Меня четыре человека сбили с ног и десять минут избивали чем только можно — и ногами , и руками . Сломали ребро , приставляли оружие к голове и говорили , что расстреляют .
    Привезли в здание , там были люди в форме . У них была прослушка , но они выбивали показания , что я на ГРУ России работаю . Били , перебили перепонку у левого уха , четыре дня не вставал с кровати , били сильно . Я там пробыл почти месяц , они говорили , что отрежут голову жене , детям . Говорили это так : » Если ничего не признаешь , отрежем твоей и ее малолетним уродам головы , если не мы , то » Правый сектор «, мы с ними сотрудничаем «. Называли имена Андрея Белецкого , который сейчас командир батальона » Азов «. Я опасался за жизнь своих детей , жены . Я подписал , но в дальнейшем меня закинули в пресс — камеру , там меня » дорабатывали » на изоляторе» .
    В некоторых случаях угрозы родственниками претворяются в жизнь . Пострадавший Игорь , задержанный 14  сентября сотрудниками батальона «Днепр» , говорит : «Оказывается , пытали мою жену . Тоже забрали и держали в соседней камере . Ей сломали на левой ноге все пальцы . Я подписал все бумаги» .

    Пострадавший Владимир рассказывает , что , кроме угрозы его родственникам , его поместили в камеру к уголовникам :
    «Я был задержан 29  июня 2014  года на посту ГАИ на трассе Киев — Харьков . Когда зашел на пост ГАИ , меня задержало СБУ . Вышли к машине , машина была открыта , там — две тротиловые шашки и какая — то карта с какими — то метками . Карта и тротиловые шашки мне не принадлежали .

    В СБУ били , били жестко , морально унижали . Угрожали , что дочки будут проститутками и т .  д .
    В изоляторе содержали с уголовниками в камере , с убийцами , наркоманами . Первый раз увидел , как люди колются , для меня это — шок . Второй раз перевели в другую камеру , там еще хуже уголовники» .

    Задержанные украинской стороной подвергаются пыткам на различных этапах : непосредственно на месте взятия в плен , во время транспортировки , после передачи тому или иному подразделению , во время предварительных или основных допросов , в изоляторах , в судах и т .  д .

    В качестве стороны , осуществляющей пытки , пострадавшие называют Национальную гвардию , различные формирования МВД Украины , «Правый сектор» , различные подразделения вооруженных сил Украины , Службу безопасности Украины .
    Например , ополченец Александр рассказывает : «Оказался в плену . Меня и моего друг друга держали в подвале , от нас требовали ответ на вопрос : » За сколько продали Украину ?» Я пытался им объяснить , что это моя земля , я на ней родился и вырос , никому и ничего не продавал . Те , кто держал нас в подвале ,  — ребята лет по  25 – 28, били по печени , по почке , один уставал , садился второй . У первого был позывной Тёма , а у второго — Ветер , тому нравилось втыкать шило в левую лопатку . Все это было в подвале около блок — поста . Я понимал , что больше не выдержу , и попытался выбить дверь , а они сказали : » Будешь выбивать — повесим гранату «. Сначала в ногу выстрелили , потом были другие выстрелы , скользящие .

    Затем отвезли все — таки в город , в больницу . Дело на нас не заводили , но был разговор , что нас обменяют . Потом пришли с другого батальона , хотели нас забрать , чтобы обменять , а те не отдавали . Более подробно я не буду рассказывать , мне тяжело очень» .
    Пострадавший Сергей рассказывает , как его подвергли жестоким избиениям по дороге в Службу безопасности Украины . Также избиениям подверглась и его супруга . Именно ее сотрудники в дальнейшем подвергали пыткам , как и его самого : «Нас схватили у меня дома . Приехали сотрудники СБУ в масках , выбили дверь и начали избивать меня на глазах у жены и десятилетней дочери . У жены начался сердечный приступ . Они сделали в квартире обыск , подбросили две гранаты , после чего меня погрузили в микроавтобус и по пути на трассе продолжили избивать . В этих бумагах был бред , что я агент Службы безопасности России . Сказали , что если я не подпишу бумаги , то они убьют мою жену . В СБУ я все подписал . Когда избивали на трассе , мне сломали три ребра . Обнаружили , когда возили на флюорографию . У меня поменяли снимок для того , чтобы не было проблем с изолятором временного содержания» .
    Другой пострадавший рассказывает : «Я был ополченцем . Меня схватили . Тыкали ножом , избивали железяками , били в позвоночник , отбивали ноги еще . Требовали признаться в том , что я террорист , и так далее . Били электрошокером . Потом привязали провод к ногам и крутили ручку чего — то . Оно меня било сильно . Интересно , что одно избиение состоялось прямо в зале суда , при судье . Судья все это видел . Говорили , что если не подпишешь , то привезем детей , семью» .

    Артем , захваченный 13  июня в городе Мариуполе , свидетельствует : «Сразу начали бить , привезли в аэропорт и посадили в холодильник . Издевались над нами . Все были в масках . Там продержали трое суток , потом увезли в СБУ . Мы были с переломанными ребрами и без какой — либо медицинской помощи . Применяли физическое насилие , вкладывали в руки оружие , для того чтобы остались отпечатки пальцев , угрожали» .

    Некоторые опрошенные говорят , что сотрудники СБУ предпочитают для пыток использовать других военнослужащих Украины , однако пытки происходят в их присутствии .

    Например , захваченный 4  августа 2014  года Александр рассказывает , как в присутствии офицеров СБУ его душили , пытали электротоком и заставляли застрелиться из пистолета : «Вечером избивали и допрашивали . Допросы все проходили одинаково . Один из них длился десять часов . За это время не дали ни капли воды , разрядили на мне электрошокер , избивали . Потом изменили тактику допроса . Стали душить . И так пять суток . При допросах присутствовали представители СБУ . Была постоянная провокация . Устроили расстрел . Выстрелили над головой и отправили в камеру . Потом дали пистолет в руки , чтобы застрелиться . Били , пока не нажал курок , но патронов в нем не оказалось» .

    Другие опрошенные рассказывают , что их подвергали мучительным пыткам прямо после ранений или в больнице . Практически все говорят , что медицинская помощь либо не оказывается вовсе , либо носит недостаточный характер .

    Например , потерпевший Дмитрий был обстрелян на блок — посту и с многочисленными пулевыми ранениями был доставлен в больницу . Он рассказывает , как его и других больных пытали украинские национальные гвардейцы прямо в больнице после операции :
    «Я попал в плен в сентябре 2014  года . На блок — посту Национальная гвардия обстреляла машину — пулевые ранения было в бедро , в поясницу , в грудь . Меня отправили в больницу и сделали операцию , отправили в палату для военнопленных , пристегнули наручниками . Перевязки делали раз в неделю . Две раны гноились .

    Пьяные солдаты Национальной гвардии в течение трех недель заходили и спрашивали : » За сколько продал Украину ?» Потом били по всему телу . Вот мы лежали , пристегнутые наручниками к кровати , они приходили и били в пьяном виде с автоматами . Один подходил и бил по лицу , второй по ране ударял . Так поиздеваются , выходят , выпьют — и снова . Все это продолжалось сутками , не давали спать . Били прикладами по ранам , угрожали , что ножами порежут сухожилия . Они кричали , чтобы нам не давали обезболивающее . Сказали , что долго я не протяну .

    Ополченцу Александру ножом руку ковыряли , отодвигали повязку и ковыряли . Другой брал шило и ковырял спину .

    Еще один человек , который находился в палате рядом , рассказывал , что ехал просто на машине . Она забарахлила , он остановился посмотреть , подъехала машина Национальной гвардии . Его схватили и повезли в дом , в подвал . Двое суток пытали и издевались .
    Перед тем произошел обмен , нам сделали уколы , вот уже двое суток не хочется спать . Я не знаю , что это за лекарство такое , они ничего не объясняли» .

    Другой пострадавший говорит : «В аэропорту Мариуполя нас держали в холодильнике . Заходили — пистолет к голове приставляли и стреляли рядом . Потом были ребята — их положили на пол и стреляли возле головы . Других , бывало , резали — сухожилия перерезали на ноге одному парню , другому разбили прикладом голову , аж скальп слез . Сказали , что вы никто и звать вас никак . Не кормили , не поили , в туалет не водили двое суток и воду не давали . Заставляли признаваться в терроризме . Медицинскую помощь не оказывали . На все болезни — анальгин» .

    Ополченец Александр рассказывает , что находящимся в СБУ также не оказывают достаточной медицинской помощи : «В начале августа 2014  года мы ехали в машине и попали в засаду . Мне отбили все внутренности , сломали два ребра , одно ребро проткнуло мне легкое , кровь стала поступать в легкое затем . Били сильно , руки перевязали веревкой , об асфальт терли , чуть не лишился кисти . Потом отвезли в СБУ и затем меня уже в больницу . В СБУ меня продержали месяц . Там были раненые с осколками и с пулями , многих в госпиталь не отвозят» .

    Владимир рассказывает , что он видел в СБУ : «В марте 2014  года я попал в Харьковское отделение Службы безопасности Украины . Люди избитые , лежат со сломанными ребрами , вывихнутой челюстью . Одному стало плохо , поднялась температура , началась рвота . Вызвали охрану , они его забрали . Наутро мы спрашивали , где он , но нам ничего не отвечали . Есть подозрения , что он умер . Это просто ужас . Люди все приезжают побитые» .

    Иван , активист Антимайдана , рассказывает : «В конце мая 2014  года я поехал в Харьков . На одной из остановок зашла девушка , за ней молодой человек лет под тридцать , крупный . Он сказал ей : » Смотри , не балуйся «, попрощались , поцеловались , он вышел , она села , мы поехали дальше . В Харькове , как вышел , сделал пять шагов , начали заламывать за спину руки , надевать наручники , бить по копчику , по ребрам , по ногам наносить удары . Надели мешок на голову , посадили в машину , сели с двух сторон , это сопровождалось , естественно , бранью , били по печени , по голове , в основание шеи . Завели в какое — то здание , водили по коридорам и лестницам вверх — вниз , потом в коридор опять завели , кинули на пол , хлопнула дверь камеры . Так я пролежал часа два с мешком на голове , с наушниками . Потом через время зашел человек , снял мешок , и я увидел этого молодого человека , который провожал девушку . И он мне сказал , что по законам военного времени я буду расстрелян и утоплен в болоте . Ударил два раза по голове , два раза в живот , предложил помолиться , надел мешок и вышел . Потом я так пролежал какое — то время , зашли несколько человек после этого , подняли , повели .

    Перевели в другое помещение какое — то , сбили с ног , сняли наручники , начали выламывать руки в локтевых суставах в разные стороны , при этом вкладывали патроны от автомата в руки . Они сжимали , выкручивали руки , при этом один зажимал мне шею , душил , воздуха не хватало , били по копчику . Отвели назад , стянули ремнями руки выше локтей и в кистях . И так я сутки пролежал , провалялся на полу , руки онемели , думал — отпадают . Потом , после того , как я пролежал , меня повели в какой — то кабинетик , маленький : там только стул стоял , я на него сел , стол , на нем сидел человек , и был этот молодой человек , я потом узнал , что он из контрразведки ,  — Олег . Мне сказали : » Сам понимаешь , ты — военнопленный , никто тебя судить не будет , расстрел «. Этот следователь играл в хорошего полицейского . Олег разговаривать не стал , начал сразу бить . Я закрылся руками , согнулся , он бил по спине , по позвоночнику , в основание черепа , с колена бил по голове . Потом меня опять увели , опять руки не развязывали , так и был в ремнях . Так я еще пролежал . Потом на следующий день меня вроде как официально к следователю повели , следователя зовут Артем . Олег пришел , дал по ушам пару раз ладошками . На следующий день меня повезли на суд . На суде мне присвоили задержание под стражей и снова увезли в Харьковское СБУ» .

    Владимир рассказывает , как его избивали сотрудники СБУ . Он рассказывает : « 26  июля меня схватили и привезли на Краматорский аэродром . Сами сотрудники СБУ рукоприкладством не занимались по отношению ко мне — они отходили , оставляли меня одного , и меня била 95- я бригада . Десантники вывихнули челюсть , отбили ребро . Увезли в Харьковское СБУ . Меня вывели в отдельную комнату и три оперативника били уже руками» .

    Сергей рассказывает : «В СБУ избивали , били в основном по почкам и по грудной клетке . Раздевали , клали на пол , наступали ногой на пах , приставляли пистолет к рукам , к ноге . Говорили , что или убьют , или прострелят руки , ноги при попытке к бегству . Сломали ребро» .

    Пострадавший Андрей , к которому применялся такой прием пыток , как «неваляшка» , свидетельствует : « B  СИЗО , где я находился , никакой медицинской помощи не оказывалось» . Ополченец ДНР Владимир говорит : «Медицинскую помощь не оказывали . На все болезни — анальгин» .

    В ряде случаев пострадавших все же отправляли в больницу , делали операции , но затем не оказывали необходимой медицинской помощи . Пострадавший от пыток Станислав , которого пытали электротоком и пробили легкое , рассказывает : «Голова опухла , рука не двигалась , ребра сломаны почти все , печень смещена . В СИЗО меня не приняли , отправили в больницу на операцию . После этого отправили в СИЗО , там медицинская помощь не оказывалась . Надевали мешок , невозможно было дышать» .

    Подавляющее большинство захваченных рассказывают , как с помощью пыток и угроз украинские власти заставляли их подписывать признания , что они являются агентами российских спецслужб . Абсолютное большинство мирных граждан , захваченных украинскими войсками , не выдерживали пыток и угроз и подписывали любые обвинения в их адрес .

    Например , пострадавший Сергей рассказывает : «…по пути , на трассе , продолжили избивать . В этих бумагах был бред — то , что я агент Службы безопасности России . Сказали , что если я не подпишу бумаги , то они убьют мою жену . В СБУ я все подписал . Когда избивали на трассе , мне сломали три ребра» .

    Ополченец Руслан рассказывает :

    «Задержали меня в день моего рождения . Били по голове , потом мешок на голову . В СБУ оперативники издевались над нами , шантажировали семьей . Я взял все на себя , и меня отправили на изолятор . Месяц прожил с вывихнутой челюстью» .
    Целый ряд опрошенных называют конкретные места , где Национальная гвардия и Украинская армия массово использует пытки , или приводят позывные тех , кто подвергал их пытками . Например , упоминают о полигоне Национальной гвардии «Днепр -1 » под Днепропетровском . Пострадавший Владимир , задержанный 4  сентября 2014  года , рассказывает : «Там издевались над нами , унижали , кидали людей в ямы со змеями , могилы заставляли себе копать» . Пострадавший от пыток Андрей также рассказывает об этом месте : «Позывные у тех , которые там служили ,  — Икс , Альбина и Макс . Они издевались как хотели : стреляли над головами . Все были практически переломаны , но они заставляли отжиматься . Одного человека вообще чуть не закопали в яме» .

    Александр рассказывает , как к нему применяли неизвестные медицинские препараты , подвергали пыткам и унижениям :

    «Меня обвинили в том , что я совершил теракт и покушение на пограничников . Начали избивать дубинками , ногами били в голову , потом открыли рот , кинули туда два кислых кубика . Я начал задыхаться и терять сознание .
    Потом , когда меня откачали , дали бумаги на подпись , я подписал их , и отвели в морозильник . Потом отвезли в СБУ , снова давали на подпись бумаги . Я их отказался подписать , и пришли в кабинет четыре человека в черной форме в масках с пистолетами и начали бить . Потом опять заставили подписать бумаги , и я их подписал . Продержали нас в СБУ и отвезли в село к батальону » Днепр -1″. Нас унижали , бросали в яму со змеями , стрелять возле головы и возле ног . Потом я выбрался из ямы , и заставили ползти по асфальту , по стеклам и тоже стреляли возле ног . Потом я дополз до забора , дали лопату , сказали : » Копай себе яму «, и когда я выкопал яму , они опять начали стрелять возле ног» .

    Ополченец Александр также приводит позывные тех , кто их пытал : «…ребята лет по  25 – 28 били по печени , по почке… У первого был позывной Тёма , а у второго — Ветер , тому нравилось втыкать шило в левую лопатку» .

    Часто упоминают также аэропорт города Мариуполя , в котором захваченных держат в промышленном холодильнике и подвергают пыткам , аэропорт города Краматорска .

    Пострадавший Вадим рассказывает , как его избивали и угрожали расправой с семьей : «Меня схватили 28  июля в городском совете Мариуполя . Привезли в аэропорт и поместили в холодильник . Нечем было дышать . Избивали по почкам , коленям , терял сознание , сломали ребра . Конвоир постоянно кричал , часто нас избивали . Угрожали расправой с семьей и дочерью» .
    Денис , захваченный украинской Национальной гвардией 31  июля 2014  года , также рассказывает об этом месте : «Меня привезли в Мариуполь , в аэропорт , где поместили в отключенные морозильные камеры . Там нет света , все лежали на кафельном полу . Вакуумные двери — дышать нечем , духота , задыхаешься» .

    Другие рассказывают , что для охлаждения холодильник включали , и температура в нем достигала минус четырех . Александр , захваченный 4  августа 2014  года , говорит : «Меня привезли в холодильник аэропорта . Некоторые смены забывают холодильник выключить , и температура в нем достигает минус четыре» .

    Ополченец Алексей рассказывает о тех , кого пытают на аэродроме города Краматорска : «Я наблюдал , как с аэродрома запускались системы залпового огня . Был задержан сотрудниками СБУ , которые доставили меня на аэродром и пытали . Меня подвешивали за руки в яме : плиты , к ним веревка прицеплена , веревка — к наручникам , и в таком вытянутом состоянии с завязанными глазами . Меня били по ребрам , по печени , по лицу . Все , кто проходит через аэродром , все подвергаются таким пыткам и издевательствам . Люди , которые приезжают в изолятор временного содержания , все сине — фиолетовые , все побитые , у некоторых сердце не выдержало — умерли . Девяносто процентов оттуда приходят такие . Все побитые , все изувеченные . Там 95- я бригада , были иностранцы с грузинским , с польским акцентом .

    Потом доставили в Харьковскую СБУ , где оперативные сотрудники по приезду тоже поначалу в камере допроса побили . Я весь сине — фиолетовый полтора месяца там находился . В то время как я там находился , они владели моим имуществом , ключами от гаража , от машины . Компьютеры из дома вынесли , технику . Полтора месяца обвинения никакого не предъявляли» .

    Опрошенные также говорят , что украинская сторона на протяжении долгого времени намеренно не регистрирует задержанных ими людей и намеренно нарушает предписанную законодательством процедуру . Например , Лилия Родионова , представитель Комитета по делам беженцев и военнопленных , в свое время также захваченная Украинской армией , рассказывает : «…я попала в СБУ , и меня по документам там не было» . Пострадавший от пыток Алексей также рассказывает о фальсификации документов в Службе безопасности Украины : «Меня в СБУ продержали несколько недель и потом сказали : » Поехали на суд , вот тебе повестка , ты же сам первый раз пришел на суд , мы тебя вызвали вначале с подозрением , а потом через неделю уже вызывали другой повесткой в суд . Я подписал и ту и другую» .

    Полученные Фондом свидетельства позволяют однозначно сделать вывод , что большинство жертв пыток не являются ополченцами Донецкой или Луганской Народных Республик , а относятся к категории мирных граждан . «Причиной» ареста и пыток граждан украинской стороной может быть «наличие телефона российского журналиста» , наличие в личном телефоне «имен с Кавказа — Аслан , Узбек» , телефонный разговор с «депутатом Донецкой Народной Республики» , «оказание медицинской помощи в ДНР» и т .  д . Аналогичной абсурдностью и бездоказательностью отличаются и другие обвинения . Например , ополченец Владимирович рассказывает , что в СБУ его обвинили в продаже комплекса «Кольчуга» : «Я занимался гуманитарной помощью в г .  Славянске , с двумя священниками мы выехали в Крым . Выехали обратно , и при пересечении границы нас уже ждали сотрудники СБУ . На следующий день был суд : меня обвинили продаже комплекса » Кольчуга «, отправке бойцов для учебы в лагерях , в знакомстве с батальоном » Восток » и т .  д . Душить меня пытались , что — то добавляли в воду… Когда сидел в СИЗО , один человек рассказывал , что их пытала Надежда Савченко , она била мужчин в пах» .

    Арестованный сотрудниками СБУ Алексей рассказывает : «…под Славянск , в село Евгеньевка , где был их штаб и по совместительству фильтрационный лагерь… попадались люди совершенно разные , в основном это жители Донбасса . У каждого своя история , но в основном это люди , которые каким — то образом пересекали блок — пост и они почему — то стали подозрительными , их решили отправить на дополнительные опросы .

    В качестве примера могу привести такой случай , когда человек проезжал блок — пост , у него взяли телефон , начали смотреть и нашли там имена кавказские — Аслан , Узбек . Человека забрали и сказали , что он — пособник террористов и знает всех чеченских боевиков . Его забрали , привезли в кунг и несколько дней избивали , говорили : » Расскажи , где прячутся чеченцы ?»
    Нескольких людей задержали просто из — за того , что , паспорт открывают и смотрят там сзади : дети записаны одной ручкой . Говорят : » У тебя паспорт поддельный , все дети написаны одной ручкой «, он говорит : » Я терял паспорт , мне его восстанавливали и переписывали «.  — » Нет , ты агент «,  — и его тоже в фильтрационный лагерь» .

    В целом ряде случаев для участия в обмене пленными украинские власти совершают аресты граждан , которые заведомо не совершали никаких правонарушений . Например , Наталья , 58  лет , рассказывает : «Приехали , сказали , что с моего телефона звонили , и еще нужно ехать с ними . Привезли в аэропорт , держали в холодильнике , есть не давали . Полы кафельные , каждые 20  минут включается двигатель холодильника . Сказали , что я изменница родины и меня ждет пожизненное . В СБУ быстренько составили все документы и отправили в суд . На другой день пребывания в СИЗО написала заявление , чтобы мне объяснили все , но меня не приняли . Потом меня опять повезли , посадили на автобус и сказали , что везут на обмен» . Александр рассказывает : «Был задержан на въезде в Харьков , когда хотел выполнить просьбу своего приятеля — передать посылку . После чего был отправлен в здание СБУ . Просидел там полгода и был освобожден по обмену военнопленными» .

    В большинстве случаев мирные граждане Украины также подвергаются избиениям и угрозам расправ с семьей . Например , Геннадий рассказывает : «Созвонился с другом , собрался ехать в спортзал . На остановке меня вытащили из машины , никто не представился , лицом положили на дорожное покрытие , наносили удары по ребрам , разбили очки , повредили глаз . На голову надели мешок , на руки наручники и посадили в машину . В машине выслушивали угрозы в свой адрес и адрес своей семьи . В конце концов я потерял сознание . Очнулся только от запаха нашатырного спирта . По приезде в СБУ я увидел , что у меня поврежден глаз . Потом повезли на обмен» .
    Артем рассказывает : «Меня задержали возле автомагазина . Сказали , что кто — то показал пальцем на меня , что я участвовал… Привезли меня в отдел , обыскали всю мою машину , меня избили и еще угрожали . Забрали телефон и документы . Но так как не было доказательств , меня опустили . Я вернулся домой , потом мне позвонили , сказали , что у них остались документы на машину . Я поехал , чтобы их забрать . Заставили подписать документы . Опять били . Привезли в больницу , просили , чтобы не писал никаких жалоб . Потом привели в суд , осудили , потом меня повезли в Харьков , в тюрьму . Пробыли там сутки , повезли на обмен» .

    Александр рассказывает , что в некоторых случаях захваты осуществляют с участием и согласно информации «Правого сектора» : «Меня повалили на землю и связали . Они сказали , что из  » Правого сектора «. Привезли меня по месту прописки . Было постановление об обыске , во время которого мне подкинула патроны . В СБУ сказали , что простят патроны , если расскажу все . Я заявил , что ничего не знаю . После этого меня отвели в другую комнату и два раза избили . Угрожали , что убьют мою семью . Ближе к вечеру приехал адвокат и потребовал скорую . Она приехала , мне оказали первую помощь , но отказали в госпитализации , если не подпишу . Я подписал протокол» .

    В ряде случае захваты не носят предусмотренного законодательством характера и не регистрируются . Например , Михаил рассказывает : «Примерно в конце июля меня задержали . Привезли меня за какие — то гаражи , приковали руками к дереву , подвесили и стали избивать руками , ногами , деревянными палками . Я несколько раз терял сознание от болевого шока . Они пытались узнать об ополченцах . Я сказал , что не имею к ним никакого отношения . У меня забрали деньги и сказали добираться домой самому . Вернулся домой . Отлеживался . Где — то в начале августа — снова они . Привезли в райотдел , начали меня избивать , стали надевать мне на голову мешок и перекрывать кислород» .

    Категория: Геноцид русских в бывшем СССР | Добавил: Elena17 (29.11.2014)
    Просмотров: 205 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz