Вторая чеченская: Проклятые земли. Партизанская война 2000-2002 гг. Часть I, эпизод второй - Чечня - Русский Геноцид - Каталог статей - Архипелаг Святая Русь
Меню сайта


Категории раздела
Революция и Гражданская война [64]
Красный террор [136]
Террор против крестьян, Голод [169]
Новый Геноцид [52]
Геноцид русских в бывшем СССР [106]
Чечня [69]
Правление Путина [482]
Разное [57]
Террор против Церкви [153]
Культурный геноцид [34]
ГУЛАГ [164]
Русская Защита [93]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 3949


Форма входа


Поиск


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 18.01.2017, 08:48
    Главная » Статьи » Русский Геноцид » Чечня

    Вторая чеченская: Проклятые земли. Партизанская война 2000-2002 гг. Часть I, эпизод второй

    Долины Дагестана

     

    Цумадинский район

    Боевики начали вторжение с Цумадинского района. Это достаточно глухие места на границе с Грузией. Первые отряды джихадистов, вошедшие в Дагестан, состояли в основном из местных жителей. Несколько сел Цумадинского района они захватили спокойно, даже буднично. Убивали милиционеров, но поначалу насилие этим и исчерпалось. Ваххабиты успели пустить здесь корни. Новоприбывшие не ожидали сопротивления: считалось, что Цумада станет еще одной Кадарской зоной.

    Однако на сей раз Москва отреагировала решительнее, да и среди военных хватало желающих расправиться с фанатиками. Журналисты, даже оппозиционные, отмечали, что боевой дух солдат в Дагестане 1999-го оказался куда выше, чем в Чечне 1996-го.

    В Цумадинский район на вертолетах отправились части МВД общим числом более семисот человек. На следующее утро слуги Фемиды в коротком бою столкнулись со слугами Аллаха — закон победил. В тот же день на борцов за веру обрушился удар боевых вертолетов 58-й армии, после чего распространение правильной версии магометанства в Цумадинском районе застопорилось. Поначалу с боевиками воевали кто как: начальники смутно представляли себе, что происходит, а у милицейского руководства не нашлось даже карт местности. Однако командиры на местах смогли импровизировать и эффективно вытесняли неприятеля из сел. Пехота шла в бой под прикрытием брони. Солдаты защищали машины от гранатометчиков, а техника брала на себя пеших боевиков.

    Необходимость реально воевать неприятно удивила джихадистов. Позиции стояли необорудованными, противопехотные мины лежали в грузовиках и в таком виде доставались русским. Другим неприятным сюрпризом для боевиков стало отсутствие поддержки со стороны населения. Энтузиазма при виде ваххабитов никто не испытывал. Наоборот — федералов приветствовали как освободителей.

    •  

       

      1/2 Дагестанская милиция

       

       

    Но останавливать вторжение из-за такой мелкой осечки воины джихада не собирались. Геннадий Трошев, командовавший Северо-Кавказским округом, 3 августа получил приказ о переброске в угрожаемый район десантных частей. Почти одновременно командование 58-й армией принял суровый и энергичный ветеран первой войны Владимир Шаманов. На аэродром Махачкалы один за одним садились грузовые «ИЛы» с солдатами и снаряжением. В это время на границе уже шли перестрелки между милиционерами и  боевиками. Вторжение распространилось к северу, на Ботлихский район.

    Ботлих

    Главные силы чеченцев во главе с Басаевым и Хаттабом появились на сцене 7 августа. Вожди вели с собой 600–700 человек. Частично это были те, кто отступил из Цумады. Основную массу боевиков составляли чеченцы, меньшую — дагестанцы, однако довольно много имелось и иностранцев, в частности, арабов. Джихадисты быстро заняли несколько крупных сел. В сам Ботлих уже вошла рота 7-й дивизии ВДВ, усиленная гаубицами и парой самоходок. Утром десантники узнали от беженцев, что соседние села захвачены. Вертолет, вылетевший на разведку к поселку Рахата, обстреляли с земли из гранатометов. Боевики спокойно разоружили милицию и уже окапывались в новоприобретенных деревнях.

    В захваченных селах басаевцы провозгласили шариатское правление. Выглядело это как кровавый фарс: например, в деревне Шодрода сельский учитель стрелял по боевикам из окна и ранил одного из захватчиков в ногу. Над ним учинили шариатский суд, постановивший в соответствии с принципом талиона прострелить ногу самому педагогу. К счастью для воинственного учителя, исполнять приговор полагалось самому пострадавшему, но тот уже залечивал рану в Грозном.

    Басаев, опять же, не рассчитывал на особенно активное сопротивление. Судя по его словам, он полагал, что вся война окончится незначительными перестрелками, а дальше российские власти смирно примут навязанное им положение вещей. Однако политическое руководство России уже не имело ни желания, ни возможности пойти на попятную. Военным дали отмашку делать с обнаглевшим неприятелем все что угодно.

    Вечером 7 августа позиции боевиков у Рахаты обстреляли с вертолетов. Авиация в эти дни стала одним из главных аргументов русских. Правда, беспорядок, воцарившийся в армии в 90-е годы, давал о себе знать. В частности, исключительно неудачно было выбрано место для одного из аэродромов под Ботлихом — взлетная полоса простреливалась с высоты Ослиное Ухо, занятой боевиками, и вскоре басаевцы воспользовались «подарком», спалив несколько вертолетов противотанковыми ракетами прямо на земле. Преступная халатность, но это еще не все: аэродром перенесли только после второго обстрела, когда ПТУРами сожгли следующий Ми-8.

    До 13 августа активные действия так и не начались: ваххабиты укреплялись на захваченных высотах и в поселках, русские подтягивали силы. Зато в РФ произошла кадровая перестановка, определившая очень многое. Премьер-министром России был назначен Владимир Путин, сразу начавший делать жесткие заявления.

    Через несколько дней после этого сражение в Ботлихском районе развернулось в полную силу.

    Первой целью наступающих русских стала та самая командная высота Ослиное Ухо. Небольшой (60 человек) отряд десантников при поддержке мотострелков попытался отобрать гору у боевиков, но быстро попал под огонь. Десантники сражались с обычной отвагой, но после шестичасового боя у них кончились боеприпасы. На высоте погибли тринадцать солдат. Отряд отступил. Еще неделю вокруг Ослиного Уха шли бои, и каждый день стоил русским нескольких жизней. Упорство боевиков сломили только массированные удары авиации и артиллерии. Одновременно русские части штурмовали прилегающее к Ослиному Уху село Тандо и высоты вокруг Рахаты.

    Позиции пехоты и площадки для артиллерии едва втискивались на высоты. Иной раз вертолеты, прилетавшие для снабжения передовых, садились прямо между стволами орудий: больше действительно некуда было приткнуться. Бытовые условия традиционно выглядели по-спартански. Даже с униформой не все оказывалось гладко:

    «Солдаты носили полнейшую разносортицу (у самого была то ли „березка“, то ли „афганка“, то ли что-то сборное из них). Перед отправкой нашему свободному батальону не выдали обмундирования, лишь тем солдатам, у которых визуально каблуки на сапогах были стерты чуть ли не в ноль, дали новую обувь», — описывал походный быт военнослужащий.

    Полуголые артиллеристы под палящим солнцем среди каменной пыли били с высот по засевшим в живописных долинах ваххабитам.

    Тактика русских была несовершенна. Ошибки делали регулярно, и за каждую платили кровью. 90-е годы стали не лучшим временем для страны — учения проводились редко, а то и не проводились вовсе. К тому же многомиллионное государство располагало ничтожно малым количеством действительно боеспособных войск, способных покинуть военные городки и воевать. В Дагестан стягивались части со всей страны. «Если бы сейчас на нас сбросили небольшую атомную бомбу, Россия осталась бы беззащитной», — замечал один из офицеров. И это не похоже на хвастовство. Разложение армии к тому моменту зашло далеко — и с боевой подготовкой, и с оснащением было плохо. Танковый парк, например, представлял собой странное зрелище — изношенные современные образцы рядом с древними Т-62.

    Могли не работать рации, тяжелое оружие выходило из строя. Известен, например, случай, когда автобус с боевиками уехал из-под огня только потому, что при расстреле предыдущей машины у солдат заклинил АГС. Уровень выучки колебался от вполне приличного до опасно низкого. Эти проблемы касались всех. «Летчики мало летают между вооруженными конфликтами. Керосина нет, как всегда. Армия нищая, не летают, не стреляют. Это не летчиков вина», — с досадой говорил в интервью один из командиров. Доходило до диких ситуаций: рота 173-го отряда спецназначения ГРУ перед отправкой на позиции успела поработать в колхозе. Когда командир батальона попросил собственное начальство не привлекать боевую часть к сельхозработам ввиду скорой поездки на войну, комбриг ответил: «А чем я вас зимой кормить буду?» Страна могла положиться в основном на решительность своих солдат, их готовность идти в огонь и иногда на превосходство в тяжелом оружии.

    Война по-прежнему держалась на простом пехотинце. Каждый день девятнадцатилетнее секретное оружие русских возвращалось из боя, сдержанно улыбалось журналистам и на следующий день снова лезло в пекло под прикрытием гаубиц и БМП.

    •  

       

      Знаменитая серия фотографий. Часто солдат на фото приписывают к спецназу ГРУ, но в действительности это разведка ставропольского 247 десантно-штурмового полка.

       

       

    «Мы вернулись с задачи с Ослиного уха, на вертушке. Вытаскивали погибшего десантника. Маски наспех сделали перед выходом из вертолета из мед. косынок, не хотели перед журналистами светиться, настроение было хреновое, неделю не отдыхали, да еще много у пехоты нашей потерь было на Ослином ухе», – рассказывал один из героев фото об этом эпизоде

    В середине августа в Дагестан прибыли спецназовцы, а из Цумадинского района подтянулись отбивавшие там нападение части ВВ. Разведчики и вэвэшники добились одного из первых серьезных успехов, заняв перевал Харами в тылу у боевиков и истребив его защитников. Перед войной спецназовцы хорошо изучили местность, и теперь смогли быстро и эффективно организовать операцию во вражеском тылу. Теперь басаевцы под Ботлихом лишились подкреплений. К тому же активность русской артиллерии постоянно росла,  и положение ваххабитов становилось безнадежным. К 23 августа отряды Басаева и Хаттаба организованно отошли из Ботлихского района обратно на территорию Чечни.

    Кадарская зона

    В тылу у русских оставалась Кадарская зона. Разгромить этот анклав было необходимо, поскольку мирные овцеводы в любой момент могли ударить в тыл войскам на границе Чечни и Дагестана, а на вооружении у этих буколических пастухов имелись в том числе и минометы.

    Первая попытка уничтожить Кадарскую зону обернулась тяжелым боем и потерями. Холодным туманным утром 29 августа отряд разведчиков внутренних войск скрытно подошел к доминирующей над местностью горе Чабан и ворвался на высоту, перебив охрану. Часового застрелили из автомата с глушителем. Однако один из боевиков успел начать пальбу. Из села гору принялись обстреливать. В это время отряд, который пытался войти в деревню, застрял на дороге, забитой беженцами, а затем столкнулся с организованным сопротивлением и отступил. В этом бою погибла медсестра Ирина Янина, таскавшая раненых из-под огня. Она стала первой женщиной — Героем России; увы, посмертно.

    В это время на горе шел отчаянный бой. Из-за тумана огневую поддержку кое-как осуществлял всего один вертолет, а разведчики оказались окружены ордой боевиков. Выручать их отправился небольшой сводный отряд из спецназовцев, махачкалинского ОМОНа и снайперов «Вымпела». Шли в густом тумане. С высоты просили о помощи, там было множество раненых. Солдат деблокирующего отряда вспоминал:

    Навстречу из тумана как привидение выскакивает «Ночь» (позывной — S&P). В одной руке «Стечкин», в другой граната без чеки. Глаза ошалевшие.

    Спасители с помощью проводника сумели забраться на гору и обнаружили, что сами окружены — на высоте, простреливаемой из автоматических гранатометов. В конце концов, при помощи подошедших вымпеловцев обе группы сумели отступить — ценой потери восьми солдат и офицеров убитыми.

    Попытка занять Кадарскую зону нахрапом не удалась, и ее принялись утюжить воздушными и артиллерийскими ударами. Генерал внутренних войск не сумел должным образом провести армейскую операцию, руководство в этом секторе взял на себя Трошев. Правда, все время сказывались недостаток самого необходимого и плохая выучка. Авиации наступающим категорически не хватало, поэтому удары с воздуха редко оказывались по-настоящему весомыми. К тому же Трошева подстегивали сверху, требуя как можно скорее заканчивать операцию. Такое положение приводило к тяжелым штурмам с большими потерями. Например, 5 сентября группа дагестанского ОМОНа попала в окружение во время уличных боев прямо в Карамахи, погибло 11 человек. Один из раненых двое суток полз к своим с простреленными ногами.

    Боевики опирались на огневые точки в капитальных каменных подвалах. Чтобы их подавить, требовалось гораздо больше снарядов, чем имели федералы. В итоге, как замечал капитан ВВ Игорь Дубовик, «Село Чабанмахи бралось руками — при помощи стрелкового оружия».

    Мятежники оказались неплохо вооружены, позиции здесь готовились загодя. В мирных аулах имелись ПТУРы, автоматические пушки, и даже, что особенно возмущало штурмующих, крупнокалиберные снайперские винтовки, только-только появившиеся в российской армии на вооружении.

    Однако возможности боевиков быстро иссякали. Кадарская зона находилась в глубине Дагестана, подать ей помощь из Чечни не получалось. Нападения на другие районы провалились, так что выбор оказался невелик: или прорыв, или гибель. Артиллеристы с азартом обстреливали выявленные позиции. Боевики попытались выпросить у дагестанских властей коридор в Чечню, однако Трошев заявил, что командует здесь он, а не местные власти, и никаких коридоров не будет. Русским не хватало людей для создания настоящего «котла», так что около полусотни боевиков сумело между 10 и 11 сентября под огнем прорваться на запад. Примерно двумстам их товарищам не повезло — они погибли или попали в плен. Зачистка не обошлась без трагических эпизодов: в одном из бункеров в Карамахи нашлись женщины с детьми и трое раненых боевиков, которые принялись палить из-за их спин, убив одного из солдат. Военные выпустили нонкомбатантов, после чего изрешетили боевиков. Трупы взбешенные солдаты проволокли за БТРом.

     

    Евгений Норин для спецпроекта, посвященного Второй чеченской войне

    Категория: Чечня | Добавил: Elena17 (08.02.2016)
    Просмотров: 232 | Рейтинг: 0.0/0
    Сайт создан в системе uCoz