Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Суббота, 18.09.2021, 12:44
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4067

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Февраль 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728

Архив записей

Друзья сайта


19:44
С.В.Передерий. Демографические проблемы на юге России
Сложные и неоднозначные демографические проблемы в южном регионе России можно правильно понять только при их рассмотрении в тесном взаимодействии с этнополитическими процессами.   Так, важной особенностью Северного Кавказа, существенно влияющей на развитие этнополитических и демографических процессов, является исторический характер освоения территории, которая одной из последних была включена в состав Российской империи.  Включение территории Северного Кавказа в состав России носило, как известно, двойственный характер - с одной стороны, это добровольное вхождение в состав государства, с другой, это военная колонизация, которая вылилась в большую кавказскую войну, споры об уроках которой до сих пор не утихают. Это все вызвало большие миграционные потоки как внутри Северного Кавказа, так вне его: окончание кавказской войны и реформы 1860-х годов привели к мощной волне миграции на Северный Кавказ.

Миграционные потоки советского периода включали и принудительную компоненту: в результате борьбы с казачеством, массовых репрессий в ходе коллективизации, депортации немцев и ряда северокавказских народов коренное население заменялось пришлым, в основном русским. К концу 50-х годов ХХв. численность русских в республиках Северного Кавказа превысила довоенную в 1,2 раза. Продолжавшийся в 60-х годах рост численности русских сменился сокращением. Так, в 70-е годы ХХв. численность русских сократилась на 4,5%, в 80-е годы на 3,7%.[i] Все это происходит на фоне растущей общей численности автохтонных народов. Быстрее всего теряла русское население сельская местность во всех северокавказских республиках. В 90-е годы численность русского населения данных республик сокращалась уже на 10-11 тысяч человек в год, отрицательное сальдо миграции выросло более чем в три раза. При этом в отдельных их них интенсивность миграционного оттока русских быстро нарастала (Дагестан), в других катастрофически росла (Чечня, Ингушетия). Отток русских, охвативший республики Северного Кавказа, стал проходить не только в условиях экономического кризиса, но и высокой этнополитической напряженности, этнических конфликтов, активно распространяющейся русофобии, из-за чего основная часть русского населения перестала ощущать свою защищенность.

Как отмечается в итоговых документах региональной научно-практической конференции «Славянские народы на Северном Кавказе: проблемные вопросы», славяне стали главной мишенью агрессивных действий международного терроризма, религиозного экстремизма, фашиствующих националистов, сепаратистов и других деструктивных сил.[ii]  Десятки тысяч славян погибли, сотни тысяч были вынуждены покинуть исконные места своего проживания в том числе и в тех регионах, где первое в истории этих мест оседлое население было славянским и где, таким образом, славяне являются коренными жителями. В результате грабежей, убийств, захвата домов и квартир еще до начала вооруженного противостояния в 1994 г. из Чеченской Республики бежало 200 тыс. славян. Моноэтничной стала и Ингушетия, почти вдвое сократилась численность славянского населения в Дагестане. Продолжается выезд славянского населения из Карачаево-Черкесии, Моздокского района Северной Осетии - Алании и других. Исход русских, славянского населения, образно говоря, «цементирующего» весь социум в этом регионе, неизбежно повлечет за собой ряд социальных катаклизмов. В ряде северокавказских республик сформировались этнократические режимы, проводящие политику «выдавливания» русского населения. Осуществляется дискриминация русских при формировании властных структур, при назначении руководителей предприятий и учреждений. В то же время, создается система многообразных политических, правовых, экономических, идеологических, опасных религиозных и иных привилегий для представителей так называемых «титульных» этнических групп. Утверждение кланово-этнической системы организации власти и бизнеса в сочетании с криминальной приватизацией привело к нарастанию тенденций неравенства по национальному признаку. Славянское население, традиционно осуществляющее производительные формы труда, стало основным объектом эксплуатации со стороны торгово-посреднического капитала и паразитического псевдо-предпринимательства. Значительные суммы федеральных дотаций, поступающих в северокавказские республики, также распределяются, преимущественно, между представителями кланов и этнических групп, занимающих ключевые позиции в чиновничьем аппарате. Результатом этих действий становится подрыв реального сектора экономики республик, отток славянского, а вместе с тем - и части «титульного» населения, представители которого вынуждены в поисках работы мигрировать в другие регионы страны, например в Москву, Санкт-Петербург и за рубеж.

Негативные тенденции проявляются не только в национальных республиках, но и в краях и областях Южного Федерального Округа, с той особенностью, что в этих регионах значительная часть бизнеса подчинена не просто клановым, но и мафиозным этническим группировкам. Эти этнические группировки господствуют во многих секторах торговли. Монополизм этнических мафиозных структур в торговле ведет к завышению цен и соответствующему снижению реальной покупательной способности населения и пополнению бюджета преступного мира. Влияние мафиозных этнических группировок распространяется не только на торговлю, но и на другие отрасли, в том числе промышленность и строительство. Своего рода этнической агрессии подверглись в последние годы ключевые рекреационные территории Северного Кавказа, и прежде всего - имеющие не только региональное, но и общегосударственное и международное значение районы черноморского побережья и Кавказских Минеральных Вод. Значительная часть мигрантов направляется не просто в хорошо освоенные районы, но в те, где можно, не прилагая особых трудовых усилий, извлекать доходы и сверхдоходы в сфере ренты от эксплуатации природных ресурсов.

Проявления национализма и их рост по отношению к русским со стороны других более организованных этнических групп не являются чем-то новым и уже фиксировались предыдущими исследованиями. Так, отмечалось, что русские ощущают на себе проявления национализма в 8 раз чаще, чем проявляют его сами.1 Не может не вызывать беспокойства и то, что большинство опрошенных настойчиво указывают на изначальную неравность возможностей народов, проживающих в регионе, и явную ущемлённость положения русских2. Положение славянского населения на Юге России усложняется и тем, что его интересы фактически игнорируются многочисленными т.н. «правозащитными» организациями и деятелями, отечественными и зарубежными, оказывающими существенное влияние на политику федерального центра и на формирование международного общественного мнения. Во многих случаях эти организации занимают явно русофобские позиции и играют провокационную роль, способствуя разжиганию этнических конфликтов, оказывая покровительство фашиствующим националистам и сепаратистам и выступая фактически в роли инструментов геополитических сил, стремящихся к расчленению России. В число злободневных и явно угрожающих безопасности региона выдвинулась проблема нелегальной и избыточной миграции. Эта проблема напрямую связана и с другой - не менее значимой - этнической преступностью. Межэтнические конфликты, сепаратизм, этническая преступность и другие угрозы безопасности, связанные с этническими меньшинствами и диаспорами, являются сложной и болезненной проблемой не только для юга России и Ставрополья, но и для России в целом. В Концепции национальной безопасности РФ подчеркивается: «Этноэгоизм, этноцентризм и шовинизм, проявляющиеся в деятельности ряда общественных объединений, а также неконтролируемая миграция способствуют усилению национализма, политического и религиозного экстремизма, этносепаратизма и создают условия для возникновения конфликтов»3. Неконтролируемая миграция опасно деформирует геополитическое пространство России, в т.ч. на ее южных рубежах, и содержит в себе непосредственную угрозу территориальных потерь4. Трагедия югославского населения Косово началась в не столь отдаленные 50-е годы ХХв. с безответственного решения И.Б.Тито предоставить право на жительство 200 тыс. албанских нелегальных мигрантов. В годы правления И.Б.Тито в Югославии бежавшие из Албании беженцы получили разрешение на проживание в этой республике, демографически укрепились и в результате известных событий утвердились в Косово, выдавив окончательно коренных сербов. Православные храмы ими взорваны и снесены до основания, и Косово, историческая святыня православных сербов, перешло под контроль албанских мусульман.

Что нужно сегодня сделать нам, каковы конкретные предложения? В нашем взрывоопасном регионе мы должны обратить особое внимание научного сообщества и общественности, властных структур на недостаточную разработанность политики центра в области межнациональных отношений. Исходя из этого, изменение содержания национальной политики является, если можно так выразиться, кричащей необходимостью. Она должна включать в себя комплекс мер по защите и возрождению русского народа как государствообразующего, развитию его культуры и росту национального самосознания. Другая сторона этой политически актуальной проблемы - фактически бесправное и, соответственно, незащищенное положение русских в самой многонациональной РФ. В связи с этим следует вполне определенно признать как глубоко порочное, порождающее многочисленные проблемы национального характера и унижающее положение русских само государственное устройство РФ. Так, закрепленная в Конституции РФ 1993 г. модель федерации декларируется как симметричная, однако на практике государственное устройство нашей страны сочетает в себе элементы как федеративного, так и конфедеративного союза. Фактически бывшие российские национальные автономии, получившие статус этнотитульных субъектов - республик, оказались в привилегированном положении по сравнению с другими субъектами - краями и областями. Получается, что на конституционном уровне одни этнонациональные общности имеют более высокий статус, чем другие. Фактически был реализован на практике принцип приоритета титульного этноса, республики - субъекты Федерации - стали государствами этнонаций, давших им имя, а не всех этнических групп, проживающих в данном регионе. Столь значительных пережитков конституционного неравноправия двух видов субъектов не знает ни одна из зарубежных федераций.

Говоря в целом о российском федерализме, отметим, что он является не столько плодом научно разработанной концепции, сколько результатом соображений политической конъюнктуры, носивших ситуативный характер. Как известно, частично процесс распада РФ был приостановлен начавшейся в 1994г. практикой подписания двусторонних договоров о разграничении полномочий и прочими возможными соглашениями более узкого характера. Заметим, что подобная практика также не имела аналогов в мире. Но несмотря на это метастазы сепаратизма глубоко поразили нашу страну. К сожалению, на протяжении всего советского периода народы многонациональной России стали рассматривать право на помощь себе, как нечто само собой разумеющееся, как своего рода долг русской нации, ее обязанность. Напомним, что под прикрытием тезиса о советском интернационализме и патриотизме в РСФСР оставалось 50% подоходного налога, в республиках - 100%. Мало что изменилось и к настоящему времени. Из средств массовой информации известно, что 30 регионов из 89 до последних решений президента РФ В.В. Путина отказывались в той или иной форме перечислять средства в федеральный бюджет. Парадоксальная ситуация длилась до 1997 г.  - в некоторых регионах - донорах доход на душу населения оказался ниже, чем у получателей помощи из центра.1 

В современной научной литературе уже высказано мнение, что «... парадигмальной ошибкой и в теории, и в общественной практике была и сейчас остается формула «национального вопроса», исключающая собственно русских: в нем было место только народам окраины, т.е. национальным меньшинствам».2 Как известно, русский народ был исключен из числа субъектов федерации, поскольку ни русской союзной республики в СССР, ни русской автономной республики в РСФСР не было и нет до сих пор. Следствием подобного положения дел является то, что сегодня русские переживают кризис национального самосознания, государственно-патриотических ценностей, нравственных и социальных идеалов. Следует признать очевидным тот факт, что и на самой территории РФ идет притеснение русских, сопровождаемое насилием и физическими угрозами. Складывается впечатление, что некому остановить этот процесс, а властные структуры либо не могут, либо не хотят этого сделать.

Сегодня приходится констатировать, что распад СССР, его последствия ударили прежде всего по русскому народу, который оказался в разделенном состоянии, утратил лидирующее положение не только в новых государствах РФ, но и в самой России. В самом деле, нельзя не замечать, что доминирующее положение в большинстве сфер общественной жизни страны заняли представители активно действующих национальных меньшинств, которые, как правило, имеют за пределами РФ свои государственные образования.

Комплекс факторов, связанных с одной стороны, с изменением геополитической ситуации, вызванной ликвидацией СССР и ростом этнического и конфессионального сепаратизма и исламского фундаментализма и с другой - с активизацией диаспор приводит к появлению новых вызовов и угроз безопасности и требует специального исследования, включая построение прогностических моделей. В качестве основных показателей, характеризующих изменения в демографической ситуации страны, региона, области, принято считать численность населения, соотношение мужчин и женщин, возрастной состав населения, коэффициенты миграционного прироста и т.д. Рассмотрим, как изменялись эти показатели в ЮФО последние 10 лет и что нужно предпринять для улучшения ситуации. В целом, в сравнении с 90 годами ХХв., демографическая обстановка в ЮФО характеризуется медленным ростом общей численности населения. (Напомним, что на территории ЮФО проживает 1/7 часть населения страны)[iii]. В основном этот рост можно объяснить медленным, но верным увеличением численности населения в Краснодарском и Ставропольском краях (где достаточно высок миграционный прирост), а также в республике Дагестан. Территорией с самой большой численностью населения являются Краснодарский край (5.106 тыс.чел.) и Ростовская область (4.366 тыс.чел.) - два наиболее важных экономических центра Юга России. Наиболее малонаселенные территории - это Республика Калмыкия (291 тыс.чел.), Карачаево-Черкесия (437 тыс.чел.), Дагестан (476 тыс.чел.), Ингушетия (476 тыс.чел.), Северная Осетия - Алания (707тыс.чел.)3.

Соотношение численности городского и сельского населения является простейшим индикатором, тесно корреспондирующим с уровнем промышленного и социального развития территорий. В целом по РФ в последние годы это соотношение не меняется и составляет с небольшими погрешностями 73% городского к 27% сельского населения. Что касается ЮФО, то мы здесь видим совсем другое соотношение: 58% городского и 42% сельского населения. Однако этот показатель не однороден внутри ЮФО. Наибольший процент городского населения отмечается в Ростовской (67.6), Волгоградской (75.2), Астраханской (67.7) областях, а также в Республике Северная Осетия - Алания (65.4). Самый низкий процент показывает Чеченская Республика, где доля городского населения составляет всего лишь 33.7%. На остальных территориях этот показатель колеблется от 42% до 55%.

Что касается продолжительности жизни населения при рождении, то ЮФО по этим показателям занимает первое место в Р.Ф.: в среднем здесь живут до 67 лет: мужчины до 62, а женщины до 73. Это место досталось округу благодаря таким республикам с долгожителями, как Ингушетия, Дагестан, Северная Осетия - Алания. Последнее место в ЮФО занимает Астраханская область, у которой по этому показателю 32 место по России - 65 лет. Стоит заметить, что за последние годы этот показатель в ЮФО достаточно стабилен.

Подводя итоги рассмотрению демографической обстановке на Юге Европейской части РФ, можно констатировать, что в целом ее показатели сравнительно неплохие. Имея известные сложные и затяжные этнополитические проблемы на Северном Кавказе, ЮФО все-таки находится впереди других регионов РФ по таким параметрам как коэффициенты рождаемости и смертности, а также по продолжительности жизни.

 

 



[i]  Белозеров В.С. Демографические процессы и динамика расселения русских в республиках Северного Кавказа - Этнические проблемы современности. Ставрополь, 2002, вып. 6, с. 39.

[ii] Славянские народы на Северном Кавказе: проблемные вопросы. Материалы региональной научно-практической конференции. Ростов - на -Дону, 2003, с. 148.

1 См. проект «Юг России - регион национального согласия и мира». Исследования проводились в ноябре 2001 г. Центром социальных и маркетинговых исследований (г. Краснодар, рук. Реммлер В.Ю.) по заказу Южного регионального ресурсного центра. Опрашивались: гг. Краснодар, Ростов, Ставрополь, Майкоп, и 14 сельских населенных пунктов. Положение в сфере межнациональных отношений в Ставропольском крае признано наиболее сложным.

2 Авксентьев В.А., Бабкин И.О., Медведев Н.П., Хоц А.Ю., Шнюков В.В. Ставрополье: этнополитический портрет. Ставрополь, 2002, с. 64-73.

1  См.: Известия, 26.05.1998 г.

2 Татунц С.А. Этносоциология: проблемы, перспективы преподавания. - Вестник МГУ, сер. 18. Социология и политология, 2000, №1; с.77; Более подробно см.: Рыбаков С.Е. Анатомия этнической деструктивности.II. Этнический радикализм. - Вестник МГУ, сер.18. Социология и политология, 2001, №4.

 

[iii] Всероссийская перепись населения 2002 года [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.perepis2002.ru/index.html?id=11
Категория: Демография | Просмотров: 3053 | Добавил: rys-arhipelag