Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Суббота, 30.05.2020, 11:59
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4053

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Март 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Архив записей

Друзья сайта


20:06
Сергей Михеев. Ксенофобии нет

Генпрокуратура и ФСБ в очередной раз обещали усилить борьбу с преступлениями националистического и экстремистского характера
 
Это очень своевременно. К примеру, недавно вопиющий случай ксенофобии случился в Дагестане, где русскому назначенцу Москвы отказали в гостеприимстве именно потому, что он русский. Впрочем, возникает впечатление, что борьба с ксенофобией нужна, в первую очередь, для того, чтобы отвлечь внимание общественности от подобных провалов федеральной власти.

Ну а силовые органы уже лет семь-восемь как планомерно усиливают давление на русских национал-экстремистов - ужесточено законодательство, разогнан ряд организаций, осуждены десятки их участников – но пока никакого особого прогресса в этой сфере, честно говоря, не наблюдается. Более того, надо откровенно признать, что многие русские внутренне поддерживают настроения неприязни к разного рода «приезжим». И эти настроения, скорее, усиливаются, а не ослабляются по мере того, как «приезжих» в русских городах и селах становится все больше и больше год от года. не поэтому ли суды присяжных раз за разом оправдывают всевозможных скинхедов и им подобных? 

Дмитрию Медведеву вскоре представят доклад Генпрокуратуры, в котором будет раздел, посвященный борьбе с ксенофобией. Генпрокурор Юрий Чайка полагает, что экономический кризис обострит эту проблему. Он пояснил, что в России много иностранцев, приехавших на работу. «Теперь многие из них лишились заработка, и многим просто некуда ехать, - заявил Ю.Чайка. - Отсюда и проблемы. Мы работаем в направлении снятия напряжения. Ведется большая работа. Мы координируем свои усилия с МВД. Думаю, что работа по противодействию ксенофобии будет нарастать». 

Очень интересная постановка вопроса. Мигранты потеряли работу из-за кризиса, работодатели выбросили их на улицу, денег на обратную дорогу нет. Как решить эту проблему? Бороться с кризисом? Сократить количество мигрантов? Призвать к ответу недобросовестных работодателей? Дать мигрантам денег на обратную дорогу? Не угадали! Ответ прокурорских работников – «Бороться с ксенофобией!». В общем, в огороде бузина, а в Киеве дядька. 

Конечно, можно с подачи либеральных – и, чаще всего, прозападных - правозащитников объяснять все «врожденной нетолерантностью русских».

Очень удобно, так как, если принять на вооружение этот откровенно расистский аргумент, можно ограничиться постоянным наращиванием давления на русское население страны и не решать другие, весьма важные проблемы, которые являются основными подпитывающими причинами роста популярности ксенофобских настроений в обществе. Причин таких немало. Но в качестве основных выделить можно три. 

Первая – абсолютно бездумная практика поощрения неограниченной и нерегулируемой миграции нацменьшинств - причем не только из российских регионов - в регионы с традиционным преобладанием русского населения. Во все времена укрепление национальных регионов российского государства происходило за счет поощрения миграции русских в национальные регионы. Это на многие века стало залогом прочности многонационального государства. Логика такого процесса была абсолютно прозрачной, понятной и эффективной. Россия никогда бы не стала такой большой страной, не удержала бы дальние регионы, если бы власти не практиковали именно такой подход. 

Однако сейчас над страной ставят очередной эксперимент. Впервые в истории России в стране официально поощряется обратный процесс, заселение условно «русских» территорий представителями нацменьшинств и вытеснение русских из условно «национальных» регионов - не говоря уже о бывших советских республиках. Отрицать это невозможно, так как есть неумолимые цифры официальной же статистики изменения этнического состава населения в российских регионах. 

Если отбросить конспирологию и теорию всемирной русофобии - в которых, впрочем, есть доля истины, как показывают международные события - то основным движущим мотивом такой политики являются деньги. Во-первых, правящий класс таким образом решает свои финансовые и управленческие проблемы. Во-вторых, свято веря в деньги, как универсальное средство и почти смысл всего мироздания, считает, что и единство России можно наиболее эффективно укрепить именно через решение денежных вопросов. 

Этот эксперимент, как и многие другие эксперименты над Россией, наверняка не доведет до добра в стратегической перспективе. Но и в тактической он уже дает массу негативных последствий, одним из которых как раз и является рост ксенофобии в обществе. Вторая причина – почти сакральный страх нынешнего правящего класса перед усилением, условно говоря, «русской идеи», как станового хребта российской государственности. Нетрудно проследить по историческим хроникам – когда власть официально пыталась отказаться от этой идеи, например, в советский период до 1942-1943 годов - страну постигали большие неприятности. Признаемся сами себе: если бы не Русская православная церковь, то и легального повода поговорить о «русском» в современном обществе практически не осталось бы. Кончина патриарха Алексия II, кстати, еще раз это продемонстрировала. 

Вакуум в этой сфере очевиден, так же, как и значимость данного вопроса для российского государственного проекта в целом. Попытки заполнить эту пустоту фондами, успешно занимающимися обучением русскому языку в Зимбабве и Антарктиде, пока никаких существенных результатов не дают. Пустота эта естественным образом заполняется экстремистскими идеями. 

Третья причина – неспособность или нежелание государства серьезно бороться с этническими ОПГ и полукриминальным - или просто не вполне «чистым» - этническим бизнесом. Эта «сладкая парочка», на самом деле, разжигает ксенофобию среди славянского населения так активно, как и не снилось никаким скинхедам вместе взятым - со всеми экстремистскими ресурсами в интернете впридачу. Именно этот «тандем», в первую очередь, создает негативный образ всем «приезжим» без разбора и стимулирует расистские идеи в головах массы населения от детей до старушек на скамейке - большинство из которых, кстати, об интернете даже и представления внятного не имеют. 

Неспособность или нежелание властей навести порядок в этой сфере одновременно создает у людей впечатление, что власть умышленно поощряет этнических бандитов и недобросовестных торговцев, находится с ними «в доле». Это порождает, в свою очередь, ощущение безысходности, тотальной несправедливости, неспособности ни на что повлиять - по крайней мере, законными методами.

Не надо быть большим специалистом в области общественных отношений, чтобы понять, что именно такие настроения и являются наиболее подходящей средой для размножения экстремистских идей.

Но, вместо того, чтобы бороться с теми же этническими ОПГ, широко обсуждаются откровенно глупые требования «не называть национальности» бандитов - и подобные этой же меры, которые рассчитаны на то, что население наше сплошь идиоты. А это не так. Население, кроме того, что далеко не состоит из одних идиотов, еще обладает и неким коллективным разумом. От этого разума не спрячешь повальную коррупцию в органах власти, способствующую росту и укреплению бандитских сообществ. А также тот факт, что при нынешних порядках уже трудно отличить реального лидера какой-нибудь этнической ОПГ от, к примеру, депутата Госдумы или «авторитетного» бизнесмена. 

Ксенофобия в последнее время стала идефикс для власть предержащих. Создается впечатление, что этой темой, в том числе, собираются отвлекать внимание населения от более серьезных проблем и просчетов - включая и проблемы кризиса. Кроме того, на этой теме, которую уже несколько лет раскручивают иногда абсолютно на пустом месте, видимо, гораздо проще «набирать очки», получать звания, премии и награды. А, главное, оправдывать свое существование и увеличение бюджетов. Конечно, гораздо проще и спокойнее бороться с мифическим «националистическим подпольем», где-нибудь в Москве или Питере, чем решать проблемы на Кавказе или давить этнические ОПГ, которые в ряде случаев уже полностью срослись с местной властью. 

Только вот дело ли «силовиков» бороться с ксенофобией? Силовые ведомства должны бороться с нарушениями закона. А ксенофобия - это феномен неприязни к лицам другой национальности, явление умозрительное, философское даже. Чтобы его побороть, надо убедить человека думать по-другому. Борьба же с ним силовыми методами неизбежно приведет к возрождению репрессивной системы 30-х годов, когда людей сажали и расстреливали лишь по подозрению в инакомыслии. Или за то, что человек использовал «по назначению» в туалете газетку с фотографией, к примеру, какого-нибудь известного борца с ксенофобией. 

Судя по всему, с подачи национальных лобби, откровенно шантажирующих Кремль потенциальным сепаратизмом, неким заинтересованным группам удается убеждать верховную власть в том, что ксенофобия действительно является очень насущной и актуальной угрозой для России. Примерно так же, как не так давно удалось убедить Кремль в том, что в России существует реальная опасность «оранжевой революции». Хотя с ксенофобией интерес, конечно, более «долгоиграющий» и основательный - здесь и коррупционные схемы, и сверхприбыльный бизнес на мигрантах, и интересы национальных диаспор. С настоящими проблемами бороться некогда, да и думать о них как-то некомфортно – настроение портится. 

Так, как, к примеру, его, видимо, испортил недавний инцидент с назначением в Дагестан нового главы налоговой службы. Случай с Владимиром Радченко четко показал, где у нас в России главное гнездо дремучей ксенофобии, возведенной в ранг региональной политики и одобряемого мировоззрения. С каждым годом все больше поддаваясь мягкому шантажу северокавказских элит, Кремль, по сути, теряет контроль над регионом. Вытеснение оттуда русских происходит на такой же системной основе, как и массовая миграция кавказцев в другие регионы России. Федеральный центр делает вид, что ничего страшного не происходит и сосредоточивает внимание на борьбе с мнимой ксенофобией среди славянского населения страны. 

Результат: на сегодняшний день во многих национальных субъектах федерации - в первую очередь на Северном Кавказе - сложилась совершенно порочная система, при которой региональные элиты де-факто исповедуют местный национализм как базовую идеологию собственной квазигосударственности. А экономической основой такой ситуации является паразитирование на субсидиях из федерального бюджета и требования лояльности федерального центра к борьбе национальных диаспор за куски бизнеса в других регионах России. В качестве утешительного приза для Москвы региональные князьки формально поддерживают время от времени ни к чему серьезному не обязывающие общеполитические кампании Кремля, а также дают возможность спецслужбам периодически ликвидировать пару-тройку местных отморозков, которые мешают всем. 

Почему же в «русском вопросе» вполне нормальным считается не замечать объективных и весьма серьезных причин возникновения экстремистских настроений в обществе, валить все на «тупость» русских и пытаться решать все проблемы очередными «посадками» и угрозами? Видимо, потому, что считается, что русским деваться некуда - они же не чеченцы или, к примеру, татары - и все стерпят. Двойной стандарт налицо и он, несомненно, будет лишь усугублять ситуацию. 

Кстати: конфликт вокруг В. Радченко быстро вывел на дагестанские улицы неопознанных людей с автоматами. Это вам не подростки-скинхеды с самодельными ножами. Но все делают вид, что так и надо, все нормально, ничего страшного не произошло… 

Толку не будет до тех пор, пока хотя бы по вышеозначенным проблемам не появится более осмысленной и эффективной позиции властей. Миграция должна быть взята под контроль, в том числе - с точки зрения сохранения безопасного этнического баланса в регионах. С этническими ОПГ и связанным с ними полукриминальным бизнесом необходимо не только вести беспощадную борьбу - а не идти на поводу у диаспор - но и широко демонстрировать населению результаты этой борьбы, дабы пресечь разговоры на тему союза власти и этнического криминалитета.

А в сфере идеологии пора понять, что русские были и остаются де-факто становым хребтом государства, и от этого никуда не деться.

Делать это можно и косвенными методами - если прямые заявления так пугают - как это показал период недавнего конфликта в Южной Осетии и кончина патриарха. Утверждение этой мысли вырвет козыри из рук наиболее отмороженной части националистов. А умеренные - которых гораздо больше - в этом случае перейдут на сторону власти, так как это, к примеру, случилось со значительной частью левопатриотической оппозиции 90-х годов. Как минимум, это позволит сделать проблему менее острой. 

Естественно, что все эти обстоятельства не отменяют необходимости борьбы с отморозками от национализма. Насилие и безнаказанные убийства нельзя поощрять ни в каком виде и оправдывать никакими идеями. Виновные должны нести законное наказание. Прикрываться здесь защитой прав русских недопустимо. Человек, который лютый беспредел считает нормой, по большому счету, не имеет право называть себя русским человеком. На самом деле такая нечеловеческая жестокость как раз зачастую является результатом перенимания мрачного внешнего опыта и явственно противоречит исконно русским традициям даже в сфере отношения к своим врагам. 

Именно нарочитая избирательность и «близорукость» власти и подогревает ксенофобские настроения в обществе. Что толку в уроках толерантности в школе, если в реальной жизни эти уроки вдребезги разбиваются о действительность? И никто не рискнет поставить в заголовке торжествующий восклицательный знак. Пока пишем так: «Ксенофобии – нет». 
СТОЛЕТИЕ
Категория: Статьи и комментарии | Просмотров: 386 | Добавил: rys-arhipelag