Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Суббота, 18.09.2021, 13:29
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4067

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Апрель 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Архив записей

Друзья сайта


19:37
Михаил Демурин: «У нашей страны отсутствует внятная национальная доктрина»

На вопросы «Столетия» отвечает Михаил Васильевич Демурин – политический аналитик, чрезвычайный и полномочный посланник II класса.

- Как Вы считаете, на геополитических позициях какой из стран глобальный кризис сказался сильнее – России или США?  

- Думаю, кризис пока больше сказался на геополитических позициях США. Но главное не это. Главное – в каком виде наша страна подойдёт к тому моменту, когда будут исчерпаны наши золотовалютные резервы. Если качественных изменений в российской элите не произойдёт, начнётся «сдача» внешнеполитических позиций в обмен на внешние заимствования. Мы это во второй половине 1980-х годов уже наблюдали. Если изменения в элите произойдут, то мы перейдём, наконец, к мобилизационному типу развития, «ощетинимся», и кризис пойдёт нам на пользу.  

Американцы и еэсовцы, кстати, по моим наблюдениям, взяли линию на то, чтобы откладывать принципиальные договорённости с Россией по проблемам международного характера. По крайней мере, до лета. Вижу в этом их прогноз относительно перспектив нашего ослабления. Так что надо бы многие принципиальные для России вещи «застолбить» в ближайшие два – три месяца. Этого, однако, не делается. Скорее, как свидетельствуют последние решения по приднестровскому урегулированию, наоборот: сдача позиций или, как минимум, пустота, упаковывается в яркие обёртки «внешнеполитического прорыва». Это, впрочем, тоже для нас не новость.  

- Перезагрузка отношений России и США, в чем она заключается?  

- «Перезагрузки» отношений с США не происходит. Заключаться же она должна была бы в хотя бы минимальных шагах по защите нашего цивилизационного кода, нашей культурно-исторической традиции. Ещё Сергий Радонежский учил русских князей, что политическая и экономическая независимость невозможна и бессмысленна без независимости духовной. В чём ключ в этой духовной независимости? В опоре на традицию.  

Теперь посмотрим, что происходит на встрече С.В. Лаврова с Х. Клинтон. «Руководители российской и американской дипломатий на первой же встрече перешли в общении на «ты»», - радостно сообщило российское телевидение. Что же в этом хорошего, что мы готовы переходить на западную манеру общения? Это ведь Ельцин с Козыревым были в восторге от такой фамильярности. А вот во времена Е.М. Примакова сообщения о "переходах на "ты" мелькали нечасто. У нас же переход на «ты» считают если не достижением, то положительным моментом и министры, и глава правительства, и президент.  

На мой взгляд, руководителям нашей страны никто тыкать не должен. Особенно публично. И с культурологической, и с политической точек зрения руководителям России, страны с собственной древней культурой, не стоит переходить на западную манеру общения. Вы можете, например, представить себе президента Рузвельта и Сталина – а ведь они симпатизировали друг другу в годы Второй мировой войны - говорящими публично "ты, Франклин" и "ты, Иосиф"?  

Вспоминаю в этой связи слова, которые на заре моей дипломатической службы сказал мне старший наставник - один из корифеев советской дипломатии. "Михаил Васильевич, - сказал он (разница между нами была около сорока лет), - никогда не спешите ни в своём коллективе, ни, тем более, в общении с зарубежными партнёрами, переходить на "ты". Даже если Вам это предлагает старший коллега и особенно - иностранный представитель, пусть Вам и хотелось бы установить с ними более близкие отношения. Помните, что человека, к которому обращаются на "Вы", как правило, не попросят о том, о чём можно, отставив в сторону приличия, попросить человека, к которому обращаются на "ты"!". Может быть, стоило начать "перезагрузку" российско-американских отношений с этого?  

- Каких результатов Вы ожидаете от встречи Дмитрия Медведева и Барака Обамы?  

- В свете вышесказанного каких-то принципиальных результатов не ожидаю. Думаю, американцы «пойдут нам навстречу» в некоторых вопросах, по которым мы заявляли отличную от их позицию. Но дело в том, что за это они будут настаивать на наших уступках в других важных для них сегодня делах. Другими словами, за их согласие отсрочить, например, размещение элементов ПРО в Европе, то есть за возвращение к статус кво, мы ещё, вполне вероятно, должны будет «заплатить». Рад буду ошибиться.  

- Какой, с Вашей точки зрения, должна быть внешнеполитическая стратегия России в кризисный период?  

- Сегодняшние дискуссии о внешней политике концентрируются, главным образом, на череде событий текущей международной жизни и поиске реакции на меняющиеся внешние вызовы. То есть - на внешних обстоятельствах. Идут же эти дискуссии преимущественно в рамках евроатлантической парадигмы мышления. Даже тогда, когда приводятся аргументы в пользу более самостоятельной российской политики по отношению к США, Европейскому союзу и НАТО, в пользу более плотного взаимодействия с Китаем, Индией и т. д.  

Оставаясь в этих конъюнктурных и одновременно «западоцентристских» рамках, мы ограничиваем свои возможности осмысления главного: перспектив современного мира в условиях кризиса. Кризиса, который, надо сказать, уже в ряде черт начинает более походить на коллапс существующей системы мирового экономического и общественно-политического устройства. Напомню, что одной из стержневых характеристик современного мира продолжает оставаться нарастающее противостояние цивилизаций. Таким образом, мы уходим от осмысления себя в контексте этих далеко не простых обстоятельств. Между тем, если с либеральным Западом выстраивать отношения на бессубъектной основе худо-бедно получается, то с традиционалистскими культурами этот номер не пройдёт.  

Россия же пока не имеет ясного ответа на вопрос «кто мы такие как субъект современной международной жизни?», что из себя представляет наш «культурно-исторический тип» (по Данилевскому). С одной стороны, наш президент заговорил не просто о наших ценностях, но о ценностях, которыми нельзя поступиться (смотри октябрьское послание Д.А. Медведева Федеральному собранию). С другой, этими высшими ценностями он продолжает провозглашать человека самого по себе, его права и собственность. То есть - основы либерального глобалистского проекта, приведшего мир в сегодняшний тяжелейший кризис. Это очень серьёзный и чреватый трагическими последствиями разрыв именно с выстраданными и выверенными за века ценностями и идеалами русской духовной, культурно-исторической и политической традиции! Разрыв, который нужно преодолевать.  

Во многих странах сегодня идёт активный поиск «образа будущего». Для мировых центров силы речь в данном случае идёт о процессе совершенствования уже имеющихся наработок. Мы отстаём, и это серьёзно ослабляет наши позиции в мире. Уверен, что гарантией победы в любом возможном противостоянии или, не дай Бог, физическом конфликте, является потенциал преобладания в «войне смыслов», или, что лучше, уже состоявшийся успех в продвижении своего футурологического проекта. Возьмём для сравнения Первую и Вторую мировые войны, их подготовку и результаты. Накануне Второй мировой войны Россия - Советский Союз имела свой «образ счастливого будущего», внедрение которого в общественное сознание по всему миру шло достаточно успешно. И в войне победила. Императорская Россия в начале ХХ века таким привлекательным образом не обладала.  

Обретение «образа будущего», несомненно, произойдёт тем скорее, как скоро мы ответим для себя на вопрос: «Кто ведёт этот поиск?». Дать такой ответ полноценно и продуктивно можно только глубоко проникнувшись своей историей, своей традицией, твёрдо встав на их защиту. А если мы проникнемся этой традицией, то мы должны будем признать, что одной из ключевых опор нашей «доктрины будущего» должна стать разработанная концепция осуществления справедливости. Именно этого ждёт сегодня от настоящей российской элиты и сам русский народ, и все те в мире, кого уже начало тошнить от западного глобального проекта.  

Пока же, повторю, у нашей страны отсутствует внятная национальная доктрина. Именно поэтому внешнеполитический «прагматизм» легко становится беспринципностью, а словесная внешнеполитическая жёсткость не имеет практического развития и не превращается в фактор внутреннего самовоспитания России как великой нации.  

Отсюда и ответ на вопрос о том, какой установкой сегодняшней России имеет смысл руководствоваться в международных вопросах. На мой взгляд, это должна быть сдержанность во всём, что касается текущей внешнеполитической конъюнктуры и даже крупных проблем, не имеющих прямого отношения к нашему национальному самоопределению. И активное, наступательное отстаивание ясной позиции тогда, когда речь идёт о делах, непосредственно влияющих на наше формирование как великой нации, восстановление России в качестве одного из культурных (в широком смысле этого слова) полюсов современного мира.  

Главное из этих дел – удержание пространства бывшего СССР или исторической Российской империи в ореоле своего влияния. Реализация исторической ответственности России за судьбы этого региона предполагает, в первую очередь, недопущение в наши отношение с соседями или в решение ключевых проблем всякого рода западных «советчиков» и «посредников» (от ЕС, НАТО и даже ОБСЕ), задача которых лишь мешать России в этом. 

Беседу вел Александр Музафаров
Категория: Интервью | Просмотров: 531 | Добавил: rys-arhipelag