Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Среда, 22.09.2021, 21:30
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4067

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Апрель 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Архив записей

Друзья сайта


16:13
Крепим толерантность. Русофобы в очередной раз обеспокоились положением мигрантов
Недавно в Деловом центре "Александр-Хаус" по инициативе Комиссий Общественной палаты по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и реформированием судебно-правовой системы и по межнациональным отношениям и свободе совести прошли общественные слушания на тему: "Положение мигрантов в условиях кризиса".  Участники заседания обсудили вопросы, касающиеся правовой защиты мигрантов, проблемы, связанные с ухудшением криминогенной обстановки в стране в период кризиса.

  В работе заседания приняли участие: директор Федеральной миграционной службы К.Ромодановский, члены Общественной палаты А.Кучерена, Н.Сванидзе, А.Гербер, А.Брод, М.Каннабих, О.Костина, С.Ряховский, Н.Голик, председатель Комитета по безопасности Госдумы В.Васильев, руководитель Департамента труда и занятости населения г. Москвы О.Нетеребский, лидеры правозащитных организаций, ведущие эксперты.

  В экспертном заключении Московского бюро по правам человека по данной проблеме отмечается, что общественные дискуссии о перспективах иммиграции и миграционной политики отражают ожесточенное столкновение разных взглядов на будущее России. 

  Сторонники привлечения иммигрантов исходят из долгосрочных экономических, демографических и политических интересов России. Их аргументация сводится к тому, что иммиграция может стать важнейшим элементом сдерживания естественной убыли населения Российской Федерации (ежегодно население России сокращается на 0,4 млн. чел.), значимым источником восполнения потерь населения России в трудоспособных возрастах, поддержания потенциала экономического развития, сохранения стабильности в отдельных регионах, обеспечения национальной безопасности. Их видение будущего России подчеркнуто "внеэтнично": акцент делается на необходимости интеграции миллионов иммигрантов, превращения последних в лояльных граждан.  

  Их противники, более озабоченные социальными и этноконфессиональными последствиями иммиграции, являются приверженцами жесткой линии в области миграционной политики, рассматриваемой в контексте изоляционистской ориентации на русское/православное культурное ядро. Иноэтничные мигранты для них неприемлемы. И такая позиция отражает настроения россиян: лозунг "Россия для русских!", по опросам социологов, поддерживается большинством респондентов. 

  Споры о миграционной политике сводятся к дилемме: социальная стабильность в ближайшем будущем при возрастающих угрозах социально-экономического, политического и демографического развития на перспективу, -либо попытка найти адекватные ответы вероятным вызовам, сопряженным с нарастанием социальной напряженности в ближайшем будущем. 

  Необходимость регулирования иммиграции не подвергается сомнению. Проблема - в поиске разумного баланса между максимизацией выгоды от притока иммигрантов и минимизацией неизбежных социальных рисков.


  Этническая принадлежность иммигрантов - ключевая проблема. В российских дискурсах о мигрантах их гражданская принадлежность подменяется этническим происхождением; национальность в обыденном сознании превалирует над гражданством. Преувеличенное значение этничности, пронизывающее все аспекты социальных контактов, в первую очередь затрагивает мигрантов: мигрантофобии имеют явную этническую этиологию. 

  Ксенофобские настроения, разделяемые большинством населения России, проецируются на представителей мигрантских, не традиционных для данной местности меньшинств, независимо от их гражданства: особо негативно россияне относятся к выходцам из стран Закавказья и республик Северного Кавказа, государств Средней Азии, Юго-Восточной Азии, к цыганам. 

  Рестрикционная миграционная политика поддерживается подавляющим большинством россиян. Большое количество приезжих из других стран - это отрицательное явление: так считают 68% респондентов, т.е. две трети (в Москве и Санкт-Петербурге это мнение особенно распространено - 75%). За два года число россиян, считающих это явление позитивным, сократилось с 21% до 15%; одновременно возросло число респондентов, затрудняющихся с оценкой (с 10% до 17%). 

  Среди россиян преобладает жесткое неприятие интеграции мигрантов в социум. Россияне отрицательно относятся к доступу мигрантов ко всем сферам занятости и категорически против того, чтобы мигранты приобретали собственность на территории России. Большинство респондентов не испытывают никакого желания видеть мигрантов среди своих родственников или соседей.

Доля россиян, толерантно настроенных к мигрантам, не превышает 25%. Не внушает оптимизма и то обстоятельство, что на смену достаточно толерантной молодежи конца 1980-1990-х годов приходят другие когорты, социализированные в другом, более ксенофобском социокультурном контексте. 

  Молодежь солидарна с самыми жесткими мерами по отношению к мигрантам и меньшинствам. В массовом обследовании молодежи, на вопрос "как следовало бы поступить с незаконными мигрантами", 22% респондентов ответили, что их следовало бы "ликвидировать" (убить), 21% - что их следует "изолировать от общества". Жестокость к мигрантам стала нормой: ежегодно подвергаются насилию сотни представителей "видимых меньшинств" и кавказцев. 

  Антимигрантские настроения, культивируемые масс-медиа, муссируемые публичными политиками, проникающие в массовую культуру и поддерживаемые отдельными представителями интеллектуалов, становятся неотъемлемым компонентом общественного сознания. "Язык вражды", особенно в Интернете, стал обыденностью. 

  Ксенофобские настроения подпитываются алармистскими прогнозами, основанными на весьма шатких основаниях. Так, в последние месяцы стала популярной тема предполагаемого роста преступности трудовых мигрантов, оставшихся без работы. 

Одобрение населением законодательных, административных и иных мер, препятствующих притоку и интеграции иммигрантов, создают специфический фон для дискриминационных социальных практик. 

  Иммигранты подвергаются дискриминации в социальной, культурной, экономической областях, однако наиболее болезненны для них дискриминационные практики в сфере занятости и найма жилья, получившие наибольшее распространение. 

  Подавляющее большинство мигрантов, в силу ужесточения требований в государственных организациях, не имеют законных оснований для работы в России, в результате чего они выталкиваются в частный бизнес, теневую экономику. Практически единственной возможностью проникновения на рынок труда они считают работу в частном секторе: считается, что дискриминация здесь менее распространена, чем в бюджетных организациях. Однако в общественном сознании вынужденный выбор представляется как осознанный выбор, диктуемый национальной традицией мигрантов.

  Известно, что быстрый и легкий доступ на рынок труда - один из важнейших факторов успешной адаптации иммигрантов. Дискриминация же на рынке труда, проявляющаяся в ограничении доступа представителей мигрантских меньшинств к отдельным видам работ и сферам занятости, в оплате труда, условиях затрудняет их аккультурацию. Большинство трудовых мигрантов и значительная часть иммигрантов сталкивается с такими российскими реалиями, как отсутствие свободного доступа к рынкам труда, отсутствие прав в трудовой сфере, прав на социальную защиту и социальный диалог.  

  Не менее отчетливо выражена дискриминация на рынке жилья: практически во всех регионах можно встретить объявления: "сдам русской семье", "сдам славянам", реже - "кавказцев просим не беспокоить". В результате мигрантам приходится переплачивать за найм жилья - но даже если стоимость найма жилья не выходит за пределы общепринятого разброса цен, то этнические мигранты сталкиваются с более жесткими или формализованными условиями найма. 

  Интолерантность принимающего населения и дискриминационные практики - это значимый фактор сегрегации иммигрантов. Но не в меньшей мере ее провоцирует низкая способность этнических мигрантов адаптироваться к окружающей социальной среде - их слабая включенность в повседневный культурный контекст принимающей стороны, плохое знание русского языка, отсутствие у них потребности следовать общепринятым образцам и традициям и/или их незнание (часто принимаемое местными жителями за нежелание). 

  Для мигрантов, прибывающих из традиционалистских обществ, опора на институты посылающего сообщества становится основной стратегией выживания. На всех стадиях - при принятии решения о выезде, подготовке переезда, в пути, поиске работы, обустройстве на новом месте, возвращении, переводе заработанных средств - выходцы из Средней Азии, например, вынуждены опираться на традиционные структуры общества: многопоколенную семью, родовую, соседскую общину, земляческую (этнорегиональную) группу. Патриархальная структура мигрантской общины воспроизводится и в принимающем обществе. 

  Важную роль играет и то обстоятельство, что в ряде культур посылающих обществ миграция осуществляется не вследствие индивидуального выбора, а по решению семьи, рода. 

  Самая серьезная опасность сегрегации состоит в "анклавизации", появлении этнических ареалов расселения наименее приспособленных к городской среде иммигрантов. В настоящее время такие процессы имеют место в российских городах преимущественно вблизи крупных торговых точек и других мест массовой занятости иноэтничных мигрантов. Большинство россиян полагают, что власти не должны допускать концентрированного проживания мигрантов в отдельных городах и районах России. Однако руководство ряда субъектов Федерации, попустительствуя ксенофобским настроениям, планирует создание своеобразных мигрантских гетто.

  Неизбежным следствием политики потворства мигрантофобиям являются не только внутриполитические социально-экономические и демографические вызовы (ослабление социальных институтов, сегрегация общества, деградация моральных норм, ускоренная депопуляция, рост социальной напряженности, нарастающие угрозы конституционному строю, снижение эффективности и конкурентоспособности российской экономики), но и внешнеполитические угрозы: ослабление влияния России в рамках СНГ, G-8, Шанхайской группы, нарастание (само) изоляции России на внешнеполитической арене. 



  Существенное упрощение с января 2007 г. процедуры получения разрешения на работу и на временное пребывание иностранных граждан принесло свои плоды. Резко возросло количество иностранных граждан, легально осуществляющих трудовую деятельность на территории Российской Федерации: количество оформленных разрешений на работу иностранным гражданам возросло с 0,6 млн. чел. в 2006 г. до 2,1 млн. чел. в 2007 г. и 2,1 млн. в 2008 г. На миграционный учет в 2007 г. было поставлено 7,9 млн. чел., в 2008 г. - уже 9,2 млн.чел.

  Однако реализация нового законодательства выявила ряд нерешенных проблем и в части самих законов, и в их правоприменении. В 2008 г. было выдано 1675 тыс. разрешений на работу прибывшим в безвизовом порядке гражданам государств СНГ, но получено лишь 1104 тыс. уведомлений от работодателей. Распространенности практик нелегальной занятости мигрантов способствует как повышенная ставка подоходного налога на налоговых нерезидентов, так и сложность процедур получения разрешения на привлечение и использование иностранных работников для мелкого бизнеса и физических лиц. 

  Выявились и пробелы в законодательстве. Иностранный работник, получив разрешение на занятие трудовой деятельностью, обязан в течение тридцати суток пройти медицинское освидетельствование, однако при отсутствии такого освидетельствования действенные санкции законодателем не предусмотрены; трудовой мигрант остается без документа, удостоверяющего его легальный статус, от момента убытия с места временного пребывания до момента пересечения государственной границы России. Цивилизованному вхождению мигрантов на рынок труда препятствует и отсутствие законодательства, регламентирующего деятельность кадровых (рекрутинговых) агентств и агентств по трудоустройству; спрос на подобные услуги удовлетворяется теневыми, часто криминальными структурами. 

  Основная же проблема заключается в непоследовательности миграционной политики двух последних лет. Осенью 2006 г., после обострения отношений с Грузией и событий в Кондопоге, были приняты меры по выдавливанию иностранцев с российских рынков. На 2007 г. вдвое, по сравнению с 2006 г., была снижена квота на выдачу иностранным гражданам разрешений на временное проживание; одновременно эта квота была распространена и на лиц, прибывающих в Россию в безвизовом порядке. 

  Непоследовательность миграционной политики явственно проявилась в минувшем году. Квота разрешений на работу на 2008 г. была сокращена в 3,3 раза - до 1,8 млн. разрешений по сравнению с 6 млн. разрешений на 2007 г. 

  Резкое сокращение квоты разрешений на работу способствует тому, что трудовые мигранты выталкиваются в "тень": нелегальная занятость доминирует не только среди тех, кто трудится у физических лиц, но и занятых в мелком бизнесе . Этот процесс имеет место с весны 2008 г.: по состоянию на 31 июля годовая квота разрешений на работу была полностью исчерпана в Центральном округе, практически исчерпана в Южном и Северо-Западном ФО (на 99% и 98%, соответственно), близка к исчерпанию в Уральском и Приволжском округах (на 94% и 93%). В сентябре в основных субъектах Федерации, принимающих мигрантов, был исчерпан и резерв квоты. В октябре правительству пришлось увеличить квоту до 3,4 млн. разрешений, однако было поздно: рабочий сезон для многих трудовых мигрантов завершился и они покинули Россию. 

  На 2009 г. изначально планировалась квота в 4 млн. разрешений на работу. Но после выступления в декабре 2008 г. Председателя Правительства В.В.Путина, резерв квоты был увеличен с 30 до 50%, а сама квота может быть как увеличена, так и сокращена на 50% (при этом в общественном мнении и в высказываниях публичных политиков воцарилось убеждение, что квоты сокращены). Все пертурбации с квотами разрешений на работу, безусловно, имеющие внутриполитический контекст, отражают и реальную оценку "обоснованности" этих квот.

  "Реверсивность" миграционной политики является производной как от общественных настроений, которые власть должна учитывать, так и от других внутриполитических и внешнеполитических моментов. Однако чрезмерная оглядка на общественные настроения, в достаточной степени проникнутые ксенофобией, чревата не только экономическими издержками, но и внешнеполитическими последствиями. 

  Идеология новой миграционной политики исходит из неочевидной посылки, что мигранты из стран СНГ никуда не денутся, и что Россия для них - единственно возможное направление миграции. Притягательность России обусловлена не только тем, что в ней есть работа и возможность заработка, но и знанием мигрантами языка принимающего населения и российских реалий, общностью традиций и культур, наличием родственных связей, коммуникаций. Однако столь благоприятная ситуация не вечна: конкуренция за рабочие руки нарастает. Если сегодня реальную конкуренцию России на постсоветском пространстве составляет лишь Казахстан, то в ближайшие годы России придется конкурировать с Украиной, Азербайджаном. Антимигрантские настроения принимающего населения и рестрикционная миграционная политика способны развернуть потоки мигрантов из государств СНГ в другие государства.

  Важный недочет миграционной политики последних двух лет - отсутствие механизмов согласования интересов регионов, принимающего населения этих территорий, работодателей, других бизнес-структур и самих мигрантов. Наиболее яркой демонстрацией серьезности вызовов и угроз, проистекающих вследствие игнорирования интересов различных акторов миграционной политики, является фактический провал программы репатриации соотечественников. 

  Реальный поток соотечественников оказался на два порядка меньше запланированного: в 2007 г. переехало лишь 600 чел., в 2008 г. прибыло 4,1 тысячи участников Программы, с членами семей - 8,8 тысячи чел. В 2009 г. прогнозируется принять 65 тысяч участников Государственной программы и членов их семей, в 2010 г. - 93 тысячи чел., что вызывает сомнения. 

  Приоритетными районами вселения соотечественников признаны восточные регионы России и территории, испытывающие наибольший дефицит рабочей силы. Однако основной поток приходится на Калининградскую область. Далее по популярности среди российских соотечественников следуют Калужская, Тамбовская и Липецкая области, тогда как в Дальневосточный округ едут считанные единицы. 

  Проблема не только в том, что в Россию переезжает мало соотечественников, и что они заселяются не там, где планировалось. Едут еще и не те, на кого изначально делался расчет. Вопреки заявленным целям Программы, ориентированной на приток молодых полных семей (расчетный коэффициент семейности - 4 чел.), в Россию прибывают, преимущественно, неполные семьи: средний размер семьи, приехавшей в 2008 г. - 2,15 чел. 

  "Непредвиденные" трудности с трудоустройством участников Государственной программы выявились очень быстро. Уполномоченный по правам человека в РФ констатировал: "Большинство переселенцев было вынуждено решать вопросы трудоустройства и размещения самостоятельно, ибо гарантированное им региональными программами трудоустройство на деле оказалось практически невозможно".

  Миграционная политика должна быть не только более транспарентной (нельзя не отдать должное руководству ФМС России, много делающему в этом направлении, хотя научному сообществу всегда хочется большего), но и более прагматичной. Вероятно, следует признать, что возможности регулирования миграционных процессов не беспредельны, что во главу угла должны быть поставлены экономические интересы страны и отдельных территорий (с учетом социальных и политических последствий принимаемых решений). 

  Необходимость учета общественных настроений, особенностей общественного сознания, сложившейся институциональной структуры не означает жесткой обусловленности миграционной политики вышеназванными внешними условиями. Изменения общественного сознания и институциональной структуры - процесс долгосрочный. В то же время социальная политика, каковой и является миграционная политика, не может удовлетворить интересы всех заинтересованных групп и социальных слоев. Стоящие перед страной и обществом вызовы слишком серьезны, чтобы оттягивать непопулярные решения.

  Главное, должен быть продолжен поиск действенных инструментов и механизмов согласования интересов различных акторов миграционной политики.  

  Повышение эффективности миграционной политики потребует реализации целого комплекса мер, включающего:

  Четкую артикуляцию целей, задач и приоритетов миграционной политики на среднесрочную и долгосрочную перспективу с учетом стратегических задач социально-экономического, демографического, геополитического развития России, обеспечения ее национальной безопасности и в увязке с задачами этнонациональной политики.

  Создание основ антидискриминационного законодательства, совершенствование миграционного законодательства и его правоприменения.

  Совершенствование организационных основ миграционной политики, ее реформирование, предполагающее транспарентность принятия решений, демилитаризацию Федеральной миграционной службы, гуманизацию ее повседневных практик.

  Разработку и реализацию действенных инструментов и механизмов миграционной политики путем принятия соответствующих федеральных и региональных программ.

  Гражданский контроль, конструктивное сотрудничество властей, общества и мигрантов. 

  Создание общенациональной системы мониторинга межрасовых, межэтнических и межконфессиональных отношений, включающей: мониторинг общественного мнения, мониторинг СМИ, мониторинг социальных дискриминационных практик, мониторинг правоприменения. (Заключение составлено ведущим научным сотрудником Института социологии РАН В.Мукомелем).  

  Общественная палата РФ намерена разработать программу развития толерантности граждан РФ к трудовым мигрантам. На слушаниях в Общественной палате было объявлено, что для создания "программы толерантности" в ближайшее время будет собрана специальная рабочая группа, в которую вошли члены ОП РФ Н.Сванидзе, А.Гербер, А.Брод, ведущие ученые Л.Дробижева, В.Мукомель, Ю.Рощин и другие.

antirasizm.ru
Категория: Русофобия | Просмотров: 550 | Добавил: rys-arhipelag