Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Понедельник, 29.11.2021, 14:07
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4072

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Июнь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Архив записей

Друзья сайта


12:06
Время ходячих мумий. Интервью В.В. Личутина
Владимир ЛИЧУТИН
– Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, вас не­дав­но об­ви­ни­ли в том, что од­ной сво­ей ре­чью вы раз­ва­ли­ли Со­юз пи­са­те­лей СССР. Прав­да ли это?

– Пол­ная ложь. Пол­ная ложь по­че­му? Дей­ст­ви­тель­но, был та­кой слу­чай: на­ка­ну­не раз­ва­ла стра­ны, ког­да всё бы­ло зыб­ко, тре­вож­но, шёл за­хват иму­ще­ст­ва, вла­с­ти на всех фрон­тах, рас­сы­пал­ся и Со­юз пи­са­те­лей, со­брал­ся рас­ши­рен­ный пле­нум Со­ю­за. Все тог­да лез­ли на три­бу­ну, хо­те­ли вы­сту­пать, я то­же был бой­кий, го­ря­чий, мо­жет быть, мно­го че­го го­во­рил лиш­не­го, ра­то­вал за рус­ское де­ло… И вот я вы­шел на три­бу­ну и об­ви­нил Кар­по­ва, что он трус. А как по­лу­чи­лось? Во вре­мя сво­е­го вы­ступ­ле­ния Кар­пов ска­зал, что он хо­дил на тай­ную встре­чу с кри­ти­ком Маль­ги­ным ку­да-то к ме­т­ро. И ме­ня это так по­ра­зи­ло, что Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за, пред­се­да­тель Со­ю­за пи­са­те­лей СССР, фи­гу­ра во мно­гом мас­штаб­ная, мас­сив­ная, це­лый па­мят­ник, и вдруг хо­дил к ма­лень­ко­му че­ло­ве­ку, эта­ко­му Ака­кию Ака­ки­е­ви­чу ку­да-то к ме­т­ро, и так там они ве­ли стран­ные бе­се­ды о спа­се­нии Со­ю­за пи­са­те­лей. Я вы­шел на три­бу­ну и ска­зал: «Вы на вой­не бы­ли ге­ро­ем, звез­ду по­лу­чи­ли, а сей­час вы про­сто трус. Лег­че, на­вер­ное, со­вер­шить ге­рой­ский по­сту­пок на вой­не, чем еже­днев­но жить сре­ди чи­нов­ни­ков и не по­те­рять го­ло­ву в лу­чах сла­вы, де­нег, вла­с­ти». И дру­гим креп­ко до­ста­лось от ме­ня…

Ка­кой-то за­ви­с­ти, оз­лоб­ле­ния по от­но­ше­нию к Кар­по­ву у ме­ня не бы­ло, но всё тог­да во мне ки­пе­ло, чув­ст­во­вал, что всё ру­шит­ся, и хо­те­лось най­ти ка­кой-то вы­ход… Кар­пов от мо­их слов вспых­нул, убе­жал из пре­зи­ди­у­ма и при­слал за­пи­с­ку: «Я по­ки­даю пост пред­се­да­те­ля Со­ю­за». И тут же все ак­тив­но на­ча­ли об­суж­дать, кто зай­мёт ме­с­то Кар­по­ва… По­мню, мы спу­с­ти­лись в бу­фет, и я Ва­лен­ти­ну Рас­пу­ти­ну ска­зал: «Ва­ля, власть ле­жит у ног, на­до её по­до­брать. Это твоя за­да­ча». Он опу­с­тил го­ло­ву и, к со­жа­ле­нию, про­мол­чал. Вы­бра­ли, в ито­ге, не­кое вре­мен­ное пра­ви­тель­ст­во, ку­да во­шли Ев­ту­шен­ко, За­лы­гин, Рас­пу­тин, ещё не­сколь­ко че­ло­век. Это пра­ви­тель­ст­во вско­ре рас­сы­па­лось, Ев­ту­шен­ко всем дал пин­ка и стал гла­вою Со­ю­за не­на­дол­го… Я ду­маю, что не из-за мо­ей ре­чи, ко­неч­но, Кар­пов ушёл с по­ста. Ду­маю, он ис­кал мо­мент, что­бы лов­ко смыть­ся. И вот моё вы­ступ­ле­ние ста­ло по­во­дом. Я же пы­тал­ся при­звать к то­му, что­бы не сда­ва­ли по­зи­ции, взя­лись за ру­ки, как Оку­д­жа­ва пел, прав­да, об­ра­ща­ясь к дру­гим лю­дям, что­бы спа­с­ти Со­юз пи­са­те­лей, об­ра­зу­мить­ся. Но про­шло вре­мя, и ме­ня ста­ли уп­ре­кать: «Ты, Ли­чу­тин, раз­ва­лил Со­юз! Про­гнал пред­се­да­те­ля!». Всё с ног на го­ло­ву пе­ре­вер­ну­ли… Я уже мно­гое за­был. Со­хра­ни­лась, на­вер­ное, сте­но­грам­ма, ин­те­рес­но бы­ло бы по­чи­тать. Го­во­рил я тог­да дол­го…

– По­мни­те, в на­ча­ле де­вя­но­с­тых го­дов вы на­стой­чи­во убеж­да­ли на­шу ре­дак­цию вы­ве­с­ти Ва­ле­рия Га­ни­че­ва из-под ог­ня кри­ти­ки, по­то­му что он яко­бы по­движ­ник? Те­перь вы его пер­вый кри­тик. Что по­ме­ня­лось? Дру­гим стал Га­ни­чев или вам от­кры­лись ка­кие-то но­вые фак­ты?

– Фак­тов ни­ка­ких нет… К Га­ни­че­ву лич­но у ме­ня нет пре­тен­зий, я его все­гда ува­жал, да­же ис­пы­ты­ваю к не­му ка­кие-то род­ст­вен­ные чув­ст­ва, как к стар­ше­му бра­ту. Он из­да­вал мои кни­ги и в «Мо­ло­дой гвар­дии», и в «Ро­ман-га­зе­те». Я ему за мно­гое очень бла­го­да­рен. Он мно­гое сде­лал для рус­ско­го де­ла и, в от­ли­чие от мно­гих дру­гих, Га­ни­чев был глу­бо­ко ре­ли­ги­оз­ным че­ло­ве­ком дав­но, ещё ког­да был цэ­ков­ским со­труд­ни­ком. Мы ез­ди­ли с ним по мо­на­с­ты­рям, я ви­дел, что он глу­бо­ко в это де­ло по­свя­щён. То есть пра­во­сла­вие бы­ло у не­го не мо­дой, а ду­хов­ной ос­но­вой. Но, как я счи­таю, че­ло­век дол­жен си­деть на оп­ре­де­лён­ном по­сту оп­ре­де­лён­ное вре­мя. Ина­че он об­ра­с­та­ет ра­куш­ка­ми, и на­сту­па­ет мо­мент, ког­да ра­куш­ки на­чи­на­ют ру­ко­во­дить, че­ло­век те­ря­ет чув­ст­во ре­аль­но­с­ти. По­си­дел, дай дру­го­му ме­с­то, мо­ло­дым-то на­до рас­ти, на­до на­пол­нять­ся до­сто­ин­ст­вом, чув­ст­вом си­лы, во­ли. Долж­на про­ис­хо­дить ес­те­ст­вен­ная сме­ня­е­мость по­ко­ле­ний. Мы же все, по­мню, хо­хо­та­ли над Бреж­не­вым, Чер­нен­ко, на­зы­ва­ли их хо­дя­чи­ми му­ми­я­ми. Но что по­лу­чи­лось? Сей­час ру­ко­во­дят лю­ди, ко­то­рые на­мно­го стар­ше. И это в ли­бе­раль­ных ус­ло­ви­ях, ког­да сво­бо­да сло­ва, пе­ча­ти, в ка­выч­ках, ко­неч­но… На­ше­му мэ­т­ру Ми­хал­ко­ву – 96, Га­ни­че­ву – 76, Фе­лик­су Куз­не­цо­ву – под 80, Ку­ня­е­ву – под 80. И эти ор­то­док­сы, са­мо­ва­ры ни­как не хо­тят тух­нуть, ки­пят и ки­пят. Они и не скры­ва­ют, что хо­тят уме­реть на бо­е­вом по­сту. За­чем уми­рать? Жи­ви сто лет, сто двад­цать, но ос­во­бо­ди ме­с­то, за­ни­май­ся дру­ги­ми де­ла­ми. И в этом всё раз­но­гла­сие… Я счи­таю, что это ес­те­ст­вен­ное чув­ст­во – ког­да в ком­на­те ду­хо­та, хо­чет­ся све­же­го ду­но­ве­ния, ина­че че­ло­век на­чи­на­ет за­ды­хать­ся, пи­тать­ся сво­и­ми ми­аз­ма­ми. И в Со­ю­зе мы дав­но ды­шим сво­и­ми ми­аз­ма­ми, функ­ций сво­их Со­юз дав­но не ис­пол­ня­ет. Вро­де бы мно­го вся­кой ра­бо­ты, но эта ра­бо­та ка­ко­го-то клу­ба по ин­те­ре­сам, к ли­те­ра­ту­ре же Со­юз ни­ка­ко­го от­но­ше­ния не име­ет. Ни пи­са­тель­ской судь­бой, ни кни­га­ми, ни твор­че­с­кой ра­бо­той он дав­но уже не за­ни­ма­ет­ся.

– Так ну­жен ли в со­здав­ших­ся ус­ло­ви­ях Со­юз пи­са­те­лей?

– Со­юз ну­жен. Да­же ес­ли ты ни­че­го от не­го не име­ешь, но со­хра­ня­ет­ся та­кая мысль – Со­юз есть. Прий­ти по­го­во­рить со зна­ко­мы­ми, вы­пить чаш­ку ко­фе. И всё, прак­ти­че­с­ки. Дру­гой поль­зы от Со­ю­за сей­час нет. Но всё же есть на­деж­да, что всё из­ме­нит­ся, пой­дёт на по­пят­ную, вер­нут­ся бла­го­сло­вен­ные го­ды. И ра­ди это­го на­до Со­юз со­хра­нять. Долж­на быть ду­хов­ная, че­ло­ве­че­с­кая связь меж­ду пи­са­те­ля­ми. Мы всё-та­ки ста­до, и нам ну­жен па­с­тырь. Со­юз и дол­жен быть та­ким па­с­ты­рем.

– Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, мы по­ра­жа­ем­ся то­му, что сей­час про­ис­хо­дит в пи­са­тель­ском ми­ре. На­блю­да­ем пол­ный бес­пре­дел – вдруг из ли­хих де­вя­но­с­тых го­дов вос­крес­ли брат­ки, ко­то­рые от­кро­вен­но ста­ли уг­ро­жать по­этам. А не­со­глас­ных те­перь и во­все без объ­яс­не­ния при­чин из­го­ня­ют с ра­бо­ты. По­че­му мол­чит, к при­ме­ру, пред­се­да­тель Меж­ду­на­род­но­го лит­фон­да Ста­ни­слав Ку­ня­ев? Вы же вро­де бы при­яте­ли…

– Ку­ня­ев был ин­те­рес­ным по­этом, пуб­ли­ци­с­том, но его обу­я­ло чув­ст­во чван­ст­ва, ги­гант­ское че­с­то­лю­бие, за­висть. Он уп­ре­ка­ет ме­ня, что я по­тра­тил на ре­монт сво­ей да­чи в Пе­ре­дел­ки­не 800 ты­сяч руб­лей. Во-пер­вых, я эту да­чу не про­сил. Я стою на об­ще­мо­с­ков­ской оче­ре­ди на жи­льё уже две­над­цать лет, мне по­про­с­ту не­где жить, и мне да­ли да­чу имен­но для жи­лья, а не от­ды­ха. Да­ча в жут­ком со­сто­я­нии. Мне при­шлось взять день­ги в долг и да­чу от­ре­мон­ти­ро­вать. День­ги я взял не у Ку­ня­е­ва. А он та­кой че­ло­век, ко­то­рый лю­бит счи­тать чу­жие день­ги. Лад­но, ес­ли бы я у не­го взял день­ги и не от­даю, а в этой си­ту­а­ции, я счи­таю, что че­ло­ве­ком ов­ла­де­ло бе­зу­мие. Идёт за­хват Меж­ду­на­род­но­го лит­фон­да. У ме­ня нет фак­тов, но, как я ви­жу, – обе сто­ро­ны про­сто хо­тят под­мять Лит­фонд под се­бя. По­то­му что вез­де всё уже раз­во­ро­ва­но, а тут ос­та­лось. Зем­ля до­ро­гая, по­ме­ще­ния. За­хва­ты­вай и про­да­вай. Обе сто­ро­ны, бо­рю­щи­е­ся за Лит­фонд, ни­щие, и обе хо­тят раз­бо­га­теть. По­это­му и про­ис­хо­дит вся эта воз­ня, по­яв­ля­ют­ся бан­ди­ты, ни­ка­ких де­мо­кра­ти­че­с­ких прин­ци­пов… Ку­ня­ев вме­шал­ся в эту че­хар­ду, и он, ко­неч­но, име­ет ка­кой-то ин­те­рес. Ему при­ят­на власть, ещё один пост. Я ему дав­но го­во­рил: «Ста­сик, ты уже на­си­дел­ся в жур­на­ле, от­дай его мо­ло­до­му». Он мне, сце­пив зу­бы: «Ни­ког­да не от­дам. Это мой жур­нал». По­че­му жур­нал Со­ю­за пи­са­те­лей его, Ку­ня­е­ва и Ко?.. В по­след­ние го­ды всех сво­их дру­зей Ку­ня­ев из­ру­гал в пух и прах. Ведь он всё от них по­лу­чил. Они вы­ве­ли его в по­эты, они ему по­мо­га­ли, они с ним пи­ли, иг­ра­ли с ним в би­ль­ярд, в кар­ты, пу­те­ше­ст­во­ва­ли. А он взял и дал им всем под зад. И за что?

– Се­го­дня, ког­да все ки­ну­лись в под­счё­ты де­нег, вы­яс­не­ние иму­ще­ст­вен­ных во­про­сов, со­зда­ёт­ся впе­чат­ле­ние, что твор­че­ст­во за­бы­то. Вы-то, Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, про­дол­жа­е­те пи­сать или то­же лишь уча­ст­ву­е­те во всех этих кон­флик­тах?

– Пи­сать я не бро­саю. А по­че­му я ввя­зал­ся в кон­фликт? Мне ста­ло не­при­ят­но и стыд­но, ког­да на стра­ни­цах ва­шей га­зе­ты Пётр Алёш­кин обо­звал Фе­лик­са Куз­не­цо­ва жал­ким ста­ри­каш­кой. Ме­ня это ужас­но сму­ти­ло. Кто та­кой Алёш­кин и кто та­кой Фе­ликс Куз­не­цов? У Куз­не­цо­ва есть че­ло­ве­че­с­кие не­до­стат­ки, все мы не­без­гре­хов­ные лю­ди, но он очень мно­го сде­лал для ли­те­ра­ту­ры, для рус­ско­го де­ла, ког­да ру­ко­во­дил мос­ков­ской пи­са­тель­ской ор­га­ни­за­ци­ей. Он дей­ст­ви­тель­но по­мо­гал мо­ло­дым пи­са­те­лям, един­ст­вен­ный из на­чаль­ни­ков, кто сам хо­дил хло­по­тать. Он из­ве­ст­ный ли­те­ра­ту­ро­вед, и во­об­ще, я счи­таю его од­ним из са­мых за­мет­ных де­я­те­лей со­вре­мен­ной рус­ской ли­те­ра­ту­ры. И вдруг Алёш­кин, на­вер­ное, не­пло­хой че­ло­век, пи­са­тель сред­ней ру­ки, на­чи­на­ет ос­корб­лять че­ло­ве­ка. Ведь да­же из-за воз­ра­с­та нель­зя так се­бя ве­с­ти. По­ку­шать­ся на се­ди­ны. Ес­ли бы Алёш­кин так же се­бя вёл в Да­ге­с­та­не, на Се­вер­ном Кав­ка­зе, ему дав­но бы от­ст­риг­ли го­ло­ву за то, что он уни­зил ак­са­ка­ла. Я за­сту­пил­ся за Куз­не­цо­ва из-за это­го, и тут же на ме­ня ста­ли ве­шать – что я про­дал­ся Фе­лик­су, ме­ня ку­пи­ли. Кто ме­ня мо­жет ку­пить? Ме­ня не мог­ла ку­пить ни со­вет­ская власть, ни ли­бе­раль­ная. А сам я во власть, в чи­нов­ни­ки ни­ког­да не лез, хо­тя ме­ня од­но вре­мя креп­ко тя­ну­ли за фал­ды, за ши­во­рот. Я упи­рал­ся, и пра­виль­но де­лал. Бог ру­ко­во­дил.
С Владимиром Личутиным побеседовал Роман СЕНЧИН
Категория: Интервью | Просмотров: 800 | Добавил: rys-arhipelag