Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Воскресенье, 07.03.2021, 23:39
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4062

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

Архив записей

Друзья сайта


11:36
Максим Кранс. Лекарственный тупик
В начале июня Минздравсоцразвития утвердило новые правила формирования списка важнейших лекарств. В июле проект составленного им перечня должен будет утвержден правительством. Это первый шаг к созданию новой системы сдерживания цен на лекарственные средства. Что ж, мера и вправду своевременная: они за последние полгода вздорожали непомерно.
Главная причина нынешнего резкого вздорожания лекарств очевидна – ослабление рубля по отношению к доллару и евро. Ясно, что если мы покупаем их за американскую и европейскую валюту, то и стоимость завозимых медикаментов соответственно возрастает. А ведь, по сведениям Ассоциации российских фармацевтических производителей, сегодня в России продается примерно 70 процентов, а по информации других экспертных служб – до 93 процентов лекарственных препаратов импортного производства. Более того, 90 процентов так называемых отечественных средств изготавливаются тоже из зарубежного сырья, в основном - китайского и индийского.
 
Причем речь идет не только о сложных, современных кардиологических или онкологических средствах или, скажем, о жизненно важном для диабетиков инсулине, но и о достаточно простых, ординарных. В целом же, как прогнозируется, до конца 2009-го рост цен на фармацевтическую продукцию превысит 20 процентов. Только за пять месяцев этого года, по данным мониторинга, проведенного Росздравнадзором в десяти регионах России, в госпитальном сегменте они выросли в среднем на 7.1 процента, причем относительно «недорогие» - до 500 рублей — почти на 29 процентов.
 
Как отметил Дмитрий Медведев, кризис только усугубил проблему обеспечения населения страны качественными и недорогими лекарственными препаратами. «От того, в каком состоянии находится лекарственный рынок, зависят жизнь и здоровье миллионов наших людей, и тех, у кого много денег, и тех, у кого денег, к сожалению, совсем немного, - подчеркнул он. - Поэтому эта задача для всего государства».
 
При этом, как считает президент, нынешнее подорожание лекарств далеко не всегда является обоснованным. Оно часто происходит отнюдь не пропорционально изменению валютного курса.
 
И причины такого явления известны: как заявил президент, «это и откаты, и просто на самом деле увеличение цены существенное против отпускной, причем неприемлемое увеличение, потому что таких вознаграждений быть не может».
 
Нынешний приказ Минздравсоцразвития как раз и призван покончить с таким положением дел. Он утверждает положение о мониторинге, в соответствии с которым местные управления Росздравнадзора должны ежемесячно собирать информацию о наличии лекарств в подведомственных учреждениях и ценах на них. Информация будет передаваться в главное медицинское ведомство, а оттуда – в правительство. А то, в свою очередь, будет реагировать на беспредел производителей, посредников, торговцев.
 
Вроде бы, отличная схема. Но вот в чем проблема: в перечень министерства включены всего 134 наиболее востребованных и популярных у населения лекарств. К примеру, таких, как атенолол, арбидол, диклофенак, нистатин. Но ведь болезней, которыми, наши соотечественники, к сожалению, страдают, не счесть. Средств для их излечения - тоже. И не со всеми хворями можно справиться с помощью анальгина или аспирина. Более того, определено, что в каждом из регионов будет взято под контроль 15 процентов больниц, госпиталей, диспансеров, аптек. Что же будет с остальными, особенно коммерческими, коих у нас за последние годы расплодилось немерено? Выходит, остальные пилюли и таблетки будут и впредь оставаться безнадзорными и неподконтрольными?
 
По мнению участников «круглого стола», проведенного в начале июня, составление перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств не должно более оставаться прерогативой Минздравсоцразвития. Они настаивают, что к этой работе надо привлекать экспертов, представителей властных структур и субъектов федерации, финансовых и налоговых служб, а также организации пациентов.
 
Не очень-то пока понятно, как собираются справиться и с жадностью посреднических фирм.
 
А ведь из нескольких тысяч фармацевтических компаний, действующих на отечественном рынке, лишь два-три десятка работают напрямую с производителями лекарств. Остальные фактически являются лишь частью посреднической цепочки, в которой каждое из звеньев безбожно накручивает к собственной выгоде цену. По данным, которые не так давно привел Владимир Путин, проходя путь по этой цепочке, лекарства дорожают на 20-50 процентов от отпускной стоимости препаратов. Как считает премьер-министр, «лекарства должны продаваться по той цене, по которой они проходят таможню на границе, и с небольшой наценкой, которая должна устанавливаться государством». Но пока законодательного механизма, который бы мог положить конец такой практике, в России не существует. Так что можно действовать лишь мерами административного давления, что сейчас и происходит во многих регионах. Однако они, как правило, имеют весьма краткосрочный эффект.
 
По мнению экспертов, предпринимаемые сейчас шаги способны лишь навести чисто косметический глянец на аптечных прилавках.
 
При нынешней неопределенности валютного курса реально и эффективно контролировать стоимость лекарственных средств все равно будет крайне непросто. Чуть ослабят «вожжи» местные власти, и цены вновь неумолимо поползут вверх.
 
Есть и еще одна больная проблема, которую предстоит решить государству. Речь идет о фальсифицированных лекарствах. Ведь приобретая сегодня по бешеным ценам необходимые для поправки здоровья таблетки и пилюли, никто не может быть уверенным, что не нарвется именно на них. Если пролистать стенограммы выступлений руководящего состава нашей страны на эту тему, то выяснится, что вопрос о фармакологических подделках ставится ребром уже не первый год. Что же мешает его, наконец, решить?
 
Надо сказать, что до сих пор никто не в состоянии внятно сказать, какова же доля фальсификата в продукции, поступающей в аптечную сеть. Скажем, по официальным данным Росздравнадзора, она не достигает и 1 процента. А если так, то дело и выеденного яйца не стоит. Однако с подобными подсчетами не согласна Всемирная организация здравоохранения, которая утверждает, что объем подделок доходит до 12 процентов. Такие же цифры привела и Генпрокуратура РФ, которая, к тому же, отмечает тенденцию к росту. Как и Госдума, которая в своих рекомендациях, принятых по результатам парламентских слушаний, записала: «Доля фальсифицированных лекарственных препаратов в России – более 20 процентов».
 
По приблизительным оценкам экспертов, ежегодный объем продаж фальсифицированного лекарства в нашей стране тянет на 200–300 миллионов долларов.
 
Везут со всего света, и, чаще всего, из Китая, Индии, Польши, Пакистана, Чехии. Всего на дальнее зарубежье, по информации Департамента экономической безопасности ТПП России, приходится 25-30 процентов фальсификата. 10 процентов пиратской продукции поступает из стран СНГ и Балтии. Однако большая часть производится у нас дома. Причем не только в подпольных цехах, но и в весьма известных фармацевтических компаниях.
 
Можно ли положить конец девятому валу лекарственных подделок? Оказывается, нет. Росздравнадзор не имеет полномочий наказывать «пиратов». Его инспекторы лишь изымают фальшивые препараты и передают компрометирующие сведения в правоохранительные органы. Но и те могут завести дело разве что по статье о нарушении авторских прав. Парадокс, но в отечественном законодательстве, в том числе и в Уголовном кодексе, нет статей, по которым можно было бы засадить за решётку тех, кто производит или продает контрабандные, выпущенные под сворованными брендами, некачественные лекарства, а то и просто плацебо – таблетки–пустышки. Несколько лет проект поправок в имеющиеся законы кочевал по министерским и думским кабинетам. Два года назад депутаты их приняли в первом чтении. И - тишина. Если судить по планам работы Госдумы, возвращаться к обсуждению этого важного вопроса народные избранники нового созыва в ближайшее время не собираются...
 
Как же выбраться из нынешнего лекарственного кризиса, освободиться от засилья импорта, в том числе и фальсифицированного?
 
По мнению большинства экспертов, если думать о ближней, а, тем более, дальней перспективе, то надо, наконец, озаботиться развитием отечественной фарминдустрии.
 
 А также предпринять меры системного характера и стимулировать промышленников – как отечественных, так и зарубежных, чтобы они серьезно вложились в отрасль.
 
Фармакологи и экономисты сейчас рассматривают несколько сценариев подъема отрасли. Некоторые из них считают, что самый быстрый и относительно дешевый путь – пригласить в Россию известные зарубежные концерны с тем, чтобы они выпускали у нас свои опробованные и зарекомендовавшие себя лекарства. По их мнению, самим нам такое не потянуть – хотя бы потому, что разработка, клинические испытания и регистрация любого нового препарата занимает много времени, да и обходится в среднем в 1 миллиард долларов.
 
Предлагается и другой вариант, который, похоже, имеет больше сторонников «наверху»: объединить государственные активы предприятий фармацевтической отрасли в единой госкорпорации. В общем, действовать по модной ныне формуле, уже опробованной в авиа- и судостроении, наноиндустрии и ЖКХ. Если вернуться к модной ныне идее создания госкорпорации, то некоторые предприниматели, занимающиеся этим бизнесом, предостерегают, что она все равно будет вынуждена производить большинство лекарств по иностранным лицензиям. Но, коли речь идет о новейших разработках мировой фармакологии, которые смогут помочь миллионам людей, то и ладно. Важно, чтобы ее предприятия выпускали также, пусть и не сулящие больших прибылей, но столь необходимые препараты.
 
Так что, рано или поздно, России все-таки придется озаботиться собственным «здоровьем»: выстраиванием собственной фармацевтической индустрии. Лучше, конечно, рано, пока это «здоровье» осталось…
 
Специально для Столетия
Категория: Статьи и комментарии | Просмотров: 415 | Добавил: rys-arhipelag