Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Среда, 17.07.2024, 12:34
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4122

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Май 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Архив записей

Друзья сайта


20:43
Адвокат Евгении Хасис подал подробную кассационную жалобу на приговор
Подготовка дополнений к кассационной жалобе на приговор суда по делу Никиты Тихонова и Евгении Хасис закончена, сообщил адвокат обвиняемой по этому делу Евгении Хасис Геннадий Небритов. По его словам, основными ее моментами являются нарушения закона, которые были допущены в судебном заседании председательствующим суда. 6 мая защита Тихонова и Хасис подала краткие кассационные жалобы на приговор суда. Сегодня Небритовым была подана подробная кассация.

По словам Геннадия Небритова, одно из нарушений, допущенных в судебном заседании - это удаление второго адвоката Евгении Хасис Максима Короткова-Гуляева 3 марта этого года. "Данное удаление было проведено с большими нарушениями требований УПК РФ, в частности части 2 статьи 58. Коротков-Гуляев был удалён после допроса свидетеля Попова, после чего судья был обязан сделать перерыв и предоставить подсудимой Хасис либо её родственникам заключить соглашение с другим адвокатом. Если бы этого не произошло, тогда он обязан был предоставить ей адвоката по назначению в порядке статьи 51 УПК, однако им это сделано не было, и судья продолжил непосредственно после удаления адвоката Короткова-Гуляева допрос свидетеля Попова", - заявил защитник подсудимой корреспонденту "Кавказского узла".

Вторым серьёзным нарушением адвокат Небритов считает то обстоятельство, что 16 апреля в СМИ, в том числе на радиостанции "Эхо Москвы" и в ряде печатных изданий появилось интервью вышедшей из коллегии присяжных Анны Добрачёвой. "Она рассказывала о давлении, которому подвергался состав коллегии присяжных со стороны двух присяжных под номерами 1 и 4. Это присяжные Мамонов, который потом стал старшиной коллегии присяжных, и Николаева. Давление преследовало собой единственную цель – вынесение обвинительного вердикта для подсудимых. В связи с этим 18 апреля мной был заявлен отвод этим двум заседателям", - говорит Небритов.
Он отмечает, что по сообщениям экс-присяжной Добрачёвой, присяжный Мамонов собирал информацию вне рамок судебных заседаний и делился этой информацией до обсуждения вопросов вердикта с другими присяжными заседателями, имел в совещательной комнате ноутбук с подключенным к нему Интернетом, получал информацию по процессу вне рамок заседания, что является грубейшим нарушением уголовно-процессуального кодекса РФ, в частности пунктов 2 и 4 части 2 статьи 333 УПК.
"Однако судья, имея все законные основания для отвода данного присяжного заседателя, не согласился с моим заявлением об отводе, оставил его в составе коллегии и допустил то, что его избрали старшиной, ограничившись при этом выдуманным самим судьёй основанием для оставления Мамонова в коллегии, что якобы это не помешает ему при вынесении справедливого законного вердикта. Мамонов сам подтвердил тот факт, что он собирал информацию по данному уголовному делу вне рамок судебных заседаний", - подчеркивает Геннадий Небритов.

Третьим большим нарушением защитник Евгении Хасис считает то обстоятельство, что судья дважды лишил сторону защиты реплик после прений сторон. "Первые были перед вердиктом, вторые – в процессе обсуждения вердикта, что также недопустимо, потому что закон не даёт такого права судье. Однако судья, мотивируя своё решение тем, что сторона обвинения отказалась от реплик, лишил реплик автоматически почему-то и сторону защиты. Хотя закон чётко указывает, что право последней реплики принадлежит подсудимому и его защитнику, и ничего о том, что сторона не может участвовать в репликах, закон не говорит", - пояснил адвокат.

Четвёртое нарушение Геннадий Небритов видит в том, что в своём напутственном слове перед уходом присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта судья Замашнюк допускал высказывания, суть которых сводилась к тому, что никто, кроме подсудимых, не являлся очевидцами преступления. "Он фактически уже заявил о том, что они были на месте преступления, намекая на то, что они непосредственно явились его участниками. И, когда мной и подсудимым Тихоновым, в соответствии с требованиями части 6 статьи 340 УПК было принесено возражение на его высказывание, так как оно нарушало принцип объективности, судьёй это не было принято во внимание", - заявил адвокат.
"Надеюсь, что это найдёт отражение в протоколе судебного заседания, который до настоящего времени в нарушение требований части 7 статьи 259 УПК, обязывающей суд в трёхдневный срок после завершения судебного заседания предоставить сторонам для ознакомления протокол судебного заседания, нам представлен не был",- добавил Геннадий Небритов.

По его словам, в ходе судебного заседания, как председательствующим, так и стороной обвинения, допускался ряд нарушений, которые он в своей кассационной жалобе расписывать не стал, поскольку получился бы очень большой объём этой жалобы. "Я сосредоточился, по моему мнению, только на самых главных нарушениях, допущенных в данном судебном заседании со стороны председательствующего", - уточнил адвокат.

По словам Небритова, в суде были проигнорированы и основополагающие принципы уголовного судопроизводства, такие, как обеспечение равенства и состязательности сторон, гарантированные статьей 15 УПК РФ.
"На судью такая обязанность была возложена частью 1 статьи 243 УПК, однако нам это гарантировано не было, что привело к вынесению незаконного вердикта и постановлению незаконного приговора с явными нарушениями требований уголовно-процессуального закона. Будем добиваться отмены состоявшегося судебного решения в кассационной инстанции - в Верховном суде Российской Федерации", - подчеркнул адвокат Небритов.
http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/185760/
Категория: Русская защита | Просмотров: 357 | Добавил: rys-arhipelag