Меню сайта


Категории раздела
Русское движение [344]
Русофобия [367]
Русская защита [1147]
Миграция, этнические конфликты [615]
Кавказ [608]
Армия и нацбезопасность [573]
Образование и наука [296]
Демография [120]
Социальная сфера [754]
Протест [517]
Власть и народ [1115]
Правопорядок [414]
Экономика [710]
Культура [676]
Религия [507]
Экология [126]
Обломки Империи [5143]
Зарубежье [990]
Внешняя политика [148]
Сербия [170]
Люди [101]
Интервью [183]
Статьи и комментарии [1639]
Разное [324]
Даты [229]
Утраты [103]


Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4045


Форма входа


Поиск


Календарь
«  Ноябрь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30


Библиотека
 
 
Медиатека
 

Вернисаж

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ ПОМОЩЬ НОВОРОССИИ «Академия русской символики «МАРС» Слобода Голос Эпохи Журнал Голос Эпохи Апсны-Абхазия. Страна души Сайт писателя Андрея Можаева Россия Освободится Нашими Силами Котята Мейн-кун Общественно-исторический клуб
    Приветствую Вас, Вольноопределяющийся · RSS 16.10.2019, 07:53
    Главная » 2015 » Ноябрь » 21 » Герман Титов: «Как русский может быть «эмигрантом» в России?»
    03:48
    Герман Титов: «Как русский может быть «эмигрантом» в России?»

    Одной из серьезных проблем, вставших перед российским обществом в последнее время, является проблема политических эмигрантов - людей, которые вынуждены были покинуть Украину в связи с тем, что политика властей «незалежной» стала угрожать их жизни и свободе, даже если в тех регионах, откуда они уехали, не велись боевые действия.

    Об этом - и не только - мы беседуем с Германом Титовым - архитектором, поэтом, редактором, год назад уехавшим в Россию. Предваряя нашу беседу, Герман поблагодарил портал «Русский век» за возможность донести до читателей часть той правды, которую он увидел и постиг за истекший год. Вместе с Германом мы надеемся на то, что его опыт окажется полезным нашим читателям, обществу в целом, которое должно принять взвешенное решение в отношении «русских эмигрантов», откуда бы они ни прибыли.

    - Герман, вас можно считать коренным харьковчанином?

    - Да, несомненно. Несмотря на то, что я родился и рос до семнадцати лет в Сумах (некогда принадлежащим к той же Харьковской губернии), мои предки жили в Харькове едва ли не с самого его основания. И вся моя сознательная, взрослая жизнь, прошла именно в Харькове.

    - Вы жили в городе, который долгие годы считался интеллектуальной столицей Украины, был городом «литературным», имел свои культурные традиции. Вам, признанному поэту, главному редактору журнала поэзии «ЛАВА», человеку, долгое время работавшему в сфере культуры и искусства, пришлось начать новую жизнь - в России, в Санкт-Петербурге. Связано ли это с изменением политической ситуации на Украине, с тем, что в этой стране решили уничтожить все русское - начиная с образования и кончая историей?

    - Такая связь, конечно, очевидна. И началось это, увы, задолго до «майдана». Сторонники нынешней украинской власти любят (и всегда любили) говорить: «Вам же никто не запрещает говорить по-русски! А украинский должен быть единственным государственным языком». Запрещать, конечно, не запрещали. Да и вряд ли смогли бы, учитывая тот простой факт, что большинство жителей этой страны - и те, кто считает себя «русскими», и те, кто уверен в своей исконной «украинности» - в быту говорят именно по-русски. А вот сделать употребление русского языка максимально некомфортным, маргинальным, социально непрестижным - было вполне по силам новой украинской государственности. И этим, увы, целенаправленно занимались, начиная с того самого 1991 года. Образ тупого и кровожадного малограмотного «ватника» - лишь венец, видимая часть и итог усилий всех украинских СМИ за двадцать с лишним лет. И, надо сказать, многих людей таким образом всё же удалось «зазомбировать» - по их же расхожему выражению. Просто до февральского националистического переворота 2014 года с этим как-то можно было мириться, процессы многим казались не такими уж и страшными, иногда даже смешными. А в 2014 году вариантов, к сожалению, уже не осталось.

    Быть русским, гордиться великой историей своего народа и так далее, на современной Украине стало совершенно невозможным. Можно ещё быть так называемым «русскоязычным». Но, конечно, просто необходимо, напялив пресловутую «вышиванку», проклинать на каждом углу Россию и русских. Иначе тобой заинтересуется СБУ. Жить среди «патриотичного» навязчивого вранья, в обществе, которое ускоренными темпами скатывается к самому настоящему тоталитаризму и всеобщему доносительству (а при этом рассуждает о победившей демократии) для меня стало совершенно невозможно.

    - Вы приехали в Петербург - как принял вас город на Неве? Нашлась ли достойная работа, как обстоит дело с легализацией в РФ, с получением гражданства?

    - Петербург принял меня совершенно замечательно. Честно говоря, первое время я был совершенно, по-хорошему, потрясён увиденным. Тут надо сказать, что я не был в России около двадцати лет. И знал обо всём только из СМИ - «честных» украинских и либеральных российских. Где-то в глубине души я понимал, что далеко не всё в их информации - правда. Но то, что действительность может быть прямо противоположна журналистской картинке, я всё же не ожидал. Прекрасный город на Неве оказался очень комфортным, благоустроенным, чистым и цивилизованным. То есть «Европой», как её представляют несчастные жители Украины. Не там они её искали, не за то боролись. Знали бы правду…

    Мне, конечно, очень помогли мои друзья-петербуржцы. Если бы не они - уж не знаю, как всё бы и сложилось. Первое время жил у них. Осматривался, восхищённо знакомился с новой Россией, далеко обогнавшей (во всех смыслах) погрязшую в ненависти и коррупции Украину. Затем как-то неожиданно легко разрешилась и проблема с трудоустройством. Устроился на работу по основной специальности, архитектором. Оказалось, что и зарплаты здесь во много раз выше, чем в Харькове. При сопоставимых (уже) ценах.

    Тогда же я впервые столкнулся с УФМС. Первый контакт с этим учреждением, мягко говоря, не порадовал. Огромные очереди выходцев из Средней Азии, штурмующие, как единственную надежду на лучшую жизнь, окошко, дающее право на работу в России. Честно говоря, очень тяжёлое зрелище. Каким-то чудом я преодолел и это. Но, тут нужно сказать, российское государство постоянно заботится об улучшении социального быта граждан, в том числе - и приезжих. Спустя год, придя в то же УФМС, я был просто поражён: никаких очередей, всё максимально удобно, вежливый и корректный персонал. Получить патент, дающий право жить и работать в России, теперь несоизмеримо проще. Разумеется, если есть возможность уплатить требуемую сумму. С получением гражданства у меня, однако, пока всё так же туманно.

    - Если говорить о получении гражданства: вы хотели бы принять участие в Госпрограмме переселения соотечественников? В Петербурге программа работать  не будет, но Ленинградская область ее приняла. Вы рассматривали такую возможность?

    - Да, вероятно, это, действительно, вариант. Я только не знаю, смогу ли найти работу в Ленобласти…

    - Совсем недавно, 2 ноября, в Петербурге состоялся ваш творческий вечер. Вы нашли здесь поэтов-единомышленников, нашли своего читателя - и, что не менее важно, своего издателя? Вы публикуетесь в периодических изданиях - в частности, в альманахе «Особняк», у которого «международная» редакция. Есть ли какие-то другие проекты, в которых вам хотелось бы участвовать - или  вы уже  в них участвуете?

    - Так сложилось, что пока я печатался здесь, в основном, в московских изданиях. Кроме уже упомянутого «Особняка», нужно упомянуть, например, очень хороший московский журнал «Человек на Земле». Впрочем, тут, наверно, вот в чём дело. Украинская катастрофа, и многие события, с ней связанные, смерть сотен людей и безумие сотен тысяч, всё это, оказалось, для меня колоссальным психологическим потрясением. Душевно я как бы ушёл «в затвор». Для меня стали совершенно не важными такие понятия как «слава», «литературная известность» и проч. На протяжении года я много писал, однако даже не пытался куда-то «пробиться», как-то литературно устроиться, просто выкладывая написанное в Фейсбуке, печатаясь только в тех изданиях, куда меня звали. Посттравматический период продлился, как теперь видно, почти весь год. Только сейчас я начал уже опять где-то появляться, посещать литературные вечера и иные события, коих так много в культурной столице России.

    - У Вас есть очень горькие строки:

    Безо всякой конспирации
    Я отвечу, ты спроси:
    Каково же в эмиграции
    Этим русским на Руси?

    Действительно ли вы считаете себя эмигрантом - или, может быть, уместнее говорить о репатриации? Хотя исторически Харьков - Россия, но теперь Русь сократилась до территории нынешней РФ; тем не менее, многие соотечественники из-за рубежа именно её считают подлинной Россией.

    - С чисто формальной точки зрения, я, конечно, эмигрант. Ведь я же приехал из другого государства. Причём «там» моя национальность как бы и не признавалась. По-украински «гражданин России» и «русский» звучит совершенно одинаково. Но - с другой стороны - как русский может быть «эмигрантом» в России? В этом несомненный абсурд ситуации. Нам, русским, приходится устраиваться на работу, покупать патент и так далее на совершенно тех же основаниях, что и коренным жителям Средней Азии, например. Я считаю это положение, как минимум, странным. Многое в этом направлении, конечно, делается (как я уже тут упоминал) российским государством. Но основной шаг, наверное, ещё впереди. Президент РФ недавно назвал едва ли не основной проблемой нынешней России, страны, которую я не могу не считать своей подлинной, не только исторической, Родиной, проблему разделённого русского народа, многих миллионов русских, оставшихся за границей постсоветской России, в 1991 году, фактически вернувшейся к границам XVII, а то и XVI века.

    Почему бы России не принять своих сынов, невольно, никуда не уезжая, оказавшихся за пределами Отечества? Ведь страна отнюдь не перенаселена. Тут можно сказать: а как определить, кто, собственно, русский? Но есть же, право, и простые решения. У многих (и у меня в том числе) остались советские свидетельства о рождении, военные билеты советского образца и так далее. Во всех этих, раритетных уже, документах совершенно чётко написано: «русский». Разве, для начала, недостаточно, хотя бы этого?..

    - Как Вам кажется - чем разрешится та ситуация, которая сложилась на Украине? Капкан не разжимается, его челюсти смыкаются все сильнее - ведь только с февраля прошлого года по февраль года нынешнего СБУ завела 4000 уголовных дел по политическим статьям. Инакомыслящие подвергаются преследованиям; политики, политологи, журналисты, деятели искусства должны уезжать из страны, и конца этому не видно. Что делать? Что может противопоставить интеллигенция разгулу нацизма?

    - Ситуация на Украине - если Украина хочет существовать далее на политической карте мира - может разрешиться только децентрализацией и, в конечном счёте, федерализацией этой страны с максимальными экономическими и культурными правами регионов. Лживые и бесстыдные украинские СМИ предельно демонизировали самое это слово. «Федерализация» для нынешних украинских обывателей, регулярно смотрящих телевизор, кажется страшней чумы или землетрясения. Хотя чем им не угодило политическое устройство ФРГ или США, сказать трудно. А в результате этой государственной глупости, отталкивающей и иррациональной в одно и то же время, гибнут люди, разрушаются дома. Нищает и, буквально, идёт на дно целая страна. И значительная часть украинской интеллигенции, в том числе и творческой, играет в этом процессе весьма печальную роль.

    Я, признаться, до этих событий считал интеллигенцию самой мыслящей частью общества. Увы, это оказалось совсем не так. Украинская интеллигенция в массе своей оказалось предельно внушаемой, истеричной и безответственной. Тот вороватый и кровавый тоталитаризм, который ныне, к сожалению, победил на Украине, во многом именно местной интеллигенции обязан своей информационной и моральной поддержкой. Местный доморощенный нацизм и вырос-то на самой интеллигентной и университетской почве. Мне печально и больно писать это, но хорошего выхода в ближайшей перспективе я не вижу. Слишком далеко всё зашло.

    Только сам народ, в идее, может сбросить со своих плеч нынешних украинских правителей. А на это нужно время. Может быть (при формальном невмешательстве великих держав) - много времени. Сколько людей оплатит своими жизнями этот страшный «демократическо-национальный» эксперимент, не являющийся, на самом деле, ни национальным, ни демократическим, сказать трудно. В эти страшные времена важнее всего оставаться человеком. Что, очевидно, труднее всего.

    Елена Ефимова
    http://www.ruvek.ru/?module=articles&action=view&id=10108

    Категория: Обломки Империи | Просмотров: 220 | Добавил: Elena17
    Сайт создан в системе uCoz