Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Суббота, 18.09.2021, 04:42
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4067

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Архив записей

Друзья сайта


02:55
Игорь Друзь. ВАК и антицерковная «теология» Часть 2.

В первой части своей статьи о резонансном решении ВАК, признавшем теологию наукой (см. http://www.segodnia.ru/content/167924), я рассказал о том, что одним из главных авторов такого реформирования образования в РФ был гражданин Украины, известный антирусский ксенофоб, ветеран двух майданов, архимандрит Кирилл (Говорун). Он дал по этому поводу обширное интервью, в котором откровенно выразил свое удовлетворение ходом этой реформы, сказал о том, что она означает проведение дальнейшей «вестернизации» русского образования, отрыв от русских традиций, изменение общественного мнения в церковной среде в пользу критического отношения к Библии.

Однако, чтобы рассеять уже всякие сомнения относительно этого вопроса, приведу мнение еще одного внутреннего врага Церкви и России, известного либерального религиоведа, сторонника украинского майдана Бориса Кнорре. Он тоже внутренний враг Церкви, успел, как и Говорун, пролезть в ее структуры, в свое время даже смог поработать сотрудником Синодального Отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви.

Этот доцент кафедры истории философии Высшей школы экономики, участника грантовых проектов Кестонского института и проектов Московского центра Карнеги, тоже приветствует решение ВАК, и буквально в тех же выражениях, что и архимандрит Кирилл (Говорун), выражает уверенность в том, что новая реформа будет способствовать воспитанию православных людей в русле либеральной политической идеологии.

Чтобы сразу все стало понятно неискушенным людям, отмечу, что Высшая школа экономики, где он работает – это оплот либерализма в экономической науке. А Кестонский институт, с коим он тоже тесно связан, пытается «отреформировать» Православие в либеральном политическом стиле, поощряет разные секты, поддерживает антицерковные кощунства. Так, основатель и почетный директор Кестонского института Майкл Бурдо не так давно вел просто истерическую, другого слова не подберешь, кампанию по реабилитации кощунниц из «PUSSI RIOT» в западных и российских СМИ, пытался помочь им избежать законного наказания, оказав давление на суд через информационно-политическое воздействие.

А Московский центр Карнеги (МЦК), с которым тесно связан Борис Кнорре, осуществляет и еще более глобальное враждебное влияние на Россию под руководством правительства США, не ограниченное рамками религии.

Приведу выдержку из соответствующей аналитической записки Российского Института Стратегических Исследований при Администрации Президента: «Московский центр Карнеги реализует программные установки Государственного департамента США. Является ретранслятором политических позиций Вашингтона на российскую аудиторию. МЦК является центром разработки, координации, сбора и анализа информации о внутреннем состоянии России, ее внешней и оборонной политике.

Являясь структурным подразделением вашингтонского Фонда Карнеги за международный мир, в основном финансируется из бюджета головного Фонда. Головной Фонд Карнеги, согласно информации с официального сайта, финансируется, в том числе НАТО, Госдепом США, Разведывательным управлением Министерства обороны США (РУМО), Управлением военно-морских исследований ВМС США, МИД Великобритании, Министерство международного развития Великобритании, МИД Германии, МИД Норвегии, Посольство Объединенных арабских эмиратов и др.

Деятельность Московского центра Карнеги определенно квалифицируется как политическая. Таким образом, некоммерческая организация Московский центр Карнеги, получая финансирование из-за рубежа и занимаясь политической деятельностью, подпадает под действие законодательства об НКО, выполняющих функции иностранного агента.

http://riss.ru/analitycs/5043/#.UyLbyIWM6O4

И вот Борис Кнорре, столь активный «научно»-политический деятель русофобских структур НАТО тоже, как и архимандрит Говорун дал интервью по поводу решения ВАК о признании теологии. Тоже дал его ультралиберальному сайту – на этот раз Lenta.ru. Этот портал известен тем, что пиарил киевских бандеровцев, давая слово руководителям неонацистской партии «Свобода», проводил и проводит активную антиправославную пропаганду в стиле коммунистического «Безбожника». «Аналитика» “Ленты ру» по Украине отличалась редким даже для либералов маразмом. Неудивительно, что и на этот раз «Лента.ру» поставила чисто советский антицерковный заголовок: «На борьбу с дьяволом, бесами и падшими духами».

Но это избитый манипулятивный прием для тех, кто читает только заголовки: что вот, мол, «злобная, средневековая» Церковь, будет «религиозную агрессию» проводить с помощью новой науки. Но само содержание интервью вполне даже интересно.

И Б. Кнорре тоже, как и Говорун, успокаивает встревоженную «засильем попов» либеральную публику, продолжающую традиции СССР по борьбе с христианством:

« —Зачем нужна эта дисциплина? Ведь есть такая наука как религиоведение?

— Между теологией и религиоведением существует тонкая грань. Религиоведение изучает феномены, институты, социальные отношения, в том числе и развитие религиозных идей. Религиоведение в большей степени исходит из фактов.

Теология так или иначе апеллирует к картинам мира, связанным с верой в бога, ведь сама по себе вера это факт, несмотря на то, что существование бога не является научным фактом. Теология принимает эти картины мира если не за аксиому, то за серьезную основу для формирования знания, каким бы странным это нам ни казалось».

Далее Борис Кнорре также, как и Говорун, с удовлетворением говорит о том, что теология часто сеет сомнения в правильности священних текстов:

«-Делать науку из веры в бога как-то странно. Задача ученого — разрешать сомнения, опровергать или подтверждать гипотезы. А вера исключает сомнения.

-Вот здесь как раз и начинаются сложности. Теологи, конечно, стремятся к обоснованию и защите учения о боге. Но история знает примеры, когда именно теологи делали открытия, которые опровергали общепринятые религиозные факты или феномены. Например, во многом именно благодаря теологам-филологам удалось ПОДВЕРГНУТЬ СОМНЕНИЮ то, что автором книг Ветхого Завета является Моисей».

 

Тут, кстати, маститый религиовед дал маху: никто в мире вообще не сомневается в том, что Моисей не был автором ВСЕХ КНИГ Ветхого Завета; Православная Церковь только всегда утверждала, на основании Нового Завета, что Моисей был автором Пятикнижия. Ведь в Новом Завете Закон определенно называется Моисеевым (Мф 19:7; Мк 10:3;Мк 12:19; Лк 16:29; Лк 24:27; Ин 1:17; Деян 15:21). Полуграмотные либеральные журналисты «Ленты ру», как и невежественная либеральная публика, на такой нюанс внимания, конечно не обратят… Но либеральные «богословы» действительно давно хотят опровергнуть авторство пророка Моисея над Пятикнижием, для общего подрыва вероучения. К тому же Б. Кнорре тут дал главный посыл о том, что теология должна подвергнуть ревизии священные тексты, и обязана нести пресловутый либеральный плюрализм:

«-То есть у теологов единомыслия нет?

 

— Есть такое понятие как библейская критическая школа. К ней принадлежат те теологи, которые зачастую опровергали закрепленные в религиозной традиции представления об авторстве тех или иных священных книг. То есть библейская критическая школа опрокидывала традиционные представления. Хотя изначально подавляющее большинство теологов такую задачу перед собой не ставили, а ориентировались как раз на обоснование традиции.

Мне вообще кажется, что отдельные дисциплины теологии не требуют признания бога. Можно ведь, к примеру, работать с текстами. Я думаю, что на теологии могут специализироваться какие-то религиоведы, которые хотят сфокусироваться на одной конкретной традиции, чтобы погрузиться в нее и понять её логику изнутри.

— Теолог может быть атеистом?

 

-Как правило, теологи, конечно же, являются приверженцами какого-то религиозного учения. Но часто не замыкаются на конкретной конфессии… Ведь теология занимается осмыслением истории, философии, текстологией — это очень широкая специальность. Исходя из этого, можно допустить, что теологией может заняться и агностик, и неверующий».

Как видим, налицо практически полное, стопроцентное совпадение мнений обоих влиятельных либеральных грантоедов.

Борис Кнорре не перестает уверять либеральную публику, что никакого православного вероучения в вузах не будет и в помине:

«- Власть пришла к богу?

-Я не считаю присвоение теологии статуса научной специальности каким-то значительным, знаковым событием. Свидетельствует ли это о том, что государство отныне признает религиозные догматы? Не думаю».

Единственное, Борис Кнорре, не имеющий духовного сана, как о. Кирилл говорун, позволил себе более прямо «обличать» Церковь в нежелании шагать в идеологическом русле «единственно верного» либерального учения, в то время, как, по мнению западных кукловодов, Церковь должна стать своего рода «колесиком и винтиком общелиберального дела»:

«- Еще про «соборность» любят поговорить.

-Причем часто придают этому слову новое прочтение, камуфлируют им реальность. Протоиерей Георгий Митрофанов интересно подметил, что у нас под вывеску «соборность» переехал советский коллективизм. А игумен Петр Мещеринов как-то сказал, что православие — это религия лексики. И тут, кстати, есть почва для исследования. Посмотрите, например, сколько существует показательных формулировок, которые говорят о культуре церковной иерархии: «недостойный послушник вашего Высокого Преподобия», «ваш смиренный послушник» или «раб божий». За этими слащавыми оборотами стоят неприглядные реальные вещи: преимущества руководства над мирянами или ограничение участия прихожан в церковной жизни. Мне кажется, что эта коммуникативная культура и должна быть предметом анализа и теологов в том числе».

Борис Кнорее цитирует самых ярых последователей идеологии либерализма и «оранжевого» обновленчества в Церкви, которым ныне, по моим источникам, Патриарх Кирилл неофициально запретил выступать на публике из-за их яростного русофобского фанатизма, доходящими до полной невменяемости. О. Георгий Митрофанов даже восхвалял в своих книгах предателя генерала Власова, подвергал сомнению существование великих русских святых Петра и Февронии, игумен Петр Мещеринов защищал тех же «пуссек» от законного наказания, требовал ограничения церковного поста и изменения церковного богослужения в либеральном духе. Оба политических фанатика в рясах доходили до абсурда в своих выступлениях и статьях.

Что касается приведенных здесь их «демократических» заявлений, то это, конечно, нелепая ложь. На самом деле советский коллективизм был только пародией на православную соборность, а уж обозвать Православие – «религией лексики» это вообще нечто запредельное даже для коммуниста-атеиста, не то, что для вроде как особы духовного звания.

Да, Православие подразумевает строгую иерархию, в отличии от, например, большинства протестантских сект. И подчинение пасомых мирян священнику, а священника – епископу, заложено в канонах Церкви, написанных вовсе не во времена СССР, а сотни и тысячи лет назад. По поводу важности наличия иерархии св. пр. Иоанн Кронштадтский писал: «В аду республика, а на Небе — Царство». А кто не хочет быть рабом Божьим, тот становится рабом третьестепенных либеральных политтехнологов, что, например, произошло с несчастным игуменом Петром (Мещериновым), который несколько лет назад под влиянием либеральных СМИ поддержал «Болотный» мятеж. Воистину, мы ничего не потеряли от его молчания: если уж кому-то и захочется зачем-то послушать либеральные политические благоглупости, то проще воспользоваться их первоисточниками от циничных ведущих каких-нибудь «Дождей», или «Еху Москвы». А не слушать их пересказ со слов экзальтированного игумена.

Но для Б. Кнорре все эти каноны и святоотеческие тексты – это только «коммуникативная культура». Которую он явно хочет разнести в пух и прах с помощью «новых теологов».

Г-н Кнорре желает уничтожить саму суть христианского вероучения, оставив только церковную оболочку:

«-Как это действует на простого гражданина?

 

-Человек волей-неволей начинает в ком-то видеть врага, отождествляя его с сатаной. Нынешнее православие вообще делает сильный акцент на борьбу с дьяволом, бесами и падшими духом. Взять, например, основы социальной концепции РПЦ. Там раз десять упоминается понятие «падший» применительно к человеку, природе, миру. И католическая, и протестантская церковь уже преодолели это».

Вообще-то еще за две тысячи лет до Социальной Концепции РПЦ в Библии было написано, что «весь мир лежит во зле» [1Ин.5:19], то есть является падшим. Ну да, протестанты и католики в лице их вождей давно перестали говорить о падшести мира, прекратили борьбу с дьяволом, и потому благословили все его самые гнусные выходки врага рода человеческого: от пропаганды гомосексуализма, до эвтаназии, которые РПЦ постоянно осуждает. Как видно, именно поддержки таких гнуснейших пороков и добивается в перспективе Борис Кнорре и его западные кураторы. А вот по православному вероучению бороться с дьяволом совершенно необходимо, ибо он искушает каждого человека. Поэтому и Христос дал нам пример борьбы с ним, отвергнув искушения, а также помогая избавиться от бесов другим людям. «Был человек в их синагоге, имеющий духа нечистого и одержимый демонами, и завопил он голосом громким: что Тебе до нас, Иисус Назарянин? Оставь нас. Ты пришел, чтоб убить всех! Знаю Тебя, Святый Божий, кто Ты. Но Иисус запретил ему, говоря: замолчи и покинь тело это. Тогда дух нечистый, повергнув его посреди синагоги, вышел из него, нимало не повредив ему.  И всех взял ужас, что это значит, друг друга спрашивали люди: что это? что за новое учение, что это может значить? Он повелевает духам нечистым со властью, а они подчиняться ему?» (Мк. 1:23-27).

И наши святые, вступив в борьбу с дьяволом, на личном опыте познали реальность темных сил, а потому и уделяют этому вопросу так много внимания.

Святые отцы подробно рассматривают процесс нашего заражения грехом, порабощения дьяволу и предлагают средства для излечения.

Поэтому над готовящимся ко Крещению совершается особый чин отречения от сатаны. Сначала следует ряд заклинательных молитв – запрещений сатане, далее – диалог священника с крещаемым: отрекается ли он от сатаны; и, наконец, крещаемый произносит исповедание Православной веры – Символ веры.

Видно, либеральным религиоведам такой порядок вещей сильно не нравиться, как не нравиться и официальная поддержка Церковью русского патриотизма:

«- Поиски врагов и борьба с бесами способны нанести вред обществу?

-Уже нанесли. Не без участия церкви в умах укрепилось представление о России как об осажденной крепости, о противостоянии между нами и западной цивилизацией. В расхожем представлении Запад нам не оппонент или конкурент, а просто враг.

 

-Разжигают святые отцы?

-Да, к сожалению, иногда могут. Но нужно понимать, что сегодня мы имеем дело не столько с давней традицией, сколько с восстановленной в постсоветском формате церковностью, имеющей за плечами всего лишь 25 лет».

Полуграмотный, выросший на советском и либеральном безбожии журналист «Ленты ру» не знает, что в Православии «святыми отцами» называют не священников, а канонизированных святых. Тут Борис Кнорре пытается манипулировать своей либеральной аудиторией, которая, с одной стороны, ненавидит строгие каноны Церкви, с другой – слишком инфантильна даже для того, чтобы признаться самим себе в своей ненависти ко Христу и Его вероучению. И тут Кнорре дает выход: он утверждает, что настороженность к Западу пришла в Церковь из СССР, что является бредом. Задолго до создания СССР умер свт. Игнатий (Брянчанинов), который сказал, что Россия «Западом наказуема». Также примерно говорил и сонм других святых, не доживших до революции.

Кнорре вообще прямо не говорит о том, что он хочет ликвидации христианства, но приводит тезисы, которые в мягкой форме свидетельствуют именно об этом: «Религия, как говорил философ Анри Бергсон, нужна человеку как защитная сила организма против разъедающего сознание яда рационализма».

-А скрепы? Православная церковь способна их дать обществу?      

На уровне общих представлений о добре и зле — да. Или на уровне культурно-исторических ценностей: церковнославянский язык, красота церковной архитектуры, пение. Повторю, на общем уровне, потому что формулировки и максимы церковных деятелей не всегда совпадают с реальным представлением о морали. Только мне очень не нравится слово «скрепы».

-Почему?

Очень часто я слышал на церковно-общественных конференциях выражение о том, что церковь цементирует общество. Цемент, клей, скрепы. На мой взгляд, церковь должна не столько цементировать, склеивать или скреплять, сколько воодушевлять людей на духовное и интеллектуальное развитие, на мировоззренческий и смысловой поиск».

По православному вероучению Церковь – это путь ко спасению людей. А не «защитная сила организма», и не стимулятор «смыслового поиска». Церковь вообще не поощряет поиска, а дает Истину Христову. Кто выступает против Христа, и Его учения, тот не может считаться православным.

А насчет «скреп», то это камешек в огород Путина, который признал важную роль Церкви даже в ее чисто земном, гражданском аспекте, как факторе, скрепляющем государство. Эта роль РПЦ Кнорре не нравится, поэтому в другом своем интервью, данном для либерального сайта «Полит ру», он прямо говорит о том, что хочет бороться с проявлениями русского патриотизма, поддержкой армии со стороны РПЦ:

«Может ли государство и общество оставаться равнодушным к тому, что в определенной части церковной среды сегодня происходит выработка милитаристского сознания? Ведь у нас происходит определенная тенденция, в церковном дискурсе часто подогревается запрос на насилие, собираются все новые и новые аргументы в пользу оправдания военных действий… Стоит ли оставлять развитие такой «теологии» на самотек?  Дискурс развивается и теология становится чем-то таким, о чем говорит более широкая часть общества. Поэтому нужна институция, осознание этого процесса и контроль над ним… Очевидно, что нужна серьезная и ответственная рефлексия. И коль скоро в самой церкви таким высказываниям не дают оценку, то должно вмешаться образовательное и научно-экспертное сообщество…»

То есть данный «эксперт» твердо уверен, очевидно, имея на то веские причины, что «новые теологи» осудят русский патриотизм в Церкви, и продолжает эту мысль:

«… будет ослабевать доверие к ее (Церкви) лидерам и просто представителям. Здесь в качестве направляющего и координирующего звена должна выступить образовательная и научная система, в том числе академическое сообщество». Итак, новообразованная «образовательная и научная система» выступит «направляющей и координирующей силой» в деле «ослабления доверия» к руководству Церкви. Откровеннее не скажешь…

Вот еще его слова на ту же тему: «…сегодня уровень в духовных школах очень низкий, и поэтому роли арбитра должны взять в том числе и государственные образовательные инстанции, которые могут поучаствовать и в формировании церковных кадров – ведь это будет способствовать гармонизации отношений церкви и общества. Так или иначе образовательные инстанции должны активно включиться в процесс совместной выработки каких-то позиций вместе с теологами, специалистами, которые интегрированы в религиозную среду», — рассуждает доцент НИУ ВШЭ.

Правда, справедливости ради, следует отметить, что Б. Кнорре не совсем доволен этим предметом. Ведь новый курс теологии подвергся и влиянию православных людей, поэтому либеральный деятель выражает опасения: «Опасность клерикализации науки, конечно же, есть. Церковь действительно может воздействовать на ее представления». Однако сам же развенчивает эти опасения: «Богословие 70 лет находилось под гнетом, в то время как светская наука, несмотря на ограничения, развивалась в советское время». Хотя как раз общественные науки в СССР, в отличии от точных, были в застое, загнаны в рамки атеистических догматов марксизма-ленинизма. Однако либерализм – это прямое продолжение лениниского безбожия. Поэтому Б. Кнорее вполне доволен тем, что в советское время в общественные науки было внедрено много безбожников, которые, по его мнению, не дадут развиваться православному богословию:

«Преподавание в светских вузах поспособствует гуманизации церковных неофитов. Они станут лучше понимать, что такое современное общество. Ведь церковь архаична, в этой среде очень сильны теории заговоров, идеи противостояния внешнему миру. Эта тенденция тянется еще с советского времени, когда церковь была в маргинальном положении. В этом смысле я поддерживаю идею инкорпорировать теологию в образовательное пространство».

Опять же, только полный идиот, или полный предатель может говорить о том, что весь внешний мир дружествен России, в то время, как Запад давит нас санкциями, разжигает мятежи в России, засылает в Россию своих диверсантов в лице исламистских и бандеровских боевиков. «Гуманизация» — это антицерковный процесс, ибо для православного христианина в центре всего не человек (homine), а Бог. Что касается неофитства, советизма, которым пытается уколоть православных великоразумный религиовед, то в РПЦ есть миллионы верующих, которые с детства воцерковлены. Таких особенно много на Украине, в Молдавии, Прибалтике, хотя и в Москве не так уж мало. И как раз в среде таковых, лиц, критически относящихся к Евросодому, большинство. Но и неофиты, в более зрелом возрасте пришедшие в Церковь, не являются некими «неполноценными» христианами. С таким же успехом самого Бориса Кнорре, бывшего комсомольца, можно назвать «либеральным неофитом», «неполноценным либералом», не впитавшим до конца это «всепобеждающее» политическую идеологию. Ведь он не с самого детства был до такой степени прозападным. Но, увы, он на сегодня вполне реальный либерал. И он, как истинный либерал, выступает за то, чтобы влияние Церкви было как можно меньше, за то, чтобы ее вероучение было сломано в угоду политической идеологии. В этом плане он – прямой продолжатель традиции большевицкой революции.

Кнорре оправдывает и дальнейшие революционные традиции, продолжающие безбожное дело, например, выражает удовлетворение от ситуации на постмайданной Украине, где преследуют Православие и процветают тоталитарные секты: «Мы так демонизируем Украину, а там ведь наука теология уже в течение нескольких лет существует, и никого это не возмущает. Более того, там теология даже признана отраслью науки, а не только в качестве направления, как у нас. На Украине, несмотря на информацию, которую обрушивает на нас пропаганда, степень религиозной свободы и доверия намного выше».

Да, на Украине довольно давно существует так прославляемая либералами «новая теология». ВАК ее там признал еще в 2010 году. А первыми ее ввели Украинский католический университет (УКУ) и Национальный Университет «Острожская академия», известные крайним градусом русофобии и ненависти к Православию. При этом УКУ известен тем, что ломал даже свое ущербное униатское вероисповедание, делая из юных выходцев из галицких сел либеральных фанатиков, приверженцев теории гендера. Оба вуза сыграли впоследствии важную роль в вербовке боевиков на евромайдан, поддержке «АТО», разжигании ксенофобии по отношению к России, пропаганде гомосексуализма. Введение «новой теологии» как-то не способствовало тому, чтобы студенты и преподаватели там стали гуманнее, не говоря уж – более разбирающихся в православном вероучении, которое даже с точки зрения чисто научной заслуживает изучения…

И тогда буквально такие же комментарии по поводу внедрения теологии в украинских вузах, как и оба вышеуказанных мною персонажа, давал Юрий Вестель – украинский либеральный «богослов», преподаватель иврита, редактор, связанный с фондом Сороса «Возрождение»

(см. «Теология как наука и предмет преподавания: на пути к концепции светской теологического образования в Украине» http://www.religion.in.ua/11403-teologiya-yak-nauka-i-predmet-vikladannya-na-shlyaxu-do-koncepciyi-svitskoyi-teologichnoyi-osviti-v-ukrayini.html ).

Очевидно, внедрение подобных предметов ведется международной либеральной сетью параллельно во многих странах… Западные кураторы надеются,

что не Церковь пойдет в вузы, а либерализированные, антиправославные преподаватели вузов придут в Церковь… Учить ее «богословию» и ненависти к России. Замечу, не понаслышке зная об организации евромайдана и ситуации в религиозной сфере: почти все теологи Украины поддержали майдан, разжигали ненависть к России, к Русской православной Церкви. Недаром один из разработчиков данной реформы, упомянутый здесь архимандрит Кирилл (Говорун) написал много статей о «теологии майдана».

Так что вряд ли новый ультралиберальный, экуменический курс в вузах России может пойти на пользу Церкви и России…

Категория: Статьи и комментарии | Просмотров: 291 | Добавил: Elena17