Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Четверг, 26.05.2022, 08:45
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4076

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Февраль 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728

Архив записей

Друзья сайта


01:55
ИНИОН. Пожар уносит все следы

Случившийся в 1988 году пожар в библиотеке Академии наук академик Дмитрий Лихачёв назвал в своё время «культурным Чернобылем». В последние дни января нынешнего года произошёл «культурный Чернобыль-2» – загорелась библиотека Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН).

По данным МЧС, ликвидация открытого пламени заняла у пожарных около 25 часов. Причём оповестили их о возгорании не противопожарная сигнализация и не охрана здания, а жители соседних домов, когда огонь уже захватил значительную территорию. Основных версий причин пожара три: попадание петарды, короткое замыкание и поджог. Среди сотрудников и читателей библиотеки наиболее популярна последняя.

Огнём, по данным президента РАН Владимира Фортова, уничтожено около 15% книжного фонда. Значительная часть библиотеки не была оцифрована, то есть исчезла безвозвратно.

 

Случай или умысел?


После пожара здание ИНИОНа, скорее, напоминает некое строение, пережившее апокалипсис, чем просто погорелую конструкцию. Ведь ещё до случившегося территория давно превратилась в некий «Чернобыль». Вокруг здания поросль пыльных обезображенных сухих деревьев, неухоженных кустов, кучи строительного мусора, среди которого вертятся автоинструктора и их ученики на учебных машинах, наглухо заваренная стальными прутьями эстакада центрального входа и, конечно, «бассейн», добавляющий последний штрих к этим библиотечным руинам. Если бы не свет внутри, назвать ИНИОН имуществом, которым управляет сама РАН(!), язык бы не повернулся.

В советское время ИНИОН отслеживал абсолютно все интеллектуальные новинки, давал возможность ознакомиться с уникальной литературой, конкурируя по ценности хранимой информации не только с отечественной Ленинской библиотекой, но и с крупнейшими мировыми фондами. В хранилище имелись уникальные печатные издания XVI–XVIII веков.

Что же сейчас? Библиотека будто застыла во времени. Бумажные карточки; читательская база, заполненная ручкой в тетрадке; копирка под листочек читательского требования и предупреждение – обязательно успейте сделать заказ до обеда (!), иначе вожделенной литературы сегодняшним днём не получить. Никакой электронной базы и предварительного заказа через интернет вне стен ИНИОНа; нет комфортных условий для читателей – стулья и столы приходится выбирать по правилу «чёрт с ней, с пылью, лишь бы не наделать на одежде зацепок или не запачкать». Был платный поиск по электронному каталогу, причём плата за КАЖДЫЙ запрос. Впрочем, чему удивляться? Ведь РАН и господин Пивоваров, «управляя» ИНИОНом, год за годом, похоже, эффективно сливали в унитаз бесценные фонды библиотеки, вызывая у абсолютно каждого посетителя стопроцентное чувство отвращения и самые злобные проклятия.

А что пожар? Пожар – лишь верхушка этого айсберга. Странно или просто совпадение, но накануне случившегося пожара в ИНИОНе проходили проверки. Январская проверка, от которой ожидали обычных формальностей, затянулась на несколько недель. Кроме того, по наблюдениям сотрудников института, сам академик Пивоваров вроде как очень сильно нервничал в последние предпожарные дни, нервозность было не скрыть. До чего «докопалась» проверка и что, собственно, проверялось, широким кругам не известно, но настораживает тот факт, что случившийся пожар произошёл именно там, где замкнуть-то ничего и не могло – там не было ни каминов, ни чайников, ни других электроприборов, способных вызвать короткое замыкание или перегрузку сети. А вот то, что именно там хранились ценные старопечатные книги и рукописи – факт.

В своих интервью Пивоваров ссылался на всевозможные варианты случившегося возгорания, вплоть до самого фантастического – «петарду забросили уличные мальчишки». Но при этом категорически отвергал лишь один вариант – умышленный поджог. Почему всё что угодно, но не поджог? «Эта земля, как и сам институт, является федеральной собственностью, а, как известно, президент Владимир Путин объявил мораторий на земли Академии наук, поэтому смысла в поджоге нет», – добавил глава ИНИОНа.

Так-то оно так… Но проверка ИНИОНа явно не велась с целью найти способ отобрать землю и здание в условиях президентского моратория, а вот умышленный поджог, которого, видимо, так истерически боится глава ИНИОНа, вполне возможен. По крайней мере, по двум причинам.

Во-первых, в пожаре могут быть «безвозвратно утеряны» исторические документы, рукописи, ценные материалы. Как? А по «старому доброму» академическому шаблону «было, да сплыло». Очень быстро посчитал ущерб и сам президент РАН Владимир Фортов, прямо-таки опередил всех экспертов и криминалистов! По его сведениям, пострадало всего 15% единиц хранения. Кроме того, президент РАН сослался на то, что «вода могла уничтожить и серверы, на которых хранились 3,5 млн. цифровых копий книг», и вычислительный комплекс. Это он о чём? О какой тетрадке в клеточку? О той, что на входе под запись посетителей, или о той, что в читальном зале со вложенной копиркой?

Во-вторых, умышленный поджог мог бы «спасти» ситуацию с этими самыми проверками, когда ремонты могли оказаться липовыми, а прочие работы и вовсе могли не проводиться, но очень серьёзные деньги почему-то куда-то подевались. В середине 2013-го и весь 2014 год ИНИОН проводит ряд тендеров на капитальный ремонт эстакады центрального входа и замену части водопровода холодного водоснабжения, комплексные работы по обслуживанию систем вентиляции, отопления, фасадные работы общей стоимостью превышающий десятки миллионов руб­лей! Эти работы должны были как минимум начаться, если уже не закончиться, к настоящему времени. Но тут – удивительное совпадение – пожар. Были ли проведены работы? Не могу утверждать, но согласитесь – кто теперь узнает, что именно и как было отремонтировано?

По мнению Ю. Пивоварова, вопрос по восстановлению ИНИОНа должен быть решён на правительственном уровне. Он считает необходимым обращение к президенту Путину или как минимум к председателю правительства Медведеву, как к людям, способным решить данную проблему. Но разве не «великий историк» Пивоваров недавно заявлял о Путине – «он отдаст Калининградскую область – как пить дать, вот увидите: мы не можем ею управлять… Пусть придут канадцы, норвежцы…»?!

«Неумеющий управлять» вдруг может «лучше всех» решить проблему? Как-то одно с другим не вяжется, согласитесь?

Хотя и умышленный поджог ИНИОНа с «петардами дворовых мальчишек» тоже как-то не очень…

Вера МЫСИНА, кандидат биологических наук, руководитель общественного движения «За честную страну!»

 


 

Преступное небрежение


Сел новости по Новороссии смотреть и вдруг вижу – пожар на Москве, да какой!.. С аспирантских времён постоянно занимался в фондах прекрасной дореволюционной библиотеки, попавшей в распоряжение пивоваровского ИНИОНа. Большевики сберегли, а «просвещённый демократ» Пивоваров угробил. Постоянно там бывая, поражался, как можно так «убить» в санитарном, эстетическом отношении библиотеку, размещённую в сравнительно новом здании: паркет как будто в XIX веке положен, весь шатался, какие-то комнатушки нарезали для арендаторов, перегородили всё на свете из-за Германского исторического института и аналогичного французского учреждения. Запущенность была великая. Не было элементарной заботы о своём Доме науки.

Впрочем, если директору ИНИОНа Юрию Пивоварову было плевать на русскую традицию, то что же можно было ожидать в библиотечном её приложении?! Уж так сошлось, во время пожара секретарь местного отделения Всемирного Русского народного собора прислала ссылку на материал нашего эмигранта о силе русского характера, который Ю.С. Пивоваров энергично отрицает. В отличие от Наполеона, Бисмарка, Гитлера и т.д., на своём опыте познавших русский характер, Лиддел Гарт, английский военный теоретик, знакомый едва ли не со всеми оставшимися в живых после 1945 года немецкими генералами, без тени удивления писал, что во второй половине войны Гитлер издал приказ, имевший целью как-то перенять «русский менталитет» с его стойкостью и волей к победе.

Академик Пивоваров, директор сгоревшего нынче ИНИОНа, отрицающий наличие у нас русского характера, восполнил нелюбовь к русизму любовью к немцам и прочим чужеземцам, которых до того возлюбил, что пустил их в наше государственное учреждение системы РАН (хотя у России нет ничего подобного ни в Берлине, ни в Париже), а русские академические дела забросил. Общественность давно требовала снятия его с должности, но наверху не услышали, вот теперь и пожинаем, забыв пушкинское «нет истины, где нет любви» (к России). Вот яростная нелюбовь Пивоварова огнём поедающим и обернулась...

Словом, иные с чёртом лысым готовы породниться, чтобы как можно больше отдалиться от Москвы. Вот такая «научность» вперемежку с русофобством.

Доколе такое небрежение будет продолжаться??? Ударьте в колокола, должны же услышать, не все же стали самоубийцами.

Владимир ШУЛЬГИН, КАЛИНИНГРАД

 


 

Раздумья на пепелище


Утром 31 января 2015 года я с удивлением обнаружил, что меня настигли мои 15 минут славы. Эмоциональная история записи в библиотеку ИНИОНа, изложенная мною в Живом Журнале за год до этого, в одночасье стала одной из самых популярных тем Рунета. Подозреваю, что за следующие три дня мой журнал посетило больше человек, чем за всё время его существования.

И связано это явно не с тем, что я изложил какие-то откровения. ИНИОН – далеко не единственное учреждение в стране, где царила атмосфера сонливости и пренебрежения к посетителям. Просто, видимо, я оказался единственным читателем библиотеки, который ведёт блог, и, когда она сгорела, узнать подробности её работы было больше просто неоткуда. Как так получилось? Почему среди посетителей ИНИОНа никто не писал в интернете об этой организации? Неужели потому, что пользовались ею только люди, которые с интернетом не дружат? Не становятся ли библиотеки прибежищем «живых ископаемых», которые просто не умеют читать электронные книги?

Кажется, нежелание библиотечных работников что-либо менять является только половиной проблемы. Второй половиной является позиция, выразителями которой стали сотни комментаторов к моей записи: «Раз с библиотеками всё так плохо, то пусть горят, никому от этого хуже не будет». Когда я такое читаю, то понимаю, что писавший не только сам давно не был в библиотеке, он ещё не разыскивал по букинистическим развалам редкую книжку, не пытался найти крупицы знаний в море информационного мусора в интернете. Люди! Информационный бум ничем не лучше информационного голода! Я могу за полчаса скачать полсотни книг, но потом они годами будут ждать своей очереди на жёстком диске моего компьютера. Я просто не знаю, с чего начать.

Я продолжаю ходить в книжные магазины. Я ценю возможность снять приглянувшуюся книгу с полки и пролистать её, чтобы оценить, стоит ли она времени на прочтение. Этот полуинтуитивный выбор с ростом числа оцифрованных книг становится только важнее. Я не люблю тех букинистов, которые на вопрос: «Есть что-нибудь по моей теме?» только машут рукой: «Иди, покопайся там в ящиках», – и обожаю тех букинистов, которые записывают номер телефона и потом сами звонят: «Приходи, у нас есть книжка для тебя».

После того как все книги будут оцифрованы, библиотекарь не исчезнет, он превратится в проводника. Обзоры новинок по направлениям науки, которые выпускал ИНИОН, – бесценный труд, нить Ариадны для учёного, и остаётся только сожалеть, что они сами с момента выпуска становились библиографической редкостью. Я надеюсь, что после восстановления библиотеки эти обзоры будут продолжать выходить и станут наконец общедоступными на официальном сайте.

Библиотекарь – не сторож на книжном складе. Он должен уметь ответить на вопрос: «А что мне почитать по такой-то теме? А что нового выходило по такой-то теме?» А для этого он должен сам на чём-то специализироваться, постоянно читать, развиваться. Возможно такое, конечно, только если на такую работу будут приходить люди увлечённые, если они будут чувствовать свою нужность, если они будут хорошо оплачиваться и если у них будет возможность сосредоточиться именно на обзорах книжного рынка, а не, скажем, на бюрократической переписке с соседним отделом.

Мы тонем в информационном море. Парадоксальным образом по одной и той же теме, может быть, читать и нечего (так как многое ещё не оцифровано), и слишком много (если тема «горячая», и по ней малотребовательные к себе авторы написали горы псевдонаучных сочинений). Всё большая доступность знаний отлично уживается со всё меньшим интересом к долгому вдумчивому чтению. Худшее, что можно придумать в этой ситуации, – это выкопать ров между библиотеками и обществом.

Деньги? Они, безусловно, важны, и я надеюсь, что после пожара в ИНИОНе библиотеки получат больше средств на оцифровку фондов. Но одних денег недостаточно. Библиотекари должны чувствовать, что они нужны, что в их существовании есть смысл. А для этого им нужен диалог с читателями. Мне жаль, что мои заметки о деятельности ИНИОНа стали широко известны только после пожара, но я рад, что они стали широко известны. У Ленинской библиотеки есть ЖЖ, и я могу сказать, что они действительно отслеживают, что про них пишут в интернете, и стараются учитывать замечания в своей работе. Но для этого надо не молчать! ИНИОН был крупнейшей организацией с многолетней историей, у них там хранились сокровища, настоящие книжные сокровища, и во всей этой истории мне удивительнее всего то, что, кажется, никто кроме меня не писал про его отвратительную работу.

Может быть, это прозвучит банально, но проблему существования библиотек в XXI веке действительно надо решать «всем миром». Государство должно давать деньги, чтобы библиотекам не приходилось требовать плату за поиск и копирование книг, библиотекари должны помнить, что вообще-то рукописи горят и что они – не охранники на входе в пещеру сокровищ, а проводники по ней, а читатели должны просто активней высказываться, если им что-то не нравится. И если нравится, кстати, – тоже.

Алексей САФРОНОВ

 

 


 

«ЛГ»-досье:

ИНИОН РАН (Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт научной информации по общественным наукам Российской академии наук) создан в 1969 году на базе Фундаментальной библиотеки общественных наук (ФБОН) АН СССР. В институте расположена фундаментальная библиотека ИНИОН РАН. Число единиц хранения – более 14 миллионов.

Институт занимается систематическим анализом потоков отечественной и зарубежной литературы в области социальных и гуманитарных наук. Библиографические базы данных по социальным и гуманитарным наукам ведутся с начала 1980-х годов. Общий объём массивов составляет более 3,5 млн. записей. В базы данных включаются аннотированные описания книг и статей из журналов и сборников на 140 языках.

http://lgz.ru/article/-6-6496-11-02-2015/pozhar-unosit-vse-sledy/

Категория: Культура | Просмотров: 353 | Добавил: Elena17