Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Среда, 17.08.2022, 02:12
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4078

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Май 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Архив записей

Друзья сайта


13:01
Иван Полетаев. Медики требуют от пациентов подписать индульгенцию, чтобы оградить себя от всякой ответственности
До недавнего времени попасть на больничную койку можно было просто. Достаточно было получить направление лечащего врача или бригады скорой помощи. Теперь же оформление на лечение в больнице обставлено целой массой бюрократических установок.

Работники медицинских учреждений ссылаются при этом на официальный документ - «информированное согласие» на медицинское вмешательство, обойти который они якобы не вправе.
В таком документе, составленном в больнице, обычно сказано, что «…проводимое лечение не гарантирует положительный стопроцентный результат» и что «как в ближайшем, так и в отдалённом периоде возможны различные не опасные для жизни осложнения». Выходит, что, поставив свою подпись под словами о том, что здоровье вам за ваши же деньги не гарантируют, а возможные осложнения прощаются, вы разрешаете врачам делать с собой всё, что угодно, и заранее прощаете им возможные ошибки.
Медики же считают, что с помощью такой бумаги они ограждают себя от скандальных пациентов. А что касается назначенного лечения, то им, как специалистам, виднее - какие лекарства и процедуры назначать пациентам. Неужели именно этому посвящено специальное распоряжение Минздравсоцразвития? Что же конкретно предписывает ведомство? Как оказалось, никаких единых требований, утверждённых этим ведомством, никто не определял. Есть только рекомендованные формы, например согласия на аборт и наркоз. Но и они носят необязательный характер.

Выходит, в каждой больнице, ссылаясь на несуществующее указание министерства, сочиняют то, что считают для себя нужным, ставя пациентов в дурацкое положение: либо вы заранее прощаете врачам их огрехи, либо идите подальше…
Хорошо, если пациент в состоянии выбрать лечебное учреждение, оплатить услуги платной клиники. А как быть бедному больному, которому требуется неотложная помощь?

Зачем зубному врачу право на аборт?


В Пермский медицинский правозащитный центр, например, не раз приносили договоры, в которых от больных требовали давать согласие практически на всё - от хирургического вмешательства и переливания крови до вероятной аллергической реакции с летальным исходом.
От медиков-юристов мне приходилось слышать, как в некоторых регионах с целью экономии бумаги ввели типовые для всех пациентов бланки. Подписывая такой документ, пациент стоматологического кабинета давал разрешение на все действия врачей, в том числе и… аборт.
Как ни странно, попытки оспорить законность таких анекдотичных бумаг в судах никто не стремится. Прикрываясь распоряжениями министерства, врачи пытаются доказать, что они действуют в рамках закона.
Закон о праве пациента на информирование обязывает разъяснить суть лечения и связанные с ним риски. Но нигде не сказано в нём, как должны выглядеть такие бумаги, и какая именно информация должна в них содержаться.

Исполнители министерских указаний обычно и не догадываются о том, что плоды их бюрократических фантазий можно легко оспорить в суде. Конституция даёт каждому гражданину прежде всего право на качественное лечение, а не на консультирование и информирование. Договор о праве врачей на ошибки или о возможности оказания плохих услуг – нонсенс.

Филькина грамота не поможет

Александр Саверский, председатель Общественного совета по защите прав пациентов Росздравнадзора, предлагает любую «бумажку под видом «информированного согласия», где больной соглашается с последствиями лечения, вплоть до летального исхода», рассматривать как доказательство того, что человека вообще не информировали о качестве медицинских услуг, которые он вправе выбирать.
Более того, это удобное средство психологического воздействия на пациентов.
Ведь далеко не все больные, подписавшие «филькину грамоту», пойдут потом жаловаться на медицинское учреждение. Хотя на самом деле они вправе это делать.

Какое бы согласие пациент ни давал, будь то осложнения или все возможные и не возможные реакции, за которые врачи якобы не несут ответственности, клинике, допустившей брак и недобросовестность в ходе лечения, отвертеться будет трудно. Как бы хитро ни было составлено согласие, судом во внимание оно не принимается, разъяснили нам в Общественном совете по защите прав пациентов Росздравнадзора. Это означает, что компенсацию за ущерб здоровью с клиники взыскать вполне возможно.

Узаконенное бесправие

Только вот какой она будет? Обычно размер её колеблется от 1,5 тыс. до 3 тыс. рублей, на которые, ясное дело, ущерб здоровью, нанесённый врачами, не поправишь. Наши суды в отличие от западных слишком снисходительно относятся к медикам-«бракоделам».
Никому у нас почему-то и в голову не приходит осудить врачей за настоящее насилие над пациентом, которого заставляют подписывать бумаги, когда он не в состоянии как следует сосредоточиться и оценить то, что от него требуют.
Далеко не все больные знают, что никто не вправе заставить их подписывать какие-либо сомнительные документы, что достаточно устного согласия на операцию. Врачи просто обязаны сделать всё возможное для спасения жизни человека.

Остаётся добавить, что госорганам, отвечающим за здоровье россиян, давно пора обратить внимание на такие странные «документы». Почему бы не выпустить, скажем, специальную памятку для больного, а медикам не разъяснить, что конкретно входит в понятие информирование пациента, а за намеренное одурачивание клиентов не призвать врачей-сочинителей к ответу?

Специально для Столетия
Категория: Статьи и комментарии | Просмотров: 1008 | Добавил: rys-arhipelag