Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Вторник, 09.08.2022, 19:48
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4078

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Февраль 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728

Архив записей

Друзья сайта


11:52
Иван Полетаев. Расточай и властвуй. Госкорпорации как форма «распила» бюджетных средств
Еще в ноябре прошлого года относительно госкорпораций президент России Дмитрий Медведев совершенно определённо заявил: «Я считаю эту форму в современных условиях, в целом, бесперспективной». А на встрече с представителями РСПП впервые признал, что «мы в какой-то момент выпустили из-под контроля создание государственных корпораций…»


Своих не трогать

Что такое государственные монстры от экономики, страна узнала в 2004 году, когда появилось «Агентство по страхованию вкладов» - первая государственная корпорация. За четыре года к ней присоседились ещё шесть братьев и сестёр - «Внешэкономбанк», «Ростехнологии», «Росатом», «Олимпстрой», «Фонд содействия развитию ЖКХ» и «Роснанотех».
Новым экономическим образованиям, проходящим повсюду вне конкуренции, предоставлялись особые условия. Под каждую новую структуру писались отдельные законы и уставы. Причём они настолько отличались от общепринятых в стране норм и правил, что под них пришлось «подгонять» и Гражданский кодекс, и закон о некоммерческих организациях.
Российские госкорпорации с их двойственным статусом не имеют аналогов в мире и занимают особое положение в экономике. Формально они являются некоммерческими организациями и получают бюджетные деньги на решение государственных задач, а фактически извлекают из своей деятельности прибыль.
В госкорпорациях зарплаты руководству и менеджерам назначают такие же высокие, как и в коммерческих компаниях, но при этом они не несут ответственности за результаты своей деятельности. Как показала проверка, вопреки здравому смыслу «совокупный объем выплат руководителям превышает объем заработной платы всех остальных сотрудников»!
В отличие от обычных открытых акционерных обществ, например, их нельзя признать банкротами. Более того, они не обязаны публиковать отчетность.
Любому контролёру, пожелавшему справиться у них о состоянии дел, скажут: «Здесь все «свои». А своих, как известно, лучше не трогать...

Благими намерениями

Создание госкорпораций объясняли стремлением объединить средства разрушающихся заводов и ведущих производственных объединений. Хотели оказать государственную поддержку там, где она особенно необходима. Собирание капиталов, кадров, производственных мощностей «под одно крыло государево» должно было дать толчок к возрождению той или иной когда-то передовой, а теперь катастрофически отстающей отрасли.
Авторов такой завораживающей идеи мало волновало, что при всём при том государство через госкорпорации заходит на «делянку» частного бизнеса. Да ещё и создает для себя особые преференции. Конкурентная среда искажается, деловой климат ухудшается, частная инициатива глохнет.
Об этом никто почему-то не подумал, как и о том, что в стремлении переплюнуть всех, строя немыслимые планы в отношении гигантов госиндустрии, создавая им особые условия, тема контроля отошла на последний план, а потом и вовсе затерялась.
Всё отдавалось на откуп порядочности и компетентности доверенных лиц, стоящих во главе громоздких до ужаса суперструктур. Ни у кого почему-то и мысли не возникало о том, что они могут неэффективно распоряжаться тем, что им доверило государство. Всем казалось, что безупречный учёт и контроль поставить в госкорпорациях довольно легко в виду их особой «прозрачности».
Взять, к примеру, «Агентство по страхованию вкладов». Кредитные организации перечисляют средства в Фонд обязательного страхования вкладов. Из него деньги направляются в банки-банкроты на погашение долгов перед вкладчиками. Что тут скрывать?


Сам себе контролёр

Но как подходить с такими же мерками к «Ростехнологиям», предприятия которого разбросаны по всей стране? Цели и задачи у них совсем иные - далеко идущие. Им передано более 400 крупных активов. И все они, за исключением оборонных предприятий, как ни странно, полностью находятся в рыночной среде.
Одного из руководителей «Ростехнологий» на круглом столе в Совете Федерации спросили: кто проверяет у них расход денег? Он с удивлением ответил: «В этом нет никакой необходимости. Достаточно того, что совет директоров и его члены очень внимательно следят за использованием средств».
Самоконтроль - дело хорошее, но он не может заменить контроль внешний, когда на кону слишком большие деньги и активы. В конце концов, неэффективная трата может произойти не по злому умыслу, а просто из-за неверно принятого решения, из-за чьей-то элементарной некомпетентности.
Счетная палата не раз обращала внимание на то, что в особом статусе госкорпораций изначально содержатся риски. Ведь «фактически речь идет о безвозмездной приватизации». При этом переданные госкорпорациям ресурсы оказываются за рамками бюджетной системы.
Два года назад руководство гигантского холдинга уверенно заявляло: «Ростехнологии» будут способствовать улучшению ситуации в российском машиностроении и в его наиболее технологичном сегменте, каковым является оборонно-промышленный комплекс». Однако ситуация подвела. Стремительное развитие госкорпораций привело к концентрации долгов в одних руках и снижению качества управления многочисленными холдингами и отдельными предприятиями.
Получился неповоротливый, плохо управляемый экономический монстр, в который вошли машиностроительные предприятия, включающие и автомобилестроение, и танкостроение, и вертолетостроение, и ракетостроение, КБ и заводы, занимающиеся производством боеприпасов, металлургические объединения и многое другое, чем в советские времена управляли совершенно различные министерства и ведомства.
За два года была разрушена горизонтальная межзаводская кооперация, которая возникла естественным путем в условиях рынка. Начались малооправданные поглощения одних предприятий другими. Появился огромный конгломерат совершенно разнородных структур.
Как подсчитали эксперты, суммарный долг, доставшийся госкорпорации, - почти 800 миллиардов рублей при стоимости полученных активов всего-то в 20 миллиардов.


Крутятся деньги

Больше всего заместителя руководителя комиссии РСПП по оборонно-промышленному комплексу генерал-полковника Анатолия Ситнова поразило, что «внутри корпорации деньги выделяются на направления, а не на конкретные проекты». «Управленческие вертикально-интегрированные структуры должны быть отраслевыми, акционерными и работать в строгих рамках организационно-правового поля», - пытался доказать он высокопоставленным чиновникам. Но генерала никто не послушал.
Госкорпорации долгое время оставались вне критики. И даже когда Федеральная антимонопольная служба возбудила более 225 административных дел в отношении одних только «Ростехнологий», их просто положили под сукно.
На слишком вольное распоряжение государственными деньгами обратили внимание только после проверок государственных суперхолдингов Генпрокуратурой и Контрольным управлением Президента.
В докладе генпрокурора главе государства говорится, что «государственные корпорации не выполняли возложенные на них законом функции и задачи». Налицо - нецелевое и неэффективное использование имущества и финансовых средств, переданных государством «Роснанотеху», Внешэкономбанкому, Агентству по страхованию вкладов, «Олимпстрою». Парадокс в том, что деньги на прорывные проекты государством выделяются. Однако до конкретных потребителей не доходят.
«Из переданных Российской корпорации нанотехнологий 29 ноября 2007 года 130 миллиардов рублей на 1 июля 2009 года освоено всего 10 миллиардов, из них 5 миллиардов – на обеспечение своей текущей деятельности, - говорится в отчёте. - В результате подавляющая часть выделенных государством средств не используется по целевому назначению, а размещается на банковских депозитах как временно свободные средства».
С момента создания корпорации наблюдательным советом одобрено 36 проектов в сфере нанотехнологий, из более чем 1200 поступивших - профинансировалось только 8, и те носят локальный характер. Аналогичные факты установлены в деятельности госкорпораций «Фонд содействия реформированию ЖКХ», «Олимпстрой», «Ростехнологии».

Руководители-расточители

Но, пожалуй, больше всего госкорпорации отличились на ниве расточительства, которое никак не ограничивалось государством. «При отсутствии чётких показателей эффективности деятельности корпораций работникам «Роснанотеха», Фонда содействия реформе ЖКХ, «Олимпстроя», Внешэкономбанка выплачиваются малообоснованные премии и бонусы, предоставляются социальные льготы и компенсации, несопоставимые с привилегиями государственных служащих».
Расточительство у нас в стране, как известно, неподсудно. Федеральные законы о гооскорпорациях не определяют основных вопросов оплаты труда, правового статуса их работников, а также каких-либо ограничений, связанных со спецификой их работы. Значит, можно выписывать себе любимым огромные зарплаты и премии, нанимать представителей сторонних организаций и физических лиц по выполнению услуг, входящих в обязанности сотрудников корпораций, не жалея на это миллионы государственных средств. При этом руководство государственных холдингов не очень утруждало себя работой. Их руководители считали необязательным даже посещать заседания наблюдательного совета.
Отчёты исполнительных органов госкорпораций слушались на заседаниях наблюдательных советов «без предварительной проверки предоставленной информации и оценки на предмет целесообразности расходов, их обоснованности, а порою такие отчёты утверждаются путём заочного голосования без присутствия их членов».
В итоге в рамках проверки деятельности государственных корпораций Генпрокуратуре РФ пришлось возбудить 22 уголовных дела.

Пробуксовка и перегруз

Подводя итоги проверки госкорпораций, начальник Контрольного управления Константин Чуйченко, предложил, не теряя время даром, поручить Правительству в сжатые сроки подготовить «изменения в действующее законодательство, направленные на обеспечение прозрачности в их деятельности, в том числе по размещению заказов для государственных нужд». А вдобавок ко всему ещё и определить правовой статус работников госкорпораций, возомнивших себя белой кастой.
После того, как открылись злоупотребления обнаглевших менеджеров, правительственные чиновники вдруг озаботились тем, что госсобственности у нас слишком много. А госкорпорация - это неудачная выдумка. И поспешили поскорее откреститься от своего детища. Теперь они призывают срочно сокращать число холдингов с государственным участием. Но стоит ли рубить с плеча? Ведь после любых реформаций и деформаций экономики страдают в первую очередь бедные люди.
Сама по себе идея, чтобы государственные компании и организации участвовали в развитии, модернизации экономики, в управлении, разработке и реализации крупных проектов, не противоречит рыночной экономике. Другое дело, что надо искать другие, более эффективные и прозрачные пути модернизации экономики, чем госкорпорации.
Можно создать, например, акционерное общество со 100-процентным участием государства или предприятия на казенном довольствии. Но совершенно ясно, что раздувать пузырь государственного сектора особенно в сторону госкорпораций неразумно и даже вредно.

Специально для Столетия
Категория: Статьи и комментарии | Просмотров: 490 | Добавил: rys-arhipelag