Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Суббота, 04.07.2020, 01:36
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4055

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Архив записей

Друзья сайта


16:18
Как США наказали Венгрию за поворот к РФ

Революции бывают большие и маленькие. В зависимости от целей, средств и готовности общества. Большая революция ставит своей целью смести власть — мирным или немирным путем. Маленькая революция — средство предупреждения и наказания властей за «неправильную» ориентацию.

Революции нынче — дело профессионалов. У меня на полке стоит полезная книга, подаренная сербскими инструкторами, теми, кого в СССР назвали бы «безродными космополитами» (милыми любезными людьми, совершившими за деньги революции в 53 странах). Книга называется: «Ненасильственное сопротивление: 50 важных шагов» и представляет собой инструкцию с картинками для тех, кто хочет немедленно совершить переворот. Пошаговые инструкции все еще работают, но несколько устарели. В переворотах появились новые модные тенденции: «мирный» протест только тогда хорош, когда в случае неуспеха подкреплен «коктейлями Молотова» или, к примеру, метко брошенными компьютерными блоками (так этой осенью протестовали в Венгрии).

Я стою на главной площади Будапешта перед самым красивым в мире парламентом, похожим на кафедральный собор, и у меня полное ощущение дежавю. Первый ряд демонстрантов — мрачные молчаливые пенсионеры. (Пенсионеры необходимы для того, чтобы создать впечатление «общего возмущения народа», независимо от возраста. Их ставят прямо перед телекамерами.) Дальше — бурная эмоциональная молодежь, которая время от времени приплясывает с криками «Кто не скачет, тот за Орбана». (Виктор Орбан — премьер-министр Венгрии.) Молодые люди размахивают флагами с совместным изображением Путина и Орбана, плакатами «No Russia» и кричат «Русские! Go home!» Мне хочется протереть глаза: где я, в Киеве или в Венгрии?

Свернуть )ПРИ ЧЕМ ТУТ РФ?

Бабушка, с трудом говорящая по-русски (учила в школе при социализме), объясняет мне, что она пришла протестовать против налога на интернет. «А вы что, часами сидите в интернете?» - с удивлением спрашиваю я. «Да у меня дома даже компьютера нет! Глаза уже видят плохо. Но это.. как это по-русски.. не демократия».

Маленькая очкастая пухленькая женщина с плакатом «Нет России! Да Америке!» несколько озадачена моим вопросом: «А где здесь русские? Может, вам не нравятся русские туристы?» «Нет, туристы — это хорошо, - неуверенно говорит моя собеседница. - Но мы не хотим, чтобы Россия диктовала здесь свою политику». «Но Венгрия — член НАТО и ЕС. Не очень понимаю, как мы вам диктуем политику?» «Мы не хотим, чтобы Россия строила у нас новые блоки на атомной станции «Пакш». И мы против вашего кредита в 10 миллиардов евро». «Кредит — это щедро для такой маленькой, погрязшей в долгах страны, - возражаю я. - А новая АЭС обозначает энергетическую независимость. Что же не так?»

Пауза замешательства. «Нам не нравится процент, под которые русские дают кредит, - выпаливает «революционерка». - Вот ЕС даст нам денег под меньший процент!» «Впервые слышу, что ЕС собирается давать вам кредит на строительство АЭС. Но если это так, не могли бы вы озвучить: под какой процент кредит дает Россия и под какой процент дает (если дает) кредит ЕС?» Моя собеседница теряется, и ее глаза наливаются ненавистью. «Я не знаю! - выпаливает она. - Но мне знающие люди говорили, что это так. В любом случае, убирайтесь отсюда! Наш Орбан — такой же ужасающий диктатор, как ваш Путин!» «Если бы Орбан, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, был диктатором, все бы ваши демонстранты давно сидели в тюрьме, а не пикетировали парламент», - парирую я.

Меня обступают молодые женщины, кричащие по-английски: «Здесь Венгрия! Это не Россия! Вы не у себя дома!»
Абсурд! Я невольно начинаю смеяться, чем еще больше навлекаю на себя негодование толпы. «Господи! - восклицаю я. - До какой же степени вам промыли мозги!»

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

Нынешний премьер-министр Венгрии Виктор Орбан когда-то считался перспективным проамериканским политиком. Питомец Сороса, он яростно выступал против коммунизма и РФ. Прежних венгерских политиков он называл «собачками Путина». Но, придя к власти, он нос к носу столкнулся с реальностью. Разоренная евроинтеграцией страна, долги, нищие на блистательных улицах бывшей имперской столицы. А главное, полная деиндустриализация. Либералы твердят о том, что благодаря Евросоюзу в Венгрии построены заводы Ауди, Мерседеса, Фольксвагена. Но никто не говорит о том, какой ценой Венгрия заплатила за это. После распада СССР и Варшавского блока перед жадными мультинациональными корпорациями лежала вся обедневшая Восточная Европа, где рабочая сила стоила копейки. Чтобы заманить крупные иностранные компании в Венгрию, стране пришлось не только гарантировать им освобождение от налогов сроком на пять лет, но еще и ПЛАТИТЬ им за создание рабочих мест. В сущности, это были официальные государственные взятки: по несколько тысяч евро за создание каждого рабочего места!

Орбан любил свою Венгрию, и за нее стоило побороться. Он начал с трудных, но действенных шагов. Ценой невероятных усилий Венгрия выплатила 20 миллиардов долларов долга МВФ, и не только выплатила, но и выгнала представительство МВФ из Будапешта (чего международный капитал никогда не простит Орбану). Но МВФ никогда не дает кредиты просто так. Условие — приватизация всех государственных компаний. После изгнания МВФ все коммунальные службы (попавшие в руки иностранцев) взвинтили цены на ЖКХ. Орбан принудил их снизить и зафиксировать цены, за что его назвали популистом и коммунистом. Дальше — больше. Орбан ввел единый низкий налог на прибыль для венгров — 16 процентов, и в то же время специальный сверхналог для всех крупных иностранных корпораций — торговых центров, банков, телекоммуникационных компаний. А во время кризиса 2008 года, когда вся страна попала в ловушку кредитов (а кредиты выдавались в швейцарских франках), Орбан временно зафиксировал курс франка в 180 форинтов (против 250 официальных) с тем, чтобы люди могли выплатить кредиты с наименьшими потерями. Ну, а когда этот противоречивый человек заявил о национализации банков, терпение международного капитала иссякло.

Впрочем, с революцией можно было подождать, если б летом этого года Орбан не сделал бы судьбоносного заявления о «нелиберальной демократии». Тезисы были простыми и понятными — патриотизм, традиционные семейные ценности и национальные интересы.

«После заявления о нелиберальной демократии американская пресса взорвалась, - говорит редактор отдела внешней политики газеты «Мадьяр Немзет» Габор Штир. - Англосаксы сразу почувствовали опасность. Вся идеология либерализма, которую построил западный мир после Второй мировой войны, вдруг ставится под сомнение прямо в центре Европы. Это бунт! Орбан фактически им сказал: это тупик, ваши идеи сдохли. Надо смотреть на Восток: Сингапур, Россию, Китай, Турцию. Центральная Европа тоже так думает, только боится сказать это вслух».

КАК НАДО ПОДАВЛЯТЬ БУНТ НА КОРАБЛЕ

У Венгрии давно не складываются отношения с Америкой. В Будапеште уже полтора года нет даже американского посла. Венгры почувствовали себя оскорбленными, когда США решили отправить послом в Будапешт голливудскую дамочку, продюсера мыльных опер Коллин Белл. Она вложила в избирательную кампанию Обамы 800 тысяч долларов и очень хотела оказаться послом в какой-нибудь европейской стране. Но когда выяснилось, что госпожа Белл путает Бухарест с Будапештом и плохо представляет себе, где находится Венгрия, ее завернула сенатская комиссия.

Но даже отсутствие посла не помешало американцам начать спланированную атаку на Орбана. В конце сентября экс-президент США Билл Клинтон заявил, что Орбан хочет «вечно оставаться у власти». Это было что-то вроде аперитива. Через несколько дней Обама официально упомянул Венгрию в числе стран, где происходит «открытое запугивание гражданского общества». Но главным блюдом в меню стало заявление помощника госсекретаря США Виктории Нуланд, которая обвинила Венгрию в национализме, ограничении свободы прессы и... в «совершении грязных сделок» в сфере энергетики. (Речь шла о российско-венгерском соглашении по поводу строительства двух энергоблоков для станции «Пакш». Более того, «непослушный ребенок» Евросоюза Виктор Орбан настаивал на проекте газопровода «Южный поток». Разумеется, любой бизнес-проект с Россией с американской точки зрения может быть только «грязным».)

«Больше года назад ту же игру сыграли с чешским премьер-министром Петром Нечасом, - говорит заместитель главного редактора газеты «Мадьяр Хирлап» Дюла Мате. - Он задумал обновить местную атомную станцию и поехал к Путину на переговоры. По возвращении Нечас неосторожно заметил, что Россия тоже будет участвовать в тендере, и у нее будут те же шансы, что и у остальных. ВНЕЗАПНО неправительственные организации (НПО) выяснили, что Нечас — вор, а все его правительство коррумпировано. Начались протесты, и Нечас потерял свой пост. С тех пор никто не заикается о том, чтобы достроить АЭС».

«Но это умная игра, - замечаю я. - Американцы не только лишили энергетической независимости Чехию, но дали наглядный урок всем маленьким европейским странам. Если кто-то осмелится иметь отношения с Россией, он неминуемо будет наказан. Посмотри на наших «братьев-болгар», которые по звонку из Вашингтона немедленно отказались от газопровода «Южный поток».

«Америка только тогда в выигрыше, когда у нее есть дешевые энергоресурсы, а у Европы их нет, - объясняет Дюла Мате. - Как только Европа сможет сделать гамбургер дешевле и лучше американского, США конец. Американцам не нужны европейские конкуренты. Отсюда украинский кризис, главная цель которого — ослабление и Европы, оторванной от российских ресурсов и рынка, и самой России».

МАЛЕНЬКАЯ «ГУЛЯШНАЯ» РЕВОЛЮЦИЯ

Когда европейские СМИ подготовили общий фон недовольства «европейским Путиным» по фамилии Орбан, оставалось ждать его первой ошибки. И он не замедлил ее совершить. Ошибку настолько нелепую, что у знающих людей закралось подозрение: не поработала ли тут «шестая колонна». («Шестой колонной» политологи называют предателей внутри самой элиты, работающей в правительстве.) Словом, Орбан предложил ввести налог на интернет. Эта сверхъестественная глупость сработала как красная тряпка для быка. Еврокомиссар из Брюсселя по вопросам цифровой экономики Нелли Крус тут же заявила, что это наступление на свободу слова и призвала через Twitter всю молодежь выйти на улицы Будапешта.

26 октября свыше десяти тысяч молодых людей вышли на демонстрацию протеста и атаковали офис правящей партии «Фидес», забросав его деталями от компьютеров и даже целыми ноутбуками! (Циничные люди немедленно задались вопросом: откуда у протестующих лишние компьютеры, которые можно щедро швырять на дело революции?)

Налог на интернет немедленно отменили, но было уже поздно. В толпу было вброшено словечко «коррупция» и никем иным, как временным поверенным в делах США в Венгрии по имени Андре Гудфренд, который пришел на демонстрацию, по его словам, «только посмотреть». (Этот самый Гудфренд, как и большинство американских послов, явно не читал Венскую конвенцию, статью 41: о невмешательстве дипломатов во внутренние дела страны пребывания.) Он заявил, что США вводят запрет на въезд венгерских чиновников, близких к Орбану, по причине их коррупции. (И без предъявления доказательств!)

Про налог на интернет толпа немедленно забыла, подняв крик о коррупции. Чуть позже неизвестные люди в интернете призвали к дню «Общественной ярости» и озвучили свои невероятные требования: отставка правительства и выборы нового, которые должны осуществить НЕЗАВИСИМЫЙ КОМИТЕТ и «достойные представители народа». (Что бы это значило? Отмену всеобщих выборов?)

Побывав на мероприятии «Общественная ярость», я тщетно пыталась найти его организаторов. И вдруг увидела крупную блондинку с табличкой «безопасность». «Не могли бы вы помочь мне найти организаторов этой акции?» - спросила я с милой улыбкой. «Тут нет организаторов, - заученно ответила мощная блондинка. - Здесь только свободные граждане». «Может быть, вы дадите мне телефоны активистов?» - сменила я лексику. «Конечно», - ответила она, доставая новенький смартфон. «Какой у вас красивый телефон!» - восхитилась я. «Это, собственно, не мой, - смутилась моя собеседница. - Мне его выдала организация». И тут же осеклась, сообразив, что выболтала неудобную правду. Она растерянно пробормотала мне ряд цифр и исчезла в толпе. Номер телефона, разумеется, не существовал.

КТО СПОНСИРУЕТ «ОБЩЕСТВЕННУЮ ЯРОСТЬ»?

На венгерском майдане люди с воодушевлением размахивают флагами...Норвегии. Почему? «Эта прекрасная страна вместе с Исландией, Лихтенштейном и Швейцарией спонсируют наши НПО (неправительственные организации), - объяснила мне восторженная активистка по имени Барбара. - Они поддерживают венгерскую демократию». «А почему их это заботит? - спрашиваю я. - Какое, собственно, дело княжеству Лихтенштейн, где формой правления является конституционная монархия, до того, какая демократия в Венгрии?» «Ну, наверное, потому что они хорошие люди, - теряется Барбара. - Их заботит будущее Евросоюза». «Но ведь все эти четыре страны даже не входят в ЕС! И потом: если вы верите в демократию, значит, вы признаете важность демократических выборов?» «Разумеется!» - восклицает активистка, и от волнения шапка сползает ей на глаза. «18 мая этого года в Венгрии прошли выборы — в парламент, в Европарламент и в местные органы. На всех трех выборах победила партия «Фидес». Следовательно, это решение народа. Почему же тогда ни одна НПО не поддерживает демократически избранное правительство? И почему НПО всегда спонсируют только либералов, а не консерваторов, к примеру?» «Это не правда! - возмущается Барбара. - Тысячи НПО помогают правительству». «Назовите хоть одну! Не надо тысячу». «Сотни неправительственных организаций работают с венгерским правительством!» - сбавляет цифру Барбара. «Ну, например?» Барбара теряется, и за нее вступается какой-то мрачный мужчина: «Почему вы провоцируете женщину? Вы провокатор! Вы агент Путина!»

Свернуть )

Загадку неожиданного спонсорства мне объяснил мой венгерский коллега, попросивший не называть его имя:

«Разумеется, княжеству Лихтенштейн глубоко наплевать на Венгрию. Все четыре страны, Швейцария, Исландия, Лихтенштейн и Норвегия, - прагматичные и, мягко говоря, жадные государства, готовые удавиться за доллар. И много лет они твердят, что очень любят Евросоюз, но еще не готовы в него вступать. Мол, недостойны (позиция Исландии). Однако, эти страны имеют привилегии в торговле с ЕС. А Лихтенштейн со своими банками и тайными вкладами и вовсе дрожит, что за него всерьез возьмутся налоговые службы США и ЕС. В сущности, их вынужденное спонсирование «демократии» - это рэкет со стороны Евросоюза и американцев. Хотите жить спокойно и торговать с нами да беспошлинно? Придется, раскошелиться на «демократию». Не так давно все четыре страны скинулись и выложили 45 миллионов евро на «развитие гражданского общества» в Эстонии. (Для таких богатых государств — это сущие копейки)».

Мой новый друг журналист Дюла Мате — человек темпераментный, если дело касается интересов его родной Венгрии. «Знаешь, кто такой либерал? Это человек, который будет собирать пожертвования на спасение какого-нибудь редкого вида рыбы у берегов, к примеру, Кубы, но ему наплевать на то, что будет с венгерским рабочим! - возмущается Дюла. - Какое чертово дело Норвегии до того, какая в Венгрии демократия? Меня, к примеру, не интересует, какая в Норвегии демократия. Откуда у них моральное право объяснять нам, как нам надо жить в своей стране?! Почему поверенный в делах США в Венгрии выходит на улицу к оппозиции и ведет себя здесь так, как большой белый человек в африканской стране, который объясняет местным неграм, что такое цивилизация?»

«Но вы же сами дали им право поучать, вступив в ЕС!» - замечаю я.

«Потому что мы думали, что там деньги. А потом пришли западные супермаркеты и уничтожили все наши маленькие магазины и предприятия, на которых работали большинство венгров. Но у венгров есть одна черта: мы терпеть не можем, когда кто-то со стороны указывает нам, что надо делать».

«Да, венгры всегда были инородным телом в Европе, - рассказывает профессор философии Дебреценского университета Ольга Сюч. - Мы пришли издалека, с востока, и язык наш не похож ни на один европейский язык. И мы всегда чувствовали, что должны защищаться от всех, как чужаки, и оберегать свою самобытность.

Те, с кем вы сейчас столкнулись в Венгрии на демонстрациях, - это всего лишь кучка маргиналов, ненавидящих Россию и ищущих опору в Западе. Да, их немного, но они очень опасны. Мы видели это на Украине, когда несколько тысяч человек решили судьбу огромной 45-миллионной страны. Почему маргиналы часто побеждают? Они всегда выхватывают фрагмент общей истины (например, то, что Венгрия — часть Европы) и абсолютизируют его, игнорируя всю совокупность истин. Их питают и поддерживают внешние силы для собственной выгоды. Маргиналы кричат, тогда как основная масса населения молчалива, спокойна и чувствует, что ей ничто не угрожает. И напрасно. Маргиналы могут затмить большинство. Вы знакомы с термином «позитивная дискриминация»?

«Разумеется, и ненавижу его, - отвечаю я. - Это, когда меньшинство третирует большинство и настаивает на особых правах. В самом слове «дискриминация» заложен негатив. И любая дискриминация отвратительна по своей сути».

«И вы правы. Одно дело — толерантность, другое дело — когда меньшинство дискриминирует большинство. В Венгрии был такой эксперимент: умственно неполноценных детей сажали в классы с нормальными. Считалось, что это поможет им достичь общего уровня. На деле, все вышло наоборот. В результате больные дети стали еще более больными, поскольку у них усилилось чувство неполноценности. А здоровые не смогли развиваться, потому что все внимание учителей было направлено на больных. Резко снизился уровень образования, и эксперимент провалился. Отчасти можно провести параллель с влиянием маргиналов. Их мало, они агрессивны, но, работая в инертном обществе, они способны к худшему изменить судьбу большинства».

ПРОГНУЛСЯ ЛИ ОРБАН?

Разумеется, прогнулся. А куда бы он делся? Что еще оставалось делать премьер-министру маленькой европейской страны, когда за него, засучив рукава, взялись Брюссель и Вашингтон? Больше не слышно торжественных речей об «открытии на Восток». Исчезло из употребления выражение «нелиберальная демократия». Никаких разговоров об автономии для двухсот тысяч венгров, живущих на Украине. Виктору Орбану пришлось засунуть гордость в карман и немедленно совершить разворот на 180 градусов.

Нет, майдан, организованный американцами, не повлиял на его решение. Орбану до сих пор хватает храбрости заявлять, что «наши интересы не совпадают с интересами Соединенных Штатов». Куда страшнее для Венгрии «четвертый Рейх под руководством фрау Меркель» (так в ЕС частенько называют Германию.)

«У Брюсселя нет влияния на Будапешт, зато оно есть у Берлина, - говорит журналист Торба Тамаш. - Достаточно было Германии намекнуть на то, что все немецкие заводы, такие как Фольксваген и Мерседес, уйдут в Румынию, как Орбан был вынужден пойти на поклон к немцам».

Весь последний месяц Орбан расшаркивается перед ЕС. Он назвал Германию «компасом» в сфере внешней политики, дважды посетил эту страну только за последний месяц, совершил визит в Литву для встречи с военнослужащими НАТО, хотя в Литве его приняли несколько сухо (месть за теплые отношения с Путиным), пообещал повысить расходы на оборону до 2% ВВП Венгрии и даже поддержал санкции ЕС против России, заявив, что Венгрия сделает все возможное, чтобы помочь Украине «стать сильной и суверенной страной».

В одном из своих последних интервью Орбан сделал прямо-таки судьбоносное заявление: «Я защищаю суверенитет Венгрии от России. Так, например, я выступил против того, чтобы четверть акций одного нефтегазового предприятия оказалась в российских руках...С точки зрения Венгрии, я могу сказать, что влияние России в Центральной Европе значительно меньше, чем это было еще в 2010 году».

Должны ли мы рассматривать такие речи, как предательство? Пока нет. Орбан балансирует на кончике иглы. Он осторожен: «Наша политика в Венгрии остается неизменной: мы не сближаемся с Россией, но и не удаляемся от нее».

Орбану позарез нужны деньги. Кредит в 10 миллиардов евро, обещанный Россией на строительство АЭС, имеет свои лазейки: его можно использовать на срочные внеплановые нужды. Проще говоря, на затыкание дырок в бюджете. Десять миллиардов евро без всяких политических условий — такие деньги на дороге на валяются. А не совершаем ли мы ошибку?

«В душе Орбан не любит Россию, но у него к ней прагматичный подход, - говорит журналист Габор Штир. - И Россия должна быть прагматична. Идет война между Россией и США. Россия против воли вовлечена в конфликт с Европой и должна искать в ней союзников. Орбан первым откровенно воспротивился диктату Америки, и к нему готовы присоединиться такие недовольные страны, как Словакия, Сербия, Греция, Чехия. С точки зрения американцев, есть опасность пророссийского «заражения» в Центральной Европе. А если к этому еще присоединяется Турция! Поэтому, Россия должна понимать: линия фронта в Центральной Европе проходит сейчас здесь, через Венгрию».

А НЕ СЛИШКОМ ЛИ МЫ ДОБРЫ?

«Примите от меня соболезнующую критику как от человека, любящего Россию, - говорит профессор философии Дебреценского университета Ольга Сюч. - В чем сделала упущение Россия? Исходя из себя, русские думают, что интересы могут быть идеальными. Они интересы отождествляют с ценностями. На Западе все наоборот: интересы ПОДЧИНЯЮТСЯ ценностям. Россия забыла, что такое западная рациональность. Голый интерес — это то, что движет и то, что сделало западную цивилизацию великой, но она уже споткнулась об это свое величие и покатилась назад. Почему? Потому что стала следовать экономической парадигме, которая называется максимализация прибыли: как можно меньше вложить и как можно больше получить. И достигла такого предела в экономике, что нельзя уже дальше продолжать без серьезного ущерба для себя.

Кончаловский говорит, что Запад цивилизационно устал. А я говорю: не устал, а постарел. Молод тот, у кого есть чувство будущего. А у Запада его нет. Как и понятия гордости.

Россия может стать вариантом будущего для человечества, потому что обладает изначальной огромной человеческой добротой. Западные туристы все время говорят, что русские на улицах не улыбаются. Но пустая фальшивая улыбка — не для России. Русские люди абсолютно адекватные. Они улыбаются тогда, когда для этого есть повод.

Русский человек — уникальное существо, которое надо беречь. У него есть искренность и стремление к истине. Я знаю, что если наш европейский дом будет гореть, русский меня вынесет из огня. Он и убийцу накормит, а это плохо. Убийц не надо кормить. Русские утратили чувство бдительности. Если вы к своей доброте прибавите умение к самозащите, цены вам не будет. Русский человек все воспринимает сердцем и становится беззащитным перед западным цивилизационным натиском.

И нельзя расслабляться. Вас на тридцать миллионов больше, чем вы думаете. Я говорю о русских, живущих в соседних странах, которых Россия просто обязана защищать. Посмотрите, как Венгрия защищает своих соотечественников! Она дает им двойное гражданство, финансирует венгерские университеты заграницей, даже отнимая деньги у местного образования. Венгрия скорее отдаст последнее тем, кто ВНЕ ДОМА, чем тем, кто живет на родине.

Вы спрашиваете о русских на Украине? Разумеется, Россия обязана их защищать. Да, она упустила момент, когда это можно было сделать решительно. После такой прекрасной Олимпиады, РФ хотели моментально втоптать в грязь. Она медлила, размышляла, как ей лучше поступить в ситуации с Украиной. Но нельзя сказать, что все кончено и невозвратимо. История — перманентная вещь и предоставляет массу возможностей.

«Но ведь современные венгры ничего об этом не знают!»

«А это не важно. Ленивцы или недалекие люди могут об этом не знать. Время все расставит по своим местам. Главное, что перед лицом истории русские правы».

Дарья Асламова
Категория: Зарубежье | Просмотров: 192 | Добавил: Elena17