Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Воскресенье, 27.11.2022, 06:14
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4079

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Ноябрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Архив записей

Друзья сайта


20:34
Константин Сивков: «Говорить о ЕвроПРО просто смешно»
То, что у России с НАТО налаживаются не конфликтные нормальные отношения, - это очень хорошо. Но то, что сейчас Россия, идя на поводу интересов альянса, предоставляет НАТО дополнительные возможности по переброске войск через свою территорию в Афганистан, - плохо, поскольку это обостряет наши отношения с Китаем.

Новая стратегическая концепция НАТО содержит в себе целый ряд интересных вещей. Первое, что нужно отметить, - это указание в качестве основных угроз, на такие явления, как терроризм, экстремизм, нестабильность за пределами границ НАТО, кибератаки, энергетическое обеспечение стран НАТО, экология. При этом, когда речь идет о том, чем эти угрозы будут парироваться, то в качестве основного средства, как это ни парадоксально, предлагаются ядерные и обычные вооружения. То есть кибератаки, экстремистские группировки и терроризм собираются нейтрализовывать с применением разных видов вооружения. Более того, основой безопасности союзников являются стратегические силы альянса. То есть НАТО во главу угла продолжает ставить применение стратегических ядерных сил как основное средство обеспечения собственной безопасности. От кого собирается обороняться НАТО? От террористов и кибератак? Или это делается для того, чтобы обеспечить себя энергоносителями?

Далее в этой концепции указывается, что решение своих задач НАТО будет осуществлять по всему миру, везде, где, по их мнению, будут формироваться угрозы странам альянса. По сути дела данная концепция дает основания говорить о том, что она достаточно агрессивная, ориентирующая НАТО на превращение его в мощную военную организацию западной цивилизации, направленную на решение ключевых задач обеспечения экономического развития альянса за счет других государств. Это принципиально. Здесь речь не идет об угрозе военного вторжения или ядерных угрозах странам НАТО, например, со стороны России или Китая. Здесь четко сказано, что НАТО не считает своим противником ни одну страну мира, и, тем не менее, делается упор на противодействие, которое распространяется на весь мир. Поэтому говорить, что эта стратегия - это какой-то особенный прорыв, наверное, не стоит. Это закрепление на новом этапе права НАТО решать свои задачи по всему миру. НАТО становится западной военной организацией, действия которой направлены на решение вопросов глобального кризиса в выгодном для западной цивилизации варианте мирового порядка.

В настоящее время ни Франция, ни Италия, ни Германия, ни Великобритания эффективными средствами противоракетной обороны не обладают. Такими средствами располагают только США. Во Франции, Великобритании, Италии есть зенитные комплексы средней дальности, которые способны обеспечивать поражения низкоскоростных баллистических целей, ракет со скоростью полета 1-2 км в секунду. Но против иных ракет, тем более, межконтинентальных, эти средства обеспечить защиту не в состоянии. Поэтому говорить о ЕвроПРО просто смешно. Мы можем говорить о распространении американской противоракетной обороны на территорию Европы. Они могут называть это «ЕвроПРО» - флаг им в руки. Но то, что они предлагали нам включиться в единую систему этой обороны, - это нонсенс, поскольку единая система предполагает единое управление. Единое управление на деле будет означать то, что российские силы и средства противоракетной обороны должны будут быть включены в американскую систему управления и подчинения. Другого варианта быть не может. А варианта, чтобы на американских центрах управления ПРО находились российские офицеры и на равных правах с американцами управляли ПРО, не будет никогда, по одной простой причине: согласно законодательству США, никакие иностранные командующие не могут управлять американскими вооруженными силами. Это недопустимо по американскому закону.

Подчинение российской ПРО американскому командованию и распространение американской ПРО на нашу территорию не в наших интересах. Для нас угроз со стороны Китая, Ирана при наличии добрососедских отношений с этими странами не существует. Более того, Китай входит в ШОС, которая уже имеет полувоенный характер. Мы также имеем договор с Ираном. Нам не нужно защищаться от этих стран. Но при распространении американской ПРО на Россию, эти страны станут нашими противниками. Вот тогда мы на себе в полной мере испытаем угрозы со стороны Ирана, Китая и других стран этого региона. Поэтому я могу сказать, что это тот самый редкий случай, когда я поддерживаю инициативы Президента России Дмитрия Медведева. Мы можем говорить лишь о низком уровне взаимодействия, о секторальной обороне, об обмене данными о ракетных пусках. Это разумное решение. Мы имеем свою систему ПРО, но допускаем выборочный обмен информацией.

Конечно, секторальная концепция является компромиссом, но это сильно не меняет существующую систему. Имеется система противоракетной обороны России, в ней есть система наблюдения различных уровней, имеются российские средства ПРО на потенциальных театрах военных действий. Это, естественно, включает наблюдение за воздушно-космической обстановкой. Мы можем какую-то информацию предоставлять партнерам по НАТО в части тех ракетных пусков, которые могут представлять для них угрозу. Но, не более того. Мы не будем предоставлять информацию о наших ракетных пусках, не касающихся стран НАТО. Именно так можно оценить секторальную концепцию.

Константин Сивков, вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук, специально для «Русской народной линии»
Категория: Статьи и комментарии | Просмотров: 398 | Добавил: rys-arhipelag