Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Среда, 23.09.2020, 23:48
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4056

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Сентябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архив записей

Друзья сайта


22:58
Обвиняемого по делу о беспорядках в Демьяново лишают адвоката

Кировского адвоката Василия Драверта, защищающего интересы жителя Демьяново Владимира Буракова, следствие, занимающееся "массовыми беспорядками" в поселке в июне этого года, пытается отстранить от дела.

Бураков обвиняется в поджоге дагестанского бара "Кристалл" в ночь на 23 июня. Поджог произошел после того, как жители Демьяново пришли на лесопилку аварца Нуха Куратмагомедова, чтобы выяснить, зачем хозяин предприятия вызвал в поселок группу вооруженных кавказцев.

-Следствие пытается отстранить меня от участия в деле под тем предлогом, что я якобы представлял интересы свидетелей обвинения - Долгополовых Сергея и Александра, Опарина Александра и Макарова Алексея. Но это ложь, так как все эти люди - свидетели защиты. Они дали показания, что никаких массовых беспорядков, по крайней мере, со стороны жителей поселка, не было. Никаких показаний против Буракова, который сейчас находится в тюрьме, они не давали,  - рассказал адвокат..

И этим же постановлением следователь Угрюмов оставляет Буракову, вопреки его заявлению, принудительно назначенного адвоката Котельникову. Она опытный юрист, но находится в сложном положении. Котельникова защищала Ахмеда Куратмагомедова по делу о драке, ставшей причиной конфликта. 29 августа мировой судьей судебного участка №35 Снежаной Захаровой этот адвокат был допущен к участию в процессе.

Между тем все дела объеденены в одно производство. Следовательно, теперь Бураков является обвиняемым по делу о массовых беспорядках. Массовые беспорядки, по версии обвинения, были организованы жителями Демьяново против дагестанцев, которые находились на лесопилке -  в том числе Ахмеда Куратмагомедова. По версии защиты массовые беспорядки учинили дагестанцы. Жители поселка и эта группа дагестанцев - две стороны, интересы которых в деле противоположны.

Следователь сейчас переписывает в форме протоколов допросов незаконно полученные, ложные показания жителей. Перед следователем стояла задача установить всех участников беспорядков и всех их допросить.  Но все тех же дагестанцев, приехавших с оружием в поселок, не установили и не допросили - они были отпущены. И понятно, что теперь если отстранить меня от дела, то не составит труда просто переписать эти три тома и отправить на скамью подсудимых того, кого назначила полиция.

Владимир Бураков направил жалобу на постановление следователя Угрюмова, добавил Василий Драверт. Сам он написал ходатайство об отводе следователя.  

Напомним, что допрошенные по делу жители Демьяново написали несколько жалоб в прокуратуру на сотрудников кировского Центра по противодействию экстремизму, работавших в поселке. Они обвинили "борцов с экстремизмом" в насилии. Так, Сергей Фофанов отправил жалобу в областную прокуратуру, описав, как оперативники выбили из него показания против Буракова. Молодого человека вывозили в лес и на берег реки Юг, в которой обещали его утопить. Отметим, что Фофанов отказался от данных им показаний.

Приложение

Жалоба Владимира Буракова на постановление следователя по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Кировской области старшему лейтенанту юстиции Угрюмова И.В. об отводе адвоката Василия Драверта.





Прокурору Подосиновского района
младшему советнику юстиции
Облецову Сергею Александровичу
613930, Кировская область, п. Подосиновец,
ул. Советская, 86

                            от обвиняемого
по уголовному делу № 6590/12
Буракова Владимира Олеговича
 610004 Кировская область,
г. Киров, ул. Нагорная, д. 22,
ФКУ СИЗО № 1 УФСИН
России по Кировской области

ЖАЛОБА

на постановление от 07.09.12  следователя по заявлению (ходатайству) обвиняемого о допуске избранного защитника по соглашению, вместо избранного защитника по назначению.

    Заявляю настоящую жалобу на постановление следователя по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Кировской области старшему лейтенанту юстиции Угрюмову И.В., грубо нарушившее мое право на защиту под предлогом того, что следователь обеспокоен якобы обеспечением меня защитой и одновременно заявляю в связи с этим отвод этому следователю по следующим основаниям:
   

В производстве следователя находится уголовное дело № 6590/12 возбужденное по ч. 1 и ч. 2 ст. 212 УК РФ – организация массовых беспорядков и участие в массовых беспорядках якобы совершенных жителями п. Демьяново с моим участием против дагестанцев.

   Вынесенным по уголовному делу №6590/12 постановлением о полном отказе в удовлетворении ходатайства от 7 сентября 2012 года следователь Угрюмов И.В. отклонил мое заявление (ходатайство) от 5.09.2012 о допуске в качестве моего защитника по данному уголовному делу адвоката Драверта В.И., с которым у меня заключено соглашение и отклонил мой отказ от защитника по  назначению адвоката Котельниковой Т.Н., которая одновременно являлась защитником по назначению обвиняемого по другому уголовному делу дагестанца Ахмеда Куратмагомедова и, надо полагать по версии следователя, -  потерпевшего от массовых беспорядков.

    Между моими интересами и интересами Ахмеда Куратмагомедова имеются противоречия и очень существенные.

    Так, на самом деле массовые беспорядки 22.06.2012 г. на лесопилке возле д. Фурсово могли учинить дагестанцы, в числе которых был и Ахмед Куратмагомедов.  Массовых беспорядков со стороны жителей поселка Демьяново на было, на самом деле население поселка Демьяново на стихийно дважды мирно без оружия собравшемся сходе 21 и 22 июня 2012 года приняло решение взять под свою защиту подравшегося с Ахмедом Куратмагомедовым  Александра Бабушкина, которому дагестанцы угрожали расправой и которого требовали выдать им под угрозой расправы над населением поселка.

    После того как сход населения 21.06.2012 г. отказался выдать им А. Бабушкина, дагестанцы приехали из других населенных пунктов на находящуюся неподалеку лесопилку с огнестрельным и холодным оружием, которое и применили против населения поселка. Тогда состав схода жителей поселка был вынужден идти на лесопилку, чтобы защитить от нападения вооруженного отряда дагестанцев не только Александра Бабушкина.

    На самом деле массовые беспорядки могли совершить вооруженные дагестанцы, а организовать или спровоцировать их мог дядя Ахмеда Куратмагомедова Нух Куратмагомедов, если он их вызвал именно  с оружием.

    Интересы Ахмеда Куратмагомедова противоречат в этом моим интересам, так как его показания противоположны.

    По закону основанием для допуска адвоката в качестве защитника по соглашению является только заявление об этом обвиняемого и соответствующий ордер адвоката, как справедливо указано в постановлении.     Поэтому установленных законом оснований у следователя не допустить адвоката Драверта в качестве защитника не было, и быть не могло.

    В обжалуемом постановлении следователь ссылается на свое постановление об отводе защитнику адвокату Драверту от 5.09.2012, но это не правда, данное постановление вынесено тоже 7.09.2012 г. без указания времени вынесения, то есть одновременно с обжалуемым мною постановлением. Поэтому ссылаться на постановление об отводе моему защитнику следователь в этом обжалуемом мною постановлении был не вправе.

    К тому же по закону следователь не вправе заявить отвод адвокату, и не вправе принимать решение к незаявленному отводу, а в данном случае заявитель-следователь сам заявил отвод и сам принял решение по отводу.

    К тому же отвод заявить по закону можно именно защитнику, то есть адвокату, допущенному к защите, а такой превентивной меры как заранее заявленный отвод к адвокату, не допущенному еще следователем защитником, УПК РФ не предусматривает, это следователь напутал.

    Но даже если бы следователь соблюл закон и допустил адвоката Драверта на основании адвокатского ордера и моего заявления к моей защите, то и тогда он не вправе бы был без поступившего к нему заявления об отводе, принять решение об отводе защитника. Отвод адвоката в отличие от отвода защитника закон не предусматривает, и следователь тут явно напутал с целью обойти закон.

Согласно требований ч.2 ст. 72 УПК РФ:

2. Решение об отводе защитника…принимается в порядке, установленном частью первой статьи 69 настоящего Кодекса.
По ч. 1 ст. 69 УПК РФ, требования которой отнесены  к порядку принятия решений адвокатов:
«Статья 69. Отвод переводчика

1. Решение об отводе переводчика в ходе досудебного производства по уголовному делу принимает дознаватель, следователь…»

Однако согласно требований ст. 62 УПК РФ, которая регламентирует порядок заявления отвода защитнику и другим участникам уголовного процесса, следователь не наделен правом заявлять отводы адвокатам, а без заявления надлежащим лицом отвода адвокату принимать решение об отводе преждевременно:   

«Статья 62. Недопустимость участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу

1. При наличии оснований для отвода, предусмотренных настоящей главой, судья, прокурор, следователь, дознаватель, секретарь судебного заседания, переводчик, эксперт, специалист, защитник, а также представители потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика обязаны устраниться от участия в производстве по уголовному делу.

2. В случае, если лица, указанные в части первой настоящей статьи, не устранились от участия в производстве по уголовному делу, отвод им может быть заявлен подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, защитником, а также государственным обвинителем, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями.»

Из требований ч. 1 ст. 69 УПК РФ, бесспорно, следует, что при наличии оснований защитник без заявленного надлежащим лицом отвода, обязан устраниться от участия в производстве по уголовному делу, но следователь по закону не вправе подменить защитника в этой его процессуальной обязанности и устранить его своим решением без заявленного надлежащим лицом отвода.

Из требований же ч. 2 ст. 69 УК РФ, вне всякого сомнения, следует, что отвод может быть заявлен только подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, защитником, а также государственным обвинителем, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями и что этот перечень не подлежит расширительному толкованию и следователь не вправе заявлять отвод.

    Поэтому следователь перепутал процедуру заявления отвода надлежащим лицом с процедурой принятия решения уполномоченным лицом по заявленному отводу и выступил и заявителем отвода и лицом принявшим решение по незаявленному отводу, что противозаконно и даже нелепо.

    В качестве основания для недопущения адвоката Драверта В.И. в качестве моего защитника следователь сослался на уголовно-процессуальные нормы, содержащиеся в п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, по которым защитник, не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого.

     Эта норма необоснованно не применена следователем по отношению к адвокату Котельниковой Т.И., которая с 8 часов 30 минут 29 августа 2012 года была допущена мировым судьей судебного участка № 35 Подосиновского района в качестве защитника племянника Нуха Куратмагомедова дагестанца Ахмеда Куратмагомедова, обвиняемого по ч. 1 ст. 115 УК РФ по уголовному делу частного обвинения по заявлению Александра Бабушкина.

    Мои интересы явно противоречат интересам подзащитного адвоката Котельниковой Т.И. Ахмеда Куратмагомедова, который осужден приговором от 11.09.2011 г. мирового суда по ч. 1 ст. 115 УК РФ.

    Конфликт (драка), который 20.06.2012 г. произошел между Ахмедом Куратмагомедовым и Александром Бабушкиным послужил поводом для приезда вооруженных дагестанцев и столкновения с ними жителей поселка 22.06.2012 г. квалифицированного следователем как массовые беспорядки учиненные жителями поселка Демьянова в отношении дагестанцев.

    Все дагестанцы, в том числе и оба они, являются свидетелями обвинения по данному уголовному делу, поскольку отрицают свою вину и тем самым обвиняют жителей п. Демьяново, в том числе и меня в том, что это якобы мы учинили массовые беспорядки. Я, так же как и другие жители поселка, с этим не согласен, наоборот, в массовых беспорядках повинен вооруженный отряд дагестанцев. Для того чтобы убедиться в этом достаточно посмотреть фотографии и видеозаписи, на которых зафиксировано как они бесчинствуют в отношении меня и других жителей на лесопилке.

    Дагестанцы произвели не менее 16 выстрелов в нашем направлении. А полиция официально объявляла, что дагестанцы не стреляли и что были только предупредительные выстрелы полиции в воздух. Из-за этих выстрелов дагестанцев я пережил стресс, потерял над собой контроль и, не помня толком себя, ударил ножкой от кровати оказавшегося передо мной полицейского Суетина, в чем меня и обвиняют. И другие жители поселка, подвергшиеся этому обстрелу, тоже пережили стресс. И виноваты в этом в том числе и Ахмед Куратмагомедов и Нух Куратмагомедов, которые из-за конфликта с Бабушкиным, получается, вызвали вооруженный отряд дагестанцев без повода с нашей стороны.

    Меня обвиняют в поджоге кафе-бара «Кристалл», хотя у меня есть алиби. А причастность к поджогу дагестанцев не проверена, хотя этот поджог принес пользу только дагестанцам - если бы не поджог, то с самого начала расследование приняло бы другое направление и жителям поселка удалось бы доказать, что массовые беспорядки учинили дагестанцы. Если бы не этот поджог, то быстрее бы выяснилось, что дагестанцы незаконно завладели государственной землей и устроили тут лесопилку. Это был, возможно, отвлекающий маневр с их стороны.

    Показания Ахмеда и Нуха Куратмагомедову и их родственников и земляков – всего вооруженного отряда -  служат основанием для вывода следователя о том, что нанося удар ножкой по щиту, который держал Суетин, я тем самым якобы участвовал в массовых беспорядках, от которых будто бы дагестанцы и полиция защищали друг друга.

    Мои интересы по данному уголовному делу противоречат интересам Ахмеда Куратмагомедова  и его дяди Нуха Куратмагомедова, их родственников и земляков, которые сами являются участниками массовых беспорядков, но дали и дают такие показания, что виновен в этом я и другие жители поселка.

    По требованиям п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ не имеет права адвокат Котельникова Т.И. осуществлять мою защиту, так она защищала по уголовному делу обвиняемого Ахмеда Куратмагомедова, интересы которого явно противоречат моим интересам, и следователь незаконно отклонил мое ходатайство в этой части.

    На основании п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ следователь сделал свой главный положенный в основу постановления вывод о том, что адвокат Драверт В.И. ранее участвовал в производстве следственных действий по данному уголовному делу со свидетелем Опариным А.Н., оказывал юридическую помощь по уголовному делу свидетелю Опарину А.Н., интересы которого будто бы противоречат моим интересам.
   

В постановлении следователь надуманно голословно утверждает, что мои интересы противоречат интересам Опарина А.Н. Это предположение следователя ни чем им не обосновано. При этом следователь в обоснование этой своей версии не ссылается ни на конкретные факты, ни на мои конкретные показания, ни на конкретные показания Опарина А.Н. или на худой конец других лиц.

    Далее в постановлении следователя приводится следующий довод: «Кроме того, Опарин своими показаниями изобличает Буракова в совершении преступления и является свидетелем обвинения»
  

При этом в немотивированном и голословном в этой части постановлении следователь не указывает, в чем именно меня изобличает Опарин и по какому из трех преступлений, в которых я обвиняюсь и подозреваюсь. Не в чем Опарину меня изобличать. На первом же допросе я чистосердечно признался в том, что я на лесопилке нанес удар ножкой кровати по щиту, после чего изобличить меня в этом уже было невозможно. Евгения Боровского я не принуждал к даче ложных показаний и ни кто не может меня в этом изобличить и мне не известно, чтобы Опарин изобличал меня в этом.

Поджога кафе-бара «Кристалл» я не совершал и не может Опарин меня в этом уличать.
   

Адвокат Драверт В.И. участвовал в допросе свидетеля Опарина А.Н. и от него мне известно, что это не правда и что ни в чем меня Опарин не уличает, а наоборот его показания хотя и косвенно, но четко указывают на мою непричастность к поджогу.

    Интересы Опарина А.Н. не противоречат моим интересам. Между мною и Опариным произошел один незначительный краткий разговор, который не касался интересов Опарина и не касался моих интересов. Я тогда просто удовлетворял свое любопытство. Этому разговору я не придавал значения и забыл про него, так как меня он не касался. Поэтому я ранее до того как возник вопрос об отводе адвоката не рассказывал даже своему адвокату Драверту об этом незначительном на первый взгляд разговоре. Но сейчас, когда меня необоснованно обвиняют в поджоге кафе-бара, этот разговор приобретает значение, так как указывает, что после этого разговора я не имел оснований считать, что этот кафе-бар принадлежит дагестанцам и не имел оснований из мести или неприязни к дагестанцам поджигать этот кафе-бар. Поэтому сейчас мой разговор с Опариным можно истолковать только в мою пользу – это косвенное доказательство моей невиновности.  

Когда 22.06.12 возвращались с лесопилки и шли через кладбище, парень я  случайно оказался рядом с Александром Опариным. В лицо я Опарина знал, но ни каких отношений меня с ним не было, так как значительно  старше по возрасту. Когда я его увидел рядом, то решил поговорить с ним, чтобы выяснить из-за чего началась ссора с дагестанцами. К этому времени из прежних разговоров и из разговоров, когда 22.06.2012 г. и другие жители Демьяново шли на лесопилку и когда возвращались с лесопилки,  мне стало известно, что первой причиной ссоры между дагестанцами и жителями поселка Демьянова послужил, оказывается скандал между Шишкиным Русланом и Салиховым Расулом и что при этом Шишкин разбил стекло окна и повредил замок входной двери в кафе-баре и что ссора произошла из-за того, что он обязан был возместить дагестанцам этот ущерб. Но когда мы шли на лесопилку и обратно я слышал и разговоры, что кафе-бар «Кристал», в котором произошел скандал и были повреждены окно и замок, купил Опарин. Поэтому мне было непонятно какое отношение к ущербу имеют дагестанцы и почему они требовали его возмещения. Меня это не касалось, но мне хотелось узнать из-за чего мы все пошли на лесопилку, и я чуть не попал под выстрелы дагестанцев. Получалось, что  ущерб причинен Опарину и что дагестанцы тут не причем. Поэтому я когда мы оказались рядом спросил Опарина правда ли, что он  купил кафе-бар "Кристалл». Опарин ответил, утвердительно и сказал, что действительно покупает его и что уже заплатил часть денег. Кому он заплатил и когда он не сказал, но из этого я понял, что кафе-бар «Кристалл» принадлежит Опарину.

У меня с Опариным ни каких отношений не было, вражды к нему я не испытывал, ни каких претензий к нему не имел и не имею, поэтому я не имел и не мог намерения учинить поджог принадлежащего Опарину имущества.

Противоречий с интересами Опарина у меня нет, и он это подтверждает.

    Свидетель Опарин Александр Николаевич не является и не может являться свидетелем обвинения, наоборот он является свидетелем защиты, еще и потому, что из его показаний следует, что массовых беспорядков со стороны жителей поселка не организовывалось и не совершалось.

    Обвиняемым по уголовному делу о массовых беспорядках, которых на самом деле не было и которых я не организовывал и не совершал, я стал при следующих обстоятельствах. С этим уголовным делом о массовых беспорядках  следователем были объединены в одно производство три уголовных дела: 1. По обвинению меня в применении насильственных действий в отношении представителя власти, которое выразилось в нанесении мною одного удара по щиту, который держал в руках полицейский 2. По обвинению меня в уничтожении имущества путем поджога 3.  По подозрению меня в якобы совершенном мною принуждении находившегося на свободе свидетеля Е.Боровского к даче ложных показаний, в то время как я был лишен свободы.

     Из этого следует, что следователь подозревает меня в участии в массовых беспорядках. Подозрение это не справедливо и не обоснованно.

    Без хорошего адвоката, осведомленного в вопросах методики расследования и квалификации массовых беспорядков я не смогу защититься от этих необоснованных и абсурдных обвинений и подозрений.

    Таким защитником считаю адвоката Драверта В.И., который начал осуществлять мою защиту по соглашению со мной.

    Основанием для не допуска адвоката в качестве защитника по закону соответственно может только являться отсутствие заявления и (или) ордера.

    Уверен, что без участия в уголовном деле защитника, который имеет опыт расследования такого рода событий, защитить себя от абсурдного и необоснованного обвинения которое мне предъявлено, а тем более еще от более абсурдного обвинения,  которое готовится по делу о массовых беспорядках я не смогу. Уверен, что следователь пытается лишить меня такого защитника, так как он знает о необоснованности предъявленного и готовящегося обвинения и полагает, что мой защитник по соглашению адвокат Драверт В.И. сумеет организовать мою защиту и опровергнуть все эти обвинения.

    Сергей Александрович, днем 22 июня 2012 года Вы лично вместе с населением поселка Демьяново, точно так же как и я, следовали на встречу с дагестанцами через кладбище деревни Фурсово к лесопилке, которая как все мы тогда ошибочно считали, принадлежала дагестанцу Нуху Куратмагомедову. Практически Вас видели на расстоянии 10 метров от границы лесопилки. И поэтому Вам лично известно, что до того как дагестанцы произвели в нашу сторону множество выстрелов, ни каких действий, даже отдаленно напоминающих  массовые беспорядки, со стороны населения Демьяново не было.    

    Но следователь ошибочно полагает, что мы с Вами следовали в составе толпы, которая в пути следования на лесопилку учинила массовые беспорядки и на этом основании уголовное дело по обвинению меня в нанесении удара ножкой кровати  он намерен квалифицировать как массовые беспорядки.

    Между тем массовые беспорядки, если они вообще были, на самом деле, совершили не жители поселка Демьяново, а  вооруженные дагестанцы. Полиция делает вид, что верит показаниям дагестанцев о том, что они в пятницу утром 22 июня 2012 года приехали сюда случайно в гости к Нуху Куратмагомедову и по совпадению якобы тоже случайно оказались на лесопилке и совсем уж случайно с огнестрельным и холодным оружием при себе. Полиция делает вид, что она верит и тому, что якобы возможно дагестанцы просто стесняются сказать правду и что на самом деле они якобы приехали для защиты работавших на лесопилке нескольких дагестанцев, которым якобы угрожала расправа со стороны жителей поселка Демьяново, то есть для того чтобы оказаться здесь в состоянии необходимой обороны, для чего и случайно прихватили оружие.

    Полиция делает вид, что не было сообщения в СМИ о том, что кроме случайно якобы приехавших с оружием дагестанцев в количестве человек 30 сюда же к нам еще ехало их гораздо больше, в частности как сообщалось в СМИ было остановлено два автобуса марки «Икарус» в которых сюда ехали дагестанцы с оружием.

    Положение мое осложняется тем, что следователь будто бы этим версиям полиции, позаимствованным у дагестанцев, верит, а показаниям свидетелей защиты не верит.

    Но по данному уголовному делу свидетели защиты Александр Опарин, Алексей Макаров и Сергей Долгополов и многие другие дали убедительные и достоверные показания о том, что после телефонных сообщений 21.06.2012 года полиция отказалась прийти на помощь к населению поселка Демьяново,  что на стихийно собравшемся сходе жителей поселка 21 июня 2012 года было принято и всеми выполнено решение мирно разойтись по домам и так же мирно собраться в следующий раз только  в воскресение 24 июня 2012 года, когда по имеющейся информации должен был подъехать Нух Куратмагомедов, который выдвинул ультиматум, по которому требовал выдать Александра Бабушкина под угрозой стереть с лица земли наш поселок.

    Таким образом, ни какой угрозы со стороны собравшегося на сходе 21.06.2012 г. населения поселка не было и быть не могло.

    Таким образом, «в гости» к Нуху Куратмагомедову к утру 22.06.12 г. приехал из Республики Коми сам Нух Куратмагомедов, который запугивал нас  применением насилия ко всему населению поселка, и приехало, а так же пыталось приехать большое, а может быть и огромное количество дагестанцев с оружием, хотя ни ему, ни его родственникам и землякам ни кто не угрожал.


    Тот факт, что после выстрелов дагестанцев некоторые из нас не повернули назад, а продолжили движение и остановились на границе леса и лесопилки не превращает нас в преступников – участников массовых беспорядков. Поступая так, мы полагали, что своим прибытием и присутствием на границе лесопилки мы поможем полиции защитить население поселка Демьяново от угрозы со стороны вооруженных дагестанцев. Однако полиция не стала разоружать дагестанцев и не встала на нашу защиту, позволила дагестанцам безнаказанно и беспрепятственно угрожать нам оружием и избить нескольких наших ребят под угрозой применения оружия.

    В результате таких действий при столкновении между дагестанцами и жителями поселка полиции, полиция и ранее находившаяся в особых отношениях с дагестанцами оказалась еще больше заинтересована в том, чтобы при расследовании выгораживать дагестанцев, и необоснованно перекладывать вину на жителей поселка Демьяново, в том числе и на меня.

    Следователь оказался неспособным критически оценить позицию полиции, явно выразившуюся как при столкновении между вооруженными дагестанцами и безоружным населением, так и при расследовании которое на первом очень значительном этапе производилось полицией. Адвокат Драверт В.И. эту позицию помогает мне опровергнуть.

    Именно поэтому следователь противозаконно препятствует в допуске в уголовное дело адвокату Драверту В.И. в качестве избранного мною защитника по соглашению.

    По закону же единственными и достаточными основаниями для допуска в качестве защитника по соглашению является ордер адвоката и заявление обвиняемого.

    Прошу критически отнестись к позиции следователя по данному уголовному делу, позаимствованной у полиции, которая оказалась на стороне дагестанцев и давно, и вводит следователя в заблуждение.

    В жалобе пишу о сложных событиях, которые в том числе характеризуются давними незаконными отношениями между дагестанцами и правоохранительными органами, которые во многом обусловили предвзятое их отношение при конфликтах 19-22 июня 2012 года между дагестанцами и населением и их расследовании в последующем.      

    Эти сложные события происшедшие между дагестанцами и жителями 22 июня 2012 года  расследовать объективно полиции не захотелось или не удалось, не удается это и следователю.

    Дагестанец Нух Куратмагомедов, как вдруг оказалось, с 2005 года противозаконно завладел государственной землей в районе д. Фурсово, где находится лесопилка, не платил за аренду земельного участка, самовольно возвел тут производственные здания, производил и вывозил пиломатериалы, не платил налогов, а правоохранительные органы этого много лет не замечали. И до сих пор он не привлечен за это к уголовной ответственности.

    В 2006 году милицией в отношении Нуха Куратмагомедова было возбуждено уголовное дело за то, что он в присутствии милиции и судебного пристава на лесопилке избил гражданина прибывшего с исполнительным листом и пытавшегося забрать станки на этой лесопилке.

     30.03.2009 первым заместителем Генерального прокурора Российской Федерации – Председателем Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации Бастрыкиным А.И. возбуждено уголовное дело в отношении председателя Подосиновского районного суда Кировской области Эсауловой Валентины Васильевны, которая, наверное,  небескорыстно, противозаконно путем подлога и вынесения неправосудного решения, освободила Нуха Куратмагомедова от судимости за это преступление, которое он совершил на территории данной лесопилки.

    В обоих этих случаях правоохранительные органы при расследовании уголовных дел должны и могли были уличить Нуха в том, что он много лет незаконно владеет государственным земельным участком, построил (расширил) лесопилку и занимается предпринимательской деятельностью.

    Но правоохранительные органы этого не сделали.

    Именно это попустительство к дагестанцам и привело к учиненным ими  массовым беспорядкам, в которых следователь будто бы подозревает меня и других жителей поселка Демьяново.

    Попустительство к не привлечённых к уголовной ответственности дагестанцам при расследовании уголовного дела следователем в течение июля-сентября с.г. очевидно, достаточно посмотреть видеозаписи и фотографии событий 22.06.2012 г. на лесопилке и становится ясно, кто на самом деле учинил массовые беспорядки с применением огнестрельного оружия и с избиением жителей п. Демьяново, и в том числе сопротивление в отношении полицейских.

    А следователь этого все эти месяцы не хочет замечать, что указывает предусмотренное ч. 2 ст. 61 УПК РФ основание для отвода -  прямую или косвенную личную заинтересованность в исходе данного уголовного дела в пользу дагестанцев. Основания и причины возникновения этой личной, т.е. не основанной на требованиях закона заинтересованности следователя значения не имеют.

    На основании изложенного, -
                        ПРОШУ:

Отменить за необоснованностью и противозаконностью постановление от 7 сентября 2012 года  следователя по особо важным делам Угрюмов И.В., которым он полностью отказал мне в удовлетворении ходатайств 1. о допуске в качестве моего защитника адвоката Драверта В.И. и 2. об отказе от защитника адвоката Котельниковой Т.И.

Заявляю по изложенным в постановлении основаниям отвод следователю Угрюмову И.В., так как он явно грубо нарушив мое право на защиту и обнаруживая иную личную заинтересованность, противозаконно вынес обжалуемое постановление, необоснованно лишив меня защитника, которому я доверяю и заменив его на защитника дагестанца Ахмета Куратмагомедова, из за которого я сижу в тюрьме.

    21 сентября 2012 года

Обвиняемый (подозреваемый) –                В.О. Бураков

Постановление об отводе защитника (адвоката) В.И. Драверта

http://img-fotki.yandex.ru/get/6610/36058990.16/0_8f4a2_8bcd3c74_XL

http://img-fotki.yandex.ru/get/6411/36058990.16/0_8f4a3_572b7d80_XL

Постановление о полном отказе в удовлетворении ходатайства о допуске к участию в уголовном деле адвоката В.И,Драверта

http://img-fotki.yandex.ru/get/6510/36058990.16/0_8f4a4_583ae878_XL

http://img-fotki.yandex.ru/get/6510/36058990.16/0_8f4a5_61914fc7_XL

Постановление о полном отказе в удовлетворении ходатайства об отводе защитника по назначению Т.И.Котельниковой

http://img-fotki.yandex.ru/get/6412/36058990.16/0_8f4a6_7096247d_XL

http://img-fotki.yandex.ru/get/6411/36058990.16/0_8f4a7_fb41cad7_XL

http://ru-282.livejournal.com/447818.html

Категория: Русская защита | Просмотров: 500 | Добавил: rys-arhipelag