Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Среда, 22.09.2021, 12:25
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4067

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Архив записей

Друзья сайта


18:11
Сергей Пыхтин. О культуре и геополитике
Есть множество примеров влияния культуры на ход национальной истории. Возьмём Китай. Огромная страна, протирающаяся от Гималаев до Амура и от пустыни Гоби до Тихого океана. Девять с половиной миллионов квадратных километров. Если верить статистики, почти полтора миллиарда населения. С этнической точки зрения - один народ. Но проживающие на юге не понимают тех, кто живет на севере. Лингвистически в китайском человеческом океане - несколько языков, не считая наречий.
 
Что же дало возможность китайцам сохранить этническое, национальное и государственное единство? Письменность. Использование иероглифов. Произношение различно, зато их смысл един. Разговаривая, не понимают друг друга, зато все становится понятным при письменном общении. Ну и, конечно, единый литературный язык – пекинский диалект, исторической китайской столицы. Великая политическая сила культуры.
 
Нечто подобное имело место в Германии, на протяжении веков представлявшей собой географическое понятие. Почти три сотни государств. В немецком языке множество диалектов. Что может служить фактором объединения? Письменность? Нет. Она имеет лингвистическую основу. Стало быть, проблему решал выбор доминирующего наречия. Пруссия, далекая немецкая окраина, оказывается магнитом германского единства, а берлинское произношение – основой немецкого литературного языка.
 
Не только железом и кровью воссоединялась Германия, но и литературой, писавшейся на одном языке. Опять же – сила культуры.
 
Другой, противоположный пример – когда благодаря культуре возникают непримиримые противоречия между народами. Русские и немцы, Россия и Германия. По происхождению народы-братья, хотя и двоюродные, оба народа – арийского происхождения. Соседи, между которыми на протяжении многих столетий никаких серьезных конфликтов.
 
После сражения на Чудском озере 1242 года можно вспомнить разве что Грюнвальдскую битву 1410 года, да Семилетнюю войну 1756-62 гг. Все остальное время - торговые партнёры, союзники, породнённые династии. Русские учатся в германских университетах, немцы участвуют в создании в России науки и промышленности. И вдруг ожесточенные мировые войны XX века, в которых с обеих сторон миллионы павших. Феномен, не имеющий аналогов в мировой истории. Где их источник? В территориальных претензиях? В экономике? В религиозной нетерпимости? В столкновении идеологий? Пустое. Причину надо искать в классической немецкой философии.
 
В конце XVIII начале XIX немецкие философы, прежде всего Гегель, поделили все народы мира на «исторические» и «неисторические». Если германцы, англосаксы, латиняне, персы и китайцы отнесены к первой категории, то славяне вместе с неграми – ко второй. Одни народы делают историю, другие служат для неё сырьем.
 
Почитайте гегелевскую «Философию истории». Теория была усвоена сначала высшими классами Германии, затем – благодаря трудолюбию немецкого учителя – всеми немцами. И многими европейцами, кстати говоря.
 
Уже в начале XX века варварство славян – общее место европейского (прежде всего, немецкого) мировоззрения, фундамент немецкой идеологии. Европа была убеждена, что за Неманом и Карпатами находится страна дикарей - Тартария, предназначенная для европейской колонизации.
 
Не Гитлер выдумали «дранг нах остен», а берлинские, кёнигсбергские и готтингенские кабинетные теоретики. Дедушка немецкого национал-социализма и вдохновитель германской агрессии против России – Гегель и его коллеги-философы. Опять великая сила культуры.
 
Третий пример.
 
Наука этнография знает на земном шаре почти 2000 народов. Этнических единиц, обладающих общими языком, территорией расселения, экономическим укладом и психическим характером. А вот наций и культур мирового уровня – на порядок меньше. В Европе их удалось создать французам, англичанам, немцам, испанцам и итальянцам. В Азии – японцам, китайцам, персам и индусам. И между ними – в так называемой Евразии – русским. И больше никому.
 
Значит ли, что почти две тысячи народов, живущих на земле, безкультурны? Конечно же, нет. Но их индивидуальная, этническая, общественная культура (не путать с этническим фольклором) непосредственно обусловлена тем, насколько они приобщены к культуре мирового уровня.
 
Приведу пример Норвегии – в экономическом отношении самой развитой в настоящее время страны мира. На ее территории производится больше всего ВВП на душу населения. Норвегия – страна высокой культуры, а вот норвежской культуры нет, как нет культуры датской или финской. Называю лишь страны Скандинавии, хотя примеров такого рода можно насчитать сотнями. Дело, однако, заключается в том, что создать мировые культуры, как впрочем, и отрасли высоких технологий, - удел немногих. Вертолетостроение, например, оказалось по силам лишь пяти государствам.
 
Мировые культуры, созданные великими нациями и государствами-империями, суть те самые краеугольные камни, на которых держится человечество и которые дают ему возможность развиваться.
 
Язык, культура, государственность, историческое прошлое – незыблемые основы цивилизации, за которые, скорее всего даже не понимая этого, сражались и побеждали наши предки, когда на эти святыни и ценности покушались.
 
Категория: Статьи и комментарии | Просмотров: 430 | Добавил: rys-arhipelag