Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Воскресенье, 28.02.2021, 18:35
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4062

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Июнь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Архив записей

Друзья сайта


14:14
Сергей Пыхтин. Россия Беловежская, Распадская, Расколковская
Мощные средства пропаганды, заменившие современному человечеству чуть ли не все прежние формы общения, стараются создать в массовом сознании стойкое ощущение неуве-ренности и страха. Повседневность стонет от «неожиданностей», и создается уверенность, что каждого подстерегает какая-нибудь неприятность. Все стремятся выжить, но в одиночку.

Пока человеческая жизнь была главным образом зависима от явлений природы, именно ее жизненные силы кормили и … губили людей. Разрушительные паводки, лютые морозы, ливни, засухи, пожары, землетрясения, смерчи, наводнения представляли для них главную опасность. Их дополняли эпидемии, от которых не было спасения. Некоторые из них, например во времена 30-летней войны, уменьшили народонаселение Европы более чем на три четверти. В воображении возник мистический символ Смерти – женский скелет с косой.

Но природа самовосстанавливается. Что бы ни происходило в отношениях человека с природой, какие бы войны или эпидемии ни косили сражающихся, численность людей на земле никогда не сокращалась. Наоборот: теперь их более 6 миллиардов, хотя 100 лет назад было в три раза меньше. Людей становится все больше, но солидарность, вместо того чтобы усиливаться, исчезает и чувство одиночества превращается в разновидность болезни, самообмана.

На протяжении последних 100 лет жизнь на земле для большинства народов, освоивших достижения естествознания, изменилась коренным образом. Несколько технических революций предопределили возникновение так называемой второй, искусственной природы, в результате чего человек, стремясь освободиться от естественных стихий, оказался скованным по рукам и ногам - силами им же созданного искусственного образа жизни, зачастую игнорирующего естественные человеческие качества и неумолимо действующих на его рас-человечивание, деморализацию и дезорганизацию.

Особенно это чувствуется, если присмотреться к современному градостроительству, к квартирам в циклопических домах, транспортным системам, к производственным, социальным и политическим отношениям, в которых исчезает любая социальность и индивид все больше похож на героев Салтыкова-Щедрина и Кафки, которые не столько живут, сколько галлюцинируют.

Как это часто бывает, истинный смысл сегодняшних событий оказывается заслонённым для большинства устрашающей грудой второстепенных, прежде всего отрицательных фактов. Не постигая тенденций, управляющих современностью, общество впадает в депрессию - его сознание скользит по поверхности, страшась пробиться к истокам и смыслу происходящего. У многих взгляд туманится бесплодной надеждой на то, что лучшее придет само собой, или тускнеет без всякой надежды и желания что-нибудь предпринимать. Для них Россия погибла, потеряна навсегда.

Сотни, тысячи людей ежедневно становятся жертвами автомобильных происшествий, авиационных катастроф, железнодорожных крушений, морских аварий. К тому же всё чаще рушатся и взрываются промышленные предприятия, жилые дома и объекты гламура, соби-рающие множество посетителей, погребая под своими обломками десятки и сотни несчастных. Каждый день что-нибудь сгорает дотла – завод, склад, арсенал, ночной клуб. Или поселок, а заодно и тысячи гектаров леса. Если нет пожара, крушения или взрыва, значит где-то рядом, за сутки, произошли десятки убийств, сотни изнасилований, разорвало водо- или газопровод, фонтан нефти уже губит реликтовый заповедник либо морскую акваторию. Мно-жество людей захвачено эпидемией алчности, и вместо того чтобы изживать пороки, они стали наживаться на них. Ежегодно жертвами этой страсти в Российской Федерации становится более 300 тыс. человек, не считая демографического вымирания, достигающего мил-лион человек в год.

Десятилетие – мера текущей жизни, в отличие от столетий, которой мерится большая истории. Десять лет назад был последний год XX-го века и третьего тысячелетия христианской эры. 2000 год запомнился в России чрезвычайными событиями. Страной правили наглые временщики, а их олицетворение производило впечатление какого-то мерзкого беса, глумящегося над здравым смыслом в высших этажах власти. На Кавказе с августа 1999 года шли военные наступательные действия против мятежных чеченов. 11 января было освобождено Ведено, 6 февраля Грозный, 29 февраля Шатой. Армия несла потери: 2 марта погибла рота псковских десантников на высоте 776 у Улус-Керта, 29 марта погиб пермский ОМОН у Джаней-Ведено. «Странной войне» в горах не было конца, и она продолжалась затем много лет, не затихая и поныне. В марте из-за внезапной отставки Б. Ельцина накануне Нового года состоялись досрочные президентские выборы, в которых главой государства был избран В. Путин. Август – три трагедии подряд: 8-го теракт в Москве, в подземном переходе станции метро «Пушкинская», 12-го - в Баренцевом море катастрофа атомной подлодки «Курск», 27-го - пожар Останкинской телебашни, из-за чего несколько месяцев происходили перебои с телевещанием. Везде гибли люди, лилась кровь и бурело социальное пятно деморализации.

Казалось бы, из всех неблагоприятных событий, которые тогда произошли, два должны занимать особенное положение – «чеченская война» и гибель подлодки «Курск». То и другое имело символическое значение, ввергая страну в состояние удивления и уныния. Тысячи смертей, вдов, сирот, десятки тысяч раненых, изгнанных, обездоленных, покалеченных. И это не считая многомиллиардных (в инвалютном исчислении) имущественных потерь и ослабления обороноспособности. «Курск» - мощный ракетно-ядерный подводный линкор, потеря которого эквивалентна поражению в военной кампании стратегического значения.

Да, если посмотреть прессу, то именно так она трактовала события, как и все последующие годы, обильные мрачными происшествиями и катастрофами. Разгильдяйство, торгашество, экономическая преступность, халатность, повальная продажность чиновничества, не-профессионализм, измена элиты, пьянство и наркомания толпы. И наконец, после серии ка-тастроф последнего времени – пожар ресторана «Хромая лошадь», авария на Саяно-Шушенской ГЭС, очередной (на этот раз двойной) взрыв в московском метро и разрушение шахты в Междуреченске, - где жертвы исчисляются сотнями, журналистика, даже либерально-ангажированная, заговорила о «технологической деградации», о порочности политической системы - её причине, о новом этапе разложения страны.

Журналистов, как и отдельных людей, если им безразлична судьба страны, завораживают единичные трагедии, но они равнодушны к массовой статистике. Между тем бесстрастная бухгалтерия жизни важнее ее частных литературных жизнеописаний. Выдумка о таджикской девочке месяцами не сходила со страниц и экранов, а гибель ежегодно 2-3 миллионов русских детей, умерщвляемых в материнской утробе, не интересует никого. Происшествие с финским мальчиком напрягает межгосударственные отношения Москвы и Хельсинки, а 800 тысяч бездомных сирот, количество, которого не было даже после Великой Отечественной, нисколько не заботит кабинет министров, включая блистательную г-жу Голикову, министра правительства, отвечающего за социальные проблемы. Каждый 30 минут все телеканалы сообщают о валютных курсах, динамике биржевых котировок, движении цен на нефть, газ, драгоценные металлы. Но по-настоящему важные темы развития Государства Российского – здоровье народа, единство нации, хозяйственный подъём, целостность державы - старательно обходят стороной или их так ловко «обсуждают» завсегдатаи политических шоу, что здравый смысл тонет в специально создаваемом оре и гвалте.
В итоге зрителя душит рвотное чувство, когда как первопричины явлений и процессов погребаются под мусорной горой третьестепенных следствий. Страна внимает банальным сентенциям Метлиных, Собчаков, Ситтелей, Кучеров и прочих сванидз, никогда не узнав и не услышав честных и авторитетных специалистов, действительно знающих и понимающих положение вещей, которые никогда не станут подменять причины технической аварии шахты «Распадская» и причины государственной катастрофы 1991 года, образовавшей «распадскую Россию». Её, в отличие от шахтных стволов, правящему классу даже не приходит в голову восстанавливать, ремонтировать или реконструировать.

Между тем, пока распадская Россия продолжает оставаться тем, чем она стала 20 лет назад, что через 10 лет обернулось нелепой гибелью «Курска», её деградация и разложение в разных отраслях и регионах будут лишь нарастать, делая неустранимыми крушения и катастрофы, потому что некем будет их предотвращать.

Когда страна живет полноценной жизнью и имеет вполне осознанные цели своего развития, если каждый или почти каждый человек, способный к труду, занят серьезным, значимым делом, а внутренний мир нации не переполнен противоречиями, то его не очень-то впечатляют происшествия, аварии, природные катаклизмы, даже катастрофы и преступления. Отношение к ним соответствует их значимости. Чем выше техническое развитие страны, тем сильнее оказывается зависимость людей от уровня производственной, экономической и государственной организации, тем значимее должна быть квалификация тех, кто обеспечивает планирование и управление. Хозяйственный уклад, экономический механизм, общественное устройство, политический строй, государственная организация должны находиться во взаимообусловленном соответствии и функционировать как единое целое. В России такое соответствие всегда соблюдалось. Этому придавалось особое значение и, как правило, соблюдалось.

Но так было не всегда. И катастрофы наступали именно тогда, когда жертвовали целостностью всех базовых элементов государственной системы. На протяжении 11 столетий рус-ской истории мы знаем четыре таких примера. Первый произошел в XII веке из-за желания княжеств жить врозь и обернулся 250-летним татаро-монгольским игом. Второй такой случай вошел в историю под названием Смута, затормозив развитие страны на целое столетие. Дважды крушение государства происходило в XX столетии – в 1917 и 1991 году, из-за чего русские понесли огромные демографические потери - не менее чем 100 миллионами и теряли темп развития. Последствия 1917 года удалось преодолеть, но чем завершиться для России экстремальный эксперимент 1991 года – еще неизвестно, так как «процесс» всё еще идёт. Главное, коренное, непременное условие – вырваться из-под влияния страха, который разрушает личность изнутри, и не попасть в ловушку лжи, которая поражает человека извне. Потому что только ложь и страх порождают рабство и только бесстрашие обеспечивает потенциальную свободу, а бесстрашие, соединённое с действием – делает действительно сво-бодным.


«...Первая обязанность человека - подавить чувство страха. Мы должны быть свободны от него, иначе мы не можем действовать. Иначе поступки наши - поступки рабов [...], даже мысли наши фальшивы: мы мыслим как рабы и трусы, пока не научимся попирать страх ногами. Мы должны быть мужественны, идти вперед, храбро завоевать свободу - в полной уверенности, что мы призваны и избраны высшей силой. Насколько человек побеждает страх – настолько он человек. Мы живем вовсе не для того, чтобы терпеть. Мы живем также для того, чтобы противостоять лжи, обуздывать ее, побеждать. Мы не должны терпеть лжи, воровства, неправды, когда они наступают на нас. Мы должны совладать с ложью и покончить с нею так или иначе!...». (Карлейль)


В день, когда произошел взрыв шахты «Распадская», премьера В. Путина заметили в незадолго до того купленном за 10 миллионов евро в Нусдорфе под Веной-Деблинг поместье А. Абрамовича, совладельце этой шахты. А когда погиб «Курск», запомнилась фраза президента В. Путина «Она утонула», спокойно сказанная дотошному американскому интервьюеру. Случайность? Вероятно. Однако, какое странное сближение. Вечером после несчастья на Ходынском поле 18(30) мая 1896 года, в котором погибло 1360 человек, Николай II, несмотря на сострадание к несчастным, открыл бал на приёме у французского посла графа Монтабелло и танцевал с его женой, а царица танцевала с графом. Поступок, неприятно поразивший общество и, надо думать, предопределивший трагедию царствования.

Сильные мира сего не знают или знать не хотят справедливую неумолимость циклов русской истории, и, встретив предзнаменование, равнодушно спрашивают, словно ресторанного официанта: «как вас зовут». А ведь это может быть смерть…

Многие их тех, кто забыл, что смерть придет за ними, не хотят воссоединиться с Россией Вечной. Они меняют вечное на сиюминутные материальные блага, на иллюзию славы и могущества. В «самый неподходящий момент» они все это утратят и останутся прахом ушед-ших эпох, который сметет ветер вечности.

http://nmanifest.ru/arc/look/full?newsid=223
Категория: Статьи и комментарии | Просмотров: 322 | Добавил: rys-arhipelag