Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Пятница, 19.08.2022, 20:02
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4078

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Май 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Архив записей

Друзья сайта


13:48
Священник Павел Адельгейм. Кто защищает достоинство святой Церкви?
Меня удивила обида, которую выразил Общецерковный суд по поводу моего высказывание о неправосудности церковных судов. Прямо по Евангелию: «Некто из законников сказал Ему: Учитель! Говоря это, Ты и нас обижаешь. Но Он сказал: и вам, законникам, горе» (Лк.11,45-46). Чего же хотят судьи? Чтобы суд называли правосудным, или чтобы суд был действительно правосудным? Эта проблема -«казаться» или «быть»- зависит целиком и полностью не от народа, который судят, а от:
1.Законодателей, написавших Положение о церковном суде РПЦ МП.
2.Судей, которые обязаны быть точными исполнителями этого документа.
Перечитывая Положение о церковном суде, я не нашёл там слова, определяющего саму идею суда - «Правосудие». Такого слова в этом каноническом документе не существует. Это сразу вызывает недоумение: если законодатели хотели, чтобы суд осуществлял идею правосудия, почему эта идея исключена из действующего Положения? Идея правосудия должна быть поставлена перед судом в качестве его прямой задачи.
Задачи суда определяет Статья 2-я Положения о церковном суде РПЦ МП. Она так и называется:«Предназначение церковных судов». Статья 2-я ставит перед церковным судом две задачи. «Церковные суды: а.предназначены для восстановления нарушенного порядка и строя церковной жизни»; б. призваны способствовать соблюдению священных канонов и иных установлений Православной Церкви». Нельзя упрекать церковный суд, что он не решает задачу, которую РПЦ перед ним не поставила. С другой стороны, если правосудие не поставлено в качестве задачи Положением, определяющим деятельность церковного суда, можно ли обижаться, когда церковный суд называют неправосудным? Какой хотели, такой и сделали.
Итак, правосудие не поставлено перед судом в качестве задачи, церковный суд не может осуществить идею правосудия и даже термина такого нет в Положении о церковном суде. Суд должен «восстанавливать нарушенный порядок» и «соблюдать священные каноны». Эту задачу ставит перед судом Положение о церковном суде РПЦ МП. Как исполняют эту задачу судьи?
Например, священник Сергий Иванов нарушил порядок в Приходе неканоническими действиями. 1.Не собрав Приходское собрание, от его имени написал подложный протокол. 2.Самовольно изменил Устав Прихода.
3.Подписал протокол сам и подделал подпись секретаря. 4.Утвердил протокол печатью и подписью у Правящего архиерея. 5.Подал в регистрационную палату и получил государственную регистрацию. 6.Подменил списки Приходского собрания. 7.Исключил без оснований учредителей Прихода и включил новых членов по своему выбору. Не стану ссылаться на статьи Устава, которые он нарушил. Поверьте, их не меньше десятка.
Церковный суд, согласно Положению, должен восстановить порядок, то есть вернуть Приход к первоначальному состоянию. Церковный суд в своём первом решении сообщает, что «настоятель поступил нехорошо, но имеется смягчающее обстоятельство: настоятель не читал Устав, не имеет образования, и суд рекомендует закончить учебное заведение, ознакомиться с православным вероучением и каноническим правом» (цитирую, как запомнил, т.к. решение суда в руки не дают).
Во втором решении суд говорит о роли архиерея в этом инциденте: «Архиерей поставил свою печать и подпись, но мог не знать, что протокол подложный». Либо настоятель его обманул, либо архиерей сознательно поставил печать на подложном документе-это обстоятельство суд не выяснял. Суд признал, что архиерей не обратил внимания на неправильно оформленный протокол, и рекомендовал быть осмотрительнее при оформлении документов.
В третьем решении Общецерковный суд отказался от своей прямой задачи - «восстановления порядка и строя церковной жизни» в Приходе, передав её восстанавливать то ли епархии, то ли Патриархии.
Стоит ли говорить о второй задаче суда, поставленной Положением? В своей Апелляции я перечислил множество статей Положения и священных канонов, которые нарушил суд, выполняющий задачу «способствовать соблюдению священных канонов и иных установлений Православной Церкви».
Общецерковный суд осудил только клирика, потребовавшего суда.
Ах ты требуешь суда? Так вот же тебе вместе - и суд, и осуждение.
В своём шестом решении суд осудил клирика, указавшего на неправосудность суда за...клевету. Текст клирика звучал так: «Церковные суды замалчивают преступления епископов и расправляются с невиновными, фальсифицируя судебные решения. Церковные суды и чиновники на все вопросы отвечают молчанием. Могут сказать, что факты единичны, нельзя назвать их общим правилом. К сожалению, уже можно! Публичными становятся единичные факты, ибо их старательно замалчивают. Они вырываются языками пламени, как из-под закрытой дверцы горящей печи. Информационное пространство зачищают, вводят цензуру. Изо всех епархий доносятся стоны, терзаемых епископами клириков». Согласен, что текст резкий, но свидетельствует правду, и я пытался подтвердить её фактом: Рижский митрополит фальсифицировал суд над прот.Янисом Калныньшем, который обвинил митрополита в хищении церковного имущества и опубликовал документы, подтверждающие факт преступления. Расследование преступления, о котором просил прот.Янис Калныньшь, не проводилось. Рижский митрополит снял сан с прот. Яниса, многократно нарушив Положение и священные каноны. Отец Янис не служит уже третий год.
Общецерковный суд не захотел рассматривать конкретный факт, и перевёл разговор на допущенное мною обобщение: «Нельзя говорить "все суды", если имеешь в виду "некоторые». Суд осудил меня за клевету, подтвердив тем самым, что церковный суд неправосудно судит.
Суд не исследовал и не доказал: 1.факт ложного свидетельства, 2.наличие злого умысла, а главное, комментатор УК РФ полагает, что юридическое лицо или корпорация в принципе не могут быть объектом клеветы. Объектом клеветы может быть только физическое лицо, но не церковный суд.
Это означает, в моём тексте не содержалась клевета, Тем не менее, я осуждён за клевету.
Свою Апелляцию я послал Святейшему Патриарху. Вынесенное мне обвинение в клевете не отвечает ни каноническим нормам, ни юридическим критериям и выглядит нелепостью. Этой Апелляции требует не моё оправдание, а достоинство святой Церкви, которое по идее должен был защищать Церковный суд.
 
Категория: Религия | Просмотров: 512 | Добавил: rys-arhipelag