Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Вторник, 21.09.2021, 10:42
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4067

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Ноябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Архив записей

Друзья сайта


18:18
Татьяна Корсакова. Почём щит Родины?
Силами группы специальных корреспондентов телеканал «Россия» пытается спасти народное достояние, гибнущее по халатности одних и преднамеренно преступной деятельности других.

Поищите в Интернете славное имя «Самарское производственное моторостроительное объединение». Две истории бросятся в глаза. Первая – «Заводы Безымянки», трогательное повествование, составленное детьми и педагогами Центра внешкольной работы Кировского района Самары. Безымянка – это отдаленный район тогдашнего города Куйбышева, куда поздней осенью 1941 года были эвакуированы авиационные и моторостроительные заводы из Москвы и Воронежа, в том числе, моторостроительный завод имени М.В. Фрунзе. Еще в 1912 году в Москве, у Семеновской заставы, на маленьком заводе французского общества «Гном», был изготовлен первый двигатель мощностью 60 л.с. После революции завод объединили с двумя другими авиатехническими заводами, в развитие предприятия были вложены огромные государственные средства. В 1937 году на самолетах АНТ-25, разработанных Андреем Николаевичем Туполевым и снабженных моторами производства завода им. Фрунзе, совершили один за другим перелет из Москвы через Северный полюс в Америку экипажи В.П. Чкалова и М.М. Громова. Затем война, эвакуация в Куйбышев, на Безымянку. Под дождем, ветром и снегом, практически в чистом поле, рабочие собирали первые моторы для самолетов, выпуск которых начался на соседнем, также эвакуированном из центра страны авиационном заводе. Выросли корпуса завода, был налажен выпуск продукции – «Все для фронта, все для Победы!». В мирные дни моторостроительное объединение имени Фрунзе превратилось в одно из самых закрытых и одновременно самых богатых и мощных предприятий страны.

Вторая история короче, хотя, впрочем, еще неизвестно, когда и чем она закончится. В феврале 1994 года первый зам. председателя Совета министров РФ О. Сосковец подписал постановление о приватизации Самарского производственного моторостроительного объединения. Это стало началом если не агонии мощного оборонного предприятия, то тяжкого, хронического его заболевания, которое будет длиться долго, «системно», как и болезни его собратьев по оборонке, пока не появятся в нашем вечно юном государстве взрослые, серьезные врачи, по-настоящему озабоченные окончательным излечением общества от недугов недавнего политического прошлого.

Специальный корреспондент Аркадий Мамонтов рассказал о сегодняшнем нелегком дне славного в прошлом завода и показал с помощью компьютерной графики, на что в наши дни способны тяжелые бомбардировщики Ту-160, оснащенные двигателями Самарского моторостроительного объединения.

Эти красавцы, исполины (гражданские Ту-154, поверьте, кажутся по сравнению с ними легкомысленными стрекозками) способны покрывать огромные расстояния и при этом нести ценнейший военный груз в виде крылатых ракет – изворотливых и умных убийц воображаемого противника: легкое, змеиное скольжение по воздуху, бах-бах-бах, и все сокрытое взорвано. Зрелище завораживающее, однако, на миролюбивый женский взгляд, неприятное. Но не в этом дело. Запомним из этого эпизода только одно выражение «воображаемый противник», оно нам еще пригодится.

А пока пойдем вслед за съемочной группой Аркадия Мамонтова в семейное общежитие моторостроительного объединения. Этот унылый дом далеко не в центре Самары – невинная жертва произведенной 15 лет назад приватизации: много судебных исков, мало ремонта, новый передел собственности людьми и организациями, которые никогда не интересовались судьбами тех, кто живет в заводском общежитии. Ими вообще, похоже, никто не интересуется, кроме тех, кто деньги дерет за проживание, и этих вот московских телевизионщиков.

Перед камерой предстает, в домашней одежде и окруженный большой семьей, уникальный профессионал – пружинщик. Навивка пружин, завивка заготовок для сверл, разводка пружин по шагу и гибка ушков… Нет, не только специальными рабочими навыками известен обитатель тесной общежитской комнаты. Просто он – один-единственный пружинщик во всем моторостроительном объединении, хотя, как известно, пружина в механизмах – не редкость, и надо бы иметь в цехах, по крайней мере, несколько таких мастеров. Но никто не идет в ученики к герою сюжета, никто не хочет получать, по современным понятиям, гроши - 12 тысяч «грязными», т.е. не на руки, когда счет за коммунальные услуги 2750 рублей в месяц. На что живет семейство, что оно ест на завтрак, обед и ужин, как выкручивается из долгов, никого не трогает. Человек из последних сил, а точнее, из последних усилий совести работает на оборонном предприятии.

Совесть? Какое несовременное понятие пришло на ум автору сих строк.

«Мы в бизнесе продаем все!», - заявил телевизионным корреспондентам один из трех посредников, которые были готовы поспособствовать передаче в собственность практически любого оборонного предприятия. Заявил, правда, не зная, что его снимают на скрытую камеру.

Столик в кафе, еще один столик, еще. Место встречи изменить можно, можно встретиться не только с этими людьми, но и с десятком других. У них нет страха на лицах. Они – хозяева положения. Они готовы помочь – только готовьте деньги. Специалист чертит всем понятную и многим известную схему рейдерского захвата любого, в том числе, и оборонного предприятия. Ее суть: кредит – задолженность – крах. Практически поименован конкретный делец, специалист по банкротству, через которого многое что делалось и еще будет делаться: вот так называлось его предпоследнее место работы, а вот где он работает теперь. Названа профессия тех, кто способен аккумулировать в своих руках все данные и «соответственно» ими распоряжаться, – арбитражный управляющий: «Арбитражные управляющие превратились в агентство по недвижимости». Сказано и про владельцев яхт и футбольных клубов: «Ни один из олигархов не стал им, не заплатив по всем этапам». Фактов и лиц из телерасследования «Хищники» хватит не на один прокурорский запрос. И что? А ничего. Как делалось всё, так и будет делаться.

Неужели в передаче названа и причина этой невероятной легкости передачи предприятий, принадлежащих народу, простите, по-современному – налогоплательщикам в руки любого проходимца, имеющего много денег и еще больше нахальства? Вот она, ключевая фраза. Размышляя о предполагаемых трудностях захвата именно оборонного предприятия, посредник говорит, что это будет слишком дорого стоить, потому что потребуется решение на высочайшем уровне: «Постановление правительства стоит больше, чем само предприятие».

Ай да Мамонтов, ай да оглохший на пару секунд редактор передачи! Бессмертен «Мишка – два процента». Только ставки, кажется, подняты.

И что? А ничего. (См. выше).

Хотя что-то все-таки делается. Как же в такой жесткой телепередаче обойтись без позитива? Посажены, например, какие-то вооруженные «шестерки», мешавшие жить и работать Сергею Резиченко, директору одного из важнейших оборонных НИИ Москвы, который упрямо сопротивлялся передаче вверенного ему института в чьи-то чужие липкие руки. Человек скрывался на съемной квартире, в целях безопасности отправил из столицы семью, нанял профессиональную охрану, но не сдался. Сейчас провел съемочную группу по местам обитания и работы, как во время оно гиды проводили экскурсии по теме «Ленин в Разливе»: вот шалаш, где он спал, вот место, где удил рыбу, вот где встречался с товарищами… Резиченко в годы преследований встречался со своим штабом – заместителями директора, конструкторами, технологами на берегу квадратного искусственного пруда в каком-то московском сквере, проводил там, на скамейках, совещания, планерки, требовал отчета о проделанной работе. НИИ выжил и вновь готов к труду и обороне.

Но не все оказались героями. А может быть, у покупателей других оборонных предприятий просто хватило денег на непредвиденные расходы.

Да, вы еще не забыли те два слова: «воображаемый противник». Таким выражением это помечается в отчетах военных конструкторов. Противники, впрочем, всегда конкретны и не называются в открытой печати только из соображений политической этики. Но тайная работа против них идет полным ходом.

Наши славные «органы», очнувшись после проделок Бакатина и ему подобных деятелей безусловной и окончательной перестройки, снова взялись за свою рутинную деятельность и по-прежнему аккуратно «ведут объекты».

Разведка и контрразведка, собственно, существовали всегда, с тех пор, как человечество в лице его сильнейших представителей гонялось за мамонтами и надо было не допустить, чтобы туша досталась соседнему племени. Да, с тех самых пор разведка остается одной из главных составляющих бесконечной мужской игры в войнушку. В наше время – в холодную. И если бы разведки как таковой не было, не было бы демонстративного обмена шпионами и прочих элементов изящной игры, государства-противники давно бы уничтожили друг друга в войне горячей.

В документальной ленте Аркадия Мамонтова было показано, как на улицах Новосибирска «органы» выследили и схватили двух слишком уверенных в успехе представителей «воображаемого противника», которые фотографировали военные объекты. Умный Мамонтов нарочно ввел эту экзотику в свой фильм. Ввел для контраста. Эти два «проштрафившихся» перед Россией иностранца гляделись на фоне других фактов катастрофически страшного фильма как два комарика, летящих параллельным курсом со стаей отечественных волков.

Вы работаете на издыхающем от небрежения государства, но все еще живом и расположенном в удобном месте города оборонном предприятии? Тогда эти хищники идут к вам.

Специально для Столетия

Категория: Статьи и комментарии | Просмотров: 530 | Добавил: rys-arhipelag