Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Вторник, 02.03.2021, 20:37
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4062

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Архив записей

Друзья сайта


12:17
Жительница Южного Урала угрожает взорвать себя вместе с детьми из-за равнодушия чиновников
Жительница поселка Роза Коркинского района грозится взорвать себя и детей – ее выселяют из ветхо-аварийного дома на улицу. Как передает корреспондент «Нового Региона», Оксана Тиханова выступила с открытым обращением к журналистам, в котором рассказала историю со скандальным выселением ее семьи. Женщина проживает в доме, который был признан ветхо-аварийным и сейчас готовится к сносу. В трехкомнатной квартире обитают она с мужем, ее 10-летний сын, 2-летняя дочь, ее 17-летний брат, над которым женщина оформила опеку, и 20-летняя сестра мужа. Несмотря на то, что в расселяемой квартире живут трое несовершеннолетних, предоставлять другое жилье им никто не собирается. «У меня двое маленьких детей. Я сама на седьмом месяце беременности. Я не знаю, что мне делать! Я понимаю, что в любой момент могу оказаться на улице с детьми, нас просто выкинут, как щенков. Дом уже начали разбирать. Вчера приехали отрезать нас от света, газа и тепла. Не отрезали лишь из-за вмешательства прокуратуры. Но что будет завтра, я не знаю! Расскажите о том, что происходит, о беспределе, который творится у нас в поселке с ветхо-аварийным жильем и с моей семьей лично. У нас хорошая семья. Мой муж работает на 3 работах. Мы не пьянчужки, не забулдыги. Если вы оставите наш крик о помощи без внимания, я закроюсь в квартире – и пусть нас сносят вместе с домом. Или взорву и себя, и детей. Нам идти некуда». Как сообщил корреспонденту «Нового Региона» прокурор Коркино Сергей Парфенюк, в свое время администрация поселка заключила с этой женщиной договор на временное пользование жилплощадью из так называемого «маневренного жилищного фонда». Каждый год договор продлялся. В августе его срок закончился, и продлевать договор администрации не стала, объясняя это предстоящим сносом ветхо-аварийного дома. 14 семей, которые имели на руках договоры социального найма на квартиры в этом доме, получили взамен новое жилье. Этому во многом поспособствовала коркинская прокуратура. В случае с Тихановой закон оказался не на ее стороне: договор, который администрация поселка с ней заключила, не является договором соцнайма, а подпадает под категорию коммерческого найма. То есть гражданка арендовала на время эту жилплощадь у администрации и законных прав на нее не имела. «Женщина обратилась к нам. Мы обязали администрацию поселка предоставить документы по данной жилплощади. Выяснилось, что она не имеет никаких законных прав на эту квартиру. Между тем прокуратура настояла, чтобы власти Розы обратились в суд по выселению этой жительницы. Без решения суда ни отключать тепло и свет, ни сносить объект, ни выкидывать семейство на улицу мы не дадим. Теперь остается ждать, что решит суд. Администрация уже сообщила, что готовит бумаги для иска», – сообщил Сергей Парфенюк. В администрации Коркинского муниципального района к угрозам женщины взорвать себя и детей отнеслись довольно спокойно: «То, что там живут люди, я знаю, а насчет того, чтобы взорвать, не в курсе, – говорит первый заместитель главы района по инфраструктуре и работе с городскими поселениями Валерий Серышев. – На расселение дома №21 по улице Проходчиков по программе переселения из ветхоаварийного жилья область давала деньги. Все жильцы приобрели квартиры через нас, мы их переселили. Насколько я знаю, та семья, которая переселяется, не прописаны, не имели никаких прав. Поэтому их и не переселяют. Деталями я не владею. В данном случае я им никак не помогу. Я только могу им посочувствовать. Заниматься этим вопросом глава Розинского поселения обязан». Глава администрации поселка Роза Михаил Андреев тоже спокоен: «Дом попал в программу сноса ветхоаварийного жилья. В нем проживало 18 семей. 14 семьям предоставлено новое комфортабельное жилье. Жилье предоставлено тем семьям, которые имели на это законное основание. Четырем семьям жилье не предоставлено. Вот и вся ситуация. Оксана Тиханова прописана по другому адресу. Там (в доме по Проходчиков, 21) она живет не на законных основаниях. Они жили там по договору временного пользования. Жилье они не получили потому, что у них нет на это законных оснований: отсутствует ордер и договор социального найма. Мало того, они обратились в суд о предоставлении им жилья. У нас на руках решение суда. Суд отказал им и остальным трем семьям по данному вопросу». Проясним эту ситуацию. Как сообщили в прокуратуре, в июне текущего года Тиханова обратилась в суд с просьбой признать за ней право на пользование данным жилым помещением, а также обязать администрацию заключить с ней договор соцнайма. Суд встал на ее сторону. Однако после подачи кассационной жалобы суд второй инстанции отменил это решение и отказал в праве на жилье, а также в заключении договора. На это решение была подана надзорная жалоба, но Челябинский областной суд оставил все без изменения. «Сейчас мы подали исковое заявление в суд по поводу выселения их на законном основании, – продолжает Андреев, – на данный момент их никуда не выселяют, они живут в этом доме. Туда подается тепло, свет, вода, газ, работает канализация. (То, что отключать дом от коммуникаций местным властям запретила прокуратура, Андреев не говорит). Мы ждем решения Коркинского суда. Оксана – человек маленько неадекватный. Она пользуется моментом, привлекает все средства массовой информации. Остальные семьи уехали, они решают свои проблемы самостоятельно. Оксана имеет 62 квадратных метра жилья по улице Российской». Проясним и эту ситуацию: Оксана Тиханова со страшим сыном и 17-летним братом прописана у своего отца в двухкомнатной квартире, в которой помимо них зарегистрировано еще 3 человека. Квартира неприватизирована. «Пусть приватизируют», – пожимает плечами Андреев. История с остальными членами выселяемой семьи еще интереснее: муж Тихановой с сестрой и 2-летней дочерью прописаны в доме его матери. Но! Дом сгорел 8 лет назад, каким образом двухлетний ребенок получил прописку в несуществующем доме, ответить никто не смог. «Двухлетний ребенок не может быть прописан в сгоревшем доме. Потому что дом сгорел лет 8 назад. А ребенку два года», – недоумевает Андреев. ««Девочка где?... Я не скажу, где она зарегистрирована. Но не по Проходчиков, 21», – заявляет ведущий специалист по жилью администрации Розинского городского поселения Татьяна Артемьева. Для чиновницы это главный аргумент – в доме, предназначенном под снос, официально никто не проживает. Факт регистрации ребенка в сгоревшем доме ее не смущает: «Этим занимается паспортно-визовая служба и милиция. К нам это не имеет никакого отношения, – говорит Артемьева. – Ребенок же не сирота. Он проживает со своими родителями. Почему администрация и социальная защита должна интересоваться детьми, по которым нет никаких обращений?» Не повезло семье Оксаны Тихановой. Будь она матерью-кукушкой, пропивающей все деньги, ее детьми тут же заинтересовались бы. Или будь у нее не двухлетняя девочка, а мальчик призывного возраста, факт странной прописки ребенка всплыл бы незамедлительно. А раз и мать нормальная, и ребенок – не призывник, то и дела никому нет. «Что мы собираемся делать, если граждане угрожают себя взорвать? Может быть, туда лучше направить психиатра? Вопросами суицида занимаются медики», – совершенно спокойно рассуждает Артемьева. Единственное, что задело сотрудницу администрации, это просьба журналиста «Нового Региона»: «Объясните мне, как чиновник, что…» «Я не чиновник. Я ведущий специалист! – буквально взорвалась Артемьева. – Что значит чиновник?! А вы тогда кто? Если вы будете меня таким образом называть, мне тогда вас как обозвать? Что вы сделали сейчас, если не оскорбили меня?!». После того, как корреспондент смог успокоить даму, объяснив, что, согласно словарю Ушакова, чиновник – это государственный служащий, разговор продолжился в прежней манере: корреспондент пытался объяснить представителю администрации поселка Роза, что проблема не в отсутствии документов на ветхоаварийное жилье, а в том, что семья с тремя несовершеннолетними и беременной женщиной имеет все шансы оказаться на улице. Но Артемьева отделывалась стандартными фразами: «Как мы можем решить проблему? Гражданка Тиханова на учете в администрации как нуждающаяся в жилье не стоит. У нас есть решение суда, что за этой семьей права проживания нет». Между тем, в прокуратуре заявили, что если суд встанет на сторону женщины, администрация будет обязана предоставить ей квартиру или обслуживать ее в этом ветхом доме. О таком повороте местные чиновники стараются не думать: «Если суд обяжет предоставить муниципальное жилье, тогда и будем думать. Я тогда не знаю, что даже и делать», – заявил Андреев. «В поселке Роза не ведется строительство с 1999 года, – поясняет Артемьева. – Поселок расположен на борту разреза. По санитарно-техническим нормам строительство не может здесь вестись. Дома вдоль разреза рассыпаются, не потому, что они старые. А потому что землю тянет в разрез. Свободного жилья в поселке нет. У Тихановой есть жилье, где она прописана. Пусть туда идет жить». Девочку, прописанную в сгоревшем доме, у чиновницы отправить жить по месту прописки не хватило духу. Поэтому ей тоже предложили отправиться вместе с семьей из 6 человек в двухкомнатную квартиру, где уже проживают 4 ее родственника.

© 2009, «Новый Регион – Челябинск»
Категория: Социальная сфера | Просмотров: 485 | Добавил: rys-arhipelag