Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Вторник, 25.06.2024, 21:19
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Люблю Отчизну я... [3]
Стихи о Родине
Сквозь тьму веков... [9]
Русская история в поэзии
Но не надо нам яства земного... [2]
Поэзия Первой Мировой
Белизна - угроза черноте [2]
Поэзия Белого Движения
Когда мы в Россию вернёмся... [4]
Поэзия изгнания
Нет, и не под чуждым небосводом... [4]
Час Мужества пробил на наших часах [5]
Поэзия ВОВ
Тихая моя Родина [14]
Лирика
Да воскреснет Бог [1]
Религиозная поэзия
Под пятою Иуды [26]
Гражданская поэзия современности

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4122

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Когда мы в Россию вернёмся... (4)
Русским эмигрантам
 
Желаю Вам ряды сомкнуть теснее,
Идти вперед, забыв печаль и страх
Чтоб с каждым днем все ярче и светлее
Горел огонь решимости в глазах.
Желаю вам, всем Русским эмигрантам
С винтовкою и с саблею стальной
С приколотым к груди трехцветным бантом
Вступить в предел земли своей родной.
 

Всем русским женщинам
 
Пусть Новый Год побольше даст вам счастья,
И радости, и всяческих удач,
Чтоб в эти дни Российского ненастья
Всем заглушить души печальный плач
Желаю Вам и бодрости и силы
Чтоб смелый подвиг каждая из вас
Храня в душе России образ милый
Могла свершить, когда настанет час
Пусть не мужчины вас внушают веру
В тот идеал, что ставим мы себе
А сами вы служите им примером
И доблести, и подвигов в борьбе!
 
О. Полякова
 

***
Мою ладонь географ строгий
разрисовал: тут все твои
большие, малые дороги,
а жилы — реки и ручьи.
Слепец, я руки простираю
и все земное осязаю
через тебя, страна моя.
Вот почему так счастлив я.
И если правда, что намедни
мне померещилось во сне,
что час беспечный, час последний
меня найдет в чужой стране,
как на покатой школьной парте,
совьешься ты подобно карте,
как только отпущу края,
и ляжешь там, где лягу я.
 
В. Набоков
 

***
Несколько поэтов, Достоевский,
Несколько царей, орел двуглавый
И державная дорога — Невский.
Что мне делать с этой бывшей славой?
Бывшей, павшей, изменившей, сгнившей?
Широка на Соловки дорога,
Но царю и Богу изменивший
Не достоин ни царя, ни Бога.
 

***
Из белого олонецкого камня
Рукою кустаря трудолюбивой
Высокого и ясного искусства
Нам явлены простые образцы.
 
И я гляжу на них в тревоге смутной,
Как, может быть, грядущий математик,
В ребячестве еще не зная чисел,
В учебник геометрии глядит.
 
Я разлюбил созданья живописцев,
И музыка мне стала тяжким шумом,
И сон мои одолевает веки,
Когда я слушаю стихи друзей.
 
Но с каждым днем сильней душа томится
Об острове зеленом Валааме,
О церкви из олонецкого камня,
О ветре, соснах и волне морской.
 
Г. Иванов
 

Наша Пасха
 
Метких капель перекличка,
Звонко, звонко бьющих в цель...
Солнце красное яичко...
Жизнерадостный апрель!
Птицы с юга. Ветер с юга,
Шелк его прохладных струй.
Лапа друга. Сердце друга
Троекратный поцелуй!
Ты ли беден, я ли нищий,
Не снижать же нам полет!
Юность в час тяжелый свищет,
Жизнерадостно поет!
Не наряден? Не обедал?
Разговеемся, дружок!
Для кого ж тогда победа,
Коль не к нам, на бережок?!
Для ленивца с толстым пузом
С капиталом, с кадыком?
Господам с подобным грузом
Позади идти шажком!
Юность их опережает
Жизни тон она дает,
Волей сердце заряжает
Все атаки отражает,
И вперед!
 
А. Несмелов
 

*   *   *
 
Н. А. Соколову
 
Ты часовой у знамени. Кругом
Бушует пламя яркое пожара;
Гремит набат, пылает дом
И тяжело дышать от дымного угара.
Стой на посту и знамя береги –
В нём наша честь! И в этот миг томящий
Будь духом твёрд. Вдали шаги –
То твой к тебе бежит поспешно разводящий.
Но если то не он, и некому придти:
Все растерялись, а пламя уже рядом.
Не думай долго ты, разбей окно прикладом
И знамя, торопись, из дома унести.
 
Д. Булыгин
 

Чудо из чудес
 
Глубок простор полуночных небес,
Храм вознесен в него Крестом Спасенья
И близок час Христова Воскресенья:
Христос Воскрес!
Душа полна ликующей любви,
Рука дрожит, колебля свечки пламя,
Молюсь за Русь, распятую в крови,
За Русское поруганное знамя.
Блуждает взор по сонму милых лиц,
Как дороги вы, сестры мне и братья!
Слеза горит во тьме густых ресниц,
Пред Господом могу, могу рыдать я!
Упасть на пол и биться головой
И целовать замасленные плиты...
А клир поет о Крови пролитой
Христос! За грех всю кровь мою возьми ты!
Смеюсь в слезах, восторженно дрожу,
Молящих всех душою обнимаю,
Христос Воскрес! сегодня я скажу,
Христос Воскрес! счастливо прорыдаю.
Вот ризы свет служителя любви
Вот он открыл уста с благою вестью,
Христос Воскрес! на целый мир крови!
Христос Воскрес! прощением над местью!
А медь поет о Чуде из чудес,
Недавний враг врага в уста лобзает,
И тот, дрожа: Воистину Воскрес
Прощением от сердца отвечает.
Домой, в семью, родимую обнять,
Отца, сестру, возлюбленного брата,
О двух всплакнуть, ушедших воевать
С врагом Руси... ушедших без возврата
Христос Воскрес! О братья, где же вы?!
Я верую; откликнитесь вы скоро,
Под благовест воскреснувшей Москвы,
Сбивая цепь Российского позора.
Я верую: воскреснет наша Русь
В один из дней Христова Воскресенья,
Колоколов я песнею упьюсь,
В нее волью души благодаренья.
За Крест Христа, учивший жертве нас,
За боль годов, за Пасху вне Отчизны,
За жизнь-борьбу, за слезы в счастья час,
За гнев врагов, за яд их укоризны.
Окурит все то Чудо из чудес
Что ввысь летит, все страсти побуждая,
Что смерть поправ, сулит предсенье рая:
Христос Воскрес!
 
А. Соколова
 

***
Каким бы полотном батальным не являлась
советская сусальнейшая Русь,
какой бы жалостью душа не наполнялась,
не поклонюсь, не примирюсь
со всею мерзостью, жестокостью и скукой
немого рабства — нет, о нет,
еще я духом жив, еще не сыт разлукой,
увольте, я еще поэт.
 
В. Набоков
 

* * *
Как осуждённые, потерянные души
Припоминают мир среди холодной тьмы,
Блаженней с каждым днём и с каждым часом глуше
Наш чудный Петербург припоминаем мы.
 
Быть может, города другие и прекрасны…
Но что они для нас! Нам не забыть, увы,
Как были счастливы, как были мы несчастны
В туманном городе на берегу Невы.
 

* * *
Опять на площади Дворцовой
Блестит колонна серебром.
На гулкой мостовой торцовой
Морозный иней лёг ковром.
 
Несутся сани за санями,
От лошадей клубится пар,
Под торопливыми шагами
Звенит намёрзший тротуар.
 
Беспечный смех… Живые лица…
Костров весёлые огни, –
Прекрасна Невская столица
В такие солнечные дни.
 
Идёшь и полной грудью дышишь,
Спускаешься к Неве на лёд
И ветра над собою слышишь
Широкий солнечный полёт.
 
И сердце радостью трепещет,
И жизнь по-новому светла,
А в белом небе ясно блещет
Адмиралтейская игла.
 
Г. Иванов
 

Главе Партии
 
Чем чаще Вас вижу,
Чем больше вас знаю,
Тем ярче и зримее
Ваш ореол.
В вас сила огромная,
Сила родная.
Весь Партии подвиг
Не вами ль расцвел?!
Без вас мелкота,
Крохоборство и скука,
В партии то же,
Что крылья орлу...
И то, что вы с нами
Залог и порука
Что мы никогда
Не исчезнем во мглу!
Пусть Партию мыслят
Разить из засады,
Калеки, ведь с нами
Наш зоркий орел!..
Чем громче шипенье
Вражды и досады,
Тем зримей России
Его ореол!..
 
А. Несмелов
 

Русские молитвы в Рождественскую ночь
 
(фрагменты)
 
Молитва подъяремная
 
Господи Боже, Великой и Сильный
Наши услыши мольбы
Холод повсюду и сумрак могильный
Даруй нам сил для борьбы!
И у Кремля, и в тайге полудикой,
И у Днепровских брегов,
Молимся мы Тебе, Боже Великий,
Господи Боже отцов!
Здесь, где когда-то обильною жатвой
Ты наши нивы дарил,
Ныне, как ворон под страшною клятвой
Голод гнездо свое свил.
Здесь, где над полем, над быстрой рекою
Песня неслась косарей,
Страхом теперь, будто цепью стальною
Скованы души людей.
Господи Боже, нет сил для терпенья,
Страшная наша пора,
Ночь бесконечная, полночь мученья,
Нам не дождаться утра.
Пусть ... Да свершится над нами святая,
Вышняя воля Твоя!
Лишь бы Отчизна воскресла родная
Встали б родные края.
В голоде, в пытках, под тягостным гнетом
Жизнь догорит наша. Пусть.
Только б вернулась к орлиным полетам
Наша Великая Русь.
 
 
Молитва изгнания
 
Жесток удел, удел изгнанья
Кругом нас чуждая страна,
Мы чашу горькую страданья
И унижений пьем до дна.
Хоть наши праздничны одежды
Хоть не грозит и голод нам
Но в нас живут одни надежды:
К родным вернуться берегам.
Дороги здесь различны наши,
Но к цели мы идем одной.
Все муки будут нам не страшны
Когда блеснет маяк родной.
Тебя мы молим, Боже Вечный
Не о себе: нам не страшна
Судьба быть каплей быстротечной,
Что смоет наши имена.
И в эту ночь, ночь пресвятую
Одна молитва на устах:
Спаси, о Боже, Русь родную
Во славу нам врагам на страх.
 
Архиепископ Нестор, Игумен Нафанаил
 

СТЕПНАЯ  МОГИЛА
 
Русские степи. Стоит одиноко,
Издали виден, могильный курган.
Тихо, пустынно... Высоко, высоко
Птиц запоздалых летит караван.
 
Были хозары, прошли печенеги,
Половцев умчало навек...
Лились столетья... В покое и неге
Духом и телом ослаб человек.
 
Стали преданием гордые были,
Сказкой теперешних робких селян,
Правнуки славу былую забыли,
Стали рабами потомки славян...
 
Гей отзовитеся, старые кости!
Гнёт жидовина терпеть нам не в мочь!
Русь истерзали незванные гости...
Встаньте, гоните, как прежде, их прочь!
 
Чем оживить вас? Какою водою?
Горькие слёзы и жгучая кровь
Льются повсюду широкой рекою...
Встаньте, встряхнитесь, спасите Русь вновь!
 
Степь безответна... Безмолвна могила...
В ней миновавшее русское спит,
Древняя русская гордая сила...
Коршун над ней свою жертву когтит,
 
Да ветерок от Москвы налетает
И, шелестя побуревший травой,
Грустно, тоскливо поёт... Напевает
Вечную память и вечный покой...
 
Д. Булыгин
 

x x x
В тринадцатом году, еще не понимая,
Что будет с нами, что нас ждет, —
Шампанского бокалы подымая,
Мы весело встречали — Новый Год.
 
Как мы состарились! Проходят годы,
Проходят годы — их не замечаем мы...
Но этот воздух смерти и свободы,
И розы, и вино, и счастье той зимы
 
Никто не позабыл, о, я уверен...
Должно быть, сквозь свинцовый мрак,
На мир, что навсегда потерян,
Глаза умерших смотрят так.
 

***
Нечего тебе тревожиться,
Надо бы давно простить.
Но чудак грустит и божится,
Что не может не грустить.
 
Нам бы, да в сияньи шелковом,
Осень-весен поджидая,
На Успенском или Волковом,
Под песочком Голодая,
На ступенях Исаакия
Или в прорубь на Неве…
…Беспокойство. Ну, и всякие
Вожделенья в голове.
 
Г. Иванов
 

Великим постом
 
Как говорит внимательный анализ, -
За четверть века беженской судьбы
(Не без печали и не без борьбы)
От многого мы всё же отказались.
Но веру нашу свято мы храним,
Мы прадедовский бережем обычай
И мы потерь не сделали добычей
То, что считаем русским и святым.
Хотя бы взять начальные недели
Вот этого Великого поста:
Мы снова у подножия Креста.
Постимся мы: говеем, отговели.
Чем нам трудней, тем крепче вера в нас.
И в этом, думается, наша сила:
Как древних предков, нас благословила
Твоя рука, Нерукотворный Спас!
С какою бы гримасою суровой
Грядущий день ни выходил из тьмы,
Но русской вере не изменим мы
И не забудем языка родного!
 
А. Несмелов
 

Неизбежное
 
Мир тревогой завороженный
И в смятенье бури ждет...
Вьюга кружит бездорожного
К неизбежному идет...
Звон цепей под Красным молотом,
Скорбь бесчисленных минут,
Силой страшной кровью, золотом,
Бурю грозную куют...
Рушит сила непонятная,
Все, что создано в века,
Душит злобно необъятная,
Сатанинская рука.
Что ж настанет, что положено,
Быть ли свету или тьме?
Что же будет уничтожено
Здесь бесследно на земле?
Схватка будет неминучая,
Двух враждебных мощных сил,
Смрадной гарью, мрачной тучею
Все придавит, кто чем жил.
Верю! Сгинет нечисть темная,
Свет и Правда победит!
И настанет жизнь привольная,
Мир усталый возродит!
 
 
Настало время
 
Изменой, подлостью, обманом
Орел двуглавый побежден,
На смех, в забаву красным хамам
Он был судьбою обречен.
И Русь родная в униженье
Живет под красною звездой,
В бессильи мрачном и смятеньи
Влачит свой жребий роковой.
Но час пробил настало время,
Стряхнуть позора тяжкий гнет,
И сбросить тягостное бремя
Что всех к погибели ведет.
И вновь добыть былую славу
И блеск померкнувших знамен
Что дали красным на забаву
В хаосе бурь и злых времен.
 
Е. Тюрникова
 

Наша верба
 
На небе лучистое пламя
Повсюду горенье зарниц
В сердцах развивается??? знамя
И сила у нас без границ.
И четко намеченным строем
За ратью продвинулась рать...
Мы рвенье на подвиг утроим
Не время теперь умирать.
Теперь без потерь, без ущерба
Да вспыхнет звезда в облаках
Весенняя свежая верба
С лампадой стоит в образах.
Как ярко намечены цели,
Когда на душе тишина...
Мы в пропасть так долго летели
Мы встали от долгого сна.
И колокол вербный трезвонит
Летит наш призыв к берегам
Где море Российское стонет
И отдано страшным врагам.
В преддверии радостно Пасхи
Мы вербы пучки бережем
Не даром весенние ласки
Туда мы с тобой унесем.
Туда, где раскинулись нивы.
Где вербы грустят о церквах.
Где Русских потоков извивы
Бегут на знакомых местах.
Туда мы пойдет с перезвоном
И гордо поднятой главой
И будет тот месяц зеленым
Воскресшим над мертвой землей.
 
В. Орешин
 

***
Россия, Россия "рабоче-крестьянская" -
И как не отчаяться! -
Едва началось твое счастье цыганское
И вот уж кончается.
 
Деревни голодные, степи бесплодные…
И лед твой не тронется -
Едва поднялось твое солнце холодное
И вот уже клонится.
 

***
Торжественно кончается весна,
И розы, как в эдеме, расцвели.
Над океаном блеск и тишина,
И в блеске - паруса и корабли…
 
…Узнает ли когда-нибудь она,
Моя невероятная страна,
Что было солью каторжной земли?
А впрочем, соли всюду грош цена:
Просыпали - метелкой подмели.
 
Г. Иванов
 

ПОТОМКУ
 
Иногда я думаю о том,
На сто лет вперед перелетая,
Как, раскрыв многоречивый том
«Наша эмиграция в Китае»,
О судьбе изгнанников печальной
Юноша задумается дальний.
 
На мгновенье встретятся глаза
Сущего и бывшего: котомок,
Страннических посохов стезя...
Скажет, соболезнуя, потомок:
 
«Горек путь, подслеповат маяк,
Душно вашу постигать истому.
Почему ж упорствовали так,
Не вернулись к очагу родному?»
 
Где-то упомянут — со страницы
Встану. Выжду. Подниму ресницы:
 
«Не суди. Из твоего окна
Не открыты канувшие дали:
Годы смыли их до волокна,
Их до сокровеннейшего дна
Трупами казненных закидали!
 
Лишь дотла наш корень истребя,
Грозные отцы твои и деды
Сами отказались от себя,
И тогда поднялся ты, последыш!
 
Вырос ты без тюрем и без стен,
Чей кирпич свинцом исковыряли,
В наше ж время не сдавались в плен,
Потому что в плен тогда не брали!»
 
И не бывший в яростном бою,
Не ступавший той стезей неверной,
Он усмешкой встретит речь мою
Недоверчиво-высокомерной.
 
Не поняв друг в друге ни аза,
Холодно разъединим глаза,
И опять — года, года, года,
До трубы Последнего суда!
 
А. Несмелов
 

Воскресение
 
Я стаю над равниною мертвой,
Где гуляет смертельный буран
Где Российская тень распростерта
В неизбывный, промозглый туман.
Но я слышу, как шорох далекий,
Разрастается громче, сильней
Крепнет силою, верой глубокой,
В воскресение радостных дней.
Уж готовы к борьбе беспощадной
Кадры новых живительных сил.
Им не страшны препоны, преграды
В них Господь солнце правды излил.
Лишь борьба до конца, до победы!
Пусть Россия для Русских живет!
Большевицкую горечь отведав
Счастье новое нам принесет.
Пусть наш путь к осиянным просторам
Нашей Русской земли так жесток.
Мы дойдем С нами Бог! шагом скорым.
Мы идем! И наш путь не далек.
И опять над равниною мертвой
Где гулял смертоносный буран,
Там воскресшая тень распростерла
Свой Российский, родимый, наш стан.
 
С. Бессонов
 

РАССТРЕЛ
 
Бывают ночи: только лягу,
в Россию поплывет кровать;
и вот ведут меня к оврагу,
ведут к оврагу убивать.
 
Проснусь, и в темноте, со стула,
где спички и часы лежат,
в глаза, как пристальное дуло,
глядит горящий циферблат.
 
Закрыв руками грудь и шею,-
вот-вот сейчас пальнет в меня!-
я взгляда отвести не смею
от круга тусклого огня.
 
Оцепенелого сознанья
коснется тиканье часов,
благополучного изгнанья
я снова чувствую покров.
 
Но, сердце, как бы ты хотело,
чтоб это вправду было так:
Россия, звезды, ночь расстрела
и весь в черемухе овраг!
 
Владимир Набоков
 

x x x
Закроешь глаза на мгновенье
И вместе с прохладой вдохнешь
Какое-то дальнее пенье,
Какую-то смутную дрожь.
 
И нет ни России, ни мира,
И нет ни любви, ни обид —
По синему царству эфира
Свободное сердце летит.
 

***
Эти сумерки вечерние
Вспомнил я по воле случая.
Плыли в Костромской губернии
Тишина, благополучие.
 
Празднично цвела природа,
Словно ей обновку сшили:
Груши грузными корзинами,
Астры пышными охапками…
 
(В чайной "русского народа"
Трезвенники спирт глушили:
- Внутреннего - жарь резинами!
- Немца - закидаем шапками!)
 
И на грани кругозора,
Сквозь дремоту палисадников, -
Силуэты черных всадников
С красным знаменем позора.
 
Г. Иванов
 

Через океан
 
(фрагмент)
 
Лбом мы прошибали океаны
Волн слепящих и слепой тайги:
В жребий отщепенства окаянный
Заковал нас Рок, а не враги.
Мы плечами поднимали подвиг,
Только сердце было наш домкрат;
Мы не знали, что такое отдых
В раззолоченном венце наград.
Много нас рассеяно по свету,
Отоснившихся уже врагу;
Мы - лишь тема, милая поэту,
Мы - лишь след на тающем снегу.
Победителя, конечно, судят,
Только побеждённый не судим,
И в грядущем мы одеты будем
Ореолом славы золотым.
И кричу, строфу восторгом скомкав,
Зоркий, злой и цепкий, как репей:
- Как торнадо, захлестнёт потомков
Дерзкий ветер наших эпопей!
 
А. Несмелов
 

***
Теперь тебя не уничтожат,
Как тот безумный вождь мечтал.
Судьба поможет, Бог поможет,
Но - русский человек устал…
 
Устал страдать, устал гордиться,
Валя куда-то напролом.
Пора забвеньем насладиться,
А может быть - пора на слом…
 
…И ничему не возродиться
Ни под серпом, ни под орлом!
 

***
... И вот лежит на пышном пьедестале,
Меж красных звезд, в сияющем гробу,
"Великий из великих" - Ака Сталин,
ВСЕХ ЦЕЗАРЕЙ превозойдя судьбу.
 
А перед ним в почетном карауле
Стоят народа "меньшие отцы",
Те, что страну в бараний рог согнули, -
Еще вожди, но тоже мертвецы.
 
Какие отвратительные рожи,
Кривые рты, нескладные тела:
Вот Молотов, Вот Берия, похожий
На вурдалака, ждущего кола...
 
В безмолвии у сталинского праха
Они дрожат. Они дрожат от страха,
Угрюмо пряча некрещенный лоб, -
И перед ними высится, как плаха,
ПРОКЛЯТОГО вождя проклятый гроб.
 
Г. Иванов
 

Верую!..
 
В годины кровавых смут и невзгод
Я верю в Россию! - я верю в народ!
Я верю в грядущее радостных дней
Величья и славы отчизны моей!
Я верю, что годы страданий пройдут,
Что люди свое окаянство поймут,
И буйную злобу и ненависть вновь
Заменит взаимная наша любовь.
Я верю, что в блеске воскресных лучей
Заблещут кресты златоглавых церквей.
И звон колокольный, как Божьи уста,
Вновь будет сзывать нас в обитель Христа.
Я верю - из крови, из слез и огня,
Мы встанем, былое безумье кляня,
И Русью Святой будет править, как встарь,
Помазанник Божий - исконный наш Царь.
 
С. Бехтеев
 

***
И сорок лет спустя мы спорим,
Кто виноват и почему.
Так в страшный час над Черным морем
Россия рухнула во тьму.
 
Гостинодворцы, царедворцы
Во всю старались рысь и прыть;
Безмолствовали чудотворцы,
Не в силах чуда совершить.
 
И начался героев-нищих
Голгофский путь и торжество,
Непримиримость все простивших,
Не позабывших ничего.
 

***
В ветвях олеандровых трель соловья.
Калитка захлопнулась с жалобным стуком.
Луна закатилась за тучи. А я
Кончаю земное хожденье по мукам,
 
Хожденье по мукам, что видел во сне -
С изгнаньем, любовью к тебе и грехами.
Но я не забыл, что обещано мне
Восреснуть. Вернуться в Россию стихами.
 
Г. Иванов
Категория: Когда мы в Россию вернёмся... | Добавил: rys-arhipelag (12.01.2009)
Просмотров: 1216 | Рейтинг: 0.0/0