Приветствую Вас Вольноопределяющийся!
Вторник, 25.06.2024, 21:21
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Люблю Отчизну я... [3]
Стихи о Родине
Сквозь тьму веков... [9]
Русская история в поэзии
Но не надо нам яства земного... [2]
Поэзия Первой Мировой
Белизна - угроза черноте [2]
Поэзия Белого Движения
Когда мы в Россию вернёмся... [4]
Поэзия изгнания
Нет, и не под чуждым небосводом... [4]
Час Мужества пробил на наших часах [5]
Поэзия ВОВ
Тихая моя Родина [14]
Лирика
Да воскреснет Бог [1]
Религиозная поэзия
Под пятою Иуды [26]
Гражданская поэзия современности

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4122

Статистика

Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта

Каталог статей


Тихая моя родина (11)

ИВАН АЛЕКСАНДРОВ

* * *

На месте брошенных садов
И убежавших хат
Не видно никаких следов
Потерь или утрат.

Не помнит враг, не помнит друг,
Кто здесь когда-то жил:
Их имена забил лопух
И чернобыл забил.

Забыты деды и отцы
Без явной их вины.
Охотно отреклись юнцы
От отчей стороны.

И лишь у Бога на виду
В ненастный хмурый день
Опята держатся в саду
За свой трухлявый пень.

5 октября 2003 г. д. Гудилово


* * *

Постою чуть-чуть на берегу,
Погляжу налево и направо:
Камыши взметнулись на лугу,
Заглушив застенчивые травы.

Не отыщут пчелы и шмели
Таволги, шалфея, иван-чая.
Взобрались на кручу ковыли,
Сивыми метелками качая.

Захлестнули волны ковылей
Снова Поле Дикое на взгорье.
Только не видать богатырей,
Что стояли на Руси в дозоре.

8 октября 2003 г. д. Гудилово


* * *

Заблажели луга, заблажели,
И поля бодяком зацвели.
Где вы, блудные дети артели?
Где хранители русской земли?

Ни ответа, ни вздоха, ни взбучки,
Ни печали в державных делах.
Лишь колючки, колючки, колючки
На лугах, на полях, на холмах.

Только наших пророков базарных
Не колышут тревога и грусть.
Не татары, а просто татарник
Покоряет бесхозную Русь.

11 августа 2003 г д. Гудилово

 
* * *

Эту землю терпеливо
То лопатой, то косой
Отбивал я у крапивы
И тверёзый, и косой.

Дышит медом желтый донник,
Клевер душу веселит.
Только ни один подойник
На деревне не звенит.

Занимательно, ей-богу,
Жить и думать под луной:
Почему крапивы много,
А коровы — ни одной?

3 августа 2003 г. д. Гудилово


* * *

Любил село издалека,
Теперь люблю вблизи,
Когда оно у большака
Валяется в грязи.

Промчались мимо свет и звук,
Прокрался мимо газ,
Забыл меня давнишний друг —
Родной рабочий класс.

Священный дружеский Союз
Поруган и распят.
И я печально признаюсь,
Что в этом виноват.

17 августа 2000 г. д. Гудилово


* * *

Я не трезвый и не пьяный
Покидаю дом родной.
В сизом мареве тумана
Деревенька за спиной.

На три дома лишь три зуба,
Три изношенных горба.
Беззастенчиво и грубо
Их обидела судьба.

Загребущими руками
Деревеньку тащит вор.
А она тремя зубами
Уцепилась за бугор.

Спотыкаюсь, как спросонок,
Каждой кочке бью поклон.
Белый донник, жёлтый донник
Нависает с трёх сторон.

В желтой пене, белой пене
Тонут ранние часы.
Саднит жаркие колени
От пронзительной росы.

1 июля 2001 г д. Гудилово
 

* * *

Металась в четырех углах
Столетняя старуха,
Что провела всю жизнь в делах
И не теряла духа.

Сама готовила дрова,
Сама таскала воду.
Да закружилась голова
В лихую непогоду.

Крестилась бабка в уголке
Назло нечистой силе,
Чтоб в целлофановом мешке
Её не хоронили.

Пока не помутился лоб
И пенсия в кармане,
Она себе дубовый гроб
Приобрела заране.

В один из непогожих дней
Достали домовину.
Погурковали бабы с ней
И опустили в глину.

Без лишних слез, без лишних слов,
Без лишней мутной стопки
Почтили всех несчастных вдов
И зашвырнули пробки...

4 ноября 2003 г. д. Гудилово

 

* * *

            Анне Емельяновне в день 90-летия

Я мать запомнил молодою
Среди ровесниц и подруг,
Когда с граблями и косою
Спешила на заречный луг.

Я мать запомнил молодою,
Когда за плугом и сохой
Она ходила бороздою
Упругой поступью мужской.

Я мать запомнил молодою,
Когда, блуждая по войне,
Она скиталась с ребятнёю
В чужой бездомной стороне.

Я мать запомнил молодою
И зла на сердце не держал,
Когда дубасила метлою
За то, что мины разряжал.

Я мать запомнил молодою
С вязанкой радостей и бед.
Вся жизнь осталась за горою
С вершиной в девяносто лет.

19 декабря 2003 г. д. Гудилово


Пастушья сумка
                                             Эле

Всё тяжелей, всё тяжелей
Пастушья сумка.
Налей, старуха, не жалей,
Полнее рюмку.

Налей за счастье пастуха,
За мать-Россию,
За перелески и луга,
За небо синее.

Я вспомню зной и холода,
Жару и ливни.
Я был отчаянный тогда
И был счастливый.

Меня боялся лютый зверь,
Любило стадо.
А вот теперь, а вот теперь
Душа не рада.

Теперь пугают хворь и лень,
На сердце зябко.
Не греет даже в летний день
Баранья шапка.
Хожу-брожу как неживой,
Ступаю слепо,
И кажется над головой
С овчинку небо.

Уплыли в вечность журавли
И день вчерашний.
Полынь-травою заросли
Луга и пашни.

Всё тяжелей, всё тяжелей
Пастушья сумка.
Налей, старуха, не жалей,
Полнее рюмку.

Налей, старуха, я не пьян,
За мать-Россию
Я, может, даже не стакан,
А два осилю!
 

Солома

                              Дома и солома съедома.

                                                     Поговорка

За дверью крестьянского дома
Творятся теперь чудеса.
В полях полыхает солома,
И дым выедает глаза.

Не думалось и не гадалось,
Чтоб в спешке реформенных дел
Бездумно солома сжигалась
И пепел по ветру летел.

Никто никого не осудит,
Не вышлет на Соловки.
Деревня вздохнет и забудет
Натуре своей вопреки.

А предок с врожденною грыжей,
Поставив избу и сарай,
Гордился соломенной крышей,
Берег свой соломенный рай.

Извечно уклад деревенский
Преследовал недород.
Кормилиц соломенной резкой
Спасал от позора народ.
 

* * *

Устав в отечестве своем
Бесцельно бить баклуши,
Мы перестраиваем дом
И собственные души.

Мостятся пол и потолок
Средь суеты и гвалта.
Гвоздит усердно молоток
И бухает кувалда.

И в поте своего лица
Гребем без передышки:
Кто тёс для красного крыльца,
Кто для могильной крышки!

21 июля 2002 г. д. Гудилово

 
* * *

Молю у Господа прощенья,
У Саморода и Мецны
За все земные прегрешенья
И соблазнительные сны.

Отголосили трубы медные,
Огни и воды — за спиной.
Позволь же, Боже, незаметно
Мне удалиться в мир иной.

Гулял бы на лужайке мерин,
Петух бы на плетне орал...
А я б надеялся и верил —
Никто меня не потерял.

10 августа 2002 г. автобус "Мценск—Орел"


* * *

Висит в углу лампада —
Позолоченный край.
Лампады мне не надо —
Мне Бога подавай!
"Всеблагий и всесильный! —
Спрошу его в сердцах, —
Зачем развел в России
Неслыханный бардак?"

Но в оглушенной хате
Увижу в этот миг
Казанской Божьей Матери
Благословенный лик.

Наверно, громко бухал,
Ярился не шутя:
Она забилась в угол,
Прижав к груди дитя...

17 сентября 2002 г. д. Гудилово

 
* * *

Доживает век бабуся
Не в селе, а в городке.
Всё мерещится, что гуси
Припозднились на реке.

Забелел Покров от снега
И донес гусиный крик.
Бабка кличет: "Тега! Тега!" —
Крошит хлеб на половик...

14 октября 2002 г. д. Гудилово

 
* * *

Скучно в нашенской округе
Без телег и без саней.
Не уйдут зимой старухи
Дальше собственных сеней.

Беспросветен, безнадежен
Стариковский божий рай.
Обезручел, обезножел,
Обезглазел отчий край.

Обескровлен, обезглавлен
Беззащитный сельский кров.
Рвется ветер в створки ставен
У заброшенных дворов.

Воет ветер, бродит вьюга,
Прячет зайцев и лисиц.
Спит безмолвная округа
До прилета певчих птиц.

12 февраля 2003 г. д. Гудилово
 

* * *

Не все мужики возвратились
Из дальней чужой стороны.
Зато одержимо трудились
Стожильные дети войны.

Теперь от деревни знакомой,
Свернувшейся у реки,
Остались два стареньких дома
И только четыре руки.

Вот-вот отойдут домочадцы,
Порвав родословную нить,
И не с кем мне будет встречаться,
И некого хоронить.

Ушедшей деревне вдогонку,
Отгрохав внушительный мост,
Радетели тянут бетонку,
Оставив в сторонке погост...

7 июля 2004 г. д. Гудилово
 

* * *

Убежали поля от людей,
Разнаряженные в краснуху,
Позабыв удалых плугарей
И поджаристую краюху.

Отвернулись луга от людей,
Позаросшие дикой кустаркой,
Отлучившие пчел и шмелей
От пахучих цветов и нектара.

Обозлились сады на людей,
Опоясались жгучей крапивой,
Чтобы летом хмельной лиходей
Не обламывал вишни и сливы.

Хаты спрятались от людей,
Словно давний забытый могильник,
С неизбывной печалью своей
В лопушатник и чернобыльник.

Вдруг почувствуешь в горестный час
Безутешную боль и усталость:
Отказалась деревня от нас,
Ибо мы от неё отказались.

8 июля 2002 г. д. Гудилово
 

* * *

По ночам на забитые хаты,
На развалины и бурьян
Оседает коварно-кудлатый
Современный кислотный туман.

Обмывают студеные росы
Обреченную зелень ветвей,
И душа ударяется в слезы
По распятой деревне моей.

Скоро примут за городище
Это место в забытом краю.
И начнут ворошить пепелище
И раскапывать душу мою.

Перерыв все завалы и норы,
Глядь, найдет перекатная голь
Оловянную ложку, которой
Я хлебал здесь и радость, и боль.

6 мая 2002 г. д. Гудилово


* * *

                            Валерию Михееву

Малиновые гроздья бересклета
Напоминают явственно о том,
Что завихрилось в долгий отпуск лето
И куролесит осень за окном.

То снег с дождем перемешает ветер,
То солнце из-за тучи ослепит.
То снова день туманно-беспросветен
И без причины на меня сердит.

Я с детских лет привычен к передрягам
И принимаю их за благодать.
Иду по жизни терпеливым шагом —
Мне негде утешения искать.

Лишь на упругих ветках бересклета
Зеленая-зеленая листва,
Как весточка из голубого лета
В честь праздника святого Покрова.

14 октября 2004 г. д. Гудилово
 

* * *

Раскатом громовым контужен,
Подслеповатый дождик шел.
А солнце шлепало по лужам,
По-бабьи подоткнув подол.

И выпрямляли спину травы,
И шла пшеница в полный рост,
И птицы пели гимн во славу
Российских благодатных гроз.

6 февраля 2001 г. д. Гудилово


* * *

С оглядкою, с опаскою,
Желта и зелена,
От Спешнева до Спасского
Всю ночь плыла луна.

Невидим и неведом,
Неуловим, как тать,
Я шел за нею следом,
Да не сумел поймать.

Схватил ветряка поздний
Её за куцый хвост,
И сыпанулись звезды
На головы берез...

28 ноября 2002 г. д. Гудилово
 

* * *

Синица прыгала беспечно.
Петух шумел: "Ку-ка-ре-ку!"
Лишь утка крякала над речкой,
Завидев смерть на берегу.

Синицу сцапал кот паскудный.
Охотник утку подстерег.
И сам петух свой гребень чудный
От топора не уберег.

Мы все у Бога на примете
И на земле, и в облаках.
И жизнь летит на этом свете
На птичьих крыльях и правах...

12 октября 2003 г. д. Гудилово
 

* * *

В кругу берез, рябин и верб,
Когда тепло иль вьюжно,
Соха и плуг, коса и серп
Извечно жили дружно.

Была береза в трудный час
И свечкой, и лучиной
И статью радовала глаз,
И красотой былинной.

Рябина зимнею порой
Под невысокой горкой
Лечила терпкою корой
И ягодою горькой.

А верба в звездной тишине,
Нежна и суеверна,
Дарила радость по весне
И воскресенье вербное.

...Вдали берез, рябин и верб
Почтенно и заслуженно
Соха и плуг, коса и серп
Живут в музее дружно...

19 ноября 2002 г. д. Гудилово

 
* * *

Тишина. Тишина. Тишина.
Лишь качается в небе луна
И над кронами старых ракит
Золотою серьгою звенит.

Порошит. Порошит. Порошит.
Лунный свет над землёю снежит.
Лунный снег над полями кружит,
А дорога бежит и бежит.

Тишина. Тишина. Тишина.
Лишь звенит под дугою луна.
А на сердце тревога и грусть,
Что уходит былинная Русь.

1 февраля 2004 г. д. Гудилово

 
* * *

По обе стороны дороги,
По обе стороны души
Мелькают символы эпохи,
Обозначая рубежи.

Года и дни, цветы и листья,
Созвездья, солнце, облака...
Весь этот мир пером и кистью
Запечатлелся на века.

Природа времени любого
Неотразимо хороша.
Пускай "пейзаж" — чужое слово,
В нем бьется русская душа.

Она бездумной не бывает
И без ошибки узнает,
Кто по земле своей ступает —
Мудрец, хозяин или мот.

По обе стороны дороги,
По обе стороны души
Мелькают символы эпохи,
Обозначая рубежи...

20 ноября 2004 г. д. Гудилово
 

* * *

Вспоминаю радостно и грустно
Школьные далекие года.
Утром было холодно и пусто,
Замерзала в чайнике вода.

Раньше всех являлось солнце в школу,
Занимало парты и столы
И улыбкой теплой и веселой
Согревало мерзлые углы.

За ночь охлажденная ветрами,
Раскалялась в коридоре печь,
И врывалась, хлопая дверями,
Пестрая мальчишеская речь.

С детства доходяги и трудяги,
Мы спешили одержимо жить
И горели неуемной тягой
Всё познать и переворошить.

С этой доброй завистью и жаждой
За столы садились пацаны,
Чтоб писать чернилами из сажи
Золотую летопись страны.

6 февраля 2001 г. д. Гудилово

 
* * *

Я открываю "Бежин луг"
В далеком пятом классе.
Читаю про себя и вслух,
Дивлюсь цветистой фразе.

Я жгу костер на том лугу,
В селе горланит кочет.
Мальчишки шепчутся в кругу,
И девочка хлопочет...

Исчезнет утром за бугром
Ночная панорама.
Я распрощаюсь с тем костром
И школьною программой.

Однажды вспомню дивный луг
И бежинскую пойму:
Представлю ясно детский круг,
А девочку не вспомню.

Не отыскать её примет
Ни у костра, ни в классе.
Её непоправимо нет
В тургеневском рассказе.

5 февраля 2003 г. д. Гудилово
 

* * *

Возле заповедника
Замер "Интурист".
Господа-наследники
Смотрят сверху вниз.

Подбежал мальчишка —
Худоба и прыть:
— Бросьте мелочишку —
Булочку купить...

Дама глаз скосила,
Стала распекать:
— Не позорь Россию
И родную мать!

Мальчуган взлохмаченный
Давится слюной:
— Мне Россия — мачеха,
Я ей не родной...

2 марта 2002 г. д. Гудилово

 
Вербный родник
                                      Саше

Может, ночью,
Может, на рассвете,
Просверлив кремнистый материк,
Выбился в туманное столетье
Озорной гудиловский родник.

В стае звезд безвестных и знакомых
Плыл по небу золотистый серп.
Засыпал родник среди черемух,
А проснулся в окруженье верб.

Будут в нем купаться ночью звезды,
Приходить бобры на водопой.
Будут вечно повторяться вёсны
С вербным воскресеньем над рекой.

Я вот-вот уйду или уеду,
Навсегда покину этот край.
Ты, возможно, позабудешь деда,
Но родник заветный навещай.

Не беда, что не увидишь сруба,
Подойди, нагнись и поклонись,
Чтобы память заломила зубы
И всплеснула дедушкину жизнь.

9 апреля 2001 г. д. Гудилово


* * *

Вместе пили, пели, обнимались,
Возводили дружбу, словно храм,
А потом с похмелья разбежались
По глухим углам и конурам.

Наживали, строили, творили,
Мучаясь, дерзая и горя,
А потом кощунственно делили
Пушкина и Кобзаря...

Никому в башку не приходило
И никто не в силах объяснить:
Как же можно братские могилы
И святые мощи разделить?

Всё мы, братцы, сволочные люди,
Мы всю жизнь обречены страдать:
Это мы позволили Иуде
И Христа, и Родину предать.

7 апреля 2004 г. д. Гудилово


* * *

Предчувствуя лихую стужу,
Касаясь ветками окна,
В мою заглядывают душу
Седые клены Шеншина.

Меня заворожило с детства
Багряным и резным листом
Эпистолярное наследство,
Разбросанное под окном.

Я снова маюсь до рассвета,
Чужие мысли вороша.
Листает мемуары Фета
Моя бессонная душа...

1 октября 2000 г. г. Мценск


* * *

Поклонюсь раките древней
И забытому жилью.
Посреди пустой деревни
Постою и — не стерплю...

Вереницею веселой,
Окунувшись в синеве,
Второпях примчатся пчелы,
Припадут к сырой траве.

Муравьи замрут от страха,
Понимающе вздохнут:
Вероятно, сок на сахар
Пчелы ушлые берут.

Пчелы шумно суетятся,
И догадливый поймет,
Из чего стихи родятся
И берется дикий мёд.

4 августа 2003 г. д. Гудилово


* * *

На бойком сельском перекрестке,
По кромке горок и бугров
Копали бабы и подростки
Глубокий —
   против танков —
                                     Ров.

Долбили жаркими руками —
Киркой и ломом в поздний час:
Летели искры из-под камня
И звезды сыпались из глаз.

И, не жалея сил и пыла,
Старалась каждая рука,
Как будто свежую могилу
Спешили вырыть для врага.

А ныне без вражды и злости
Я прохожу заречным рвом:
Белеют камни, словно кости,
Тугим обмытые дождем...

14 августа 2003 г. д. Гудилово
 

* * *

Мы в саду курочим блиндажи,
Пилим бревна из былого хлева.
Бабушка колдует у дежи,
Выпекая с лебедою хлебы.

Печка докрасна раскалена,
Золотятся на поду коврижки.
Стонет за околицей война —
Гулко, тяжело, без передышки.

Хлебный дух плывет по сторонам
И на полках прячется в амбаре.
Но еще горчит по вечерам
Ветерок пороховою гарью.

Медленно уходят облака
С тяжкими раскатами на запад.
И зовет отцов издалека
Этот неизбывный хлебный запах.

11 ноября 2002 г. д. Гудилово


* * *

Под сенью надежного крова
Висит на гвозде у стены
Армейская сумка отцова
С далекой победной весны.

Лежат в ней медаль "За отвагу",
Потертый военный билет,
А наградную бумагу
Венчает известный портрет.

Хранитель той сумки до срока
Ушел из позорной страны,
Охаявшей зло и жестоко
Реликвии славной войны.

Еще ошкурят отморозки
И всякий отрепьевский сброд
И дивные наши березки,
И наш дурковатый народ.

Презревшая недоумков,
Висит на гвозде у стены
Армейская батина сумка
С далекой победной войны.

8 ноября 2003 г. д. Гудилово


* * *

У каждой заброшенной хаты,
Не ведая ночи и дня,
Стоит без вины виноватый
Бессменный хранитель огня.

Виновники запустенья
Давно по земле разбрелись:
Кто спился до одуренья,
Кто вымолил райскую жизнь.

А столб при любой передряге
Хранит от ворюг провода:
Глядишь, заскучают бродяги
И снова вернутся сюда.

Стоит без вины виноватый,
Что нет ни души за версту,
Похожий судьбой на солдата,
Который забыт на посту.

7 июля 2003 г. д. Гудилово
 

* * *

Не околачиваю груши
И не живу с Россией врозь.
Я упрощаю жизнь и душу
И выпрямляюсь, словно гвоздь.

Но гвозди гнутся от удара,
Когда колотят наугад,
Когда бездумно и бездарно
Глупцы по шляпке их гвоздят...

1 апреля 2004 г. д. Гудилово
 

* * *

Мрачнеет небо синее
Над брошенным костром.
Бесхозная Россия
Охвачена огнем.

Горит Москва осенняя
И зимняя Чечня,
И нет нигде спасения
От дури и огня.

И горький дым Отечества
Багровою волной
Гудит, клубится, мечется
В сердцах и над страной.

Дымят вокруг торфяники,
И русский лес горит.
А забулдыга пьяненький
Погоду материт...

4 октября 2002 г. д. Гудилово
 

* * *

Затрепетала синева,
Звезда вспорхнула шало.
Сухая вспыхнула трава —
И пламя заиграло.

И заметался, словно зверь,
Огонь между домами:
Он в окна лез, ломился в дверь
И крышу рвал когтями.

Был жгучий ветер в стельку пьян,
Хватив чужого горя:
Зловеще полыхал бурьян
На брошенном подворье.

Осточертело людям жить
При этой заварухе,
И некому пожар тушить
Теперь по всей округе.

И горше не познать беды,
И нет судьбы плачевней:
Горят луга, поля, сады —
Горит сама деревня!..

27 марта 2002 г. д. Гудилово

 
* * *

Здесь был наш скудный огород,
Тянулись ровно грядки,
Да повилика и осот
Чинили беспорядки.

Их ловко тяпками секли,
С корнями вырывали,
Чтоб сок у матушки-земли
Они не воровали.

Давно уж тех на свете нет,
Что не мирились с ними.
Затравенел их давний след
И выветрилось имя.

Теперь отцовская земля
Встречает, словно друга,
Меня гудением шмеля
И разнотравьем луга.

А всё под ложечкой сосет,
Что с кашкой и рябинкой
Здесь повилика и осот
Цветут неистребимо...

24 июля 2003 г. д. Гудилово

 
* * *

Оглянулся случайно назад —
И невольно душа онемела:
Вновь на шее России висят
Хутора, отруба и наделы.

Забивает дорогу метель,
Впереди беспросветно, как ночью.
Даже мертвый вступает в артель!
Как же можно живым — в одиночку?

Смерть бывает красна на миру,
В одиночестве — некрасива...
Я, наверно, в деревне помру
В окруженье берез и осинок.

15 июля 2003 г. д. Гудилово


* * *

                             Что стоишь, качаясь,

                            Тонкая рябина?

                                      И. Суриков

Этот дуб от зноя и от ветра
За рекою поле охранял,
А под осень по вине поэта,
Словно слёзы, желуди ронял.

А рябина гнулась и качалась
Горемычно на краю села
И, скрывая явную усталость,
Перебраться к дубу не могла.

Снова осень в лужах зарябила,
И, кляня нескладную судьбу,
Приклонилась тонкая рябина
Грустно к телеграфному столбу...

12 мая 2002 г. г. Мценск

Категория: Тихая моя Родина | Добавил: rys-arhipelag (13.01.2009)
Просмотров: 681 | Рейтинг: 0.0/0